Викинги vs Рэдволл

Джен
NC-21
Завершён
1
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 4 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Рэдволл. Знаменитая на всю Страну Цветущих Мхов крепость со стенами из красного кирпича. Она всегда считалась непобедимой. Множество врагов в разное время пыталось ею завладеть и осаждало ее стены, но все тщетно, никто так и не сумел захватить ее, во всяком случае, надолго. Доблестные защитники аббатства всегда смело встречали опасность и давали отпор любому негодяю. Казалось, ангел-хранитель защищает аббатство. Так было, пока не появились они... Они явились откуда-то с севера, из земель, большую часть времени покрытых снегами, где климат суров а урожаи бедны, и на своих кораблях с низкими бортами пробрались по руслам рек почти в самое сердце Страны Цветущих Мхов. Они налетели подобно уничтожающему все урагану, объявившись у стен Рэдволла совершенно неожиданно. Огромные северные волки в броне и шлемах, вооруженные, в основном, топорами. Нападение началось столь внезапно, что жители аббатства почти не успели ничего предпринять. Они, конечно, захлопнули ворота, увидев поблизости вооруженных чужаков, только это им не помогло. Нападающие быстро вышибли их заготовленным заранее тараном и бросились в открывшийся проход. Однако лишь только викинги проникли в аббатство, они тут же столкнулись с защитниками, в спешке похватавшими оружие и кинувшимися нападать нападение. Жители Рэдволла были не готовы к обороне, но так просто сдавать свой дом не собирались. Тишина первых теплых весенних деньков, нарушаемая ранее лишь песнями птиц да шелестом листьев, наполнилась звоном стали и истошными криками раненых и умирающих. Пока воины Рэдволла были связаны боем с наступающим врагом, вторая часть отряда захватчиков, о которой известно не было, перебралась через стену с другой стороны крепости с помощью крючьев, и, убив малочисленных стражников, ударила защитникам аббатства в спины. Битва была короткой, но жестокой и яростной. Жители Рэдволла сражались отчаянно и смело, стремясь защитить то, что им дорого - свой дом и мирных жителей, но, хоть они и были тренированными и умелыми, против закаленных во множествах боях воинов выстоять не смогли. Многие полегли в тот день. Матиас, прославленный герой Рэдволла, видел, как один за другим умирают его друзья. Барсучиха Констанция сражалась отчаянно и неистово, однако, даже хваленая ярость, присущая ее виду, не помогла. Один из волков просто разорвал Констанцию на две части, и брызнувшая кровь щедро окатила находившегося чуть поодаль и на мгновение замершего от ужаса мышонка. Как он позднее понял, барсучихе еще повезло. Сам Матиас бился яростно, с грозными криками нанося удары, в которые вкладывал всю свою силу. Он даже сумел убить одного из захватчиков, не смотря на то, что тот был выше и мощнее его. Но в следующее же мгновение что-то тяжелое с хрустом опустилось Матиасу на голову, мигом остудив его запал и отправив мышонка в темноту, забравшую его сознание из ужаса битвы и уносящую прочь от жутких кровавых сцен. Очнулся Матиас, когда на уже стемнело. Голова болела, а воспоминания возвращались неохотно, словно пытаясь уберечь мышонка от пережитого кошмара. Битва уже кончилась, вокруг было тихо, и лишь запах крови, пропитавший воздух, напоминал о недавнем сражении. Матиас начал оглядываться, пытаясь понять, где он. Он попытался подняться, и почувствовал, что его верхние лапы крепко связаны. Незнакомый хриплый голос заставил его вздрогнуть. Повернув голову на звук, он увидел одного из волков, что направлялся к нему. Мышонок дернулся, пытаясь вскочить или хотя бы отстраниться от приближающегося бандита, но все было тщетно. Волк заговорил на неизвестном Матиасу языке, что был немного похож на его родной и частично понятен, но все же воспринимался с трудом. Половину слов было не разобрать, но в голосе его чувствовалась уловимая без всякого знания языка злоба. Резким рывком захватчик поднял пленника и толкнул вперед, вынуждая двигаться. Мышонку не оставалось ничего, кроме как повиноваться - сопротивляться огромному зверю он не мог, а сбежать не позволила бы кружащаяся голова. Шаги давались с трудом, все кружилось перед глазами, и он едва не падал, но его конвоиру, похоже, было на это плевать. Решив не унижаться и не показывать слабости перед врагом, Матиас постарался двигаться как можно более уверенно. Он, толкнув лбом дверь, вышел из сарая, где находился, и осмотрелся. Рэдволл частично горел, тьму то тут, то там разрезало пламя пожаров, а воздух на улице, помимо запаха крови, был сильно пропитан дымом. Где-то вдали раздавались крики, одни - на чуждом языке захватчиков, другие - на английском, полные ужаса и отчаяния. У Матиаса кольнуло в груди от боли при виде того, что стало с его домом и осознания, что местным жителям теперь придется страдать в грязных лапах врагов. Впрочем, долго стоять и ужасаться ему не дали - позади раздался громкий окрик, и последовавший за этим толчок в спину едва не повалил Матиаса мордой на землю. Инстинктивно выставив вперед нижнюю лапу, чтобы избежать падения, мышонок сделал несколько быстрых шагов вперед, а затем уже в спокойном темпе пошел куда его гнали. Во время пути Матиас крутил головой, стараясь увидеть кого-нибудь из знакомых, но видел лишь пожары и разорение. Сердце его сжималось от страха за близких и вида того, во что превратился Рэдволл. На улицах то тут то там горели костры, в которых виднелись вытащенная из домов мебель и пылали сорванные со стен кресты. У некоторых костров грелись захватчики, весело что-то обсуждавшие и хвастающиеся добытыми богатствами. Вдруг мышонок заметил крутящуюся на вертеле над огнем тушу, сильно напоминающую заячью. "Бэзил!" - Матиас содрогнулся от горечи и отвращения. На глазах навернулись слезы. Отвернувшись, чтобы не видеть жуткое зрелище, мышонок понуро поплелся вперед. Возмущение и омерзение переполняло его душу. Для захватчиков его его друг был просто мясом! Тут на другом костре он увидел жарящуюся воробьиную тушку. С трудом сглотнув подступивший к горлу комок, Матиас хлюпнул носом. Жителей Рэдволла не только перерезали словно скот... Теперь их тела еще и станут едой для кровожадных хищников, не имеющих никакого уважения ни к живым, ни к павшим. Вдруг пронзительный женский крик вырвал его из полных боли и отчаяния мыслей. Этот голос Матиас не спутал бы ни с какими другим. Встрепенувшись, мышонок повернулся в сторону, откуда шел звук. То, что он увидел, было ужаснее всего, на что ему пришлось насмотреться за этот день. В дальнем конце улицы несколько волков столпились вокруг распростертой на земле Василики. Один из захватчиков, приподняв ее заднюю часть и задрав ее рясу, приспустив штаны, совершал энергичные возвратно-поступательные движения. Остальные, стоя поблизости, наблюдали, ожидая своей очереди. Периодически кто-то произносил одобрительные возгласы или шутки в адрес происходящего. Волку, что насиловал Василику, похоже, было все равно на их комментарии, он не отвлекался от своего дела. Зверь был значительно крупнее мышки, и происходящее явно приносило ей не только моральную боль но и физическую, когда огромный член вторгался в ее миниатюрную промежность, но, замученная, она лишь слабо попискивала и подрагивала, не имея сил даже подняться. Другой волк, которому, очевидно, надоело ждать его очереди, подошел к Василике спереди, и, приоткрыв ей рот, всунул свой напряженный, капающий семенем член туда. Мышка судорожно сглотнула, на глазах навернулись слезы, но волк лишь глубже толкнул член ей в глотку. -Василика!!! - завопил Матиас, бросаясь к ней. Ему хотелось уничтожить врагов, мучающих его девушку и осквернивших ее тело, спасти ее, уберечь, укрыть собой от всех окружающих ужасов этого мира, который, так долго поворачивающийся к рэдволльцам лишь своей хорошей стороной, внезапно обнажил свою неприглядную, гнилую и полную жестокости изнанку... Резкий рывок заставил мышонка буквально отлететь назад. Его конвоир злобно зарычал. -Нет!!! - отчаянно заорал Матиас, снова было вскочил и кинулся к возлюбленной, что судорожно глотала сперму, боясь захлебнуться. Она услышала его крик, один ее глаз повернулся в сторону мышонка, и тот поймал на себе ее полный боли взгляд. -Еще раз рыпнешься - оторву тебе ноги и принесу тебя к Эйнару по частям! - прорычал волк, приблизив оскаленную пасть к морде Матиаса. Тот, разумеется, не понял всех слов чужого языка, но угрожающие ноты уловил очень хорошо. Как бы ни больно ему было смотреть на то, как губы его девушки, которые так страстно целовали его, теперь сжимают чей-то запихиваемый в глотку член, а сперма из переполненного рта его любимой стекает по ним, капая на землю, он здраво рассудил, что если сейчас попытаться сбежать или напасть на кого-то из волков, то будет немедля убит, и тогда Василике уже никто не поможет. Лучше подождать подходящего момента сбежать, глядишь, появится шанс. Тогда он и спасет Василику, и отомстит захватчикам за Рэдволл и друзей. Потому, с трудом отведя взгляд от подруги, он с горечью и болью поплелся прочь, стараясь унять подступающие слезы. Наконец, его вывели на площадь, где, посреди сваленных прямо на землю награбленных драгоценностей столпилась часть войска захватчиков. Хёвдинг волков деловито расхаживал перед своими воинами, что-то вдохновенно говоря и периодически делая жесты лапами то в сторону сокровищ, то в сторону окружающих площадь строений. Остальные отвечали на слова своего предводителя одобрительными возгласами. Услышав шаги, главарь захватчиков обернулся. Увидев пленного мышонка, он растянул губы в ухмылке и стал ждать, когда того подведут к нему. -Меня зовут Эйнар Острый Клык, - на ломаном английском обратился к нему волк, когда Матиас наконец предстал перед ним. Не обращая на направленный на него полный ненависти и презрения взгляд мышонка, он продолжил: -Я предводитель этого войска, что захватило вашу крепость, и теперь она принадлежит мне и моим воинам, а вы наши рабы. Ведите себя хорошо, и тогда останетесь живы. -Убирайся отсюда немедля! - со злобой прокричал Матиас, сделав шаг навстречу викингу. Тот остался стоять на месте, казалось, никак не отреагировав на дерзость пленника, лишь губы растянулись в улыбке еще больше. - И забери своих ублюдков! - приказал мышонок. - Вы заплатите за то, что сотворили! Мы не будем терпеть ваш гнет! Он хотел еще что-то сказать, но физиономия волка, на которой была лишь надменная ухмылка, заставила гневную речь застрять у него в горле и остаться невысказанной. Захватчика, очевидно, ни капли не испугали слова, сказанные маленьким мышонком. Что ж, ему же хуже! Сколько таких самонадеянных захватчиков видел Рэдволл. И где они теперь... Матиас сделает все возможное, чтобы и эти узурпаторы сгинули следом. Как бы ни были они сильны, их не противостоять силе добра, рыцарской смелости и отваге. Волк склонился над рэдволльцем, разглядывая его, словно сидящую на листке тлю. -Ты, значит, тот мышь, что убил моего воина? - Матиасу показалось, что помимо презрения и ненависти он увидел во взгляде врага и каплю уважения. -Да, я! - гордо заявил он. - Мое имя Матиас, я воин Рэдволла! Эйнар задумчиво хмыкнул, все так же изучающе глядя на пленника. -Что с ним сделаем, Эйнар? - сердито спросил сопровождающий Матиаса волк. - Свейн был моим другом. Надо бы отомстить. Можно я сам отгызу этой мелкой твари башку? -Погоди, - остановил его хёвдинг. - У меня есть для него кое-что поинтереснее. Пока запри его где-нибудь и не спускай с него глаз. Воин с неохотой, но подчинился. Рывком дернув Матиаса за плечо, он повел его за собой. Мышонок вновь оказался брошен на пол в каком-то сарае. Прочные путы стягивали его лапы, и сколько он не пытался освободиться, все было тщетно. Веревки только плотнее врезались в его шкуру от рывков. А потому мечты о спасении Василики и мести пока оставались не более, чем мечтами, без шанса воплотиться в реальность. И надеяться оставалось только на чудо. Матиас задрал голову к крыше сарая, вглядываясь в темноту. -Если ты существуешь, - произнес он. - Помоги мне. Дай мне освободиться и спасти Рэдволл. Ответом была тишина. Чуть помолчав, мышонок продолжил. -Почему ты позволил этому свершиться? Годами священники аббатства возносили молитвы к небесам. Посвящали жизни служению богу. Жители Рэдволла были добропорядочными христианами. Раньше Матиас был уверен, что бог защищает аббатство, ведущее праведный образ жизни, и потому ни одному врагу не сломить его. Но сегодня он увидел ад на земле. Волки грабили церкви, убивали монахов и мирных жителей, насиловали женщин. Гром не ударил с небес и не уничтожил захватчиков, ничто не помешало всему этому твориться. Однако, пока Матиас был жив, и у него оставалась надежда. Вдруг он - меч господень, что сокрушит врагов и вернет в Рэдволл мир и покой? Эти мысли воодушевляли мышонка, не давая окончательно пасть духом. Но пока он все так же был связан и заперт в сарае, и ничего не менялось. Когда наступило утро и сквозь маленькие окна, что располагались под самой крышей, в сарай проникло солнце, за Матиасом пришли. Проделав путь, в течение которого он постоянно награждался пинками, тычками и оскорблениями за любое промедление, мышонок оказался в обеденном зале, где раньше постоянно проводились пышные пиры. Теперь тут все сильно изменилось - столы были перевернуты и оттащены в сторону, кресты со стен содраны, а дорогая посуда исчезла. В дальней стороне зала в кресле, на котором обычно во главе стола восседал аббат, теперь вальяжно развалился Эйнар Острый Клык. В лапе его покачивалась золотая цепочка с кадилом. Чуть поодаль от кресла, съежившись на полу, сидел сам аббат, рядом с которым стоял один из захватчиков, не спуская с него глаз. Удостоив Матиаса короткого взгляда, волк посмотрел на трофей. -Должно быть, сам Один послал нас сюда, - проговорил Эйнар, улыбаясь. - Эти сокровища, верно, копились здесь столетиями. Никто во всей Скандинавии не получал столь богатой добычи. Верно ведь говорят - если в селении есть церковь - грабьте ее. Потому что если есть церковь, в самом селении грабить уже нечего. Хёвдинг лениво повернулся к аббату. -Но это ведь не все ваши сокровища, не так ли?! - прищурив глаза, с хищной улыбкой произнес он. - Скажи, где вы прячете остальное, и я сохраню твою жизнь. Аббат без страха взглянул на захватчика. -Я не преклонюсь перед злом, - ответил он. - Я уже стар, и смерть меня не страшит. Делай что хочешь. -Вот как, - спокойно произнес волк, притворно удивившись. Казалось, он ожидал такого ответа. - Что ж, похвально. Что ж, надеюсь, ты способен не только трепаться, но и умереть достойно. Эйнар дал команду одному из воинов, и тот, выбежав из зала, вернулся с дымящим ковшом, в котором блестело расплавленное золото. -Так и быть, перед смертью ты можешь поцеловать свой крест, - хёвдинг мрачно усмехнулся Двое волков схватили аббата, один скрутил ему руки, другой разжал рот. - А впрочем, я передумал, - вождь викингов махнул лапой, останавливая своих воинов. - Старик и правда скоро умрет. Лучше угостим им золотом мальчишку... Волк кивком указал на Матиаса. Аббат занервничал. Мышонок вздрогнул и с ужасом уставился на ковш с золотом. -Или ее... - произнес Эйнар, и еще пара волков втащила в зал едва живую, почти не сопротивляющуюся Василику. Девушку придавили к полу и открыли ей рот. -Лучше меня! - воскликнул Матиас. - Не троньте ее! Но главарь захватчиков проигнорировал его. Волк с ковшом приблизился к дрожащей мышке. -Оставь их, - раздался голос аббата. - Я расскажу тебе, где сокровища. Хёвдинг довольно хмыкнул. -В подвале есть потайная дверь. Нужно отодвинуть шкаф с книгами, за ним вы увидите выступающий кирпич. Нажмите на него, - сказал аббат. -Проверь, - приказал Эйнар одному из волков, кивнув в сторону подвала. Воин вскоре вернулся и сообщил, что старик не соврал. -Что ж, - проговорил вожак, разведя лапами. - Значит, угощение золотом наших дорогих христианских гостей отменяется. Он обратился к своим воинам. -Закуйте жреца и девку. Из христиан получаются отличные рабы. Впрочем, они и так рабы, их бог их сам называет рабами. Волк рассмеялся. -Вот позор-то. Наши боги нас никогда не называли рабами, а их бог приравнивает их к тупым овцам! Матиас с грустью взглянул на друзей. Что ж, по крайней мере, они пока что живы. Когда аббата и Василику увели, Эйнар обратился к Матиасу. -А что до тебя... Говоришь, ты воин, да? Смелым себя считаешь? Ну что ж, я дам тебе возможность продемонстрировать свою доблесть.. Если с честью вынесешь испытание - попадешь в Вальхаллу. Тут главарь осекся. - Ах да, забыл, у вас же нет Вальхаллы, есть лишь глупое место, где все тренькают на арфах и поют... Не важно. Дам тебе другой повод проявить смелость. Перенесешь уготованное с честью и удивишь нас своей стойкостью - твоя девка и жрец будут свободны. -В чем заключается испытание? - спросил Матиас, в душе которого всколыхнулась надежда. -Узнаешь позже, - хитро улыбнулся Эйнар. - Не буду нервировать заранее. А пока подожди в сарае. Это не надолго. Он приказал увести мышонка. Матиас вновь оказался в своей тюрьме. Он задумался, что же от него хочет предводитель грабителей. Выполнить какое-то задание? Сразить страшного монстра? Впрочем, не важно. Главное, что у него есть возможность спасти Василику и аббата и вновь показать всем, что он герой. Ждать долго и впрямь не пришлось. Вскоре Матиаса вывели из сарая. На этот раз его повели в сторону площади. Всю дорогу он гадал, что ему предстоит. Каково же было удивление мышонка, когда он увидел торчащее посреди площади бревно, вокруг которого на небольшом отдалении столпились зрители из числа волков. В первых рядах Матиас заметил и Василику с аббатом, которых, очевидно, тоже привели посмотреть. -Вижу, ты удивлен, - Эйнар, стоящий возле бревна улыбнулся. - Объясню, в чем суть. Это испытание называется "прогулка вокруг столба". Тебе разрежут живот, прибьют конец кишков к бревну, и ты должен будешь ходить вокруг него, наматывая свои внутренности на столб, пока не умрешь. Если не произнесешь ни звука за время казни - по праву можешь считать себя героем и твои друзья будут свободны. Волк улыбнулся, внимательно глядя на мышонка. У Матиаса все внутри похолодело. Нет, к такому подвигу он точно был не готов! Появилось малодушное желание плюнуть на Василику и бежать прочь. Вот только сбежать из кольца врагов не было возможности. Ужас отразился на его морде, что не укрылось от хёвдинга. Хмыкнув себе под нос, он подозвал воина, что привел Матиаса, и приказал: -Начинай. Тот не заставил себя долго ждать. Сняв путы с лап мышонка, он быстрым движением резанул его тело. Матиас взвыл от боли и повалился на колени, чем вызвал неодобрительную усмешку Эйнара. Палач же невозмутимо сунул руку в кровоточащую рану, и, вырвав из нее петлю кишков, что заставило Матиаса вновь завизжать от боли, прибил ее ножом к столбу. -Двигай, - сердито бросил он. Эйнар с интересом наблюдал за происходящим. Казалось, он закрыл глаза на крики мышонка. Ему было любопытно, что же будет дальше - сможет христианин все же сделать то, что от него требуется, или же нет. Мышонок, дрожа и скуля, с трудом поднялся. Вываливающиеся из раны внутренности жгло невыносимой болью. Роняя слезы и еле перебирая ногами Матиас двинулся вперед. Висящие кишки волочились за ним по земле. Через несколько шагов мышонок вновь повалился на колени. Волки-зрители недовольно свистели и кричали оскорбления в адрес Матиаса. Тут его взгляд встретился с взглядом Василики, которая с выражением безумного ужаса на морде взирала на происходящее. Вид любимой придал Матиасу сил. Ради нее он сделает то, что от него требуют. Встав, мышонок сделал еще несколько шагов вперед. Но едва лишь кишки начали натягиваться, наматываясь на столб, Матиас вновь вскричал от невыносимой боли и повалился на землю. -Ну, герой, вставай! - насмешливо произнес хёвдинг. - Неужели это все, что ты можешь?! Эрик, придай ему ускорение! Палач, приподняв Матиаса за шкирку, отвесил ему пинка, вызвав новые крики, полные ужаса и боли. Мышонок, не сделав и шага, вновь повалился, и больше уже не вставал. Его тело иногда слабо шевелилось, лежа в растекающейся луже крови, затем по нему прошла судорога, и оно замерло. -Нда... так себе герой, - разочарованно констатировал Эйнар. - А пафоса-то было сколько.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования