Здесь слишком холодно для нас двоих

Гет
PG-13
Завершён
0
автор
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
AU, в котором Локи преследует очень настырный призрак прошлого.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

***

Настройки текста
Она всегда спасала его, как бы она его не ненавидела. Зачем? Она сама не знала ответ на этот вопрос. — Я тебя слушаю. — он смеётся над ней, словно над маленьким щеночком, но разве она такая? — Кэтрин, зачем ты меня позвала сюда? Осматривается, точнее сказать, озирается по сторонам. Голые сосны, что своими верхушками доставали да небес, и все. Пустой лес. Ни души. Только он и она. — Это может прозвучать глупо, знаю. — она выставила руки вперёд, немного нервозно жестикулируя. — Но я предлагаю объединиться. Сейчас это не было молением, как могло показаться. Она снова спасала его. — Мы хотим одно и тоже, Локи. — В прошлый раз, когда мы объединились, ты бросила меня. — он еле держится, чтобы не набросится на неё, как хищник на добычу. Зло будто вулканом, фейерверком вырывалось наружу. — Я упал в пропасть, а ты стояла и смотрела на жалкие попытки моего брата спасти меня! Подумай хорошенько, нужен ли мне такой союзник? Она отворачивается, будто ей действительно стыдно. Оправдываться Кэтрин не собиралась, она никогда не перед кем не оправдывалась, и Локи не стал бы исключением. Никогда. — Но ты здесь. Живой и невредимый, так что перестань ныть, как девчонка. Если бы я попыталась спасли тебя, эта тьма бы поглотила меня. И если у тебя был шанс спастись, то у меня его нет. Он отворачивается, ведь понимает, что она права. Если бы Кэтрин прыгнула бы за ним в пропасть, то сейчас бы она здесь не стояла. — Я знаю, с кем ты связался, Локи. И это полное безумство. — тыкает ему в грудь силой. — Я понимаю, он спас тебя, но ты не обязан делать это. Зачем тебе завоевывать Землю для него? — Землю, что так дорога моему братцу и тебе. — шепчет, как змея, и отталкивает ее от себя. — Скоро она будет полыхать в огне, пока армия Читаури будет уничтожать все на своём пути. — Глупец. — выдыхает она, понимая, что Локи не переубедить. — Знала, что с вами, асгардцами, невозможно вести переговоры. Тупоговоловые ослы. — А ты, мерзкая шавка, кем ты здесь являешься? — Локи хватает девушку за руку и опрокидывает на землю. — Какую личину надела на себя, м? — Работаю в Щ.И.Т.е. На Марию Хилл. — девушка вырывает руку, немного трёт запястья. — И пока мне прекрасно удаётся делать все, что мне нужно. Он молчит. — Локи, я знаю, каковы планы Фьюри. Не делай вид, будто не знаешь, кто это, болван! — она толкает его, и бог падает на землю. — Он собирает отряд. Чтобы противостоять тебе и Читаури. Ты думал, что они не побегут за тобой, когда ты украл тессеракт и забрал с собой того доктора и наемника? Глупенький Локи, без меня тебя разорвут в клочья. Он позвал того миллиардера в костюме, столетнего старикана, что проспал во льдах семьдесят лет, ассасиншу и то зелёное чудовище, ты понимаешь, о ком я. — Мне все равно на них Капитана Америку и на Тони Старка, Кэтрин. Земля будет моей. — Без меня тебе не справится, и ты это прекрасно понимаешь. Он смотрит на неё, долго, пытаясь раскрыть истинный смысл ее слов. — И чего же ты хочешь? Кэтрин буквально на секунду отвернулась, будто задумалась, и прикусила губы. Затем ее лицо украсила ухмылка. — Тебя. В Штутгарте они оказались вместе. Она будто бы действительно была таким хорошим союзником и помогала ему, и Локи действительно уверовал в ее желание помочь. Бог чувствовал себя уверенне, он будто видел наяву, как все планы медленно, но верно претворяются в жизнь. Но, конечно, все не могло идти слишком гладко. Локи видел, как все медленно рушилось на это глазах, когда появились они. Капитан Америка и Железный человек. Золотое одеяние медленно сползло, и он поднял руки в знак своей капитуляции. Он прекрасно помнил, где стояла она. Нет, он не переживал за Пирс, он лишь искал ее взгляда, чтобы передать тихую, ненавязчивую мольбу о помощи. Найти ее было сложнее, ведь девушка успела затеряться в толпе. И вот он поймал ее взгляд. Она смотрела на него, долго, с какой-то странной печалью. А затем развернулась и растворилась в толпе. — Проклятье. Он снова доверился ей без всяких оснований. И снова она бросила его. — Я-то думал, ты меня бросила, как в прошлый раз. Кэтрин вынимает из шеи молодого человека, что должен был следить за Локи, шприц, и он падает на пол без сознания. Вся это ситуация начинает безумно забавлять: вот они снова вдвоем, только Локи в клетке, а она снаружи. И снова вся власть в ее руках. — Ну же, Локи, мы же с тобой союзники. А союзники помогают друг другу. — с усмешкой шепчет она, проводя мальчиком по стеклу. Он смеётся. Понимает, что она снова заговаривает ему зубы. Он раскусил ее с самого начала, но это начинает ему надоедать. — Выпусти меня отсюда! — бог кричит, бьется о стенки ловушки так, что идут трещины. А затем быстро успокоился, финальный раз ударив по стеклу. — Какая же ты все-таки мразь, Кэтрин. Я знал, я знал, что ты так поступишь. — А может ты и вовсе не знаешь, кто такая Кэтрин? У тебя ни разу не появлялось мысли, что ты не знаешь, кто я на самом деле? — тоже стучит по стеклу, будто сможет достучаться до него. Но между ними либо толстая стена, либо глубокая пропасть. — О, нет. — ему смешно. Действительно смешно, что из-за обиды, длившейся, возможно, годами, если не веками, его план был готов кануть в бездну. — Ты понимаешь, что я твой единственный шанс на спасение? — Кэтрин начинала злиться, видя непонимание в лице Локи. — Ты? Ты - никто, Кэтрин. Ты всегда была и будешь пустышкой, кем бы ты себя не возомнила. Сейчас мои люди придут сюда и вытащат меня отсюда, а ты и дальше можешь оставаться крыской Фьюри. — он, наконец, за долгое время улыбнулся, но улыбнулся так, с облегчением. — Наше сотрудничество окончено, Пирс, мы разойдёмся с тобой, как в море корабли. Локи показал символичный жест: две ладони, до этого покоившиеся вместе, разошлись в стороны. Но Кэтрин-то знала, что их параллельные прямые, ее и Локи, как бы не казались несоединимыми, рано или поздно все равно находили соприкосновение. И она приложит все свои возможные усилия для этого. — Ты разве не в курсе? Пока я была твоей соучастницей, я чуть-чуть изменила план. — снова кокетливо проведём пальцам по трещинам на стекле и невинно улыбнулась. — Мы здесь одни, Локи, и никто не придёт тебя спасать. Каждый раз было приятно видеть, как менялось его лицо. Как его уверенность в себе испарялась. Пуф! И все. Перед ней больше не бог, нет, нет - жалкий щенок, скулящий и молящий о помощи. — Что? Самодовольная улыбка распространилась по ее лицу. Этого она и добивалась. — Так что прошу тебя быть повежливей. Если это вообще возможно. — Агент Пирс. — Кэтрин обернулась и увидела в дверном проеме Филла Коулсона. — Как там наш пленник? — Все также молчит. — Кэтрин могла умело врать, и ей ничего не мешало этого делать. — Кажется, с него и щипцами слова не вытащить, Филл. — Да уж. — недовольно прошептал он, подходя поближе к клетке. — Что это? Он указал на царапины. Локи отошёл подальше, внимательно слушая каждое слово Кэтрин, ведь теперь все зависело только от неё. Он чувствовал себя загнанным в угол, и от этого как будто бы было тяжелее дышать. — Не может смириться с тем, что попался. Коулсон повернулся, чтобы посмотреть на Кэтрин, просто кинуть на неё мимолётный взгляд, но увидел направленный на себя пистолет. — Прости, Филл. — она отводит пистолет в сторону и стреляет в стекло. Пуля попадает в то место, откуда тонкими линиями бежали трещины. Стекло было пуленепробиваемым, и она тут же отскочила, попав агенту Коулсону в грудь. Он схватился за кровоточащую рану в попытках остановить кровотечение, но и он, и Кэтрин понимали: ранение смертельное. — Боже, Филл, прости. — звучали ее слова практически искренне. — Я хотела сделать совершенно другое. Она помогла ему усесться на пол, облокотила на стену. — Ты понимаешь, что мне придётся воспользоваться твоим ранением. — она приложила руки к его ране, сама не зная зачем: может быть, все-таки в глубине души Кэтрин хотела ему помочь. — И ты понимаешь, что мне придётся сдать тебя, Кэтрин. — мужчине было тяжело говорить, но он так отчаянно цеплялся за жизнь, как за тонкую веточку, выскальзывающую из рук. — Если ты успеешь. Кэтрин быстро встаёт и нажимает одну единственную кнопку на пульте управления. Клетка тут же открывается. — Отвлеки их. Я найду скипетр и тессеракт. — она выбегает из комнаты с громкими криками, и Локи не остаётся ничего более, чем исчезнуть. — Боже, кто-то пристрелил Коулсона! Срочно, нужна помощь! Локи сбежал! — она кричала, и действительно так искренне, что казалось, что она действительно переживает. А руки, окрашенные кровью, придали большего эффекта. Гребанная актрисулька. Все рванули в помещение, оставив Кэтрин одну в центральном зале корабля. Она решила действовать незамедлительно: тут же побежала к лабораторию сломя голову, лишь бы успеть до того времени, как они все вернутся обратно. Она хватает скипетр, что был на виду, стояв на подставке, и кейс, в котором должен был лежать тессеракт. Кэтрин прекрасно понимала, что времени в обрез. Разворачивается и сталкивается с рыжеволосой девушкой. — Наташа? — Куда-то торопишься, Кэтрин? Пирс замахивается кейсом и ударяет им Нат по голове. Пока та приходила в себя, Кэтрин отталкивает ее от себя ногой и бежит. Наташа вышла из игры. Пирс прекрасно понимала, что помощи от Локи ждать не стоит. И никогда не стоило. Снова все придётся расхлебывать самой. Она чувствовала, что начинает теряться в бесконечных коридорах корабля, и от своей беспомощности ей хотелось кричать. Кэтрин ненавидела это чувство. Как будто стены вокруг тебя сжимаются, воздуха становится меньше и меньше, восков все больше и больше. Будто весь мир настроен против тебя и готов сжать тебя, разорвать в клочья, чтобы от тебя ничего не осталось. Совсем ничего. Кэтрин спустилась в подвальное помещение в надежде найти маленький джет и свалить отсюда поскорее. Но до нужной ей двери она добежать не успела. Пуля прошла через бедро и вошла наконечником в бетонную стену. Конечно, серьезного ущерба она не нанесла, но было все равно неприятно. — Серьезно, Наташа? — Кэтрин опустила кейс на землю и крепче сжала скипетр в руках. — Ты бы лучше радовалась, что я тебя не добила, а не бегала за мной. — Я не позволю тебе уйти с тессерактом. — она снова направляет пистолет на неё. Дурочка, не понимает, что все это бесполезно. — Это ты так думаешь. Направляет скипетр, так уверено, будто действительно знает и понимает, на что он способен. Нат отходит назад. — Либо ты даёшь мне уйти, либо умираешь. — камень в скипетре начал светиться ярко-ярко. Конечно, это не могло не настораживать, но когда таким же ярким светом загорелись глаза Кэтрин, Наташа схватилась за стену. От страха, возможно, от негодования, от осознания собственной беспомощности. — Думаю, выбор прост. — Это моя работа. Как твоя потакать этому асгардскому говнюку. Кэтрин зажимает нижнюю губу так, что почувствовала во рту металлический вкус крови. Нат была неправа, она в этом уверена. Пирс никогда не была чьей-либо игрушкой и никогда не будет, эти слова были лишь для того, чтобы задеть ее. Но внутри было как-то неприятно больно. — Мне надоели эти бессмысленные разговоры. — она налетает на Нат и пронзает ее тело скипетром. Девушка падает на холодный пол, голова несколько раз ударяется о твёрдую плитку. Нат чувствовала эту рану сильнее всех, что ей когда-либо наносили. Кровь медленно покидала тело, и она не могла ей остановить. Обычно Нат никогда не поддавалась панике в таких случай, но сейчас ее тело объял дикий страх, когда она начала захлебываться в собственной крови. — Когда я улечу отсюда, я включу тревогу, и тебя спасут. — Кэтрин схватила кейс и, кинув последний взгляд в сторону истекающей кровью Наташи, бросилась в следующий отсек. — Сюрприз! Кэтрин делает наигранно громкий вздох. Посередине отсека сидел Локи, привязанный к стулу какой-то слишком плотной и толстой на вид верёвкой. Он даже не пытался вырываться, будто знал, что она придёт и спасёт его. Это уже начинало ей надоедать. — У нас нет времени на твои глупости, Локи. — прошипела Кэтрин от злости. Она начала распутывать эти узлы, как вдруг за дверью послышались шаги. Локи посмотрел на Кэтрин с мольбой, умоляя ее освободить его как можно скорее. Вся эта затея перестала нравится им обоим уже давным-давно. — Бери тессеракт, скипетр и убирайся прочь. — Кэтрин, что ты... — Я сказала: убирайся прочь. — девушка уверенно встряхивает его, чтобы привести в чувства, а затем берет скипетр в руки и направляет себе в сердце. — Кэтрин, нет! — голос Локи срывается на крик, дикий крик, и он пытается удержать скипетр, но уже поздно. Железо мягко касается плоти. Не рассекает, лишь дарит нежный поцелуй. Внутри все похолодело. Замёрзло. Опустело. Кэтрин почувствовала, что ее стёрли. Взяли в руки ластик и стёрли. Но это было так приятно, что на лице невольно появилась такая страшно-жуткая улыбка. В комнату влетает отряд спецназа. Застают такую странную картину: Локи делает с Пирс тоже самое, что и с Бартоном пару дней назад. Их друга и верного агента обращают в раба. — Опусти скипетр, Локи! — Капитан выступил вперёд, прикрывая огромное тело ярким щитом. Локи чувствовал, что вот-вот заплачет. — И не подумаю. — говорит и нервозно сглатывает, смотря на стеклянно-голубые глаза Катерины. — Убирайся, солдат, если хочешь остаться в живых. Разберись с этим, золотко. Кэтрин кидает последний взгляд на Бога, такой бездушный и совершенно безучастный, и бросается на капитана. Несмотря на свою внешнюю хрупкость, Кэтрин была превосходным бойцом, вполне способным сдержать на какое-то время Стива Роджерса и маленький отряд спецназовцев. Он ждал минутку. Смотрел, пока она раздирает им лица, кричит, падает, но каждый раз поднимается все тяжелее и тяжелее. Локи хватает кейс и сбегает, как он привык это делать: тихо и практически незаметно, без лишних слов. Кэтрин падает без сил и ударяется головой о пол. Внутри все мешается: прошлое и будущее, чувства и страхи. Она снова чувствует себя стертой. — Никто не поверил бы в этот спектакль. — Наташа садится перед ней на стул, нежно касаясь своей перевязанной раны. — Почему ты помогаешь ему? Кэтрин злобно уставилась на неё и скрестила руки на груди. Но уж лучше что-то рассказать ей, чем мучаться дальше. — Ты что-то знаешь о привязанности, Нат? — Кэтрин опустила глаза в пол, прикусив нижнюю губу. — Я знаю Локи тысячи лет, и мне кажется, я не могу жить без него. — Ты думаешь, я поверю в эту глупость? Кэтрин не могла смотреть ей в глаза. Свои истинные мотивы она привыкла прикрывать нездоровой одержимостью Локи, но, видимо, Нат слишком хорошо разбиралась в чувствах других людей. — Я не прошу тебя верить мне. Единственное, чего я хочу - чтобы Локи не ввязался в очередные неприятности. — тяжело дышала, будто каждое слово давалось с неимоверным трудом. — Мне он дорог. Она сомневалась, это было заметно. Но когда на ее лице появилась эта знакомая дьявольская улыбка, Кэтрин все поняла. — Черт возьми, Локи. — она тяжело вздыхает, со злостью смотря, как вместо расплывающейся Наташи перед ней появляется бог обмана. — Было очень приятно слышать, что я тебе дорог, золотко. — он облокачивается на стену, и взгляд его стал в мгновение серьёзным. — Нам нужно уходить. Ты и я. Туда. Он указывает наверх. Как-то неуверенно и определённо неточно. Кэтрин смотрит безучастно. Раздраженно. Она хотела набросится на Локи, прижать к стене и задушить. Подсознательно. — Кэтрин, хватит играть в обиженную. — Локи заметно нервничал, яростно заламывая длинные и худощавые пальцы. — Я понимаю, ты помогла мне выйти из этой ситуации без огромных потерь, и я благодарен тебе за это, но я не собираюсь упрашивать тебя бежать отсюда. Тёмные волосы казались мокрыми от дождя и прилипали к него лицу. Локи чувствовал себя игрушкой в ее руках, неспособной на самостоятельные действия. — Я впервые за тысячи лет услышала от тебя слова благодарности. — она отворачивается к окну, пытаясь скрыть от него слабость. — И я рада, что ты вернулся за мной. Но уже слишком поздно, Локи. Подушечки пальцев быстро пробегают по острым скулам, задерживаясь на губах. Теребили их, не в силах оторваться. — О, эти губы, Локи! Локи, как же я давно хотела их коснуться, но ты мне никогда не давал шанса. Локи в тот момент осознал, что и он имел какие-то чувства к ней; сам он не мог понять какие. — А если я дам тебе шанс? Нам шанс? Прямо сейчас? — Локи никогда так не разговаривал, и у Кэтрин возникло сомнение, что бог действительно здесь, рядом с ней, и что это все - хорошо продуманная иллюзия. — Слишком поздно. Кэтрин уже слышала шаги. Вероятно, Нат уже пришла в себя и рассказала всем, что внутри завелась крыса. А крыс никто не любит. Их тут же травят. Кэтрин уже представила, как начинает задыхаться. Как газ начинает вытеснять кислород из легких, и отрывистый хрип мелкими залпами вылетал из горла. — Я не хочу снова жертвовать собой ради тебя. Слышишь? — Кэтрин встала слегка покрутила головой, будто разминалась. — Я не уйду. — Это ты сейчас так говоришь. Он не до конца понимал, почему Кэтрин так агрессивно настроена. Чересчур агрессивно даже для неё. Шаги были уже близко, и Локи достал скипетр. — Я обещаю, Катерина. Кэтрин скривилась. Никто уже давно не называл ее Катериной, и это имя шаровой молнией ударило в подсознание, вызывая болезненные воспоминания уже давно ушедшего в небытие прошлого. Кэтрин Пирс - странное альтер-эго, придуманное, дабы укротить боль, внезапно стало растворяться в воздухе, обнажая оголенное хрупкое фарфоровое и чёрное от копоти сердце. Дверь распахнулась настежь, и потухшие глаза Кэтрин уставились на незваных гостей. Она будто потерялась в лабиринте имён и мыслей, не зная точно: кто друг, а кто враг. — Нужно было и ее взять под контроль. — агрессивно прошипел мужчина, подойдя к Кэтрин и закрывая ее собой. — Было бы меньше проблем. Кэтрин закатила глаза. В двери показалось куча людей, и бойня завязалась слишком быстро, так, что она даже не успела моргнуть. Воздух ей мгновенно перекрыли, толстые ладони сомкнулись на ее шее. Хрип медленными и тихими актами вытекал из горла, пока у неё не хватало сил оттолкнуть ногой противника. Она не видела, что делает Локи, но чувствовала его присутствие, понимала это чем-то, что находится где-то в глубине, за высохшими рёбрами. Это было странным чувством, давно не посещающим черствое ржавое сердце. В какой-то момент наёмник бросает ее на окно, и Кэтрин почувствовала, как по стеклу прошли трещины с тихим и едва слышимым скрипом. Она хотела встать, но мужчина хватает ее за горло, отрывает, а затем снова придавливает к стеклу. И тут она понимает: маленькие кусочки стекла начали крошится и падать вниз. Ногтями она пыталась вцепится в его куртку, чтобы не свалится, но от отпрыгнул, боясь упасть. Громкий, оглушающий звон трескавшегося стекла, и Кэтрин, легкая, как перышко, летит вниз с огромной высоты. Ветер бьет в лицо, и она прикрывает глаза. Локи замечает это слишком поздно. Внутри что-то начинает полыхать, и ему было достаточно тяжко вздохнуть, понимая, что только что произошло, чтобы наемники упали без сознания на холодный пол. Бог медленно подполз к окну, но ее уже не увидел: она была слишком далеко, и было слишком поздно что-либо предпринимать. — Боже, Кэтрин. — Локи чувствовал, что что-то внутри надломилось, когда он, наконец, осознал, что ее уже не вернуть. Из-за амбиций и планов он потерял что-то намного большее. Поджав губы, он решил уйти. Но тела он так и не нашёл. Уже открылся портал для армии читаури, когда в его голову снова пришёл этот странный и мистический образ. Но мужчина гнал его, гнал из-за всех сил. Ведь если он сейчас отступится, то это будет значить, что она умерла напрасно. Локи поймал стрелу Бартона на полпути и довольно улыбнулся, осознавая слабость своих противников. Кучка сломленных людей, собравшихся вместе от того, что им некуда больше податься. Против огромной армии пришельцев у них нет и шанса, несмотря на то, что они обладают действительно выдающимися способностями. Их шестеро, а против них миллионы обученных солдат с самым мощным оружием. Локи был уверен в своей победе. Стрела в его руке взорвалась, и бог свалился на крышу башни Старка. Вместе с ним с высоты упала и его уверенность в себе. Он не обнаружил доктора Селвига на крыше, и от этого внутри все немного пошатнулось. — Доктор? — прошептал Локи и попытался встать, но что-то сильно закололо в спине, и он решил дать себе пару минуток отдыха. Он потянулся за скипетром, что упал чуть дальше, но чья-то нога в мощном ботинке откинула его подальше. Локи медленно поднял глаза, а затем поднялся, не зная, что и сказать. — Как насчёт того, чтобы мы немножко поговорили? Тоненькие ручки подбирают скипетр, и мужчина еле сдерживает улыбку. — Соскучился по мне? — Несомненно. Кэтрин подходит ближе, тоже сдерживая улыбку, что хотела появится от такого уверенного ответа Локи. Но с чувствами она могла совладать намного лучше, чем бог обмана. Он уже чувствует ее дыхание на своей шее и внезапно ощущает себя маленьким стеснительным мальчиком, каким он был много лет назад. Но девушка с силой замахивается и попадает скипетром ему по голове, тем самым оглушая. Мужчина падает, хватаясь за голову, и девушка ударяет скипетром ещё раз. Локи будто потерялся в своих чувствах и эмоциях; он не понимал, почему Кэтрин так мерзко предала его в самом конце их долгого и трудного пути. Он не мог ее ненавидеть; то чувство, что росло между ними с самого первого момента их встречи, не давало ему этого сделать. А простить? Сам не знал, сможет ли он ее когда-нибудь простить за это. За то, что она дала ему смутную надежду на счастье, а затем рассеяла ее в прах. Кэтрин закрыла портал, из которого вылетали Читаури, быстро, Локи не успел ещё оклематься. Вытащила тессеракт и уложила его в кейс. Кинула последний взгляд на Локи. — Прости, что использовала тебя. Она исчезла в утренних лучах солнца, как прекрасный сон, обреченный навеки быть мечтой. — Прости, что позволил себе быть использованным.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Дневники вампира"

Ещё по фэндому "Мстители"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты