Саймон говорит

Джен
PG-13
В процессе
10
Размер:
планируется Миди, написано 4 страницы, 1 часть
Описание:
Что будет делать Альбус Дамблдор, когда из Книги душ Хогвартса вдруг исчезнет запись "Гарри Поттер"? Что будут делать Гермиона Грейнджер и Рон Уизли, когда их друг перестанет отзываться на собственное имя? Как примет факультет Слизерин и его декан нового студента? Станет ли он для всех изгоем или найдет новых друзей, поддержку и семью среди тех, кого совсем недавно считал недругами?
Посвящение:
Всем тем, кто, как и я, мечтает о том, чтобы у каждого ребенка была любящая семья.
Примечания автора:
Планируется класический севвитус, то есть, Северус Снейп станет приемным отцом Гарри Поттера.
Существенные отклонения от канона после первого курса.
ООС Снейпа - мой Снейп очень хороший человек, вовсе не мелочный гад и не мизантроп.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 3 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1 Не хочу быть Гарри Поттером

Настройки текста
Школьники толпились на перроне в Хогсмиде в ожидании посадки на Хогвартс-экспресс, который отвезет их домой. Практически все — от первокурсников до выпускников — ликовали. Впереди было лето, полное развлечений и приятных впечатлений. Паршивым настроением отличался разве что Гарри Поттер. Он вообще частенько выделялся среди своих сверстников и в маггловском мире, и в магическом. Живя среди обычных людей, Гарри мечтал быть таким же, как все, или хотя бы стать незаметным. Но поношенная, латанная-перелатанная одежда, которая была ему велика, очки с замотанной пластырем дужкой, вечно нечесаные волосы будто дразнили учителей, заставляя обращать на него внимание всякий раз, как только взгляд преподавателя скользил по заполненному классу, и придираться по пустякам. Про магический мир и говорить нечего. «Гарри Поттер — наша новая знаменитость», — этим всё сказано. Отправляясь в Хогвартс, Гарри представлял себе, что начинает новую жизнь. Он был одет так же, как все остальные. Он знал столько же, сколько и все остальные. Он мог быть просто Гарри, обычным парнем, который учится и отдыхает без оглядки на родственников, который ест вволю, который просыпается не с первым лучом рассвета. Увы, мечтам не суждено было сбыться. На Гарри смотрели, о нем шептались, его обсуждали. Одни лезли с разговорами, другие обливали презрением. Не было равнодушных и среди преподавателей. Едва ли не каждый считал своим долгом отметить, что он похож на своих отца или мать, и скорбно вздохнуть при этом. А еще были ожидания. От Гарри ждали каких-то свершений, подвигов, побед. Магический мир словно выдал ему кредит в виде своего благосклонного отношения и, казалось, вот-вот начнет требовать проценты. И это желание оправдать чужие ожидания толкало мальчишку вперед навстречу приключениям. Вот только приключения оказались пугающими и болезненными. Последние несколько дней учебного года, когда экзамены уже сданы, но их результаты еще не объявили — самая любимая школьниками пора. Можно спать чуть ли не до обеда, а потом весь день болтаться на берегу Черного озера и купаться, если позволяет погода. А если нет, то и в замке есть, чем заняться. Это поистине благословенное для студентов время Гарри провалялся в больничном крыле после попытки спасти философский камень. Удачной была эта попытка или нет, парень так и не решил. Да, жуткому подселенцу в профессора Квиррелла добраться до волшебного артефакта так и не удалось. Но ведь и к Фламелю камень не вернулся. Он и его жена должны будут умереть. И, как ни крути, мальчик считал себя виноватым в этом. Виноватым он считал себя и за то, что подверг риску своих друзей. Рона едва не убило каменной шахматной фигурой, а Гермиона лишь чудом не пострадала. Даже явное одобрение Дамблдора не подсластило эту горькую пилюлю. Директор явился в больничное крыло на третий день после инцидента и долго распинался, воспевая храбрость и самоотверженность парня. Гарри, терзаемый чудовищной головной болью, невыспавшийся из-за постоянных кошмаров, с трудом воспринимал речь Альбуса Дамблдора. Он понял лишь несколько важных моментов: профессор Квиррелл мертв, а Фламели скоро отправятся следом за ним; Рон и Гермиона в порядке; Волдеморт исчез, но это временно, к тому же он никогда не оставит Гарри в покое, и весь магический мир надеется на своего Избранного в деле избавления от Темного лорда. Директор всё говорил, а в висках Гарри набатом стучала мысль: его никогда не оставят в покое, ему никогда не быть обычным мальчишкой, таким же, как все, потому что он — Гарри Поттер. «Не хочу! Не хочу быть Гарри Поттером!» — думал парень, проваливаясь в марево кошмара, в котором раз за разом от его прикосновений сгорал и осыпался пеплом профессор Квиррелл. «Не хочу быть Гарри Поттером!» — думал мальчишка, стоя на хогсмидском перроне в ожидании экспресса, который отвезет его обратно к издевкам тетки и ее моржеподобного муженька, насмешкам свинёнка-кузена, голоду и изматывающей работе от зари до заката. *** Хогвартс-экспресс мчал школьников в Лондон, а Гарри всё не мог отделаться от фантазии о том, что было бы, будь он не Гарри, а кем-то другим. Грезить, выдумывая себе другую судьбу, было немного стыдно. Ведь ему не шесть лет, а целых одиннадцать, скоро будет двенадцать, а он как дошколенок размечтался о несбыточном… Но фантазии эти несли успокоение, настроение немного поднялось, и даже притупилась головная боль, мучившая его с той встречи с Волдемортом-Квирреллом. В купе было душно. Рон с Гермионой затеяли очередной спор на какую-то жутко важную тему и пытались втянуть мальчика в разговор, отвлекая тем самым от приятных мечтаний. Гарри в смысл дискуссии не вникал и вникать не собирался, шум, который производили ребята, начал его раздражать. Он встал и сообщил друзьям, что пойдет прогуляться по вагону. — Я с тобой, — откликнулся Рон. Гермиона тут же надулась — получалось, что последнее слово в их споре осталось за рыжим. — Не нужно, — отозвался Гарри. — Я ненадолго. — Тебя что, моя компания не устраивает? — удивился Рон. — Нет, спасибо, Рон, — с нажимом проговорил Гарри. Он начал сердиться всерьез. — Ещё друг называется… — буркнул рыжий мальчик. Теперь надулся он. — Оставь его в покое, Рон, — вступилась Гермиона. — Ты разве не видишь?.. — Что? — тут же откликнулся Рон. — Гарри хочется побыть одному, — своим обычным менторским тоном пояснила девочка. — Тоже мне… — начал Рон, но Гарри его уже не слушал. Он вышел в коридор и медленно побрел вдоль купе. Вновь дала о себе знать тупая игла, что засела во лбу над переносицей. «Почему бы им всем просто не оставить меня в покое? Обязательно таскаться за мной повсюду и лезть с разговорами? Как будто я не знаю, что Рон собирался обсудить со мной! — думал мальчик, — Конечно, начал бы жаловаться на то, какая Гермиона зануда. Сам он зануда! Хоть раз спасибо бы ей сказал… Нет, Гермиона тоже частенько перегибает со своими учительскими замашками, но она хотя бы на самом деле умная…» Пытаясь унять раздражение, Гарри дошел до конца вагона и перешел в следующий. Там было очень тихо. Дверь, захлопнувшаяся за его спиной, полностью отрезала его от гула чужих голосов, шума, шорохов, топота. Одно из окон в коридоре было открыто наполовину, и Гарри подошел к нему, облокотился на раму и с удовольствием вдохнул свежий воздух, наполненный запахами нагретой травы, леса и далекого соленого моря. В спокойной обстановке мысли быстро вернулись к прерванной фантазии. «Если бы я был не Гарри Поттером, то как бы меня звали? Интересно, можно ли самому выбрать себе имя? — размышлял мальчик. — А кто мне запретит? Всё равно никто не узнает, так почему бы и нет?» Выбрать себе имя оказалось непростым делом. Гарри перебирал в уме имена, какие знал или слышал, и ни одно не мог проассоциировать с собой. Начал с буквы «А», но дошел уже до «Джей» и пока без толку. Может, всё дело было в том, что все имена, которые он мысленно называл, уже принадлежали кому-то: прыщавому молочнику Аарону или занудному отличнику Брайану или главарю одной из школьных шаек Дику… «Кстати, его полное имя Бенедикт! Кто в своем уме назовет своего сына Бенедиктом? — фыркнул Гарри. — Ага, а кто назовет своего ребенка Дадли?» На этой мысли Гарри заржал*. Вспомнилась маггловская начальная школа. И одна забавная детская игра — «Саймон говорит»**. Гарри ни разу не удалось побыть «Саймоном». Его и в рядовые игроки-то брали неохотно и только тогда, когда настаивал кто-то из учителей. И оттого мальчику хотелось хотя бы раз оказаться на месте «Саймона». И говорить. И чтобы его слушали. Именно это было самым важным в игре — не то, что рядовые игроки выполняют команду ведущего, а то, что приказ «Саймона» следует выполнить, только когда он произнесет пароль «Саймон говорит», а значит, нужно внимательно прислушиваться к словам «Саймона». «Вот бы хоть раз кто-нибудь прислушался к моим словам… — Гарри вздохнул. — Было бы здорово… Вот, например, сказал бы я Хагриду: «Саймон говорит, Хагрид, расскажи директору про дракона, пусть он его куда-нибудь отправит». Хагрид бы так и сделал. И дракон не укусил бы Рона, и мы не потащили бы эту тварюгу на Астрономическую башню посреди ночи. Или сказал бы я Макгонагал: «Саймон говорит, сегодня злодей попытается украсть философский камень, предупредите директора и сделайте что-нибудь». И Макгонагал пошла бы и сделала. И нам не пришлось бы… Эх. Саймону, наверное, верили бы. И от него не отмахивались бы всё время…» ***  Время шло, поезд катился по рельсам, а идея зваться Саймоном нравилась Гарри всё больше. Но если уж придумывать себе новую судьбу, то надо и фамилию выбрать новую. А это дело посложнее будет, чем определиться с именем. Те британские фамилии, которые с ходу мог вспомнить мальчик, делились на два вида — ужасно длинные, как скороговорки, и нелепо короткие, похожие на клички собак или прозвища. От длинных Гарри сразу решил отказаться. Кому, скажите на милость, хочется быть каким-нибудь Поддингтомпсоном или Дупсельпупинсом? Значит, нужно искать что-нибудь короткое и звучное. Из самых распространенных коротких фамилий были Тук и Бак.  «Нет, это не годится. Что это за фамилия «Тук»? Может, скажете еще назваться Шмяк или Бряк? Хрясь? Бум? Хдыщ? Вещи одного порядка, как по мне, — хихикал Гарри. — Ну уж нет. Можно, конечно, просто взять какое-нибудь имя и добавить в конце «с» или «сон». Как Адамс или Джеймсон. Ага, Саймон Саймонсон. Бред! Саймон Саймонс. Звучит как марка бытовой техники…» Зайдя таким образом в тупик и заодно немного себя рассмешив, мальчик начал перебирать в уме фамилии известных людей. Там были и Толкиен, и Байрон, и Шоу, — «Шоу? Ни за что! Моя жизнь и так сплошное шоу для всяких любопытных!» — пока не вспомнил одного отважного человека, мореплавателя, подданного ее величества капера Фрэнсиса Дрейка. С именем сэру Дрейку, по мнению Гарри, не очень повезло — «Фрэнсис — это же женское имя, разве нет***?» — зато фамилия не подкачала. С такой фамилией, наверняка, легко было бороздить морские просторы****. И ходить под парусом, брать на абордаж испанские фрегаты и устанавливать власть ее величества на Карибах. Уж этому бесстрашному человеку никто не стал бы указывать! Никто не кричал бы ему с утра пораньше: «Приготовь завтрак, бездельник, да смотри, чтобы бекон не подгорел!» Нет, его наверняка никто не называл негодяем, паршивцем, уродом или отбросом. Никто кроме испанцев, конечно. И его слушали. О, да, человека, который командовал английской флотилией и разгромил целую армаду испанских кораблей, слушали, и очень внимательно. «Саймон Дрейк», — шепотом произнес Гарри и опасливо оглянулся. Никого поблизости не было. Тогда мальчик повторил чуть громче: «Саймон Дрейк». Звучало неплохо. Чертовски хорошо звучало.  Паренек поднялся на цыпочки, высунул голову в окно и крикнул во всю глотку: «Я Саймон Дрейк!» Лёгкий тёплый ветерок взъерошил волосы на его макушке и слега потрепал одежду. Возможно, Гарри испугался бы, узнай он, что таким образом сама Магия откликнулась на его заявление. Но мальчик решил, что это просто воздушный поток, обычный сквозняк, ничего волшебного. Гарри смотрел в окно, и улыбался. На душе впервые за долгое время было легко и спокойно. Осознавал ли он, что минуту назад сделал шаг, который в скором времени полностью изменит его судьбу?
Примечания:
* Мнение героя может не совпадать с мением автора. Автору, напротив, очень нравится имя Бенедикт.

** Игра "Саймон говорит" пользуется большой популятностью в США, но мы с вами представим, что она популярна и в UK.

*** Гарри не совсем прав. Имя Фрэнсис чаще дают мальчикам, хотя и женский вариант существует. В странах, где говорят на романских языках, различие мужского и женского вариантов этого имени более очевидно (Франциск/ Франциска). В англоговорящих странах женское Фрэнсис чаще сокращают до Фрэнни, Франи, Фран. Скорее всего, наш герой раньше встречал Фрэнсис женского пола, а о существовании, например, Фрэнсиса Бэкона в силу возраста не знает.

**** drake (англ.) - селезень. Гарри полагает, что такая "водная" фамилия морскому офицеру вполне подходит. 
Фрэнсис Дрейк вошел в мировую историю как мореплаватель, первым осуществивший кругосветное путешествие по воде. Для Британии же его имя в первую очередь ассоциируется с победоносными морскими (и сухопутными) сражениями за спорные территории Карибского бассейна во времена активной колонизации земель "дикарей" Англией и Испанией. Именно под командованием Фрэнсиса Дрейка английский флот разбил на голову испанскую Непобедимую армаду. Более подробно о жизни сэра Дрейка можно прочитать в открытых источниках в интернете. 

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты