В его глазах танцуют черти

Гет
NC-17
В процессе
58
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 44 страницы, 9 частей
Описание:
Она была его утопией. Он считал, что не достоин её, столь невинную, столь отважную. Что коснувшись её тела, души, он оставит свои чёрные следы на белоснежной коже. Она в свою очередь нашла своё спасение в руках сильнейшего мужчины. Он был её.
Жизнь будет ставить на их пути не одну преграду, ведь этот мир безумен, он разрушает людей, ломает. Но пока его сердце бьётся — он сделает всё, чтобы её тоже не угасло.
Посвящение:
Автор жила несколько лет в интернате и решила, что некоторые люди, описанные в книге, будут из реальной жизни, как и события, чтобы суметь больше передать сплочённость героев в книге.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
58 Нравится 28 Отзывы 9 В сборник Скачать

Часть 4

Настройки текста
Сильные руки мужчины сжимали её талию, плавно спускаясь к бёдрам, оглаживая округлые формы рыжеволосой бестии. Сидя на нём, девушка тихо постанывала, пытаясь сфокусировать свой взгляд на губах мужчины, но картинка происходящего плыла. Момент и она уже лежит на спине, прижатая мускулистым телом. Её будоражила сама мысль о том, что сейчас они только вдвоём. Его чуть шершавые губы целовали аккуратную грудь, а кончик языка касался розовых сосков, едва задевая их зубами, от этого у девы плыло в глазах, а возможно это от выпитого вина. Положив руки на плечи столь желанного сейчас мужчины, Елена впилась в его кожу ногтями и откинув голову назад, шептала: — Прошу Вас, Ривай… возьмите меня. Капрал резко остановился и заглянул в глаза своей избранницы. В его, столь холодном и отрешенном всегда взгляде, сейчас читалась неудержимая страсть и желание овладеть этим сладостным телом, что сейчас содрогалось от любовных ласк. Этот огонёк и решимость заставляли сердце отбивать бешеный ритм. Задержавшись на губах Елены, он, прикусив мочку ушка и закричал: — О, Боги! Мы проспали! Резко проснувшись от столь реалистичного сна Елена, красная до кончиков ушей, приняла сидячие положения, начиная тереть глаза, в которых сейчас, был по ощущениям песок. Будто находясь в другом мире, рыжеволосая пыталась разобраться, что за чертовщина вокруг творится и где собственно Ривай? Он же только что целовал её тело… — Господи, Боже, за что мне это всё? — взвыла Елена. Откидываясь на подушку, начиная дёргать себя за пряди волос, — сон, это был сон… как я ему теперь в глаза смотреть буду-у, — катаясь по кровати, медик пыталась успокоиться. — Что ты несёшь вообще? — смешно вскинув брови произнесла Анна. — Мне снился Ривай, как мы… мы, — заливаясь краской пуще прежнего, Елена закрыла лицо подушкой, что-то неразборчив мыча в него. — Конечно, после вчерашнего его поведения, — закатив глаза, вспомнив события прошлого вечера, подруга села на край кровати, ухватившись за плечи напарницы, — О, Эл, скажи мне, расскажи сейчас же! Я не проживу ни минуты без этого, пусть даже Стивенсон пустит нас на опыты за опоздание, — пищала Анна, начиная трясти Елену за плечи, словно выбивая ответы, — мы же подруги, молю, я должна знать, как это всё происходит. — Эм… ну мы лежали, а нет сначала, — неразборчиво мямлила рыжеволосая, смущенная дева, — да ну тебя, не буду ничего рассказывать. Это всего лишь сон, и мы с тобой взрослые люди с работой, на которую, между прочим, опаздываем. Слегка оттолкнув подругу, что расстроено поджала бледные губы, Елена стала расчесывать спутанные пряди, босиком стоя на холодном полу. Собрав волосы в высокий хвост с помощью черной ленты, девушка без стеснения скинула с себя одежду, натягивая вчерашнюю юбку, что уже успела просохнуть за ночь, и уже более закрытую белую рубашку. Кинув взгляд на Анну, что угольком подкрашивала глаза, Елена, предварительно попросив, проделала те же манипуляции, визуально подчеркивая верхнюю линию глаз. Полностью собравшись и надев белый халат с крыльями свободы на спине, девушки уж было вышли в свет, как Елена подбежала к тумбе и вынудив оттуда флакончик духов, нанесла слегка на шею и запястья и только после вышла, пообещав Анне, что всё позже объяснит. Добравшись до лазарета, чуть запыхавшись, так как бежали, что есть мочи, два медика спокойно зашли внутрь, взглядом оценивая положение. Положение было, к большому сожалению, не из лучших. У некоторых из-за серьёзных раскрытых ран началась инфекция. Трое уже не смогли выдержать сильнейшей, ничем не сбиваемой температуры и число погибших росло. Мед. помощники бегали по лазарету так, словно, их сзади подгоняли метлой. Заприметив Липа возле парня, что остался без левой ноги и со сломанными ребрами, девушки сдержанно кивнули. Бедолага метался по кровати от жуткой боли, хоть с его травмами это категорически запрещено любое передвижение, Лип был не в силах его удержать на ровном месте, видимо, ему уже дали огромную дозу болеутоляющего, на парнишку уже ничего не берёт. Отведя взгляд, Елена тут же принялась к работе, подбегая к следующему мужчине, что лежал через койку от кричащего паренька. На удивление мужчина был вполне расслаблен и будто отстранён от всей этой суеты. Интересно, как ему это удавалось, ведь по всему помещению стоял такой шум и суматоха, что начинала болеть голова и неприятно пульсировать виски. Елена не выносила эти душераздирающие крики. Они часто преследовали её в кошмар, заставляя резко вскакивать посреди ночи и судорожно держаться за сердце, стараясь восстановить дыхание. Эти глаза, что смотрели на неё с такой надеждой и одновременно отчаяньем, а она просто отводила взгляд, осознавая, что ничем не могла помочь бедной жертве собственной храбрости. Девушка винила себя каждый раз, когда пациент переставал дышать и обмякал в её руках. Если бы она только старалась лучше, знала больше – ничего бы этого не произошло и человек бы вернулся домой к своей семье живым. Но увы люди умирают. Всегда умирают. Ты можешь их спасти сейчас, но не можешь гарантировать, что они не умрут от белой горячки через день или их могут разорвать гнилые зубы в следующей вылазке за стену. Если так задумываться, то можно окончательно сойти с ума. Поэтому Елена научилась абстрагироваться от ситуации, переключать внимание на что-то другое, например, на то, что перед ней лежит живой человек, который требует её помощи. Главное мягко улыбаться им, улыбка всегда успокаивает человека. Улыбка – показатель того, что всё в порядке и вы обязательно поправитесь. — Здравствуйте, я осмотрю ваши переломы сейчас, — спокойно сказала Елена, заглянув измученному мужчине в глаза, — вас что-то беспокоит на данный момент? — Не могу, мне больно лежать на спине, — шептал пациент, еле двигая сухими, обветренными губами. — Так, выбитое плечо, вполне приемлемо срастается, — проговаривала Елена, размотав бинты и кончиками пальцев нащупывая кость, — сейчас я переверну вас на бок и осмотрю спину, хорошо? Аккуратно с небольшим усилием девушка перевернула мужчину на здоровое плечо и приподняла немного потасканную рубаху. Её взору предстала большая синяя гематома в районе лопаток, по краям уже позеленевшая. Снаружи заметна лишь небольшая, но болезненная припухлость. Здесь уже не помогут компрессы из размятого капустного листка, ударенный участок нужно было срочно разрезать для удаления скопившихся сгустков и промывания полости. — Я просил, — послышался тихий голос мужчины, —просил осмотреть мою спину, но они лишь отмахивались. Эти слова вызвали необузданный гнев в глазах Елены, прикусив от злости нижнюю губу, девушка аккуратно помогла перевернуться мужчине на спину. Ну вот что за халатность? Что за отношение к людям, что нуждаются в вас? Узнав у солдата, какие именно мед. помощники просто проходили мимо, она сделала себе пометку в голове, что обязательно отругает этих бездарей и заставит драить весь лазарет, на что имела полное право, так как являлась полноправным лекарем. Внутримышечные гематома, характеризуются локализацией внутри мышечных тканей. Нужно было срочное вмешательство со стороны медика. Такие манипуляции Елена вполне могла провести одна, смахивая на большой опыт за плечами. Вынудив макового молока, высокие дозы которого вызывают потерю сознания и действуют как обезболивающее, медик приставила к губам мужчины блюдце с нужной, чуть сладковатой, жидкостью. Стягивать рубаху было трудно из-за его ушибленного плеча, поэтому пришлось просто разрезать. — Сейчас мне придется вскрыть вашу гематому, я дала вам обезболивающее, но вы всё же можете испытывать боль, — обработав свои руки, место поражения и своеобразный нож, Елена приставила холодный прибор к гематоме, предварительно обложив участок тканью, чтобы не залить всё вокруг. Разрезав гематому, начиная очищать от содержимого и вымывать полость, по окончанию процедуры Елена взяла иглу и стала ушивать, после чего наложила тугую повязку. Мужчина вёл себя, как истинный боец, терпеливо выдерживал все манипуляции медика, лишь изредка выдыхая стоны боли. Поймав пробегающего мед. помощника, высокую черноволосую деву, Елена закрепила за ней пациента, назначив курс компрессов и перевязок. Дождавшись утвердительного кивка от девушки, рыжеволосая уж было хотела переходить к следующему, как её остановил шёпот: — Скажите, вы ангел? — мужчина, лёжа на животе, слегка приподнявшись, устремил взгляд на Елену. — К сожалению, простой медик, — устало протянула рыжеволосая дева, кивая пациенту и развернувшись столкнулась с глазами грозового неба. Ривай стоял возле входа в лазарет и внимательно рассматривал девушку, заставляя ту вздрогнуть и быстро отвести взгляд в сторону. Не известно сколько он там стоял и какие мысли сейчас блуждали в его голове. Поборов желание вновь взглянуть на мужчину из её столь страстного сна, Елена перешла к следующему пациенту с перебинтованными нижними конечностями. Время плыло медленно, Елена успела помочь восьмерым и чувствовала лёгкую усталость в руках от сильного напряжения. Сейчас бы она не отказалась от расслабляющего массажа, но такая роскошь в данный момент недопустима. Вспомнив, что мама Риммы передала дочери все секреты хорошего массажа, медик расстроенно поджала слегка пухлые губы. Ведь погибшая подруга частенько разминала ей плечи после тяжелого дня. Елене будет не хватать их вечеров. Из мыслей лекаря вывел подошедший Марк, парень коснулся её плеча, инстинктивно заставляя юную особу вздрогнуть, поднимая глаза на своего напарника. — Уже обед, вчера мы договаривались… — парень замолчал, не зная какие слова подобрать. — Я поняла тебя, — прошептала рыжеволосая, поднимаясь со стула, на который так удобно устроилась, — все остальные? — Собраны, — Марк медленным шагом направился к выходу, дожидаясь подругу. — Табита? — безразлично спросила Елена, догадываясь каким будет ответ. — Сказала, что мы занимаемся ерундой и в этом бреде она не желает принимать участие, — с нотками злости произнёс Марк, сжимая кулаки так, что аж костяшки побелели. Ну вот как можно быть настолько равнодушной к людям, с которыми ты жила и работала бок о бок столько лет? Делила хлеб, обучалась, проводила столько времени вместе, не понимаю…Неужели, так сложно отдать им последнею дань уважения? Возможно, так она справляется с этой потерей, игнорируя в принципе, что что-то произошло. У Табиты не было семьи и до встречи с Стивенсоном она была обычной оборванкой с улицы, это сделало её грубой и отрешенной от других. Она никогда не считала нас своей семьей или даже друзьями, такое она заявила нам несколько лет назад во время очередных посиделок в комнате Эда. Заприметив двух мед. помощников, что так халатно отнеслись к солдату с гематомой, а сейчас себе спокойно болтали в сторонке. Когда их напарники продолжали бегать по лазарету, Елена подошла к этим бездельникам, перед этим попросив Марка подождать её возле конюшен. Увидев надвигающеюся к ним лекаря, мед. помощники выровнялись и перестали трепаться, осматривая Елену. — Я извиняюсь, конечно, что прерываю вашу болтавню, — грозным голосом начала лекарь, став возле двух парней, что были на голову её выше, — но мне очень интересуют две вещи. Первая, какого вы сейчас прохлаждаетесь, ваш обеденный перерыв через час, как вернутся остальные врачи. И второе, какого хрена вы не приходите на помощь пациентам?! — девушка уже перешла на крик, наблюдая как лица ребят резко побледнели, — вот ты, — лекарь ткнула на светловолосого мед. помощника, — какая поочередность действий при внутримышечной гематоме? — Э… — запнулся парень, потирая затылок. — Осмотр пораженного участка, оценка степени проблемы. Если гематома не припухла, то наложить лёд, после размять лист капустный лист и сделать тугую перевязку. Если более всё серьёзно, то сделать надрез, очищать от содержимого и вымывать пораженный участок кожи, в конце всё сшить. Швы снимать через десять дней, смотря на степень заживления раны, — ответил вдруг резко подошедший Марк, по собственническому забросив руку на плечо Елены, — правильно, учитель? — Всё верно, — всё также зло смотря на мед. работников, проговорила Елена, — вы двое завтра с самого утра подходите и рассказываете всё о гематомах, — отчеканила лекарь и собравшись уже уходить, резко добавила, — и сегодня ночью вы драите весь лазарет, чтобы не осталось ни единого пятнышка, за халатное поведение с солдатами, уяснили? — дождавшись кивка, возмущенная девушка направилась к выходу. — Ну ты, конечно, и строгая, — издав смешок Марк, — прям зло воплоти, гляди шарахаться тебя начнут. — Пускай шарахаются, но такого отношения к пациентам в нашем лазарете я не потерплю, — всё также злясь, прошипела девушка. Через минут десять они уже стояли с Анной и Липом возле конюшен. Перекинувшись парой слов о том, что же так испортило настроение Елене, что у неё аж молнии сверкают с глаз, на что девчушка отмахнулась, ребята направились в лес, попутно собирая полевые цветы для будущих венков. — Римма так любила жасмин, — начал Лип, — хотя он такой неприметный снаружи. Какая же она была любвеобильная, вечно хохотала с поводом и без. Как и Эд…никогда не забуду, как он провинился перед Стивенсоном и шесть часов повторял одно и тоже, насколько полезен боярышник в нашем деле, — ребята чуть засмеялись, отвлекаясь от плетения объемных венков. — А как Эд проспорил Крису на счёт правильности перевязок и ел еду для лошадей на ужин, — засмеялась Анна, утирая нахлынувшие слезы. — Да-да, он ещё доказывал нам, что всё не так плохо, а потом его вырвало прям под ноги подошедшему Стивенсону, — с улыбкой придался воспоминаниям Марк, — но тогда Абрам наказал не только Марка, но и Криса, заставил драить конюшни, Эд долго не мог смыть с себя запах навоза, — вновь хохот со всех сторон. — А помните, как мы неделю без выходных работали? Так, что аж спали по несколько часов в день и с ног валились, а после нам дали аж три выходных, — начала Елена, — так Римма проспала около двадцати часов, потом резко проснулась в обед и подскочила с кровати, начиная натягивать юбку прям на ночные штаны и с сонными глазами, почти засыпая, стоя тараторила не связанные формулы, — все засмеялись, смотря на подругу, — на мой вопрос, куда она собирается, Риммка возмутилась и поднимая руки вверх закричала «За стены! Убивать титанов!». Я так смеялась с неё, аж по кроватям каталась. Потом конечно объяснила, что ни в какой поход мы не идём и даже не планировали в ближайшее время, Римма спокойно сняла юбку, аккуратно сложила на стул и упала лицом в подушку, моментально засыпая! — Да-а. Эд рассказывал, что после такой недельки, Крис спал сидя и на вопросы почему он не ложится говорил: «Ещё пару минут, мам, когда музыка заиграет», — имитируя голос погибшего Криса, Марк рассказывал, заливаясь звонким хохотом, как и все вокруг. Когда три огромных цветастых венка были сплетены, ребята подошли к реке. В тот момент Анна не сдержалась и начала плакать, утирая слёзы тыльной стороной ладони. Перед глазами у Елены всё стоял тот омерзительный титан и последние секунды жизни друзей. Момент и его нога раздавила их, будто они ничего не значат. От этих воспоминай её начало трусить, сев на берегу реки, она разместила венок у себя на коленях. Слёзы градом сыпались из глаз и разбивались о цветки лилий. Анна, стоявшая рядом, мигом обняла подругу, присев на корточки и успокаивающе поглаживая спину. Лип, просто положил огромную ладонь на плечо Елены, слегка сжимая, показывая, что он рядом. Чуть поуспокоившись ребята пустили три венка по воде, мысленно прощаясь с тремя столь важными людьми в их жизни. Зная, что такую потерю ничем не воссоздать, и Римму, Эда, Криса никто и никогда не сможет заменить. На глазах у Марка тоже выступили слезы, но парень старался незаметно смахнуть их. Постояв так минут семь, ребята обнялись все в четвером и двинулись обратно в замок, приступив снова к работе, даже не думая об обеде, что пропустили. Последующие пять часов прошли на удивление быстро, самых сложных пациентов лекари осмотрели уже с утра. Поэтому, не так напрягаясь, медики выписывали нужные лекарства и осматривали место прижжённых конечностей. Более-менее спокойно отужинав, полностью игнорируя существование Табиты, впрочем, как и она их, друзья разбрелись по своим комнатам. Елена не заметила, как ноги сами привели её к дверям кабинета сильнейшего воина человечества. Ведь нужно было дать ответ на предложение стать личным лекарем Элитного отряда. Сказать, что грядущий разговор пугал рыжеволосую деву это абсолютно ничего не сказать. Губы подрагивали, а сердце бешено билось об грудную клетку, намереваясь выскочить наружу. Елена раздумывала стоит ли спросить н счёт вчерашнего, почему Ривай так пристально рассматривал её. Так ничего не решив для себя, сглотнув ком в горле, дева поднесла руку, чтобы постучать, как дверь резко отварилась.
Примечания:
Надеюсь, вам понравится эта часть) момент с Риммой, как она проснулась в обед и сонно начала собираться действительно был, только тогда она кричала не за титанов, а за курсы в интернате.
Оставляйте побольше комментариев и ждите следующую часть)))))
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты