The Way in The Moment

Слэш
R
Завершён
26
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
"Попробуй научить меня видеть пред собой".
Примечания автора:
Это скромная работа по не особо близкому мне фандому. Признаться, я пишу её в поздравление другому человеку, так что я прошу учесть это и не воспринимать работу как оскорбление. Буду рада, если кому-то эта работа придётся по душе. Приятного чтения.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
26 Нравится 10 Отзывы 7 В сборник Скачать

Путь в Мгновении

Настройки текста
Солнечный свет масляными полосами тёк по полу, проникая в комнату меж штор. Мягко коснувшись чужого тела, он подчеркнул остро выпирающие рёбра мужчины, что растянув ноги в шпагате на полу, прогнулся в спине, опрокидываясь назад. Мышцы приятно тянуло, выгоняя из тела остатки ночной дрёмы. Размявшись после сна, Майк вышел на кухню, заполненную гомоном готовки. Темноволосый мужчина педантично нарезал что-то, но со стороны казалось, что аккуратность даётся ему с трудом. Легко улыбаясь Майк подошёл к плите, наблюдая за происходящим из-за чужой спины. — Да ты прямо поварёнок домашний, — мужчина ехидно щурил глаза, — Вот только кусочки то у тебя кривенькие и... — Ебать, — Нортон со звоном оставил нож на доске, разворачиваясь к Майку, — Ещё одно слово и будешь сам себе готовить. Куски у меня блять кривые, я хотя бы дно кастрюли не прожёг, долбоёб. — Да это блять плита у тебя такая, даже воду не вскипятить, — блондин приземлился на стол неподалёку, закатывая глаза и хмурясь. — А может у кого-то просто руки из зада растут. Все мозги себе процирковал, клоун блять, — Нортон снова развернулся, грубо кромсая овощи и скоро бросая их в кипящую воду. — Слышь ты, шахтёр блять, ещё раз меня клоуном назовёшь, и я твоими яйцами жонглировать буду. — Охуеть, жду не дождусь, — мужчина снова что-то делал на кухонном столе, не поворачиваясь к собеседнику, — С твоими то ручонками это будет ебать какое представление. — Да что ты доебался до моих рук. У меня хотя бы член нормальный. — А у меня блять не нормальный. — Но он меньше, — развернувшись, Нортон столкнулся с чужим довольным взглядом, но поставив на стол тарелки сам улыбнулся. — Так вот куда у тебя сантиметры роста съебались, в член. Майк изменился в лице, хмурясь и недовольно сверкая глазами, а Нортон продолжал довольно и легко улыбаться, накрывая на стол. — Так значит я низкий? — Не заметил? До зеркала дотянуться не можешь? — Нортон поднял сверкающие глаза на блондина, когда между ног ему влетел носок чужой ноги. Болезненный удар заставил брюнета согнуться в три погибели, сжимая ноги. — Не уже ли попал? А то обычно твой член в штанах найти сложнее, чем иголку в стоге сена, — Майк спрыгнул со стола, направляясь к шкафчику с приборами, когда его с немаленькой силой толкнули в бок, от чего он упал на пол. Нортон согнулся над Майком, сковывая его руки. — Слышь, акробат, сейчас я твоими яйцами пожонглирую. Нортону его позиция казалась победной, но тут, вместе с коротким: «Швунг*!», ноги блондина оказались на чужой шеи, и одним ловким движением бёдра сжали её, от чего Нортон потерял возможность дышать. Он безуспешно пытался высвободиться, и в конце концов просто просился его отпустить, постукивая по чужим ногам. Майк довольно улыбался своей победе, убирая ноги от судорожно дышащего Нортона. — В наших отношениях ни какого меланж-акта*. У меня член больше, я главный. Он хлопнул брюнета по плечу, возвращаясь к столу. Нортон же, смотря за уходящим, задумался о том, как докатился до жизни с этим насильником с цирка. |*ШВУНГ - (нем. schwung - взмах, полет). Резкий рывок всем туловищем или одними ногами для увеличения маха, кача. |*МЕЛАНЖ-АКТ - (франц. melange - смешение, acte - действие). Номер, состоящий из элементов различных жанров, из которых ни один жанр не является преобладающим. Хотя ответ на этот вопрос не нуждался в долгом поиске. Нортон хорошо помнил день их первой встречи. Тогда он снимал небольшое жильё в глухом промышленном городке, куда его закинула работа. Место было унылым, и каждый день, как прошлый, начинался и заканчивался в пыльном и тухлом коридоре, пока однажды там не затесался яркий парень. Он поселился в квартирке на том же этаже, и сложно было не заметить, как отличался от общего вида. Словно этот прогнивший капитализмом город не мог коснуться его, как вода не может коснуться масленых рук. В какой-то степени Нортон завидовал бы ему, будь у него на это время. И наверное тот мужчина остался бы им незамеченным, если бы однажды сам не начал разговор. Типичный диалог соседей, что настигает нас в лифте меж этажей, обычно обременяя неловкостью. Но с этим белокурым парнем говорить было легко и приятно, что зацепило Кэпмбелла. Так от встречи в лифте к встречи он узнал, что Майк в прошлом выступал в бродячем цирке, с распадом которого оказался в столь забытом богом месте. По чужому настроению казалось, что проблемы не могут его коснуться, и признаться Нортон считал это хоть и безрассудным, но действенным методом жизни, которым он в праве пользоваться, имея возможность. Но оказалось что именно Майк этой возможности вовсе не имел. Однажды вечером, вернувшись с работы, Нортон наткнулся на что-то бурно обсуждающих Майка и хозяйку дома. Оказалось, что мужчина уже второй месяц должен оплату за жильё, но очевидно исправить этого не мог. Его буйный характер привёл к тому, что его вовсе выставили за дверь, и на следующий день, снова возвращаясь домой Кэмпбелл застал мужчину на улице. Майк стоял с громоздкой сумкой на плече, как всегда одетый совершенно не по погоде. Не то чтобы Нортона очень это волновало, всё же он не бы с ним настолько близок, но жизнь вещь такая непостоянная, и поддавшись лёгкому порыву благодетельности, брюнет, уже тёмной ночью, выходит на улицу, оглядывая окрестности. — Майк? — легко зовёт он, замечая мужчину на скамейке. Тот повернулся в его сторону, смотря недоумевая. — Слушай, — Нортон подходит ближе, — можешь переночевать у меня, на улице ведь оставаться как-то не очень. Майк немного изогнул брови, поглядывая на собеседника. — Незнакомца домой пускаешь? — Типо того, — Нортон пожал плечами, немного хмурясь неприятной дрожи от холода. — Не то что бы я хотел отказаться, но это как-то... — Слушай, я так и передумать могу. Майк ещё с секунду смотрел на худощавого мужчину, после коротко усмехаясь в благодарности. Он поднялся, взял сумку, и они вернулись в помещение. Хоть квартирка была маленькой и далеко не новой, сложно было не заметить буквально витающую в воздухе аккуратность. Всё было прибрано и натёрто до блеска. От этого Майк чувствовал себя ещё в большей мере должным этому человеку, да и Нортон оказался весьма гостеприимным. Так началась их вынужденная совместная жизнь. Хоть Мортон был приглашён лишь на одну ночь, выгонять его никто не стал, да и он всё же, имея скромные деньги с подработки, старалась как можно меньше обременять хозяина дома, даже вёл себя прилично. Первое время. Неизвестно в какой именно момент они достаточно сблизились, но как только атмосфера незнакомцев меж ними расселялась, размеренная жизнь Нортона канула в бездну цирковой арены.

***

Все мы люди, и Нортон не исключение, потому в его мастурбации в туалете не было ничего необычного, кроме конечно Майка, что без всякого зазрения совести распахнул дверь, заходя в туалет. Мужские взгляды столкнулись, и вместе с: «Ебать, ты дрочишь?!»— что вырывалось из уст смеющегося блондина, в вовремя закрытую дверь влетел какой-то бутылёк. Из-за двери доносился чужой ехидный и явно довольный смех, и очевидно Нортону было уже нечего дрочить. Когда он убрался за собой, Майк конечно же вернулся в туалет. — Ну как, передернул, дружок? — натянуто улыбаясь спрашивает мужчина, получая усталый вздох в ответ. — Да ладно тебе, чего ты стесняешься то? — Майк толкнул Нортона в плечо. — Да заёб, долбаёб блять с цирка. Я же к тебе не врываюсь, когда ты занят. — А я таким и не занят. Нортон свёл брови к переносице, оглядывая чужое довольное лицо. Вскоре его губы растеклись в улыбке. — Так ты у нас импотент, — Нортон обнял Майка одной рукой за плечи, лицезрея чужое поначалу непонимающее, а потом явно недовольное лицо. — Охуел? — Да ладно тебе, чего ты стесняешься то? Майк вынырнул из под чужой руки, направляясь к дверям. — Если понадобиться помощь с поиском врача, ты толь... — в тот миг, Нортон окончательно ощутил на себе всю силу и мощь акробатики вместе с влетевшей в его лицо пяткой. На следующее утро, брюнет проснулся от настойчивых шлепков по макушке. Он недоволен хмурился, неохотно смотря на источник проблем. Майк, в одних трусах, стоял на коленях перед самым лицом Нортона. Но перед этим лицом стоял не только Майк, и собственно он и был сегодня звездой представления, на которую обеими руками указывал блондин. — Нихуя я не импотент, понял, еблан? Нортон ничего не понял, не видел, да и не собирался. — Съебись, — мужчина упёрся рукой в чужой пах, отворачиваясь и прикрывая глаза. Майк опустил голову, наблюдая за чужой рукой на своём члене довольно долгое время, пока мозг обрабатывал всю поступившую в него абсурдность ситуации. Нортон же сжал пальцы, ощупывая то, во что упёрся, и вскоре сел на кровать, поворачиваясь к блондину. Секунда, и он, распахнув глаза, толкает Майка, от чего тот улетает с чужой кровати. — Ты совсем припизднутый?! — Майк ошарашено смотрит на Нортона. — Чего, блять?! А ты нахуя мне в лицо своим стояком тычешь? — Доказываю твой долбоебизм! — акробат поднялся, отряхивая трусишки. — Что? — Не импотент я, вот что, — он ещё раз указал на бугор в собственных трусах, когда в него с не маленькой скоростью влетела далеко не мягкая подушка. — Уёбывай нахуй отсюда, клоун! — Я акробат, мать твою! — Майк кинул подушку в ответ, и выбежал из комнаты, оставляя Нортона культурно удивляться. «Так мы и жили. Не помню в какой момент всё изменилось, было ли это шуткой или любопытством, но пожалуй наше утро после первого секса можно занести в список самых странных». Нортон проснулся ближе к полудню, чувствуя движение под боком. Ближе к пробуждению Майк много вертелся, словно стряхивая сон, а после ещё с закрытыми глазами усаживался на кровати, видимо сменяя ночной режим на дневной. Со временем эта особенность стала привычной для Нортона, но в тот день он ещё немного напрягся, искоса смотрят на блондина. Вообщем вся ситуация была сковывающе смущающей, но особо раскрепощающей, как никак они ведь себя с такого ракурса повидали. Нортон сел на кровать, поправляя подушку и откидываясь на прикроватную спинку, смотря на потягивающегося Майка. — Доброе утро? — он не громко разрушил тишину. В ответ Майк повернул к нему голову, сонно щурясь, а после особо ехидно улыбнулся. — А член то у меня больше, — с этими словами он поднялся, и пройдясь по кровати спрыгнул с неё, немного щурясь от боли. — Эх, корпатура*...Я в туалет, — голый мужчина двинулся к упомянутой комнате, а Нортон следил за ним взглядом, прокручивая в голову чужую речь. Член? Корпатура? Туалет? Чем дольше Нортон об этом думал, тем шире становилась его улыбка. Тряхнув головой он поднялся с кровати, скоро нагоняя акробата в туалете. |*КОРПАТУРА - (от итал. corporatura - тело, телесное). Расслабленное состояние при легком болевом ощущении во всем теле или в отдельных мышцах, вызванное их переутомлением. — Мне тоже надо, — ярко улыбнулся брюнет, заходя в комнату, где Майк стоял у раковины с зубной щёткой. Второй посмотрел на Нортона через зеркало, позже поворачиваясь к нему. — Дыхни, — он протянул руку, призывая мужчину нагнуться к его лицу. Нортон недоумевающе выполнил чужую просьбу, после чего Майк нахмурился, и его лицо стало серьёзным. — И у тебя спермой из-за рта воняет, да...— он сунул в рот щетку, начиная чистить зубы, в то время как Нортон громко рассмеялся, присаживаясь на корточки и держась рукой за край раковины. — Ты чего? — непонимающе спрашивает Майк, сам невольно улыбаясь, а Нортон был не в силах даже глаз поднять от приступа смеха. После он всё же что-то ответил, и двое голых мужчин ещё долго кривлялись в туалете, наслаждаясь этим безответственным моментом. «В тот день я понял, что впустив Майка в свою жизни, вместе с ним я пустил в неё и цирк, огромный, яркий, безграничный и неугомонный, и что ничего его уже не изменит. Так почему бы мне просто не принять, и распахнув занавес шатра, не насладиться представлением».

***

— Долго сидеть там собираешься? — знакомый и уже природнившийся голос вырвал Нортона из мыслей. Подняв голову, он наткнулся на спокойный и совершенно не раздражённый взгляд. Наоборот, он словно легко извинялся, в меру характера смотрящего, и это заставило Нортона улыбнуться в ответ. Он вернулся за стол и они мирно позавтракали. — Прогуляемся, — сообщил Майк, вставая из-за стола, на что Нортон недоумевая посмотрел на него. — Чего вдруг? — Хочу. — Куда? — Куда надо. — Куда надо? Майк развернулся к Нортону. — Ты сейчас такой апач* получишь, знаешь. — Понял. |*АПАЧ - (нем. Patsch - шлепок, пощечина). Ложная пощечина, исполняемая клоунами как игровой прием. Один из них незаметно для зрителей хлопает в ладоши, когда партнер наносит ему удар. Собравшись, они вышли на улицу. Зима не была столь морозной, сколько неприятно холодящий. Ледяной ветер нещадно трепал одежду, жёг неприкрытую кожу и слепил глаза. Но настроение было хорошее, хотелось беспричинно легко улыбается и забываться, придавая мгновениям смысл и вес. Странно лишь то, что именно Нортон чувствовал себя так, Майк же наоборот был напряжён, легко хмурясь, он смотрел себе под ноги и о чём-то явно думал. Так усердно думал, что не заметил как мужчина ускользнул у него из под боку. Но когда снег коснулся оголённой шеи за воротом куртки, Майк рассерженно зашипел. Он обернулся, замахиваясь на обидчика, но смеющийся Нортон ловко подхватил его на руки, кидая в мягкий сугроб только выпавшего снега. Мортон недовольно смотрел на обидчика, пытаясь подняться, когда брюнет присел рядом с ним. Улыбка его горячих и сухих губ легко коснулась чужих в коротком поцелуе, и поднявшись, он протянул Майку руку: — Ты такой озадаченный, случилось чего? — Разве что ты, — мужчина поднялся, отряхиваясь. — Так это я тебя так озадачил? Их взгляды столкнулись и акробат тепло усмехнулся, хватая чужую руку. — Пошли уже, романтик хуев. В конце концов Майк привёл Нортона в необычное помещение, которое после включения света оказалось маленькой залой для спортивных выступлений. На небольшой сцене с потолка свисало цветное плотное полотно и освещение было направлено на него. — Присаживайся где тебе будет удобно, — бросил Майк, подбегая к первому ряду мест. Пока Нортон не спеша осматривался, акробат скоро скинул с себя одежду, оставаясь в одном нижнем белье, после взбирайся на сцену. — Музыка будет не очень громкой, но я надеюсь тебе...тебе по душе придётся в общем, — он встал у полотен, наблюдая как брюнет присаживается на одно из первых мест. Нортон смотрит с интересом, прислушиваясь к нарастающему звуку музыки, а Майк именно его и ждёт. И как только музыка вспыхнула, он ловко взобрался по ткани к самому потолку. Движение за движением ткань петлями обвивала его тело, сковывая одни конечности и освобождая другие. Под бледной кожей перекатывались мышцы, на лбу проступили капельки пота, от чего локоны волос потемнели, а взгляд сосредоточенно скользил по залу. И когда, после очередной комбинации, Майк застыл у потолка, он посмотрел на Нортона, казалось уже иным взглядом, лишенным самоуверенности. И Кэмпбелл улыбнулась ему, как родитель улыбается своему ребёнку, что впервые вышел на сцену. В тот миг, поймав чужую улыбку, Мортон рухнул вниз. Его тело, лишаясь обвивающей ткани, порывисто падало вниз, остановившись уже у самих досок сцены. По пустому залу разошлись лёгкие хлопки, и Нортон поднялся на сцену, подходя к тяжело дышащему акробату, что освобождался от ткани. — Подожди, — с трудом выдыхает Майк подошедшему мужчине, — Моё...моё да капо*, — он поднимает на Нортона глаза, выпрямляясь и собираясь с мыслями. — Вообщем, знаешь...я прислушался к твоим словам, и подумал что пара менять ситуацию. Я...я уже около полугода подрабатывал тут по разному и знаешь...а всё отлично обернулось. Подробностей много, но...— Нортон легко прервал чужую речь, заключая мужчину в объятия. — Это очень хорошо. Нет, это великолепно, даже восхитительно. Я рад, что у тебя появился шанс снова встать на ноги, Майк. Мортон растерянно молчал пару секунд, после чего обнял Нортона в ответ. — Конечно это великолепно, разве у меня могло быть по другому, — его лицо озарила яркая улыбка, которая для них обоих стала уверенностью. |*ДА КАПО - (итал. da capo - повторение). Трюк или реприза, исполняемые артистом как добавление к номеру после выхода на аплодисменты. Комната погрузилась в свет тихого ночного городка, и ночное светило любопытно заглядывало в каждое окошко, скользило лучами по полу, мебели, касалось чужих обнаженных порой тел, что в сплетение порывистой страсти не могли оторваться друг от друга. Майк рухнул на кровать, чувствуя как чужие руки небрежно скользят по его телу, освобождая от одежды. Воздух становился жарче, дышать было тяжело, и упиваясь поцелуем, казалось ты вовсе задыхаешься. Тела горячие словно прожигали ткань простыни под ними, а касания пылкие нетерпеливо тревожили кожу, вынуждая дрожь окатить собою тело. — Это и вправду было великолепно, — шёпот Нортона как кипяток пришёлся чужому уху, от чего Майк в легком напряжение повернул голову к мужчине. — Ты был великолепен, Майк. Знаешь, я глаз оторвать не мог, хотя признаться мало чего в этом понимаю, но твои...ты очевидно многое в это вложил, и это достойно уважения, — брюнет шептал немного самозабвенно, и лишь выступившие на чужих глазах слёзы остановили его. Он приподнялся, словно аккуратно отстраняюсь. — Ты плачешь? — Нихуя, — выдохнул мужчина, садясь на кровати и вытирая слёзы. Нортон сел рядом, когда тишину прервал чужой голос: — Мне это и вправду важно, важно что ты принимаешь моё достижение, что для тебя оно важно. Раньше...раньше я не задумывался над подобным, но сейчас. Сейчас я чувствую, что как никогда нуждаюсь в принятии, — его голос порывистый и хриплый, но такой встревоженно родной. Нортон тепло улыбнулся, умещая голову на чужом плече. — Если я сейчас скажу, что люблю тебя, будет ли это уместно? Майк посмотрел на Нортона, не громко усмехаясь. — Пожалуй сейчас, у меня в жизни нет ничего уместнее тебя.

***

— Ты слишком узко мыслишь, не думаешь о будущем и потому упускаешь то, что мог бы иметь, зацикливаешься на одном. Хотя мог выступать в яркой столице, не в цирке, а в большом театре, не на земле, а на деревянной блистающей от лака сцене, и публика была бы совершенно иной. Она приходила бы не веселиться и скоротать время, приходила бы насладиться и вдохновиться, и увидеть не выступление цирковой трупы, а тебя, ты был бы самим выступлением, — мужчина говорил строго и настойчиво, легко хмуря брови, но глаза его порой блистали, и в них проскальзывала жажда триумфа. Он повернулся к своему собеседнику, — Разве это не есть успех? Стоявший рядом Майк брезгливо хмурился, речь Нортона казалась ему абсурдно смешной, как детский лепет, потому на чужой вопрос он коротко усмехнулся: — И это я узко мыслю? Может жизнь и путь, но ты живёшь не дорогой, ты живёшь в моменте. Потому постоянно смотря в даль ты упускаешь из виду все просторы пред собой, — акробат раскинул руки. — Успех познаётся в мгновении, вот как я считаю. И может дорога моя будет короче, зато шире, и остановка будет не где-то вдалеке, она всегда будет рядом со мной, позволяя в любой момент отдышаться. Ночной свет города плавной смолой касался его тонких рук, отражаясь в горящих уверенностью и наслаждением глазах. Взгляд Нортона пронзила чужая речь, и он смотрел на Майка немного сконфуженно, не желая принимать поражение, на что блондин лишь довольно улыбнулся. Нортон коротко усмехнулся, опуская голову: — Может ты отчасти и прав, но всё же жить как ты я бы не хотел. Это бесцельно и... — его речь прервали чужие движения. Майк легко навалился на мужчину, руками обвивая чужую шею. — А ты сначала поживи со мной, и посмотрим, — блондин улыбнулся уголкам губ, и глаза его сверкнули. Нортон свёл брови, невольно придерживая акробата, руками касаясь его талии, которая казалась порой тонкой как фонарный столб. — Ты это в каком смысле? — взгляд брюнета казалось поймал чужое настроение, тая интерес. — А ты умеешь мыслить в каком-то, кроме прямого? — Майк насмешливо улыбнулся. — Тц, — нахмурился Нортон, — Шут блять нашёлся. — Эй, я тебе не шут, а акробат, необразованный нарик, — блондин ударил мужчину в плечо, выпрямляясь, когда тот легко поймал его за запястье. — Раз так, то давай. Попробуй научить меня видеть пред собой. Их взгляды коснулись друг друга, и словно два бенгальских огонька, что одновременно поднесли к спичке, вспыхнули, освещая тьму меж них. Майк живёт от триумфа к триумфу, от шага по канату к шагу, от прыжка к прыжку, от аплодисментов к аплодисментам, от кульминации к кульминации, в то время как Нортон всегда стремиться к ней, и жизнь это борьба, а наслаждение это предвкушение успеха. И именно потому столкнувшись, они смогли увидеть то, что всегда упускали, чем пренебрегали, и брильянты их существования обретал новые грани, стираясь друг о друга.
Примечания:
Извиняюсь за возможные опечатки и благодарю вас за уделённое этому тексту время.

———

мне больше не с кем этим поделиться, но бл*
https://ibb.co/9txsD1P
это идеально
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты