КОЛЕСО ФОРТУНЫ

Слэш
PG-13
Завершён
11
автор
Нуа соавтор
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Задумавшийся как драббл на день рождения друга, история вышла из-под контроля. О чем она? У небольшой "Эзотерики" появилась ветвь, уводящая в сторону взаимоотношений младшего поколения Преследователей. На Джемин и Ли Джено внезапно вышли на передовую и уверенно потребовали свои десять страниц. И как у тех, кого связывают сильные эмоции, химия и один мозг на двоих (при удаче), у них тоже свои сложности, странности и тайны~
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 1 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Джемин приспускает очки с носа и улыбается. Карты в его руках гуляют по пальцам, словно их примагнитили – черной волной накрывая вначале большой палец, а потом и остальные до самого мизинца. Джемин знает, что с картами в руках он неотразим и иногда пользуется этим. Вот как сейчас, сидя напротив этого хмурого, недоверчивого паренька.       - Погадать тебе на любовь?       Это не подкат, но почему-то звучит именно так. Джемин цокает языком – не такое впечатление ему нужно произвести. И настроение совсем другое необходимо. Читтапон будет недоволен. Место преступление все-таки, а этот паренек – свидетель.       - Если что, то флиртую я лучше, - предупреждает Джемин. Читтапон велел расположить к себе эту мрачность, но с китайцами всегда так непросто. Джемин протягивает пареньку веер из карт. – Попробуешь?       - Что? Узнать, что ты предназначен мне судьбой? – недовольно.       Ну, теперь ясно, что паренек хотя бы по-корейски может. Джемин улыбается.       - Это только после того, как я узнаю твое имя…       - Ты уверен, что не флиртуешь?       - А мне такого никогда не предлагал… - вздыхают у дверей.       Неслышно и себе под нос. А еще очень расстроено.       Джено оперся обнаженным плечом о дверной косяк – длинные рукава он никогда не любил – ладонью поглаживая рукоятку изогнутой сабли. Верное оружие всегда успокаивало, когда он смотрел на парня напротив. На Джемин – само совершенство. Изящное, заманчивое, игривое и совершенно недоступное для него.       Джено наклоняет голову, любуясь отблесками солнца на темных стеклах, не скрывавших сейчас хитрых бесенят в чужом взгляде. Джемин пытается расположить к себе совершенно закрытого на все замки парня, но только еще больше заманивает к себе самого Джено. Тот вздыхает, смахивая с глаз темную челку, не зная, от чего умереть раньше – от тонких пальцев, играючи резвящихся с картами, или от мягких светлых волосы, запутавшихся в душках форменных очков.       - Нана… - должно бы звучать, как привлечение внимание, а выходит… как-то просительно. – Там все чисто, - тут же следом.       - Отлично! – Джемин даже не оборачивается. – Притащи сюда Лукаса, ладно?       Со стороны все это выглядит максимально грубо. Но у Джемина нет выбора. Он не может по-другому. С Ли Джено не может.       А тот, как назло, постоянно оказывается рядом и всегда такой… такой… вот, как сейчас. Или даже хуже.       - И боги, не зови меня так! – взмахивая пальцами свободной руки. – Иди, приведи мне Лукаса.       - Тебе никогда не говорили, что ты отвратительный? – интересуется мрачный свидетель.       - Тебе не передать сколько раз, - вздыхает Джемин, провожая Джено взглядом. Ему так нравится, как тот носит их фирменные очки. На затылке. Задом наперед. Ох.              Мягкие лепестки. Насыщенный черный бархат по краям, мягко нисходящий в невероятно нежный голубой. Колючие шипы по всему ореолу. Совсем как На Джемин. Джено бессовестно выкрал этот цветок из огромной застекленной оранжереи, в воздухе которой флером слышался сладковатый запах крови и неуловимых ощущений. Он не мог распознать всех нюансов произошедшего. Джено не имел способностей своего учителя. Да и, по чести, других у него тоже особо не наблюдалось. Джено вообще был максимально бездарен, имея в своем арсенале лишь отличную подготовку во владении редким оружием и устойчивую ментальность. Но этого хватило, чтобы попасть в стройные ряды Преследователей. И оказаться ближе к невозможному парню, чья улыбка ранила, просто мазнув мимо.       И продолжает это делать. Джено толкает огромную дубовую дверь и видит хмурого Тэена, тихо переговаривающего с привлекательным эзотериком, а в углу… в углу Джемин снова волшебными пальцами ласкает свои карты, и Джено готов броситься прямо на надежное дерево.       Но вместо этого, осторожно закладывает украденное за красивое ухо Джемина, не тревожа светлые пряди.       Отвлекая Джемина. Возвращая в реальность, где его наставник и учитель снова готовы ринуться в самое пекло и сгинуть там, если придется. Джемину эта реальность не по вкусу совсем, только разве что… он касается уха и вытаскивает неимоверной красоты цветок. Такой потрясающий, что у Джемина на секунду даже дыхание перехватывает.       - Это что? – по-другому Джемин не может спросить, откуда у Джено этот цветок. Почему он в его волосах. И зачем Джено смотрит на него так, что сердце нехорошо екает. Надо что-то делать, или с сердцем, или с Ли Джено.       - Он мне кое-кого напомнил, - улыбается Джено, задерживаясь над Джемином чуть дольше, чем следует коллеге по цеху. Снова теряясь в чужих глазах, так сочетающихся с редкими цветами лепестков.       Джемин тоже чувствует, что Джено задерживается. Куда дольше, чем следует. Куда дольше, чем это стоит делать с Джемином. Да еще и слова эти. Чертово сердце.       - Не практикуйся на мне, чтобы потом девчонок кадрить, - Джемин пытается выглядеть беззаботно и нагловато. Он бы и цветок вернул, но тот такой красивый. Ладно, цветок можно и оставить. Это ведь ничего. Так? – Лучше просто спроси совета. Я никогда не откажу тебе ни в чем, ты же знаешь.       Джемин притворно качает головой и поднимается, пряча карты во внутренний карман куртки.       - Пошли, надо послушать, о чем говорят старшие.       Джено согласно кивает, хотя готов задохнуться прямо тут. Ведь Джемин оставил себе, хоть и смешной, хоть и сворованный, но все же подарок. Джено готов умереть. На месте. В ногах у На Джемина.       - Тебе идут цветы, - Джено опережает аккуратного Джемина и говорит об этом прямо в невероятные глаза, ловко маневрируя спиной вперед и улыбаясь при этом очевиднее, чем табличка «зачем мне девчонки, когда есть ты».       У Джемина снова жжет под ребрами, и он делает тяжелый вдох. Ли Джено не следует так улыбаться.       - Ты разобьешь голову, если не перестанешь ребячиться, - Джемин щурит глаза и молится всем богам, чтобы ботинки Джено не были скользкими. У них под ногами чертова плитка и это опасно. – Учти, я ловить тебя не буду.       И он действительно не будет. Он не может. Ему нельзя. Чертово сердце.              Джено хочет принять религию. Все равно какую. Но прямо сейчас. Да хоть все существующие разом. Ладони потеют. Кожаная жилетка становится душной.Ботинки слишком тугими. Мир сужается до крохотных размеров и всего одного единственного движения изящных пальцев. Те мягко касаются душек фирменных очков и небрежно тянут очки вверх. Джено пытается вдохнуть. Высветленные пряди послушно следуют за чужими ладонями, а Джемин интимно прикрывает глаза. Джено забывает выдохнуть. Мягкие волосы проскальзывают под массивной оправой, рассыпаясь по точеному лицу. Джено в немой истерике откидывается на стенку позади. А из пальцев с резким звоном выскальзывает кривая сабля с отчаянным:       - Нана…!       Джемин вздрагивает и оборачивается. А потом забывает, что, вообще-то, хотел кое-кому кое-что напомнить.       - Не зови меня так, - и это точно звучит не упрекающе. На выдохе. И так тихо. Чертово сердце.       Джемин чувствует, как учащается его пульс и это плохо настолько, насколько вообще может быть. Он спешно роняет очки обратно на нос, чтобы не встречаться с чужим, говорящим взглядом и пулей вылетает из помещения.       Ему нужно сделать так, чтобы они не встречались. Хотя бы какое-то время.              Джемин закидывает очки на голову и ненадолго замирает перед дверью в их участок. Вдох-выдох. Он сбежал на три недели. Убежал от чуть прищуренных, лучистых глаз, от слов, которые больше походили на неумелый флирт, чем на что-то еще, и от улыбок, широких и слишком интимных. Джемин сбежал в надежде привести все в порядок – голову, сердце, подрагивающие кончики пальцев. Но идеальный план не сработал. Он сделал только хуже. Теперь На Джемин точно знает, что им с Ли Джено нельзя общаться ни под каким предлогом. Совсем. Никогда.       - Завести себе, что ли парня? – открывая дверь, обреченно бросает Джемин.       Он извелся настолько, что даже эта идея кажется ему подходящей. Зато услышанное приходится не по душе Джено. Совсем. И не то, чтобы он подслушивал.Не то, чтобы он, как верный пес, все эти три недели сидел у дверей. И уж совсем не то, чтобы он ставил на уши всех в поисках На Джемина. Нет, вовсе нет. Просто этот голос он узнает из тысячи, даже миллиона. И да, все перечисленное очень даже правда, поэтому Джено подрывается со своего места прямо моментально и почти ловит Джемина в тех самых дверях, занимая ровно весь дверной проем.       - Зачем тебе парень? - вместо приветствия.       Всего секунда и Джено тонет в невероятных глазах, чей хозяин снова так грешно устроил свои очки, будто и не было этих трех недель.       Неидеальное решение идеального плана рассыпается, не успев толком окрепнуть. Джемин смотрит во взволнованные, поддернутые обидой глаза и понимает, что рад их видеть. Дело обстоит еще хуже, чем ему казалось. Он прячет руки в карманах и пытается усмехнуться:       - А для чего, по-твоему, он нужен?       Джено морщится и смотрит неодобрительно. Ему эта идея не нравится. Как и мысль, что На Джемина будут трогать не его руки. Которые, кстати, еще ни разу не коснулись даже пальца на точеном теле. Хотя Джено думает об этом постоянно. Как это, коснуться длинных пальцев? Провести своими по бледной коже. Зарыться ими в светлые волосы. Обвести тонкие губы… Джено машет головой, отгоняя назойливые мысли. Джемин, изящно вскинувший бровь на изрядно затянувшееся молчание, не помогает в этом вопросе совсем.       - А я подойду? - брякает Джено, все же не справляясь.       Джемин мысленно подрывает себя на паре тройке мин. Последовательно. Он ведь знал, что Джено выдаст что-то подобное! Знал и все равно остался стоять, чтобы услышать это. А теперь вот не может справиться с собственным сердцем, которое восторженно бьется о ребра. Это же чертово признание! Признание! Джемин поджимает нижнюю губу - Боже, как хорошо-то! Он еще пару секунд утопает в чужих словах, но реальность все равно никуда не девается. И в ней Джемин не находит места своим желаниям. Не надо было начинать, не надо было! Джемин смотрит на чужие руки и думает, что он последний козел. «Ну, давай, На Джемин, скажи этим глазам, что ты их не желаешь! Попробуй!».       - Для такого ты не подойдешь точно, - Джемин пытается выглядеть беззаботно, словно они говорят о каких-то неважных глупостях. Он улыбается и ведет пальцами в воздухе. – Ты же знаешь, какие слухи обо мне ходят? Я легкомысленный и не гожусь для серьезных отношений…       Джемин искреннее надеется, что этого хватит, чтобы Джено больше не захотел его знать. Он надеется, но не хочет этого страшно.       - Идем? – кивая внутрь, спрашивает он. И впервые за все время поднимает глаза.       Снова встречаясь ими со взглядом напротив. Который совершенно точно не согласен со всем сказанным. Джено смотрит открыто и прямо. В его системе парадигм Нана несет бред. Но несет красиво и безусловно. Джено следит за тонкими пальцами и очень хочет, чтобы те хотя бы раз коснулись его.       - Только если скажешь, где пропадал все это время, - Джено совсем не хочет никуда идти и отпускать парня напротив хоть куда-нибудь. - Потому что слухам я не верю, - но все же опирается плечом о косяк (так привычно), обещая этим движением все, что попросит Джемин. Даже пропустить.       Чем тот и пользуется. Потому что стоять вот так вот и смотреть в эти глаза, Джемин больше не может. Он владеет картами, а не пуленепробиваемостью.       - Ушел в загул, - приподнимая руки над головой и проскальзывая в появившийся зазор, наигранно отзывается Джемин. Чем веселее, тем лучше. Тем безобразнее он смотрится. – Так что поверь уже слухам!       Джемин напоследок все же вскидывает глаза, чтобы посмотреть реакцию на его слова. И тут же жалеет об этом. Почему он должен грубить этому парню? Почему он не может согласиться? Почему все в его жизни так по-дебильному?       - Я действительно проблемный, - не справляется Джемин. Он не должен. Но Джемину вдруг приходит на ум, что Джено он бы рассказал о том, что действительно с ним не так.       А у Джено все отключается и жмется на красную кнопку внутри. Джемин близко. Так близко. Джено может рассмотреть каждую деталь массивной оправы, что держат светлый водопад прядей. Каждую ресницу, цепляющиеся за непослушно выбившиеся прядки. Каждый блик в прищуренных хитрых глазах… Джено скучал. Боже, как же он все-таки скучал по На Джемину!       - Не поверю ни одному слуху, пока не увижу этого сам, - уверенно заявляет Джено, цепляя конец чужой куртки. Ведь ловить изящное запястье то же самое, что поймать единорога. Он пытался. Все заканчивалось одинаково. - Так скажи мне, На Джемин, где ты был? - Но Джено будет пытаться снова. И снова. Пока Джемин не психанет и не разрешит ему эту мелочь.       А Джемин уже почти готов. Потому что Джено сопротивляется так отчаянно, что способов отвадить его от себя, Джемин уже почти не находит. А теперь еще…       - Ты что делаешь!? – Джемин отскакивает и с ужасом смотрит на чужие руки. Нет, нет, нет, только не это! – Что я тебе говорил о прикосновениях, Ли Джено?! Боже! Ты совершенно меня не слушаешься!!       Джемин ненавидит нервничать, а Джено вынуждает его этим заниматься постоянно.       - Совершенно невыносим, - бросает Джемин, зажмуриваясь на пару секунд. Ну что ему делать с этим парнем?       И Джено даже глупо поморгать не успевает на воздух в своих руках, как Джемин резко разворачивается на каблуках и уже спешит прочь от него. Так ничего не объяснив. Снова. Опять. В который раз!       - На Джемин, стой! - Джено нужна всего секунда, чтобы сорваться следом.       В этот раз эта чертова гадалка так просто не сбежит от него.       - Почему?       Не отмолчится.       - Почему??       И даже не отмахнется красивыми пальцами!       - Почему???       Джено идет следом и отстает всего на пол шага.       - Потому что меня нельзя трогать!! – взрывается Джемин.       Взрывается и оборачивается. А потом испуганно охает, когда Джено запоздало тормозит от него всего в паре сантиметров.       - Боже, ну!       Джемин чувствует, как у него под ногами начинает полыхать пол. Он столько лет умело скрывал свою тайну. Ему столько лет удавалось уберечь себя и других. Но вот появился Ли Джено и все пошло прахом.И эта причина сейчас стоит и не моргает вовсе. Возможно, даже не дышит. Потому что это делает Джемин. И Джено это чувствует. Чувствует. В голове сразу становится чисто и слишком пусто. За исключением всего одной фразы…       - Нельзя? - Джено сложно сосредоточиться, но он упорно не отводит взгляда от манящих глаз. – Но я видел, как это делают другие... - все сложить в единую картину становится сложно, хорошо, что упорство всегда было его сильной стороной.       Джено не делает ни единого шага назад. И Джемин начинает терять ориентиры. Ему сложно. Не надо было уезжать. Не надо было.       - Другие не ты, - хрипит он. И обещает, что вот сейчас он перестанет смотреть в чужие глаза и сделает так необходимые пару шагов назад.В отличии от Джено, который не обещает ни капли. Он знает, что точно не справится этой задачей.       Не надо было Джемину уезжать. Не надо было.       - Нана… - Джено хочет подойти ближе. Хочет коснуться лбом чужого. Хочет выдохнуть в чужие губы. И узнать их вкус. Ведь Джемин звучит так впервые. – Я тебе нравлюсь, Нана?       И вместо шагов Джемин оступается, роняя себя на стоящий позади стол. За его спиной что-то пронзительно звенит и это так похоже на то, что происходит у Джемина в голове. Как, как он все это допустил?! Как умудрился довести все вот до этого?! Как ухитрился увлечься Ли Джено так сильно, что это стало заметно?! Как получилось так, что понял все именно Джено?! Джемин смотрит в чужие глаза и понимает, что сейчас может произойти непоправимое.       - Не вздумай, ты меня понял?!       - Почему? - Джено не думает, лишь делает шаг еще и опускает ладони по обе стороны от бедер Джемина, склоняясь к манящим глазам, волосам, губам. Он никогда не спрашивал этого, но сейчас. Сейчас он так хочет знать ответ. - Почему, Нана? - Джено подтягивается еще, обжигая мягким именем.       У Джемина в глазах читается «Божечки» и «Мать твою» одновременно, а с губ слетает неконтролируемое и честное:       - Потому что я проклят…       И можно ли было выдать такую тайну глупее, чем сейчас, Джемин не знает.       Зато знает Джено. Знает, с каким грохотом переворачивается вся твоя жизнь всего из-за одной фразы. У Джено глаза слишком большие. И моргает он в два раза чаще обычного. А в голове неоновой табличкой сияет неуместное…       - Так это не из-за меня? - Джено звучит неверяще и как-то по-детски наивно. - Я тебе правда нравлюсь???       Джемин ошеломленно молчит пару секунд, не понимая, как вообще они к этому пришли. А потом тихо повторяет:       - Я проклят, - и ждет реакции. Но Джено, кажется, это вообще не интересует. С ума сойти! – Ли Джено, я проклят и это заразно! Мне нельзя прикасаться к важным для меня людям!! Ли Джено, тебя это что, вообще, не волнует?!       Джемин, по чести, не знает плакать ему или смеяться. А Джено ничего не может с собой поделать и начинает расплываться в глупой улыбке. Он отрицательно мотает головой, а затем, спохватившись, отчаянно кивает. В голове у него настоящая каша, он еще ничего не осознал, кроме:       - Нана, я тебе важен? - улыбка Джено все шире, а ладони на широкой столешнице не могут устоять на месте, начиная барабанить пальцами.       - Еще раз назовешь меня по имени, и я тебя поцелую! – злится Джемин. Ну почему этот парень напротив никак не поймет всей серьезности ситуации?! – Ты умрешь через неделю самой страшной смертью, какая только тебе может прийти в голову! Ты это понимаешь, бестолковый?! Отойди уже и дай мне вздохнуть!!       А Джено и рад бы что-то сделать, но его выключает на первой же фразе. Он во все глаза смотрит на Джемина и не знает, чего хочет больше – выброситься от счастья в окно с первого этажа или украсть Джемина у всего мира и пусть он помрет хоть тысячу раз самыми изощренными способами, которые только может придумать это проклятье.       - Ты правда хотел бы меня поцеловать? – Джено не придумывает ничего лучше, кроме как шлепнуться рядом с Джемином на колени, чтобы тому не пришлось поднимать голову каждый раз, чтобы встретиться с ним взглядом. — Это ведь не опасно для тебя? Да? Оно никак на тебе не сказывается?       У Джено масса вопросов и самые глупые сердечки во взгляде.       - Боже, что ты делаешь?! - стонет Джемин, пряча лицо в ладонях. Джено больше не стоит близко, но… - Поднимись немедленно!! Ты меня быстрее загонишь в могилу, чем любое проклятье!       Джемин очень хочет, чтобы Джено перестал так смотреть, так спрашивать и…       - Почему ты не напуган, черт возьми?! Я говорю, что смертельно опасен для тебя, Ли Джено!       - Ты был опасен для меня в первый же свой расклад, Нана… - и Джено ни капли не врет, влюблено улыбаясь глазами.       На Джемин поразил его сразу и насмерть – веер карт в изящных пальцах и приподнятые уголки губ. У Джено просто не было шансов. Никогда.       - И если проклятье – единственная причина, то… Нана, пойдешь со мной на свидание? – Джено цепляет пальцами короткую курточку и тянет ту к себе.              Джемин приподнимает очки и осматривается. Выглядит даже для привычного него слишком жестоко. Лукас рядом с восторгом оглядывается, восхищаясь количеством крови и висящими над ними частями тела. Иногда Джемин думает, что Лукас не осознает, что все вокруг них принадлежит не компьютерной игре, а живым людям.       - Осторожнее, - он ловит Лукаса за локоть и не дает тому наступить в лужу.       Лукас благодарно кивает и присаживается:       - Это содержимое желудка, да?       Джемин сглатывает и благодарит всех богов, что Лукас хотя бы палкой там не ковыряется. Завтрак внутри вдруг дает о себе знать.       - Нужна палка!       - Боже…       Звук открывающегося портала спасает Джемина от себя самого и его тут же пробивает пот – он знает, кто пришел.       - Я сейчас! – бросает он Лукасу и выскакивает за дверь.       Из портала появляются несколько старших Преследователей и Джено. Мрачный и грустный. Джемин чувствует, как вина снова накрывает его с головой.       - Джемин, - приветствуют его старшие.       Тот кланяется.       - Предположительно пять трупов, - сообщает он. – Похоже на ритуальное убийство.       - Почему предположительно?       Джемин осторожно ощупывает взглядом Джено. Тот гладит пальцами свой любимый лук и смотрит в пол.       - Мы еще не собрали их.       Джено его не слушает. Хорошо. И плохо. Значит, Джемин его сильно обидел.       - Видимо, мы тут надолго, - тяжело вздыхает кто-то из старших. – Надо посмотреть.       Остальные соглашаются.       - Джено, ты пойдешь с…       - Можно ему остаться со мной? – встревает Джемин.       Старшие озадачено замолкают. И смотрят. Джемин чувствует, что даже для самого себя переходит все границы субординации.       - Мне нужно сделать расклад, но я ментально не стабилен сейчас… после увиденного, - Джемин почти не врет. Его действительно немного мутит. Знать бы еще не от волнения ли?       - Может оставить с тобой кого-то из старших?       - У Джено уровень ментальной устойчивости самый высокий, - настаивает Джемин.– Он лучший стабилизатор.       - Хорошо, - кивают старшие. – Оставайтесь.       А потом они уходят. И Джемин разворачивается.       - Я пойду! Я пойду с тобой на свидание! Если, конечно… - Джемин ловит чужой взгляд и вдруг начинает сомневаться. А нужно ли это парню напротив? - … ты еще хочешь этого.       В тот раз он так нагрубил. Испугался и наговорил кучу глупостей. Сбежал самым бессовестным образом. А потом бесконечно думал об этом. И ругал себя. Все могло бы пройти хорошо. Они могли бы и справиться. Джемин сжимает карты вспотевшими ладонями – он знает, что тогда поступил правильно (исключая собственную реакцию, он был обязан сделать это с холодной головой), но то, что он делает сейчас случилось бы все равно. Он не может без Джено. И это настоящая катастрофа. А тот смотрит и не отводит взгляд. Джено никогда не мог этого сделать. Один раз посмотрев в глаза Джемина, он бесконечно потерялся в своей жизни. А может, даже и в следующих. И предложи ему кто-то сейчас поменять хоть каплю в его судьбе, Джено бы не согласился. Потому что Джемин тоже смотрит. Но в его глазах нет привычных хитринок, и Джено чувствует, как это неправильно.       - Глупая гадалка… - мягко бросает Джено и, резким движением складывая свой лук в излюбленное кривое лезвие, делает шаг навстречу Джемину. Опасности нет, оружие не нужно, а взгляд напротив так хочется раскрасить. - Хочу, - пальцы Джено тянутся к чужим волосам. Между ними всего полтора метра. - Конечно, хочу, - но касаются лишь тяжелой оправы. – Очень хочу, - выдыхает Джено, срываясь подушечками по тонкой цепочке форменных очков. Та переливается на солнце и завладевает вниманием, совсем как Джемин. - Не убегай от меня больше, Нана, - просит Джено и все-таки улыбается.       Во взгляде Джемина больше нет тех неуверенных ноток.              Джемин чувствует себя идиотом. Потому что все на него палятся. Даже Лукас, хотя, кажется, не очень понимает, в чем действительно дело. Кто понимает, так это Читтапон. Поэтому и улыбается. Многозначительно. Понимающе. Что б его!       Джемин хмуро запихивает ладони в задние карманы джинсов. Между прочим, скини! Джемин вообще не привык, что ему не нравится, когда на него смотрят. Он, как бы, классный и от него на курсах все без ума: и девчонки, и парни. Популярные парни, к сведению! И вот он, На Джемин, такой известный, такой обаятельный, такой крутой и с картами, вдруг чувствует себя глупо. Из-за кучи побрякушек и тряпья, которое нацепил!На свидание нацепил! А его ему испортили срочным вызовом сюда. Такое дерьмо! Джемин скрипит зубами и тянет с шеи длинный платок. Он вообще-то их никогда не носил! А тут… Джемин обреченно закатывает глаза. И перед глазами услужливо возникают шершавые пальцы, касающиеся цепочки его очков – близко, маняще, безумно опасно. Джемин чувствует даже сейчас, как глухо бьется сердце в груди от этого воспоминания.       - Западло, – досадливо ругается Джемин и отправляет в задний карман своих узких джинсов злосчастный платок.       А за ним и все самообладание Джено, так неаккуратно вошедшего следом за своим учителем. На Тэене не один ментальный блок, но он все же спотыкается о порожек из-за неожиданной эмоциональной волны. Старший неверяще оборачивается на Джено, а тот сжимает пальцами свой лук, во всю таращась на На Джемина и его длинные пальцы, спрятанные шелковистым платком. Тэен проклинает всех богов разом и пытается усилить свою защиту, ведь Джено просто напросто сейчас утопит его сам, хотя его задача полностью противоположна!       - Джено, - молит его Тэен, и младший неловко прокашливается.       Тэен кивает и, с тяжелым вдохом, направляется к общему сбору. Там его ждет еще одно испытание, носящее черное с золотым. А Джено… Джено очень старается держать себя в руках, но взгляд все же возвращается к худеньким ногам, множеству цепочек и даже длинной серьге. Джено утопает во всех деталях и не может насмотреться, равняясь со всеми и, наконец, встречаясь взглядом с На Джемином. Их свидание сорвалось. Но глядя сейчас на Джемина, Джено готов устроить его прямо здесь.       И Джемин это чувствует. Так остро, что вдруг становится не по себе. На Джемин чертовски популярный, но никто не осмеливается так на него смотреть. Никто из тех, кто самому Джемину нравился. Он облизывает губы и чувствует, как по спине потоком скатываются мураши. Ему приятно. Боже, это кошмар! Старший группы начинает короткую вводную, а Джемин не может сосредоточиться. Он то и дело ловит себя на том, что глупо поглядывает на стоящего от него метрах в пяти и пытается считать чужие эмоции. Впервые за все время Джемин завидует Тэену.       - На этом все, можете приступать, - слышит Джемин и это фиаско.       - Ну, что думаешь? – Лукас смотрит на него и чего-то ждет.       Еще какое фиаско.              Джено делает медленный вдох. Пальцы затяжно пересчитывают собственное количество по поверхности надежного друга. Такой же медленный выдох. Джено вскидывает лук, натягивая тетиву. Тихо. Неспешно. Еще один вдох. Холодное железо оперенья касается щеки. Джено прикрывает глаза. Тетива в руках начинает неслышно звенеть в немой мольбе. Джено открывает глаза. В светлых волосах снова путаются душки оправы. Сверкающие звенья маняще качаются у самой шеи. А хитрые глаза привычно щурятся в бликах солнца за огромными рамами тренировочного зала. Джено резко выдыхает, выпрямляя пальцы.       Джемин смеется. А стрела с силой пробивает центр мишени, вгрызаясь наконечником в стену позади. Практикующийся рядом Лукас присвистывает и громко не верит в увиденное, а Джено засматривается на чужие глаза, с чьим хозяином еще так и не случилось свидания.              Это такой невыносимый дурдом, что Джемину хочется выпрыгнуть в окно. Читтапон сидит на столе, закинув ногу за ногу и бессовестно флиртует. Так флиртует, что ему кажется, он слышит, как рушатся ментальные блоки учителя Ли. Тот пытается делать вид, что это его не трогает, но даже отсюда видно, как дрожат его пальцы. Когда у него из рук падает чашка, Джемин прищуривается – Читтапон перестает улыбаться и молниеносно оказывается рядом, осматривая порезанные руки. Тэен что-то тихо говорит, наверное, извиняется за свою чувствительность, потому что Читтапон поднимает взгляд и тот обжигает. «Не говори глупостей!», - читает Джемин по губам, а потом Тэена мягко тянут в сторону рабочей кухни, где у них хранится аптечка. Джемин провожает их глазами и замирает. Он вдруг осознает одну пугающую вещь – те двое тоже не могут полноценно быть вместе. Если самый обычный флирт так действует на учителя, то, что они делают, когда их накрывает желанием? Джемин понимает, что эмоции такой силы ни один блок не удержит, даже если их наберется с десяток. «Как же вы любите друг друга?».       Этот вопрос не оставляет его до тех пор, пока на стол перед ним не ложится листок белой бумаги и красиво очерченные губы не произносят тихо в ухо, разгоняя мурашки:       - Можете попробовать вот так вот…       Джемину хочется провалиться под землю или ритуально сжечь эту бумажку. А может и все сразу.       - Ему понравится, - уверяет наставник. И Джемину очень хочется, чтобы тот перестал. Просто перестал.       Читтапон мягко усмехается и хлопает его по плечу, наконец, выполняя яростное желание своего подопечного.       Джемин делает вдох, но выдохнуть не может все равно, потому что в дверях появляется Джено – какой-то слишком высокий, слишком классный в этом своем дерзком прикиде и с мечом. Джемин все еще не эмпат, но чужие советы и нежности действуют на него отвратительно.       Джено неаккуратно тянет массивные очки с носа, привычно устраивая те на затылке, во всю улыбаясь На Джемину с протяжным «На~на». Джено явно с дороги. Носки его ботинок в песке. Волосы слегка растрепаны. А губы увлажняются лишь посредством языка. И Джемин в этом виноват не в последнюю очередь. Сейчас у них выдается меньше времени вместе, чем обычно, и Джено масштабно скучает по этому парню напротив.       Джено плюхается рядом с ногами Джемина (так привычно) и укладывает руки как можно ближе к чужому бедру. Джено очень хочет коснуться, но пальцы цепляют лишь шнурок на ботинке с мехом.       - На~на, - снова тянет Джено. Вместе со шнурочком, таким же изящным, как и его хозяин. – На~на, погадай мне, а?       И если шнурок не справляется медленно, Джемин падает в происходящее сразу же. Он в ужасе смотрит на чужие пальцы и по чести не может понять, как такой смешной жест может быть настолько… эротичным.       - Давай я лучше тебя сожгу? – хрипит он.       Серьезно, Ли Джено вообще понимает, что делает?!       Джено удивленно поднимает взгляд. Нет, он определенно привык к угрозам На Джемина и, если по чести, даже считает, что когда тот их произносит, то выглядит ну крайне сексуально (очень плохо). Но сейчас дело вовсе не в произнесенном. А в его характере…       - Нана, - зовет Джено.       В его голосе слышится зарождающаяся улыбка.       - На-на, - снова пробует Джено.       Джемин игнорирует.       - На~на, - опять тянет Джено.       Джемин фыркает, а Джено улыбается.       - Нана… - шепот у самого бедра.       Губы едва касаются плотной ткани чужих штанов, а пальцы сжимают тонкий шнурок, ловко дергая тот из крепкого узелка.       - Ты с ума сошел, Ли Джено?!?! – теряя голос, паникует Джемин. В его голове оглушающий звук сирен парализует все чувства. Джемин даже дышать забывает. Как же это опасно! Ох, Джемин ведь знал, что нельзя было давать зеленый свет их взаимодействию. Нельзя! Он бросает на бестолковую голову плотный, длинный палантин, который теперь постоянно носит с собой, и толкает сильные плечи от себя. Джено теряет равновесие и приземлятся на пятую точку. А сам Джемин обещает себе, что больше ни за что не будет сидеть в присутствии Джено. И терять мозги тоже.       - Я говорил сжечь и это не значит, что я серьезно, идиот! – Джемин сердито смотрит на Джено и на всякий случай, подтягивает колени к себе.       Не оставляя Джено и шанса на реабилитацию своих ощущений. Тот смотрит из-под импровизированного капюшона на Джемина. Улыбается широко (ведь он не ошибся!). И не может отвязаться от мысли - Джемин с прижатыми коленками выглядит слишком трогательно. И это так привлекательно, что хоть на стенку лезь.       - Ты никогда не думал, что на мне твое проклятье не сработает? - брякает Джено, цепляя взглядом развязанный собой шнурок на массивном ботинке. Боже.       Тоже мог бы сказать и Джемин. Потому, что…       - Ли Джено, ты хочешь проверить, что ли?! – вот тут Джемин уже взрывается. Подскакивает. Нависает. – Тебе что, так не терпится умереть?!       Джено пропускает момент выдоха. И забывает моргнуть. На Джемин слишком большая слабость для него. Почему такой красивый?       - Только если коснусь тебя, - выдает Джено, не сводя завороженного взгляда.       - Боже! – хватается за голову Джемин. – Я из-за тебя по-настоящему поседею!       Потому что Джено его испытывает. Провоцирует. Дразнит. Джемин бросает свирепый взгляд на Джено и снова стонет. Перестал бы тот смотреть так, что внутри все просит сдаться и разрешить! Джемин остервенело разворачивается к столу, хватает оттуда что-то и в грудь Джено упирается белый лист бумаги. Он определенно не справляется.       - Вот, - едва дышит Джемин. – Считай, что это наша постель!       Джено удивленно (второй раз за это короткое время!) смотрит сначала на прилетевшую в него неожиданную белоснежность, а затем на взъерошенного Джемина. Снова на сползший по его груди лист. А затем опять на Джемина. Который хочет с ним по бумаге… Джено начинает бессовестно сиять, словно новейшая светодиодная гирлянда на рождественском дереве, разгораясь с каждой секундой все сильнее.       - Тебе кто-нибудь говорил, что ты очень привлекательный, когда ругаешься?       - Господи! - Джемин падает напротив Джено и запрокидывает голову, укладывая ее на сиденье стула. И, по чести, не знает, чего ему хочется больше сгореть от стыда или от того, что Джено, кажется, не против такого извращения. – Ты уверен, что хочешь этим вот всем заниматься?       - С тобой я хочу все, - не задумываясь, отвечает Джено, смотря прямо в глаза Джемину, стоит тому только поднять голову.       Джемин не отводит взгляд и Джено снова теряется в парне напортив. Светлые волосы по коротким ресницам. Не скрытая ничем линия длинной шеи. Дерзкие губы, приоткрытые в желании что-то сказать… Джено тянется к Джемину, заводя руку куда-то тому за голову, и видит, как чужие зрачки предательски расширяются:       - Что ты…       - Шшш, - шепчет Джено и в протянутой ладони мелькает резная ручка со стола.       Он согласен на все, если это На Джемин.
Примечания:
Если вам интересны подробности этой истории, например, какие именно карты использует Нана, как оружие Джено превращается из лука в меч, то я зову вас сюда --> https://vk.com/randystory

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Neo Culture Technology (NCT)"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты