Чушь

Слэш
PG-13
Завершён
31
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
- Понимаешь, Сынмин, любовь - это искусство.
- Понимаешь, Минхо, любви не существует.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
31 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— Понимаешь, Сынмин, любовь — это искусство. — Как-то невзначай бросил Минхо, даже не подозревая, что именно эта фраза заденет самые хрупкие струны души Сынмина. — Понимаешь, Минхо, любви не существует. — Отрезал Ким, явно не собираясь продолжать столь болезненный для него диалог. Друзья, собравшиеся вокруг, уже чувствовали накаляющуюся обстановку, но предпочли не обращать внимания, мысленно оправдываясь фразой «Для них это нормально». Только один Джисон понимал, что для Сынмина это не является обыденной темой для разговора, поэтому взял своего друга за руку и попросил быть осторожным. — Не веришь в любовь? Очень зря, Минни, очень — Всё ещё не понимая вес собственно сказанных слов, продолжал Ли. — Тело не может любить тело, соглашусь, но загвоздка в том, что любит душа. Душа любит другую душу, желая сохранить и разделить это чувство только с важным человеком, дающим стимул жить. Любовь в жизни и наоборот, понимаешь? По вздутым венам на шее Сынмина было заметно, что вынес он этот монолог довольно трудно. «Я убью этого хёна.» — думал Джисон, беспомощно метая взгляд от одного друга к другому. Те лишь пожимали плечами, либо вообще не обращали внимания на перепалку, ведь не знали всего, что знал Хан. «Точно убью» — заключил он, когда почувствовал напряженную руку друга и мелкую дрожь. Уже собираясь вставить пару ласковых слов, не смотря на то, что разговор предстаял ему с хёном, Джисон был прерван Сынмином. Тот лишь еле заметно улыбнулся и одними глазами попросил успокоиться, а после заговорил сам. — Самой любви не существует. В мире существует тоска по любви, понимаешь? Мы не задумываемся о том, что у нас нет любви, пока не начинаем скучать по вниманию со стороны кого-либо. Пока не начинаем тосковать по отсутствию человека рядом, который разделит твои проблемы, прикрывая нелепым словом «любовь». Любви нет. Есть только привязанность к кому-либо. Излишняя привязанность, которую ты никак не можешь объяснить, кроме как словом «любовь», ведь это звучит куда романтичнее, чем обычная нужда в ком-то. — Привязанность к кому-либо и есть любовь. — Любовь — чушь. — Твои слепые убеждения про любовь, основанные на разводе никогда не любивших друг друга родителей — вот что чушь! Треск. Внутри Сынмина порвалась последняя струна терпения, державшаяся на отчаянной вере, что Минхо этого не скажет. Но всё же он сказал. Парень слышал, слово через толщу воды. Он вышел из столика, вроде оправдываясь неожиданным желанием выйти в туалет, и направился в сторону уборной. Издали доносились возмущённые крики Джисона, что-то про ужасное поведение от Чана и лишь томные вздохи от Чанбина и Хёнджина. Феликс и Чонин хотели рвануться вслед за другом, но их удержал Чан, грозно смотря на Минхо. — Ты немедленно идёшь за ним и извиняешься, Ли Минхо. — Отчеканивая каждое слово произнёc Бан Чан. Каждое слово было пропитано злостью и желанием устроить хорошую встрепку парню. От последнего его сдерживал Чонин, жалобно смотря лисьими глазками на своего пугающего парня. — А если он и вправду пошёл в туалет? Неловко получится. Стою я извиняюсь, а он ссыт в кабинке. — Парировал Минхо на слова Чана. В груди что-то неприятно сжалось до размера атома, лишь иногда покалывая, словно иголка. В голове стучала неприятная мысль. — Ли Минхо, я сказал немедленно. — В глазах виднелся животный гнев, а костяшки побелели от того, насколько сильно парень сжимал их. Такая картина, безусловно, пугала до мурашек. Более жуткой она становилась после осознания того факта, что этим парнем был не кто иной, как добродушный и весёлый Бан Чан. — Ох, ладно-ладно, только прекратите меня позорить. — Минхо, как ошпаренный встал из-за столика и направился в сторону уборной. «Ты сам с этим прекрасно справляешься.» — буркнул себе под нос Чанбин, на что получил стук по руке от Феликса и «прекрати» в его глазах. «Придурок, дебил, тупица. Хотел показать ему, что не стоит бояться любви, а сам всё испортил. Конечно, кто кроме меня, только я могу так опозориться перед ним. Удача, как обычно, на моей стороне, юху!» — Поток практически несвязных мыслей прервал рваный вздох, доносящийся из кабинки туалета. Парень стоял здесь уже довольно продолжительное время, не в силах собрать себя и наконец заявить о своём присутствии. «Сейчас или никогда.». — Сынмина-а, выходи, пожалуйста, нам стоит поговорить. — Минхо ожидал чего угодно, даже криков и посыланий далеко и подальше, но никак не открывшейся двери. — Ты разве не высказался ещё тогда? Про моих родителей? Про мои убеждения? Мне показалось, что это всё, что ты хотел сказать мне, Ли Минхо. — Сердце парня резали не сказанные Сынмином слова, а вид заплаканных глаз. — Да что же вы меня сегодня так зовёте! Ли Минхо, да Ли Минхо. Я сколько лет уже Ли Минхо. — Попытка перевести всё в шутку оказалась провальной, поэтому парень вздохнул и продолжил говорить. — Прости, это не то, что я хотел сказать. На самом деле и про родителей я хотел не то сказать. Вернее хотел про них, но не так. Чёрт! Боже, как сложно говорить. — Сделав глубокий вдох, и ещё раз взглянув на Кима, Минхо продолжил менее сумбурно. — Я хотел попросить прощения за всё мною сказанное. Я не хотел делать тебе больно, правда. Я хотел лишь показать, что любовь — это не такой уж и страшный зверь, который может съесть тебя полностью, а потом выплюнуть и оставить с разбитым сердцем. Я хотел сказать, что любовь — это светлая и чистая жизнь, а не грязная и пропитанная дёгтем смерть. Я — Парень не успел договорить, ведь был бессовестно прерван. — Я не верю в любовь. Люди общаются, в определенный момент появляется симпатия, затем — влюбленность, а уже через пару лет это становится обыденностью. Доволен, Минхо? Ты сказал всё, что хотел? Могу я пойти обратно к ребятам? Голос Сынмина практически сорвался на крик, а самого парня начало заметно трясти. Глаза беспорядочно стали искать что-то, на что можно было бы опереться. Ноги его совершенно не слушались. — Пожалуйста, дослушай меня! Я хочу это не просто сказать тебе. Я хочу доказать тебе. Ким Сынмин, ты нравишься мне уже 2 гребаных года. 2 года я всё смотрел на то, как ты убиваешься из-за своих родителей. 2 года я орал в пустой комнате, пытаясь придумать, как показать тебе прекрасный мир любви и счастливой жизни, понимаешь? Я хочу показать тебе, что любовь существует. Я хочу любить тебя и быть гребаным эгоистом. Минхо удерживал всё это время Сынмина за талию. Глаза блуждали где угодно, но не смели подниматься к лицу парня. Страх. Страх увидеть отвращение или, что ещё хуже, жалость. Его аккуратно взяли за подбородок и повернули к себе. В глазах виднелись слабая надежда, нежность и проблески любви. Минхо не верил собственным глазам, хотя очень хотел. Сынмин не мог любить его. Сынмин не умел любить. — Посмотри на меня внимательно. Я не умею любить. Я не знаю, какого это, понимаешь? Я не тот человек, который сможет быть супер романтичным парнем. Я не уверен, что смогу быть вообще достойным парнем. — Получив на это тихий фырк со стороны Минхо, парень легко улыбнулся. — Но я хочу научиться любить, понимаешь? Я хочу научиться любить. Любить тебя и ради тебя. На памяти Сынмина их объятия самые тёплые. Их улыбки самые счастливые. А сами они самые влюбленные в мире. И может, Сынмин не знает, что значит быть влюбленным, но точно чувствует.
Примечания:
А Джисон знал~

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Stray Kids"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты