Как покорить женщину

Фемслэш
PG-13
Завершён
23
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
— Что? Вот эта? — Сай захлопывает маленький мануал с двумя переплетëнными сердцами на обложке. «Как покорить женщину». — Какаши-сенсей подарил.

Сакура медленно кивает, грызя уголок губ. Наруто тем временем целуется с подушкой.

— Не мог бы ты... одолжить мне еë?
Посвящение:
волосам ино и кулакам сакуры.
Примечания автора:
односторонний нарусай фоном, какаиру в одном предложении прямым намëком (который не дошëл только лишь до сая). удалось ли избежать ООСа — на твой суд. упоминание приставаний, а также женского превосходства :)

любите девочек.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
23 Нравится 3 Отзывы 10 В сборник Скачать

0.

Настройки текста
Примечания:
приятного чтения ♡
Сай и Наруто по накатанной загремели в госпиталь. К полудню, когда начинается эта маленькая история, второй из них закопался в клубок накрахмаленного одеяла и безбожно дрых. Его протяжный храп заглушил скрип скромно прикрываемой двери. Так что Сай заметил гостя не сразу и посмотрел на него, топчущегося в сомнениях, поверх книги. Вернее, на неë. У Сакуры за спиной пухлый букет, который она протягивает заменой приветствия с противоречивым еë типичным повадкам смущением. — Привет, Сакура. — Во время улыбки Сай соединяет веки, на одном из которых заживает свеженький фингал. — Ты же уже приходила сегодня? — Да, просто... мне нужно было поговорить с тобой наедине. Без этого оболтуса. Сай колеблется секунду. — Прости, но ты не в моëм вкусе. Мне нравится Наруто. Истинная натура Сакуры вырывается наружу, еë лицо темнеет, и с гневным шëпотом «дубина!» она расплющивает букет о перебинтованную макуху Сая. Белые лепесточки оседают на его плечах. Наверное, он снова что-то не так понял. — Я пыталась быть вежливой. — Харуно показательно воротит нос, но на край больничной койки друга присаживается. — Обычно ты этого не делаешь. — Не оценив вновь запылавшего злостью взгляда розоволосой, Сай собирает разлетевшиеся лепестки и перебирает мысленно весь прочитанный материал о языке поступков человека. — О! У тебя какая-то просьба? Сакура тут же прячется за волосами. Значит, угадал? Сай хвалит себя: наконец-то получается считывать людей! — Твоя книга, — тихо говорит Сакура. Ладно, возможно, он поторопился с выводами. — Что? Вот эта? — Сай захлопывает маленький мануал с двумя переплетëнными сердцами на обложке. «Как покорить женщину». — Какаши-сенсей подарил. Сакура медленно кивает, грызя уголок губ. Наруто тем временем целуется с подушкой. — Не мог бы ты... одолжить мне еë? На пару дней? Взамен я принесу тебе любую книгу из штабной библиотеки. — Так ты просто хочешь еë почитать? — Типа того. Сай отдаëт ей книгу без запинки. Сакура цветëт. — Спасибо! — Она прикрывает рот, вспоминая, что Наруто спит, обожравшийся принесëнных ею ранее яблок. — Ну, что тебе принести? Хэй, ты что, покраснел? Сай душит собранные лепестки в стремительно потеющих ладонях. — Такую же, но... про мужчин. Смешок Сакуры отнюдь не издевательский. Она вынимает последний оставшийся от цветка завиток из волос Сая и параллельно дëргает его за мочку уха. Они неловко посмеиваются, и Сакура даëт обещание протащить «заказ» как только, так сразу. — Ради этого придëтся искать Какаши-сенсея, а его хрен отыщешь. Сам понимаешь, в штабной библиотеке такое вряд ли найдëтся. Они поворачиваются к соседней кровати, когда Наруто звучно ударяется о тумбу и клянëтся, что вернëт еë в Коноху, потирая ушибленную ногу единственной несломанной рукой и всë равно продолжая спать. Он полностью извернулся, ноги на подушке, жëлтая спутанная шевелюра свисает с противоположного края и задыхается в одеяле. — И что ты в нëм нашëл? — Сакура скептически оглядывает то, как зрачки Сая, прикованные к Наруто, превращаются точь-в-точь в сердца с обложки книги, что Харуно бойко суëт под бок. Сай завис, понимает Сакура и с той же тишью, с какой и пришла, сматывается в некотором предвкушении. Практически подпрыгивает на ходу. — Стоп, а зачем тебе руководство по покорению женщин? Сакура хлопает дверью так, что Наруто просыпается, валится с кровати и прячется под одеялом, постановив, что грянула новая война шиноби. * * * Комната Сакуры была светла и по требованию матери вычищена. Окно гостеприимно для тëплого летнего воздуха открыто нараспашку. Ветерок заходит без стеснения и ерошит страницы «Как покорить женщину», что Сакура исследует, словно наиценнейший свиток, лëжа на животе во всëм самом домашнем. — Ну и бред, — безнадëжно вздыхает она и скидывает «наиценнейшее» на подушку. На самом деле, она пробовала оттуда большинство советов. Ино не понимала. Или, что было бы ужасно, не хотела понимать. Порою хотелось просто приказать ей залезть в розовую голову, чтобы дошло наконец, как Сакура млеет, если такие длинные, такие густые, такие идеально светлые волосы случайно задевают при взмахе еë кожу. Этих примеров были сотни, ровно как и попыток об этом Яманака заявить. Без толку. Но из прочитанного наскоро за пару часов Сакура выделила пункта четыре, которые можно было бы опробовать в качестве безвыходной капитуляции.

1. Дарите ей цветы.

Проблематично, конечно, когда эта «она» держит целый цветочный магазин. Помимо того, в детстве Сакура только и делала, что плела Ино разносортные венки, но даже по прошествии многих лет это всë ещё не возымело должного эффекта. Ну, на Ино. На Сакуре подействовало и ещë как — до сих пор лелеет воспоминания о том, как связанный из полевых круг с потревоженными букашками Яманака надела на неë, как диадему. После поправила специально, чтоб венок этот чëлку поднимал и лоб всем на показ выставлял. «Потому что красивый он у тебя», — поясняла девочка и игриво чмокала в этот самый лоб, вынуждая румяниться детские щëчки закадычной подруги. Сакура собралась, пораскинула мозгами — ученица Хокаге, как-никак — и встала с кровати. * * * Она подловила Ино на обеденном перерыве, согнутым локтем придерживая корзину с сорванными на скорую руку лесными соцветиями. Щëки Ино были забиты лапшой быстрого приготовления, бульон от которой неграциозно стекал по шее, но от хвоста еë всë ещë чувствовался стойкий цветочный аромат. Сакура улыбнулась и поделилась салфеткой. — Пашипо, — поблагодарила Ино, с трудом проглотив остатки еды. — Ты что-то хотела? — Научишь меня плести венки? Если бы Ино вовремя не прожевала комок лапши, то подавилась бы и по новой извазюкала себе всë. — Что? Зачем ещë? — Это... — Сакура неоднозначно поводила головой. — Для новой техники. — И какой технике потребуется умение плести венки? — покосилась на неë Ино. Сакура решила, что на полномочиях подруги имеет право стереть выжившую каплю бульона с еë подбородка. Это она и сделала вместо того, чтобы ответить и провалиться во лжи. Ино водрузила корзинку (жаль, что не Сакуру) себе на ляжки, обтянутые сеткой, а Харуно посадила бедром к бедру. У той никогда не получалось плести венки. Даже требующие неимоверной концентрации чакры медицинские техники давались ей проще. С детства Ино подтрунивала еë на этот счëт, потому что каждый венок, который пухлые пальчики маленькой Сакуры воссоздавали, были вялыми и неизбежно распадающимися. Ино показала те же манипуляции, что показывала будучи ребëнком, влюблëнным в широкие поля, заполонëнные растениями и жужжащими пчëлами над ними. Еë пальцы были тонкими, точными и красивыми, считая и засохший бульон на маникюре, сделанном Куренай. Сакура притворялась, что ничего не усваивала и не могла, ибо в сноске «Как покорить женщину» говорилось, что это «действенный способ привлечь внимание девушки, чьë сердце вы пожелали заполучить». Единственное она не учла, что собственное сердце будет рваться напролом из грудной клетки, когда Ино, цокая, положит для удобства вытертый подбородок ей на мускулистое плечо и накроет руки своими. Сакуре пришлось украдкой прибегнуть к помощи чакры, чтобы успокоить изменивший ей пульс. — Вот так, — причитала Яманака, будто ребëнку, указывая верное направление. Еë раздражение было напускным, как хотелось верить Сакуре, потому что чувство превосходства над Харуно хоть в чëм-то должно было прийтись Ино по вкусу. Тяжесть светлой макушки казалась в разы неподъëмнее, чем собственное тело спустя тысячу отжиманий, которые Сакура периодически делала с Ли на пару. Да и дыхание Ино, отдающее специями, делалось больно близким, влажным и душным. Щекотно подхватывая ноготками каждый волосок, Ино завела чëлку Сакуры за ухо, чтоб не мешалась, и Харуно готова была подстричься короче прежнего, если б Ино было угодно. По завершению все их пальцы и лица оказались в разноцветной пыльце. Сакура соврала, что салфетки закончились, чтобы Ино промакнула палец слюной и вытерла с еë носа пятнышки жëлтого. — Дерьмо! Перерыв-то давно всë! Сакура рассматривала получившийся венок любовно и пускала мимо ушей проклятия уносящейся Ино. А та, между прочим, обиделась за потерю нескольких клиентов ценой проведëнного с Сакурой времени. Поэтому Харуно двинулась дальше по списку, ко второму пункту, который ручался искупить еë недо-вину и прекрасно подходил под нынешнюю ситуацию, когда Ино манерно избегала общества подруги.

2. Говорите ей комплименты.

На ближайшей тренировке, прикрываясь довольной наставницей, выпадал лучший шанс на то, чтобы это сделать. * * * Из тех, кто считал Ино бесполезной, занимала первое место она сама. И это ощущение отзывалось в ней резвым желанием совершенствоваться. Она могла подолгу сидеть за книгами, что ей башнями таскала Сакура, лить пот в попытках контролировать чакру и корпеть над чëртовой мëртвой рыбой помногу часов. Когда у неë впервые получилось еë оживить, радовалась Сакура за двоих. Ино тоже, но ей было мало. Поэтому вечером Сакура притащила пять рыбных трупов и, не брезгуя, вывалила на медицинский стол перед Яманака, у которой чуть все волосы не повыпадали. — Я пока руки помою, как вернусь — чтобы все ожили. Синхронно. Сакура больше привыкла Ино шуточно и обоюдно оскорблять, а комплименты выражать в крепких объятьях, когда можно было носом зарыться в основание высокого хвоста и ни о чëм не думать пятак секунд, кроме кольца рук вокруг своей талии. Говорить комплименты представлялось как нечто слишком громкое и неловкое. В случае с Цунаде похвала Сакуры вообще заключалась в отсутствии подзатыльника напоследок. Вернулась Харуно не только с чистыми руками, но и с чашечкой пахучего бурого отвара в них, надумав исполнить заодно и следующий, предпоследний пункт.

3. Заботьтесь о ней.

Сакура, разумеется, заботилась об Ино больше, чем помнила себя. Так, что та об этом и не подозревала: поливала цветы, если Ино засыпала за прилавком, говорила, что ей нужно бежать, если Ино слишком переутомлялась на тренировке и стеснялась в этом признаться. Но пришло время и комплиментами, и заботой засыпать более открыто. Сакура бы этим занималась всю свою жизнь, позволь ей это: охраняла бы сон Ино (техники, связанные с разумом, сказывались непрекращающимися кошмарами), отговаривала от диет, покрывала всю длину еë волос бальзамом, что, судя по жалобам Ино, было нереально промыть. Говорила бы, как гладки еë открытые бока, как мягки на вид еë губы, как пушисты еë ресницы, как... Как она поголовно влюбилась в неë тысячелетие назад. Сакура тщательно заготовила целую речь, но язык прирос к нëбу, когда с еë встретил совсем не радушный взгляд. — Только не сейчас, тут кипяток, — строго предупредила Сакура, осознавая, что со стороны обиженной ни за что Ино всë расценится как мстительный завал тренировками. Выражение Ино поменялось, когда струйка пара доскользила до еë ноздрей. Пахло неизведанно сладким, а сладкое — еë особенная любовь. Сакура намеренно такой приготовила. — Это что? — Ино очутилась впритык к ней со скоростью Рока Ли без утяжелителей и едва не нырнула носом в свежезаваренное нечто. — Это то, что даст тебе побольше сил, — довольная собой, объясняла Сакура. — Я видела, что Шизуне его Цунаде таскает, и скопировала рецепт. — И как это поможет мне одновременно оживить пять сраных рыб? — Запах отвара быстро был перебит вонью сырости и мертвечины, и Ино, вспомнив о своей сегодняшней задаче, обозлилась повторно. — Не волнуйся, — мягко распорядилась Сакура и всучила чашку подруге. — Ты справишься. Сначала попробуешь на всего двух. Можно по очереди, чтобы прочувствовать разницу и примерный объëм чакры, который нужен. Распределишь его и дело за малым. Будем просто добавлять по одной рыбке. Ты... способная. Ставящий точку в реплике Сакуры комплимент, как ни странно, не сделал Яманака еë девушкой. — Обязательно синхронно? — очаровательно надула губы Ино, пропуская похвалу. — Нет, но это поможет развить концентрацию. Тебе это необходимо, — наставительно сказала Сакура и подтолкнула чашу в руках Ино за донышко. Яманака отпила и... обплевала содержимым всех мëртвых рыб. — Сакура! Что это ещë за дрянь?! Названная растерянно заморгала и шагнула назад, начиная беспокоиться за свою безопасность. Ино бледнела, потом зеленела, потом синела, и так по кругу. — Всë в порядке?.. — Ни хера не в порядке, — борясь с рвотными позывами, прогремела Ино. — Ни. хера. Я как будто ложку земли с водой сожрала. Если Цунаде-сама травится этим каждый день, то неудивительно, что она такая стерва. — Прости, может, я напутала что-то в рецепте. — Сакура вдавила шею в плечи. — Убери это, Ками-сама упаси, пока я не довела тебя до состояния этих рыб. Не зря Наруто предупреждал, что с твоих рук ничего лучше в рот не брать. — Он что? Клянясь отправить Наруто в больницу сразу же, как только тот из неë выпишется, Сакура поспешила вылить остатки напитка в окно (после характерного шлепка разбившейся жидкости кто-то снаружи вскрикнул благим матом). Но провальный чай тренировку отменить не мог. Ино не отличалась упорностью (а чего иного ожидать от лучшей подруги Шикамару Нара), выносливостью или быстротой обучения. Но желание — единственное, что требуется, когда ты стремишься чего-то достичь. Сакура помнит, как сверкала Ино, принимаясь за становление ниндзя-медиком. Могло показаться, что Яманака следует за чужой целью, но Ино шла по своему пути — тому, который выбрала сама и из-за которого стабильно единожды в неделю опускала руки и закатывала истерики, но в обязательном порядке приходила к Сакуре, прося прощения и нового шанса. Она была... простой. Еë техники приносили больше всего пользы в сочетании с Шикамару и Чоджи, но было ли это плохо? Становилась ли она от этого менее важной, менее сильной? Сакура знала ответ на зубок, как каждое правило шиноби. Нет, нисколько. Так, Ино третий час возвышалась над злополучными рыбами и обволакивала их переливающейся озорно-голубым чакрой. Сакура следила за монотонным процессом, ведь Ино имела привычку терять сознание от переутомления, но останавливаться было не в их приоритете. Сложно — правильно. Яманака трясущимся плечом стëрла пот с лица, выплюнула скопившуюся слюну в сторону. Ноги сводило, и ей понадобится часовая ванна, чтобы стереть эту тренировку с себя, желательно, навсегда. Ей почти удалось оживить двоих в одинаковое время, но глаза сдавила темнота, а трупики лежали перед ней так же неподвижно и неблагодарно. Ино ни за что не даст заднюю перед Сакурой. Харуно подхватывала еë всякий раз, стоило ногам нечаянно подкоситься. Но «нечаянно» было неуместным словом. Порой Ино слабла специально. Она пошатнулась с намерением упасть на живую подушку за собой и сейчас, но Сакура... спала. Свернулась на твëрдом диванчике, прикрылась предплечьем от отсвечивающих закатом окон и, не дождавшись, заснула. Солоноватых в поту губ Яманака коснулась умилительная улыбка, голова по-птичьи отклонилась, вдоль тела пролилось расслабляющее тепло. Может, она бы подняла Сакуру на руки, может, отнесла бы домой, может, вовсе легла бы рядом, может... Ино тряхнула свою голову, чтобы отвлечься, и плечо Сакуры, чтобы разбудить. * * *

4. Защищайте еë.

— гласило почерком Сакуры на вырванном листочке последнее незачëрнутое. Наткнувшись на него, Сакура смяла лист и отправила его в мусорку, то есть под кровать. Ничего не работало. Ни все эти годы, ни сейчас. Ино видела в ней хорошую подругу, улыбалась нежно своими этими чудотворными губами, просила помочь заплести косу или застегнуть лифчик, собираясь на миссию. Сакура... Поджимало время признания, что в их вечном бессмысленном соревновании она, кажется, проигрывала. Здоровая злость на себя копилась не только последние дни, она копилась годы. Годы, которые Сакура грезила провести совместно, которые вытачивала образ взаимно любящей Ино. Но за грань глупых девичьих мечт это никогда не выходило. Было несложно отвлекаться на выдуманную влюблëнность в Саске, но было сложно принимать, что на деле она такая же фальшивая, как и уверенность Сакуры в том, что притяжение к Ино — нерастолкованные пожитки долголетней привязанности. Харуно могла бы совершенствоваться в несении бремени ниндзя, а не кормить себя надеждами, что Ино хотя бы способна посмотреть на девушку с таким же пылом, с каким она вешалась на каждого второго парня. Закономерная, отчаянная злоба приказала Сакуре утереть слëзы, прокрасться мимо матери и упрямо зашагать в направлении цветочного магазина Яманака. Поздняя Коноха подсвечивалась оконными огоньками, но в цветочном света не было. По высоте луны Сакура прикинула, что Ино сейчас должна была возвращаться домой, и все невысказанные обиды застряли у неë на языке комом, который мало было проглотить — его нужно было высказать. Она двинулась по зазубренному маршруту и вскоре в поле зрения попал до ненависти излюбленный конский хвост. Подул ветер, юркнув меж домов, и Ино обняла себя руками. От такого Сакура даже приостановилась, вдруг вспомнив, в какую крошечную, чувственную, не заслуживающую еë натуру влюблена. Злость сдулась ветром-мимопроходцем. — Хэй, красотка? — пробасил безличный мужской голос откуда-то. Сакура вздрогнула, но обращались не к ней. Ино ничего не ответила и ускорила шаг. Сакура посеменила за ней, перебегая по теням, как безопытная генинка. Плохое предчувствие послало мурашки по ногам; они неизбежно приближались к шумноватому распалëнному кабаку. Улочки были опасно узки. Как только Ино попала в свечение ночного заведения, мужчины засвистели. Ино отдëрнула фиолетовую юбку и прикрылась волосами. — Остановишься, малышка? — Сколько за час? — Вот это бëдрышки, вот это ротик! — Ну куда же ты уходишь, лапочка наша? Перчатки Сакуры затрещали — кулаки непроизвольно сжались. Еë очередь проходить сопровождалась до того свирепой аурой, что ни один посетитель не посмел лишний раз шевельнуться. Ино выслушивала это каждый божий день. По мере продвижения освещение стихало, гул от него не отставал, и сделалось крайне неуютно. Сакура не знала свою деревню такой, ощущение дома исчезло. Они точно были в Конохе? Произошло то, чего следовало ожидать. — Вау, какими судьбами, блондиночка? — раздалось от левого мужчины из тëмного угла. Навстречу Ино вырисовался сальный мужик с сенбоном за ухом. Ино от тактики отходить не собиралась и хотела его обогнуть, но пыльные большие руки схватили еë за талию и сильнее дозволенного оттолкнули к кирпичной кладке заброшки. — Куда же мы так торопимся? Могу проводить. Это довольно неблагополучное местечко, девочка. — Не заслуживающий имени, одетый в обрывки какой-то одежды не успел обслюнявить замеревшей Ино ухо, как кулак Сакуры проделал дыру в стене в сантиметре от его пустой башки. — Могу проводить тебя до госпиталя, сладкий, — приторно протянула Сакура. Крошки обрушившегося кирпича прилипли к незнакомцу. — У, да я погляжу, у меня сегодня праздник! — грубо рассмеялся он, и Сакура обзавелась новой мечтой раскрошить вместо стены его рожу. Их с Ино взгляды пересеклись. Они кивнули друг другу. * * * Какаши нравился всем — Сай знал наверняка. Кроме, может, Ируки-сенсея, потому что Сай видал урывками, как тот угрожал скормить джонина его же собакам за несданный отчëт и зачем-то жал Копирующего по углам. Но что Хатаке делал? Был нелюдимым гомосексуалом, хорошо вëл бой, не вылезал из-за книжек. Сай подходил под каждый пункт даже без умысла, но получал от окружающих не симпатию, а недоумëнные перешëптывания. От Наруто он выведал, что в свободное время сенсей разгуливал по деревне, читая порно. Что ж. Если это то, чем приходится заниматься, чтобы добиться признания, то Саю несложно сбежать из надоевшей больницы на вечер-другой и изучать новый дом под названием Скрытая Деревня Листа, прячась за книгой, которую Сакура, по непонятной причине раздражëнней обычного, вернула ему на следующий же день. Он увлëкся свободой вне больницы, передал контроль ногам и пропустил момент, когда оживлëнная деревня, поворот за поворотом, стала гаснуть и мертветь. Перевернув сотую страницу, в которой говорилось о том, что девушку нужно защищать, Сай услышал звуки ударов, которые знал чересчур хорошо, чтобы с чем-то спутать. Насторожился, вжался в стену, выглянул: Сакура и Ино избивали мужчину. Возможно, это должна была быть драка, но больше походило на избиение. Мужчина под каблуком Яманака плакал. Сакура присела около него, мощным коленом надавив на всхлипывающую грудь, но вместо того, чтобы подлечить, как подобает ниндзя-медику, плюнула ему в лицо. Слюна попала в его сопливые ноздри и приказала закашляться. — На тебе даже крови нет, успокойся уже. — Театрально отряхивая ладони от воображаемой пыли, Ино сняла каблук с кадыка мужчины, дождалась, пока Сакура выпрямится, и отбила ей пятерню. Они смотрели, как униженный мужчина неуклюже восстанавливает равновесие, подтирает сопли и чужие слюни своим жирным пятном на футболке и, хныча о вышибленной руке (которая, как Сай не видел, по-хозяйски лезла Ино под топ), петляет за помоями. — Вау, — не смог промолчать Сай и чудом не попал под раздачу. — Твою ж... Ты что тут забыл? — С Ино слетела вся самоуверенность, и она неосознанно отпрыгнула за Сакуру. Тень Сая устрашающе расползлась по той стене, что повезло уцелеть. — Почему ты не в больнице? — С явным недовольством Сакура нахмурилась и уперела руки в бока, в точности мать, встретившая ребëнка с гулянки слишком поздно. Но Сай проигнорировал оба вопроса и ответил на другой, свой собственный, двухдневной давности. Посмотрел сначала на книгу, потом на девушек. Пазл сложился. Это увидела и Сакура в охреневших глазах друга, но среагировала с опозданием. — О-о-о, так это всë было ради Ино? Ты вернула мне книгу, потому что получилось? Вы теперь встречаетесь? У Сакуры взбухла вена на виске. — Ты точно его случайно не задела, пока мы расправлялись с тем дебилом? — задала риторический вопрос Ино. — Жаль, но нет, — процедила Сакура через челюсти, сжатые с такой силой, что они грозились вот-вот посыпаться. — Я... что-то... снова не так понял? — опасливо стал отступать Сай под риском обернуться новой жертвой. — Тебе же нравится Ино, разве нет? Переулок похоронился в тишине. Сай ему не уступал и был как никогда близок к тому, чтобы похорониться заживо. Но на лице Сакуры не было злости. Там отчëтливо поселился страх, и никаких руководств не нужно было, чтобы распознать его. Она побледнела, казалось, настолько, что в полутьме становилась новым источником света. Ей меньше всего на свете хотелось поворачиваться. В особенности после того, как Ино тяжело сглотнула. — Сай? Тебя успокоительными перекачали, что ль? — с нервной ноткой нашла голос Ино, и слышалась она шагом дальше. — Сакура? Чë он несëт? Почему все молчат? Все вправду молчали. Молчали, а потом... — Я тоже нравилась тебе всë это время?! Это так? Отвечай! И смотри на меня, когда я с тобой разговариваю! Сай еле подавил желание зарисовать столь легендарный момент: саму Сакуру Харуно кто-то отчитывал. Кто-то, кто не носил титул Хокаге. — В смысле... тоже? — Всë, что выдавила она, вцепившись в кромку чëрных шорт и ковыряя кожу под ней. — В том самом! Ты раньше не могла сказать?! Я столько гонялась за тобой! Столько намëков делала, как советовала Куренай, а ты только убегала! Почему я узнаю о взаимности от этого остолопа, а не от тебя?! Поражëнная Сакура вытянула дрожащий подбородок и попыталась собрать самообладание по капелькам. — Могла бы сама догадаться — кто из нас тут из семейки мозгоправов? Ино, чьи слюни осеменили всë на расстоянии квадратного метра, напыщенно подтянула хвост и подавилась возмущениями. Краснющая то ли от злости, то ли от смущения — вопрос многовековой. Почему-то еë глаза, подобая сакуриным, были на мокром месте. Игра света, скорее всего. — Эм, можно? — Сай поднял руку, как неуверенный отличник с вопросом не по теме урока. Два гневно-плаксивых взгляда вкусились в него. — Я не думаю, что так правильно признаваться в своих чувствах. В третьей главе сказано... — Он судорожно залистал книженцию. — Сай, — позвала его Ино преувеличенно без эмоций, не давая дойти до нужной строки. — Да? — Прикройся книжкой. — Зач... — И не подглядывай. Сай мог разве что слушать. И услышал он вопросительное мычание Сакуры, сменившееся странноватым копошением; удивлëнное хмыканье и перебитое похлеще того паренька дыхание. Рука начинала затекать. — Можно уже смотреть? Характерный чмокающий звук предшествовал задыхающемуся разрешению Сакуры отнять книгу от лица. На лбу Сакуры красовался отпечаток чьих-то губ. Не еë помада так же размалась по всему рту, а совершенный хвост Ино оказался распущен и весьма потрëпан. — Теперь правильно? — ухмыльнулась она несухими устами, пихая ощупывающую свои горящие уши Сакуру. Их щëки были одинаково цветны, они сами — одинаково счастливы. Сай удовлетворительно кивнул. * * * — Какого ты делаешь? Не трогай меня, извращуга! Сай, вторящий Ино и полезший целовать лоб Наруто за обедом, расстроенно нахмурился на встреченные вопли, доставшие из комы или вогнавшие в неë каждого пребывающего на территории госпиталя Конохи. Он повернулся к девушкам и беспомощно развëл руками с немым вопросом: «Снова не так?» От безуспешно скрываемого хохота Ино хрюкнула в волосы Сакуры, а та, превознемогая боль в губах (и от улыбки, и от кое-чего ещë), пожала плечом. Они стояли в медицинских халатах, за подолами которых переплели пальцы, как переплетали стебли для цветочных венков: Сакура — неумело, но пылко, Ино — с зародившейся с детства любовью.
Примечания:
спасибо за прочтение ♡
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты