Всего лишь легенда

Слэш
NC-21
Завершён
25
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Ким Тэхён (он же знаменитый певец V) никогда бы и не подумал, что за всю свою аморальность и бесчеловечность придётся когда-нибудь платить. Тем более так много.
Примечания автора:
Для некоторых это может быть неприятная и сложно читаемая работа, так что убедитесь, что прочитали метки.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
25 Нравится 2 Отзывы 13 В сборник Скачать

.

Настройки текста
Главная репетиция подходит к концу. Все сработались идеально. Что певец спел и выступил в общем сногсшибательно, что подтанцовщики, что все остальные. Звезда завтрашнего концерта уходит со сцены, оставляя арену дожидаться своего часа. Ким Тэхён, более известный под псевдонимом V — идеальное создание не от мира сего (по мнению его фанатов). И красивый, и ухаживает за собой, и толерантен, и вежлив, и добр — чудо, а не человек. Только вот загвоздка, он даёт другим видеть лишь то, что выгодно ему. На самом же деле идеальных людей не существует, но остальным об этом лучше не знать. Меньше знаешь — крепче спишь, не так ли? Розовые очки не такая уж и плохая вещь. Тэхён, переодевшись в обычную одежду, идёт по коридору к выходу, уже мечтая попасть домой. Закажет себе что-то из мексиканской кухни, найдёт фильм на вечер, ванные процедуры, отдых, вся фигня — идеальный вариант для проведения остатка дня. Здесь относительно немного людей, завтра будет куда больше. Всё внимание и восторженные взгляды будут прикованы к нему. К тому самому. К идеальному. Как же ему сносит крышу от таких мыслей. Боязнь сцены? Нет, не слышали. Только в первые его выступления было волнительно, а уже к пятому он чувствовал себя отлично. А сейчас, имея большую аудиторию, клипы, стоимостью в квартиры его зрителей, персоналом в сотню человек и таким количеством внимания — он чувствует себя королём этой жизни. На каком моменте он вытянул выигрышный лотерейный билет? Когда начал петь в душе? Или когда связался с хорошей компанией? Может когда снялся в рекламе? Не имеет значения. Он вошёл в историю. Он тот, кого будут помнить, а то и учить в школе на уроках музыки. Выход к парковке уже совсем близок. Довольный своей работой Тэхён идёт по коридору, где видит своего продюсера и ещё какого-то парня. Продюсер не каждый раз приходит посмотреть на его концерты, но порой бывает. Довольно добрый человек, хоть и серьёзный. С Тэхёном они очень хорошо сработались. Даже слишком... К слову о парне, стоящем около него. Чёрная просторная футболка аккуратно заправлена в чёрные штаны. Каштановые волосы более менее уложены и почему-то эта макушка кажется знакомой. — Как Вам репетиция? — последнее слово певец выговаривал аж слишком долго. Задумался? Задумался. Знакомая не только причёска, а и лицо. Это лицо вызвало небольшое непонимание происходящего. — Тэхён, ты как всегда великолепен, — нахваливает продюсер. — а это, к слову, Чонгук, он теперь твой визажист. — Ах, визажист, значит? — произносит Ким, смотря в глаза его, как выяснилось, новому визажисту. — Что-то не так? — Лучше не бывает. Рад, что Вам понравилось, как я себя проявил на этой репетиции. — Отлично. Встретимся завтра. Надеюсь, всё пройдёт гладко и не нужно будет проводить с тобой приватную беседу, — сколько же двусмысленности было в этих словах. По интонации только идиот бы не понял, о чём и вправду он говорит. Тэхён в общем-то не горит желанием трахаться с ним, но это обеспечивает то самое особое отношение. — Для Вас всё, что угодно. Продюсер уходит, оставляя парней наедине. Оба бесстыдно пялятся друг на друга. Как же они выросли. Каждый нашёл себя в жизни, изменился как внешне, так и внутренне. Они помнят друг друга ещё школьниками, а теперь один звезда сцены, второй — визажист. — Поздравляю. Будешь красить звезду, — с ноткой снисходительно говорит Тэхён. — И как живётся звезде? — Чудесно. Я ведь не обознался? Чон Чонгук? — Не обознался. — Что ж, поблажек можешь не ждать. Завтра я должен сиять, иначе кто-то лишиться своей ущербной работы. — Ущербной? — Чонгук возмущён. Возможно, он уже бы готовил кулак для набивания сияющей морды Тэхёна, если бы тот не был в какой-то степени его начальником. — Что-то не нравится, мистер визажист? — Не считаю свою работу ущербной. — Не пойми неправильно. По сравнению с уборщиками твоя работа — предел мечтаний, а вот по сравнению с моей лучше промолчу. — А ты скажи. — Она... Как бы сказать помягче... Она уёбищная по сравнению с моей. И согласись, я ведь прав. Вообще, в Тэхёне ещё в школе проявлялись признаки нездорового самолюбования. Не особо нравится ему это слово, но так оно и есть на самом-то деле. Продажность, аморальность, самодовольство, эгоизм, забывание о принципах — всё это про него. Не осталось у него принципов, без них быстрее и легче продвигаться по карьерной лестнице. Чонгук облокотился о стену и сложил руки на груди, нервно постукивая ногой по полу. В школе между ними были неплохие отношения. Частенько разговаривали какое-то время, иногда даже сидели в месте, но дружбы навсегда между ними явно не было. По крайней мере, так думает Ким. — Мне не о чем с тобой больше говорить, — да он вот-вот взорвётся, прям бальзам на сердце. — Раньше мог дольше меня терпеть. — Раньше не было омерзительно на тебя смотреть. Тэхён хоть и не показал, но эти слова его в какой-то мере задели. Кому-кому, а вот Чонгуку всегда можно было доверится. Вообще хороший парень, всегда был рад помочь, в сложной ситуации не бросал, поддерживал. Возможно они были даже почти что... Друзьями? — В таком случае и мне тебе больше сказать нечего. — До завтра. Ким лишь кивнул в ответ. Разговор не из приятных. Когда всё пошло не так? Ах, точно, наверное тогда, когда он назвал работу Чонгука ущербной, хоть по его мнению, это всего лишь правда.

*****

Очередной блестящий концерт подошёл к концу. Зрители кричат что-то певцу в спину, но сказанные слова его сейчас не особо интересуют. Парень заходит за сцену, часик разговаривает с продюсером и остальными людьми из его коллектива, встаёт напротив стола с подсвечивающимся зеркалом и снимает порядком надоевшие серьги, которые оказались слишком тяжёлыми. Красные волосы уже не выглядят так идеально, как были до концерта, но они всё равно получше волос большинства пришедших на него. Он доволен проделанной работой. Чонгук и вправду умеет делать макияж, аппаратура не подвела, а Тэхён искусно управляет своей мимикой и телом в общем. Короче говоря, лучшего концерта и не придумаешь. Ким рассматривает своё лицо в зеркале и подвигает для себя стул, так как сил стоять уже практически нет. Он раздумывает над тем, нормально ли подмигивал, уместно ли приподнимал брови, как выглядела его причёска во время выступления. Частенько такие мысли терзали его голову, но становилось куда лучше, когда предоставлялась возможность посмотреть снятый материал. Тогда как камень с души. Можно сделать чёткие заметки для себя на будущее и полюбоваться идеальностью некоторых движений. С каждой секундой становится всё сложнее и сложнее двигаться. Он чуть ли не заснул, когда положил голову на ладонь. Это был и вправду сложный день, он выжал из себя все соки. Дверь в помещение неожиданно открывается и Тэхён, подскочив, резко оборачивается назад. Как оказалось, к нему зашёл Чонгук, который тоже не выглядел супер бодрым, но и явно получше Кима. — Напугал. Ты чего без стука? — как же сложно оказалось для него говорить. Каждое слово он буквально выдавливал из себя, на столько сильным было это изнеможение. — Я думал, тут уже никого нет. Ты чего засиделся? — Засиделся? — странно. Парень думал, прошло буквально полчаса с момента, как он зашёл в гримёрку. — Сколько времени? — Уже полдесятого. Около двух часов он уже тут торчит. Видимо, всё же ненадолго уснул. Большинство людей уже пошло домой, осталась только малая часть персонала, они практически одни. Вот почему в последние время стало так тихо. — Даже не заметил, что столько времени прошло. А мне ведь ещё к продюсеру ехать. Честно говоря, Тэхёна тогда как-то совсем не заинтересовало, почему Чонгук тоже здесь, хотя вопрос интересный. — Неужели ты с ним спишь? — в лоб спрашивает Чон. — А тебя это каким-то образом касается? — Самому от себя не мерзко? Снова дёрнул за правильную ниточку, снова это его почему-то задело. Возможно, даже задело потому, что он и сам понимает, что это довольно мерзко. Мало кому приносит радость секс с сорокалетним дяденькой-продюсером. А вообще ему вроде как нужно идти, но так и хочется развёрнуто ответить, не оставлять же это просто так. Тэхён подошёл немного ближе и выдавил из себя самодовольную улыбку. — Чему ты так удивляешься, детка? Я ебаная легенда. Думаешь, до этого возможно дойти со своими принципами и без аморальности? Думаешь, я ни с кем больше не спал? Думаешь, я и вправду поддерживаю феминизм, ЛГБТ сообщество, против расизма? Да мне глубоко насрать на это. Я всего лишь поддерживаю мнение своей аудитории, лью им мёд на уши, чтобы думали, что их ебаное мнение поддерживает их кумир. В их глазах я идеален. Видимо, Чонгук из последних сил держится, что бы не сломать этой легенде нос. Скорее всего он знал, что в бизнесе чаще всего так и есть, бесило его другое. Бесило то, как бесстыдно Ким это рассказывал. Для него это норма и обыденность, якобы так делают все. Как будто бы звёздам плевать на своих фанатов, будто они не видят в них людей, видят лишь цифры, пришедшие на концерт или просмотревшие новый клип. — Ебаную легенду уже выебали все и во все щели, как я понимаю. Кстати, Тэхён считает, что Гук мог бы быть для него серьёзным соперником на сцене. Он довольно харизматичный, красивый, в нём явно есть задатки лидера, он бы рвал и метал всех, кто встанет у него на пути. Только вот он своими принципами и моралями не жертвует, так что даже если он и захочет когда-нибудь, — дойти до уровня своего бывшего одноклассника навряд ли получится. — Далеко не все. Низшему сорту я бы в жизни не дал. Например тебе. — Так я, получается, ущербный низший сорт? — спросил, приподняв брови. — Получается. — Не слишком ли много на себя берёшь? — Чонгук подошёл к нему ближе, что заставило певца инстинктивно сделать шаг назад. — А что ты сделать мне можешь, умник? — А если выебу тебя прямо здесь, так же много уверенности будет? — парень подходит всё ближе и это, если честно, начинает немного напрягать, но виду Тэхён не подаёт, рано бить тревогу. Тем более здесь ведь всё-таки ещё есть люди, в случай чего помогут. — Это угроза? — Это предупреждение. — Кишка тонка. После этих слов случилось непредвиденное. Чонгук взял его за шею и кинул парня на пол, что тот ударился затылком о шкаф. Больно, но терпимо. Вот теперь он начинает надеятся, что люди рядом всё же есть, потому как что творится с Чоном — огромная загадка. Обстановка только накаляется, когда Ким поднимает глаза и видит, как парень уже закрыл дверь и, возвращаясь, расстёгивает свой ремень. — Чонгук, ты что, совсем отбитый?! Он присел на корточки около Тэхёна и, взяв того за подбородок, сказал практически в губы: — Крикнешь, и я тебя так ёбну, что на всю жизнь запомнишь, — он был и вправду в звериной ярости. Также нельзя не подметить, что от него исходил запах спиртного, а это скорее всего только усилило его эмоции. — Я могу... — не успел он закончить предложение, как по помещению раздался звук звонкой пощёчины. Теперь пора бить тревогу. Пока визажист встал и что-то там делал, Тэхён приходил в себя и спустя пару секунд поднимает голову. Он уже был готов закричать, дабы позвать хоть когда-нибудь на помощь, но его кое-что остановило. Около его лица уже находился член, который Чонгук держал одной рукой, а второй, видимо, снимал на телефон происходящее. Чон резко поддаётся бёдрами вперёд, проезжаясь головкой по губам Кима. Он слегка нажимает и проталкивает её парню в рот, пока тот, будучи растерян, ничего и сделать не может, кроме как смотреть на насильника глазами по пять копеек. Первое, что успевает почувствовать певец — шок. Неожиданно и немного страшно до такой степени, что даже слова из себя выдавить не может. Как фарфоровая кукла: похожа на живую, но ни с места не двигается, ни слова не скажет. Пару секунд и мозги потихоньку включаются. Он резко отводит голову, рукой пытаясь сохранить дистанцию между ними. — А теперь, мой хороший, хорошенько подумай вот над чем: у меня есть видео, на котором мой член спокойно лежит у тебя во рту. Сделаешь что-то не так — это видео увидят все. Все увидят, какая ебаная шлюха их кумир. Так что можешь звать на помощь, но твоей репутации придёт конец. А можешь сделать всё в точности так, как я говорю и это видео больше никто не увидит. К Тэхёну не сразу приходит осознание сказанных слов, но когда он всё понимает — его глаза расширяются уже до размера яблок. — Чонгук... это уже... Не вздумай! — сейчас он понимает, что монстр напротив него имеет полную власть и безнаказанность. Он осознаёт, что никто ему не поможет. Это состояние он никогда в жизни не забудет. Аж страшно от того, на сколько он беспомощен. — Слушайся, и никто об этом позоре не узнает. — Жутко. Чонгук одержим и злостью, и возбуждением, и ещё чёрт пойми чем. Его взгляд затуманен и он, сев на колени, берёт Тэхёна за затылок и упирает лицом прямиком себе в пах. — Открой рот и только попробуй зубы выпустить. Ким не может этого сделать. Он смотрит на член, находящийся прямо перед его лицом, и не может этого сделать. Руки, которые ему пришлось положить на колени Чона — начинают трястись. Страшно до дрожи. Страшно, потому что, видимо, и сам Чонгук себя не контролирует. Насильник почти криком повторяет просьбу и Тэхён понемногу открывает рот. Чонгук водит головкой по его губам и снова берёт телефон. Он снимает и параллельно с этим двигает бёдрами, проталкивая член в чужой рот. В один момент он взял Кима за затылок и прижал носом к своему паху, тем самым принуждая взять по основание и начать задыхаться. По щекам потекли слёзы от рвотного рефлекса. С каждой секундой ситуация всё хуже и хуже. Теперь у него есть ко всему видео, на котором знаменитый певец делает горловой какому-то парню в гримёрке. Тэхён чувствует... Обиду? Скорее всего да. Больно осознавать, на сколько злым может быть человек, которому раньше доверял. Он не мог воспользоваться им, просто не мог... Расплата за ложь? Карма? Не имеет значения. — Хороший мальчик. Теперь вставай, продолжим немного по-другому, — сказал абсолютно холодным приказным тоном. На столько холодным, что становится ещё страшнее, хотя, казалось бы, куда ещё? Тэхён аккуратно пытается встать, держась за шкаф. Ноги ватные и абсолютно его не слушаются, такое впечатление, что он сейчас либо упадёт в обморок, либо не справится с управлением и просто упадёт. И не понятно, какой из вариантов лучше. Но, к счастью или к горю, Чонгук подхватывает его за талию и усаживает на косметический стол и максимально приближается к лицу напротив, томно говоря в губы: — Раздвигай ноги, — по телу проходит дрожь после сказанных слов. Чон отстраняется и поднимает его, разворачивая и укладывая его спиной к себе. Место на столе не позволяет певцу полностью на него лечь, потому он опирается о стол выпрямленными руками, а лицо чуть ли не утыкается в зеркало. Парень чувствует, как руки сзади пытаются снять с него штаны с трусами. — Блять, пожалуйста, хватит, это уже слишком! — парень как будто игнорирует и стягивает его одежду вниз. Следом слышится звук ремня. На Тэхёне его нет. Это пугает ещё больше. — Чонгук! — Цыц! — произносит Гук и бьёт ладонью по ягодицам Кима не сильно, но ощутимо. Спустя пару секунд Тэхён слышит звонкий звук удара ремня о собственную задницу. Первые разы не так уж и больно, но к удару пятому кожа покраснела, а Чонгук начал бить только сильнее. Парень не мог сдерживать крики, которые отчаянно пытался заглушить рукой. Мягкая кожа буквально горела, ещё немного и, казалось, пойдёт трещинами, из которых потечёт кровь. Он ёрзал и просил перестать столько, сколько мог. Единственное, чего он сейчас хотел — это чтобы Чон перестал его бить. Начинало казаться, что он не выдержит данную пытку: то ли отключится, то ли умрёт. — Прошу тебя, Чонгук... — захлебнуться воздухом — не наилучшая затея, но Тэхён сейчас не в силах контролировать собственное дыхание. — Мне так больно, прекрати. — Запомни мою доброту. Бляшка ремня со звоном падает на пол. Появляется мелкая надежда на то, что это конец, скоро они разойдутся по домам. Насильник отходит и громко дышит. У самого, как выяснилось, дыхание сбито, но навряд ли тоже от страха. Он стал монстром для Тэхёна. Монстром, уважение и доверие к которому исчезло навсегда. Как же это быстро произошло. Тем временем Чонгук подходит и трётся о его задницу... Возбуждённым членом? Он взял Кима за бёдра и только притягивает себе, симулируя толчки. Тэхён пытается отстраниться, так как понимает, что анальный секс с Гуком — худшее, что может быть в сегодняшней программе. Он пытается схватится хоть за что-то, вцепится ногтями и оттолкнуть его, но без толку. — У меня смазки нет, у тебя наверное тоже. Будешь терпеть насухо. Не успевает парень и слова сказать, как в него резко входит два пальца, которые буквально через секунду раздвигаются на подобии ножниц. Боль пронзила его тело, будто одна сплошная судорога. Он не сдержался и закричал, что было силы. Пальцы на ногах сжались, глаза сомкнулись до побеления, а рот так и открыт в крике. Растяжка длилась недолго. Жгущая боль обрела новые краски, когда пальцев не стало внутри, но о боли парень и думать забыл, как только почувствовал слегка влажную головку члена. Чонгук закрыл его рот рукой и, не обращая внимания на громкие слова, наверное, мольбы, которые превратились в приглушённое мычание — вставил головку в задницу Тэхёна. Не долго думая, он, помогая второй рукой, вставил член до основания. Получилось с трудом, но всё же получилось. Ким не может в это поверить. Он беспомощно кричит в руку и пытается держаться на ногах. Режущая, жгучая боль на подобии эхо расходится по телу. Как же он ненавидит Чонгука. Это та самая нездоровая ненависть. Ненависть, которая может вызвать даже слёзы. — А чего же тебе не нравится? Как старики ебут, так отлично, а как я — сразу крики и спектакли, — певец бы ответил ему что-то, да рука, плотно закрывающая рот, немного мешает. Парень делает резкий и глубокий толчок, беря Тэхёна за волосы и втыкая носом в зеркало. — Смотри на себя. Грязная шлюха. Любому дашь и любой тебя без проблем выебет, как только захочет. Ты ничтожество, Тэхён. Мерзкое ничтожество, ничего, кроме удовлетворения других, делать не умеющее. Ким смотрит на себе в зеркало и не сдерживает поток нахлынувших слёз. Он и вправду ощущает себя сейчас мерзким, грязным и использованным. Истерический крик боли (и физической, и моральной), который он не сумел сдержать, раздаётся по комнате. Он пропитан всем отчаянием, безвыходностью, обидой и злостью, что копилась уже с час. Парень задыхается в слезах, чувствах и эмоциях. Оказывается, он куда слабее, чем сам считал. Чонгук чуть сильнее затыкает рот принимающему и ускоряет темп. Он чувствует, как совершать толчки стало легче. Опустив взгляд в низ, он заметил кровь на своём члене. Сомнительная смазка, но, как минимум ему это не мешает. Тэхён из последних сил цепляется ногтями за что угодно. Толчки становятся чаще. Он чувствует свою тёплую кровь, но понимает, что скоро это всё кончится. Парень уверен, что Чон уже давно хотел кончить, но держался до основного. До траха ебаной легенды. Чонгук издаёт низкий стон и Ким чувствует, как его заполняет горячая жидкость. Руки визажиста уже не держут обессиленное тело. Он берёт салфетки и немного отходит назад. Тэхён спускается на колени, а потом и вовсе чуть ли не ложится. Боль не утихает, а с каждой секундой лишь возрастает. Слёзы закончились, силы тоже. — Я удалю это видео, — напоследок говорит визажист, уходя из помещения с ремнём в руках. Парня, лежащего на полу, испачканного в крови и сперме, — пробивает на второй заход плача. Хотелось согреться и взять какое-нибудь покрывало, но на это не было сил. Он поджал ноги и плакал, продолжая лежать на полу.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты