Blast From The Past

Гет
R
Завершён
69
Размер:
78 страниц, 11 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
69 Нравится 297 Отзывы 9 В сборник Скачать

It's Always Darker Before The Dawn

Настройки текста
Примечания:
— Это конец, — единственная мысль, как заевшая пластинка, крутилась у Юли в голове. Ей не составило труда догадаться, когда именно на них началась «охота». Первое же фото сказало всё само за себя. И действительно она могла предположить, что их встреча в столь людном месте, тем более когда Алексей будет под прицелом журналистов, это плохая затея. Но придя тогда на его встречу с избирателями, она лишь думала о том, чтобы поддержать его. И вот результат её опрометчивого поступка — фото пусть и плохого качества, но на которых можно без труда различить его и Юлю. Поцелуй в макушку, её руки на его лице, их поцелуй. Если не брать весь ужас ситуации, девушка бы раз за разом перелистывала эту короткую галерею из фотографий. Тайный фотограф сумел запечатлеть все Юлины чувства к Алексею. Следующие фотографии, казалось бы, представляли мало интереса: она заходит в офисное здание, они выходят вместе, более чем целомудренное держание за руки. Но сам факт, что эти снимки были от разных дат, заставляли девушку ужаснуться от осознания, что слежка за ними велась вот уже почти два месяца. Девушка открывала ссылку за ссылкой, время от времени нервно сбрасывая звонки с незнакомых номеров. Она боялась представить, какие ещё данные помимо её номера попали в руки этих так называемых журналистов. Сначала Юля не вчитывалась в тексты новостей, но когда заголовок «Оппозиционный кандидат променял пост мэра на любовь?» привлек её внимание, она решила прочитать статью полностью. К ней у автора текста была куча вопросов «Кто она?», «Что она?», «Как прозрачны ее мотивы?», «Почему скрывается?» и так далее, и так далее. А вот к Алексею лишь один — «Стоит ли сиюминутный порыв страсти так желаемого им поста?». Вопросы к себе Юля игнорировала, но она не могла описать, какую злость вызывали их претензии к Алексею. Неужели они не видят, что он делает? Какую сильнейшую кампанию он ведёт? Как ему сложно бороться за каждого избирателя. Слёзы обиды застилали ей глаза. «Лёша», — наконец до неё дошло, что она до сих пор не слышала от него никакой реакции. Девушка не могла поверить, что он ещё не в курсе произошедшего. Алексей был практически прикован к своему мобильному, что её слегка бесило, но она понимала, что он должен быть всегда на связи. Она набрала его, но в ответ лишь услышала «Набранный вами номер недоступен». Юля в исступлении посмотрела на свой телефон и снова повторила вызов. Но в ответ механический голос сообщил ей всё то же. Одна мысль закралась в голову девушке и опоясала своими липкими щупальцами весь разум: «Он не хочет её больше видеть. Случилось то, что вы оба предполагали. Его карьера под ударом. И всё из-за неё». Но вдруг раздался телефонный звонок, в надежде, что это звонит Алексей, Юля подняла трубку, но с другой стороны лишь услышала: — Юлия, как вы прокомментируете… Тут остатки Юлиного самообладания покинули её: — Что вам нужно от меня? — начала совершенно спокойно Юля, но её голос не предвещал ничего хорошего для собеседника на том конце линии. — Вы хотите от меня комментариев? — всё так же продолжала она. — Вы готовы записывать? — Да-да, конечно, — на том конце явно оживились, не ожидая получить хоть какой-то реакции. — Вы сломали мне жизнь. И ставите под удар карьеру прекрасного человека, — Юля замолчала на секунду. — Я надеюсь, ваши заказчики останутся этим довольны. Ведь они этого добивались? На этом она положила трубку и отключила телефон. *** Этим утром Алексей шёл на работу в прекрасном расположении духа. Оставались считанные недели до выборов. Кампания двигалась по накатанной, его рейтинги постоянно росли. Несмотря на редкие провокации от провластных активистов, которые те устраивали на его встречах с избирателями, можно было сказать, что всё проходило в лучшем для него виде. Он с каждым днём старался привыкать к идее, что в этот раз у него всё обязательно получится, что то, за что они боролись с командой, уже скоро осуществится, и он станет мэром. Ну и конечно, события в его личной жизни не могли не радовать. Его отношения с Дашей развивались прекрасно, конечно, он пока не исполнял полноценную роль отца в её жизни, но у них уже точно были дружеские, доверительные отношения. А с Юлей… Только одна мысль о ней вызывала улыбку на его лице. С каждым днём они становились всё ближе, и он чувствовал, как самые главные слова уже крутятся на его языке и ждут подходящего момента, чтобы вырваться наружу. Однако хорошее настроение Алексея улетучилось, как только он зашел в офис: — Всем привет! — радостно сказал он, но был встречен гробовым молчанием и убитым выражением лиц своих сотрудников. — Та-а-ак, и что у нас случилось? — молодой человек прокручивал возможные причины такого поведения, но все они казались не совсем реальными в данной ситуации. — Я надеюсь, никто не умер, — решил пошутить он и разрядить обстановку. К нему тотчас подлетел разъярённый Волков: — Твой шанс стать мэром скоро умрёт, — зло прошипел он. — Я тебя предупреждал, я тебя сразу предупреждал, а ты меня не слушал, — как заведённый повторял тот. — Так, мне кто-нибудь нормально объяснит, что здесь происходит? — Алексей уже сам начинал злиться. К счастью обоих, в офисе появилась Кира, которая отправила Леонида пойти подышать свежим воздухом, а Алексея буквально затащила в его кабинет: — Алексей, почему ты не отвечаешь на звонки? Где твой телефон? — было видно, что девушка нервничала, но пыталась совладать с эмоциями. — Да вот он! — тот показал на стол, где лежал телефон. — Вчера забыл его тут, разрядился, наверное, — пока он пытался поставить аппарат на зарядку и включить его, он ещё раз обратился к Кире с вопросом. — Кир, скажи мне, что происходит, я начинаю волноваться. Девушка устало села на стул напротив него и закрыла лицо руками, спустя какое-то время она посмотрела на него: — В прессу просочилась информация о вас с Юлей, — наконец сказала она. Алексей ожидал услышать всё что угодно, только не это. — В смысле? Как? — непонимающе спросил тот, он пытался вспомнить, где их могли подловить. Он вспомнил то утро, когда Юля провела ночь с ним здесь, и ему показалось, что он видел кого-то на парковке за деревьями. Неужели не показалось? Но Кира уже открыла какую-то ссылку на его компьютере и развернула экран к нему. — Это… Это же после встречи с избирателями, — он смотрел на сменяющиеся фотографии. — Но, Кир, там же были вроде адекватные журналисты, операторы, фотографы? — Ты же знаешь, что если за какой-нибудь компромат на тебя была предложена хорошая сумма, то даже самые адекватные готовы поступиться своими принципами, — всё, что на это ответила Кира, и Алексей понимал, что она, к сожалению, права. — Что пишут? — у Алексея не было никакого желания читать сами новости, и он хотел услышать краткую выжимку и оценку от своего пресс-секретаря. — Пока всё вполне стандартно и в духе жёлтых газет, — начала Кира, — строят догадки, что за загадочная незнакомка, почему и откуда она так внезапно появилась рядом с тобой. В нескольких материалах даже проскакивала идея о том, что она твой «куратор» с Запада и чуть ли не она ведёт твою кампанию, — выражение лица Алексея явно показывало, что он думал об этих заявлениях. — Но самое неприятное для тебя, — тут девушка остановилась и глубоко вздохнула, — почти все утверждают, что ты променял свою кампанию на неё, и ты уже не заинтересован в исполнении своей программы, выборах и прочее. — Кир, ну это же бред! — раздражённо бросил Алексей. — Это знаешь ты, это знаю я и вся наша команда. Даже наши немалочисленные сторонники этому вряд ли поверят. Но, — девушка замолчала на секунду, — это может лишить нас тех необходимых процентов еще не определившихся избирателей. И тогда, — Кира снова взяла паузу, — тогда мы проиграли. Алексей больше был не намерен всё это слушать. За его политическую карьеру он слышал и читал о себе вещи похуже. Да, он был согласен с Кирой, что сейчас на кону стояло то число неопределившихся. Но это не значило, что они перестанут за них биться. — Так, пойдем, — теперь уже он тащил девушку за собой из своего кабинета. Он привлек внимание всех находившихся в офисе сотрудников штаба, которые все ещё находились в упадническом настроении: — Я попрошу всех вас послушать меня внимательно, — начал он. — Начиная эту кампанию, мы знали, что нам будет нелегко добиваться поддержки и привлекать на свою сторону новых избирателей. Но за эти месяцы мы почти с нуля добились колоссального роста рейтингов, — продолжал Алексей. — И это испугало власть, и они решили играть грязно, нечестно, лезть в мою личную жизнь. Но если они думают, что это нас остановит, что мы сложим лапки и сдадимся — они ошибаются, — молодой человек наблюдал, как с каждым произнесённым им словом к его сотрудникам возвращается какое-то подобие уверенности. — Мы продолжим нашу кампанию, как будто ничего не произошло. Мы не дадим им шанс насладиться нашей слабостью. Поэтому в следующие недели мы работаем в двойном, в тройном объеме. И мы их победим, — наконец Алексей закончил свою речь. Он надеялся, что ему удалось убедить всех бороться дальше, потому что сам он сдаваться не намерен ни в отношении кампании и выборов, ни в отношении… — Юля… — он наконец осознал, что не слышал ничего от неё. Он только мог представить, что творится в голове у девушки сейчас и что она могла себе надумать. Он схватил свой телефон и начал набирать её, но в ответ лишь слышал: «Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети». — Чёрт, чёрт! — ругался про себя Алексей. — Кира, ты что-нибудь слышала от Юли? — Нет, ничего, — растеряно ответила та. — А ты пытался ей звонить? — Именно этим и занимаюсь. У неё телефон отключен. — Ты должен ехать к ней, — не раздумывая ответила она. — А вы? — растерянно сказал Алексей. — Я только сказал вам всем, что мы будем бороться вместе, и сразу же сбегаю. — Сейчас мы справимся без тебя, — уверенно ответила Кира, — а Юля может не справиться. Ничего не отвечая, Алексей уже находился на пути из офиса. Всю дорогу он снова и снова набирал её номер, но получал один и тот же результат. Он молился всем известным богам, чтобы с ней все было в порядке. Наконец добравшись до её дома и взлетев по лестнице на её этаж, он как не в себя жал на дверной звонок. Ему казалось, что он слышит шорохи за дверью. Но никакой реакции, ему никто не открывал. — Юля, — Алексей надеялся, что она услышит, что это он и впустит. — Юль, открой, пожалуйста, дверь. Нам надо поговорить, — но его просьба оставалась без ответа. «Ладно, — подумал он, — перейдем к плану Б». И, спускаясь по лестнице, он уже набирал другой знакомый ему номер. *** Из-за двери Юля слышала эхо удаляющихся шагов. Почему она не открыла ему? Хороший вопрос. Испугалась? Возможно. Испугалась увидеть разочарование в его глазах, услышать обвинения в свой адрес. Ведь вся цепь событий, приведшая их к этому моменту, началась с неё. Лишь она во всем виновата. Юля продолжала смахивать с глаз неостанавливающиеся слёзы. Когда же она выплачет их все? Она вернулась в свою комнату и снова зарылась под одеяло, прячась от окружающего мира. Девушка не заметила, как задремала, но из полудрёмы её вывел звук поворачивающегося ключа в дверном замке и открывающейся двери. Она выпуталась из своего кокона и осторожно вышла из комнаты. — Откуда у тебя ключи? — И тебе привет, — устало ответил ей Алексей. — У Даши взял. И да, не так я себе представлял знакомство с твоей мамой. Очень приятная женщина, кстати, я могу понять, в кого ты. — Ты ездил к моей маме? — заторможенный ото сна и постоянного плача мозг Юли с трудом переваривал полученную информацию. — Ну ты же меня не пускала, пришлось искать другие пути, — молодой человек долго смотрел на неё, как будто пытаясь прочитать её мысли и считать, как она себя чувствует. — Юль, ты как? — Ты у меня спрашиваешь, как я? — ответила та и Алексей непонимающе посмотрел на девушку. — Это я должна спрашивать, как ты? И почему ты здесь? — Юля, я тебя не понимаю, — молодой человек был абсолютно растерян. — Алексей, — абсолютно безэмоционально сказала Юля, — ты не должен быть здесь сейчас. Сейчас ты должен быть со своей командой. Вы должны думать, как все исправить. Сейчас это главное, — говоря все это, девушка сама не верила своим словам. Но она должна была сейчас сделать больно себе и ему, чтобы он не винил её потом. — Ты должен идти. Юля видела, что каждое её слово ранит его, но другого выхода она не видела. — Ты… — начал Алексей абсолютно потерянным голосом. — Ты реально считаешь, что сейчас кампания для меня важнее, чем ты? — Так должно быть, Алексей, — ответила она. — Так было бы, если бы я не пришла к тебе пару месяцев назад, и так должно быть сейчас. Я сказала тебе, что не собираюсь разрушать твою карьеру. Я исполняю свое обещание. Они некоторое время простояли молча, наедине с только им известными мыслями. — Ты хочешь, чтобы я ушёл, — наконец сказал Алексей. Это не было вопросом, скорее констатацией факта. В ответ было лишь молчание, которое было красноречивее любых слов. Он подошёл ближе к ней, посмотрел прямо в её светлые глаза, которые от всех выплаканных слез казались ещё ярче, и прошептал ей на ухо: — Я уйду сейчас, — он старался говорить как можно спокойнее. — А когда ты придешь в себя, выкинешь всю эту дурь, которую ты себе напридумывала, из головы, ты знаешь, где меня найти, — на этом он оставил долгий поцелуй на её макушке и покинул квартиру. *** Правильно ли он сделал, уйдя тогда от неё? На это у Алексея не было ответа. Юля снова убегала от него, правда, на этот раз в эмоциональном плане. И он снова не бежал за ней, а оставлял за ней решение прийти к нему. Было ли это эгоистично? Возможно. Но ему казалось, что за их время вместе он доказал Юле, как она важна для него. Так почему она так легко дала ему уйти? Сколько ей понадобится времени, чтобы вернуться в его жизнь на этот раз? Он надеялся, что не следующие тринадцать лет. Все эти мысли роились в голове Алексея и мешали ему сконцентрироваться. Но были люди, которым он обещал не сдаваться и продолжать работать, поэтому он отодвигал болезненные размышления о Юле и полностью погружался в работу. Дни шли. Со стороны действительно казалось, что как будто ничего не произошло. В сети продолжали всплывать какие-то новые «сенсационные» подробности об их с Юлей отношениях, на встречах не особо компетентные и желающие порыться в чужом белье журналисты пытались уводить тему в сторону личного, но Алексей искусно обходил их, так что к нему было не подкопаться. Днём он был весь в работе, а вечерами не выпускал из рук мобильный в надежде на её звонок, засиживался в офисе, ожидая её внезапного появления. Но всё было без толку. С той стороны была тишина. Он знал, что с ней происходит. Они с Дашей постоянно созванивались, и он узнавал о состоянии Юли. Несмотря на юный возраст, Даша поняла и приняла всю ситуацию, но всё равно наивная детская злость иногда из неё вырывалась, и она плакала ему в трубку, умоляя приехать к ним. Но он раз за разом повторял, что её маме нужно время всё обдумать, а сам, не веря своим словам, еле сдерживал слёзы. Однажды такой их разговор с Дашей застала Кира. Она не пыталась подслушивать, просто невовремя решила зайти к нему с каким-то вопросом. Но, увидя его состояние, которое он тщательно пытался скрыть от остальной команды, она не сдержалась. — Алексей, я знаю, это не моё дело, и я все еще твоя подчиненная, но можно у тебя кое-что спросить? — начала та издалека. — Кир, ты же знаешь, что ты не просто мой сотрудник, — устало ответил тот. — Конечно, спрашивай. — Вы с Юлей, — она заметила, как даже упоминание её имени болезненно отзывается в нём, — когда-нибудь обсуждали вашу публичность? — Не совсем понял твой вопрос. Конечно, мы говорили о том, что если она решит быть со мной, то этого не избежать, — непонимающе ответил он. — Хорошо, это уже начало. Но я имею в виду, вы конкретно проговаривали, когда вы собираетесь предстать миру как пара, как ты представишь её и Дашу, как они вольются в твою политическую жизнь, как вы будете бороться вот с такими нападками на вашу личную жизнь? Вы обговаривали конкретные моменты? — Кира видела, что с каждым вопросом до него доходит её посыл, и она была права в своих догадках. — Нет, — спустя какое-то время тихо и, ей казалось, посрамлённо ответил он. — Я так и думала, — со вздохом ответила Кира. — Алексей, я не пытаюсь сейчас влезть в мозг Юле и понять, что она действительно чувствует, но вот моё предположение. Вы начали эти отношения в разгар кампании, когда ты четко дал понять, что выборы для тебя важны и в приоритете. Ваши отношения развивались, и это видно, что она и Даша, возможность создания семьи становятся для тебя главнее. Но сообщил ли ты ей об этом? — продолжала свои размышления девушка. — Сказал ли ты ей, что ты готов обнародовать ваши отношения и быть вместе, не тихорясь здесь в офисе или у неё дома? Что ты готов пережить возможные последствия для твоей карьеры ради них? Что вы будете проходить все эти сложности вместе? — наконец она замолчала и по выражению лица своего начальника поняла, что права в каждом из своих утверждений. — Алексей, мне кажется, что она все ещё думает, что она для тебя на втором месте. И, может, и дурацким способом, с её точки зрения возможно даже альтруистичным, но она готова самоустраниться из твоей жизни, чтобы не мешать твоей карьере. Если это не так, то ты должен её в этом переубедить. — Кира, я… — Алексей все еще пытался переварить сказанное девушкой. — Спасибо. — Не благодари, — абсолютно искренне ответила ему девушка. — Все злопыхатели могут думать, что Юля мешает твоей кампании, но мне кажется, что благодаря её поддержке ты стал сильнее. И для финального рывка тебе снова будет нужна ее сила. Так что можешь считать, что у меня исключительно эгоистичные мотивы, — под конец Кира решила разрядить обстановку, что вызвало на лице Алексея искреннюю улыбку, наверное, впервые за последние пару дней. Уже покидая его кабинет, девушка внимательно посмотрела на своего начальника, пытаясь считать, дошло ли до него всё, о чем она говорила. Вновь загорающийся огонь в его глазах стал её подтверждением. — Удачи! — сказала она и оставила Алексея одного. Молодой человек был поражен тем, как Кира сумела расставить всё по полочкам и пристыжён, что сам он это упустил. Но теперь он был полон решительности всё исправить. *** Последние дни слились для Юлии воедино, и ей казалось, что она уже не различает, где день и ночь. Одно радовало, что на работу ей не нужно, не нужно было выходить из дома и встречаться с внешним миром. Телефон она всё же включила, но настроив автоматический сброс всех незнакомых номеров. Нарываться на очередного навязчивого журналиста она не хотела, но боялась пропустить действительно важный звонок. Она просила Дашу остаться с её мамой подольше. Юля не хотела, чтобы дочь видела её в таком виде, но та настаивала на том, что она должна быть с ней, и вернулась домой после выходных. Юле было стыдно, что Даше приходилось ухаживать за ней, быть ее поддержкой и опорой. В очередной раз она ругала себя за то, что она плохая мать. Она знала, что дочь общается с Алексеем, и ни в коем случае не собиралась этому препятствовать, как и обещала однажды ему. Но её заплаканные глаза после некоторых звонков разбивали Юле сердце. Даша просила позвонить ему, попытаться поговорить, но девушка была непреклонна, сейчас не время. И вот в очередное утро, когда девушка отказывалась вылазить из кровати, дочь буквально ворвалась в её комнату с телефоном в руках. — Мама, ты должна это прочитать, — и она буквально силой впихивала телефон в руку Юли. — Малыш, можно потом, — слабым заспанным голосом она просила Дашу. — У меня очень болит голова и глаза, я прочитаю потом. Но девочка не унималась: — Хочешь, я сама тебе прочитаю? — она не унималась, ей было важно, чтобы мама узнала то, о чём было написано, сиюминутно. Юля не хотела обижать дочь и согласилась: — Хорошо, залазь ко мне и почитай маме, — с легкой улыбкой в голосе ответила девушка. Даша начала читать, что Юле казалось каким-то постом в чьем-то блоге. По мере чтения к девушке пришло осознание, чей это был пост, и с каждой строчкой её глаза все больше и больше наполнялись слезами. Когда Даша закончила читать, она повернула телефон к ней и показала фото, которое, как она предполагала, иллюстрировало пост, и тут Юля, не сдержавшись, заплакала в полную силу. — Мам, ты должна поговорить с ним, — в голосе дочери тоже были слышны подступающие слёзы. Она крепко-крепко обняла Дашу, попыталась унять свой плач и наконец, посмотрев в глаза девочки, с полной решимостью сказала: — Я должна поговорить с ним, — и она, не теряя ни минуты, уже собиралась к Алексею.
Примечания: