swings

Слэш
PG-13
Завершён
13
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Знаете, почему люди всех возрастов на детской площадке любят именно качели?

Потому что люди любят летать.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 1 Отзывы 2 В сборник Скачать

wings

Настройки текста
Качели с лёгким скрипом покачивались на ветру, когда к ним подошёл Чонин, подзывая к себе Криса. — Сегодня удивительно безлюдно, не хочешь покататься? Крис улыбается, подходя к нему и легонько мотает головой из стороны в сторону, мол, «прохладно ещё, да и дождь только что прошёл». — Нет, но я могу покатать тебя, если ты хочешь. Чонин одаривает Криса весёлой улыбкой, садясь на одну из качель. Та отдаёт лёгким скрипом на вес тела парня, но вскоре прекращает. Крис начинает легонько покачивать Чонина на качели, оглядывая местность. Они в хорошо знакомом им парке, который находится, на удивление, рядом с общежитием. Только-только началась весна, поэтому деревья в парке оставались всё такими же унылыми и тихими, словно студенты перед сессией. В парке тихо пел свои песни ветер, и лишь редкие прохожие прерывали его. Можно сказать, за последние несколько месяцев Чонин с Крисом первые посетители этого парка. — Знаешь, я так давно не был на детской площадке… — задумчиво тянет Чонин, оглядывая горки. — Между прочим, ты знал, что эту площадку изменили? Раньше здесь было совсем по-другому… — он погрустневшим взглядом смотрит на Криса, вспоминая детство. — Да ну? — Крис всё так же легонько раскачивает его и потирает нос от прохладного ветерка. — Раньше качели стояли возле этих ёлок… Когда я катался на них в детстве, я всегда мечтал достать руками до этих веток. Но тогда я был ещё слишком мал, а когда подрос, ту площадку снесли и поставили эту, — Чонин шмыгает носом. — Но любовь к качелям до сих пор осталась со мной. Крис кивает. Честно сказать, он тоже до сих сильно любил качели, хотя ему и было уже целых двадцать три года. Кажется, как только начинаешь взрослеть, становиться как-то всё равно на горки, сетки или что-то подобное на детских площадках, разве что когда вспоминаешь детство, они отзываются приятным тёплым воспоминанием в груди. Но не качели. Кажется, качели остаются в сердцах молодых до самой глубокой старости. — Ты не замечал… — Чонин устремляет взгляд куда-то вдаль. — Качели любят люди всех возрастов. Когда мне было лет двенадцать, возле меня сначала покаталась девочка лет двух, а после на смену ей пришли девушки лет двадцати. Мимо тогда проходили уже довольно взрослые люди, и они с какой-то тоской в глазах смотрели на эти качели. Тогда я не понимал, почему. Крис переводит взгляд на Чонина. До чего снова додумался его младший? — Даже сейчас… За полчаса катания на качелях я готов чуть ли не душу продать, — Чонин смеётся. — Знаешь, почему все люди так сильно любят именно качели? Не горки. Не карусель. Именно качели? Крис мотает головой из стороны в сторону, надеясь поскорей услышать ответ от младшего. — Потому что люди любят летать. С каждым толчком качели ты поднимаешься всё выше и выше, летя навстречу к небу. В теле поселилось чувство полёта, а в груди теплилась радость. Радость, от которой мы в детстве смеялись, а когда стали старше, тосковали по ней. Из-за которой мы хотели достать до веток соседнего дерева, а когда не получалось, расстраивались. Люди обожают летать. Обожают подниматься всё выше и выше, с каждым взмахов крыльев приближаясь к Солнцу. Но ни одна легенда, в которой люди приближались к Солнцу, не заканчивалась хорошо. Люди ненавидят падать. Ненавидят, когда их крылья ломаются, и они с огромной скоростью летят вниз, в самое начало. Люди обожают летать, поднимаясь всё выше и выше. Но за каждый взмах крыльев нужно платить цену, о которой люди благополучно забыли. И поэтому, когда остаётся ещё совсем чуть-чуть, кажется, протянешь руку — и вот оно, то, к чему ты так долго стремился, — крылья ломаются, рушатся. — Если раскачаться очень сильно, появляется ощущение полёта. Словно сейчас, на самой верхней точке спрыгнешь, и получишь то самое, желаемое. Это… главная ошибка, — Чонин печальными глазами смотрит на Чана. — Дети, катающиеся на качелях… Для них открывается новая возможность. Они учатся летать, и, возможно, кто-то из них и не упадёт. Но для многих детей достижение чего-либо в юном возрасте ещё не очень интересно, поэтому чаще всего они предпочитают горки. Подростки и молодые люди… — Чонин опускает голову. — Мы любим качели за то, что на них можно подумать. Многие из нас не спешат что-либо достичь, поэтому падать будет не так больно. Вот как сейчас ты меня раскачиваешь. С такой высоты падать будет не больно, — Крис раскачивает Чонина медленно, легонько — так, словно просто немного отталкиваешься ногами от земли. Чонин на некоторое время замолкает, размышляя о том, что сказать дальше. — Взрослые… Они уже не пытаются летать. Ведь когда-то давно, когда они взлетели очень-очень высоко, они упали. Упали больно, переломав себе крылья без возможности восстановить их. — Чонин… — Крис не подозревал, что в голове Чонина кроются такие мысли. И сейчас он осознал, что младший прав как никогда. — Дети, — Чонин снова смотрит на Криса огромными печальными глазами, — спрыгивающие с качель… Либо они ещё не знают, что такое «больно падать», либо это те, которым удастся взлететь, ни разу не упав. Крис рвано вздыхает, останавливая качель. Он наклоняется к Чонину, сначала внимательно смотря ему в глаза, а затем обнимая. У того на секунду сбилось дыхание и сердце забилось быстрее, но Чонин быстро с этим справился. Младший прикрывает глаза, зарываясь носом в свитер Криса. — А иногда… — он приоткрывает глаза. — иногда люди взлетают, сами того не хотя, и задерживаются на почти самой вершине на очень долгое время, боясь всё разрушить одним лишь словом и упасть. Крис отпускает его, все ещё внимательно смотря в глаза Чонина, на дне которых, кажется, прячется огромное озеро печали. — Человек хочет быстрее с этим покончить, но падать будет вдвойне больно. И если тянуть с этим, падать будет ещё больнее. Но он не может с этим ничего поделать… — Чонин заканчивает говорить шёпотом. Крис берёт его за руку. — У тебя столько ко всему догадок, Чонин, — он тоже почему-то говорит вполголоса, хотя в парке кроме них двоих никого нет. — Не могу поверить, что я знаком с таким замечательным человеком. Чонин поднимает на него глаза. — Знаешь, почему людям в гоночных машинах нравится именно скорость? — Потому что чем больше скорость, тем больше шансов выиграть? — Потому что сердце, чувствуя рядом с собой любимого человека, начинает биться с бешеной скоростью. — Чонин усмехается, беря Криса за руку и прикладывая её к своему сердцу. Под рукой Криса словно бьётся маленький мотор гоночной машины. И он начинает улыбаться, словно дурак. — Знаешь, когда двое людей забираются на самую вершину вместе, не зная об этом, они очень сильно боятся упасть оттуда в одиночестве. Но когда всё становится ясно… — теперь он берёт руку Чонина и прикладывает к своему сердцу. –…то эти двое людей взлетают ещё выше, почти что к самому Солнцу, не давая друг другу упасть. Под рукой Чонина бешено колотится сердце. И, кажется, не его собственное. Он тихо смеётся. — Получается, мы с тобой не дадим друг другу упасть? — Мы будем крыльями друг для друга, — Крис улыбается. Чонин счастливо улыбается ему в ответ, зная, что теперь он не упадёт. — И всё-таки… не хочешь покататься? — он кивает на соседнюю качель. Крис садится. Чонин весело смеётся, когда они раскачиваются так же высоко, как делали это в детстве. Теперь уже не страшно, ведь упасть и разбить себе сердце стало невозможно.
Примечания:
качели качели качели качели.... не знаю как это пришло мне в голову но мне определённо нравится

кстати!! загляните в комментарии, там альтернативная концовка

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Stray Kids"

Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты