Повод позлиться

Гет
NC-17
Завершён
35
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
— Это что?
Сообщение, отправленное вчера, смотрело с экрана телефона друга и будто издевательски хихикало.
— Я… — она открыла рот. — Я это не хотела отправлять…
Посвящение:
Себе любимой. Пять лет на фикбуке и ни одной выложенной НЦы, это как так вообще.
Примечания автора:
«Написанная неидеальная история лучше, чем идеальная — но не существующая»
© Дарья Буданцева

Стараюсь помнить об этой фразе каждый раз, и здесь тоже не могу её забыть. Мои первые шаги в PWP, судите строго.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
35 Нравится 8 Отзывы 5 В сборник Скачать

***

Настройки текста

Дай повод на тебя разозлиться

      — Это что?       Сообщение, отправленное вчера (по времени сегодня, вот только завтра в понимании девушки наступает исключительно после сна), смотрело с экрана телефона друга и будто издевательски хихикало.       — Я… — она открыла рот. Оправдания придумать времени не было, а свалить по-быстрому парень, опёршийся вытянутой рукой о подоконник, явно не дал бы. — Я это не хотела отправлять…       Парень напротив ждал объяснений, вопросительно подняв бровь и кивнув, словно спрашивая: «и что дальше?»       — Сделай вид, что не увидел, а? — раздраженно мотнула головой девушка, сложив руки на груди. Дурацкий ВКонтакте и сонный мозг. Парень убрал телефон в задний карман и опёрся второй рукой о подоконник, чуть не задев локоть подруги.       — Допустим. Но зачем тебе на меня злиться? — искренне и немного с претензией спросил он, наклоняя голову набок. В его глазах запрыгал непонятно откуда взявшийся чёртик.       — Тебе лучше не знать, — прищурилась девушка, стараясь дышать ровно. Есть свои минусы в дружбе с красивыми парнями, особенно когда весна в самом разгаре, и в голову лезут непристойности. Плевать, что конкретно с ним непристойности в голову лезут чаще, чем должны, а бабочки в животе начинают шевелиться каждый раз, когда он подходит ближе, чем на метр.       — Я же не отстану.       — Я если скажу, ты дружить со мной больше не сможешь.       — Ой вот только не надо за меня решать, — он, наконец, отклонился и тоже скрестил руки на груди, повторяя позу подруги.       Они стояли, играя зеркало друг для друга, пока девушка решала, что же теперь делать. Ему доверять можно. Только не такое. Хотя… Впервые за три года есть шанс. Странный. Но ближе этого точно ничего не будет.       — Ладно, — парень ухмыльнулся, приготовившись слушать. — В прошлый раз, когда ты меня выбесил, я написала PWP со смертельным исходом. И теперь нужно его закончить, а эмоции уже не те.       Он, всё ещё с ухмылкой, но уже сдвинутыми бровями, переваривал информацию.       — Ты что?       — Фанфик, — девушка явно наслаждалась его замешательством, не контролируя собственные слова. Раз уж начала, то в полной мере нужно и закончить. Она подалась вперёд, заглядывая в глаза, и шёпотом продолжила. — Где тебя убивают. Во время секса.       И пока он завис, сделав непроизвольный шаг назад и освободив немного места, девушка тихо ретировалась. Внутри было и приятно, и жутко одновременно. Потому что он был её лучшим другом. Ему можно доверять, а выговориться кому-то хотелось. Но вместе с этим она понимала, что теперь, скорее всего, не сможет ему в глаза смотреть.       Он заметил её уход только через минуты три. После её слов образ вечно весёлой и невинной подруги стремительно трескался, заменяясь чёрным пространством. Во-первых, он думал, что она не умеет злиться. Потому что они всегда общались на весёлых тонах и никакой недосказанности или неуютной напряжённости не было. Во-вторых, он знал, конечно, что она гордо именует себя автором, но сам считал, что фанфики не в счёт. Тем более что выше определенных рейтингов девушка не писала, ссылаясь на нехватку опыта. Теперь оказывается, что мало того, что она умеет мастерски казаться забывчивой, так ещё и НЦу пишет. Это, к удивлению, не слишком омрачало её образ. Может быть, тогда (только может быть!) ей не так уж и наплевать на наличие отношений? Он снова улыбнулся, прикусив резцами кончик языка, после размашистым медленным шагом направился в аудиторию. Та самая подруга, с которой они знакомы уже три года, постоянно спали на парах друг у друга на плечах (один раз даже — с мечтательным наслаждением вспомнил он — на бёдрах. На мягких бёдрах, из-за которых после её идеи похудеть казались невыносимо неправильными), и даже ходили в гости с ночёвкой, когда родители уезжали. Может, отчим был прав, и в каждом человеке действительно сидит маленький демонёнок, нашёптывающий грязные вещи.       Идея развивалась, подкидывая сцены каждый раз, когда он задерживался на какой-нибудь её черте взглядом. Волосы, гладкие и с недавних пор не завязанные в хвост. Прекрасно смотрелись бы намотанными на кулак. Довольно свободная кофта, отлипающая от тела, когда девушка наклонялась вперёд и выгибалась. Точно легко и быстро снимается. Школьная юбка, складками еле прикрывающая колени, просто создана для того, чтобы запустить под неё руки и сжать эту задницу, обычно обтянутую джинсами. Весь повседневный наряд больше не казался таким уж повседневным. Парень провёл рукой по волосам, стараясь успокоить фантазию. Демонёнок внутри медленно пускал лаву по венам. Такой был шанс в коридоре, начал он. Там камеры, прервал голос разума. Знаешь, где нет камер? Здесь.              Девушка же спокойно, будто ничего не произошло, сидела и слушала преподавателя. Вернее, делала вид. Боковое зрение давно заметило, что друг на неё откровенно пялится. При этом сидя так близко, что может спокойно прилечь на её плечо. Точно пялится из-за тех слов. Теперь ждёт конец пары, чтобы… чтобы… мысли так и не сложились в определении того, что он может сделать после пары, но точно ничего приятного. Теперь он знает: его лучшая подруга — извращенка. Дойдёт ли до шантажа? Расскажет другим подругам? Друзьям, не дай бог? Оставит всё как есть и просто перестанет общаться? Вопросы вертелись и вертелись, пока не начали раздражать. Почему вообще волнует, что он там подумает? Всегда можно отшутиться, если одногруппники узнают, а доказательств для шантажа нет. Перестанет общаться — пусть, к одиночеству не привыкать. Потом уже пошла злость на саму себя. Нужно было держать язык за зубами. Но, чёрт возьми, такой был шанс в коридоре, он был так близко, так смотрел… В коридоре камеры, напомнил здравый смысл. Как будто эти камеры не видели раньше поцелуев, парировала игривость.       Девушка, закусив губу, перевела сосредоточенный и взволнованный взгляд на свою тетрадь. Преподаватель, громкий, но не следящий за аудиторией, заглушил и без того тихий вопрос друга. Скорее всего, уточняющий что-то, поэтому она на автомате промычала «угу» и продолжила записывать основные сюжеты, использующиеся при написании текстов. Имя Роберта Макки нещадно съехало на строчку вниз, когда по спине и бедру скользнули руки, вызывая мурашки и заставляя пульс стучать сильнее внутри живота. Руки исчезли так же быстро, как и появились. Девушка повернула голову вбок, и, как и ожидала, увидела довольную ухмылку друга и бутылку воды у него в руках. С резким вдохом и словом «сука», она вернулась к конспектам. Буквы отказывались складываться в слова, дыхание ускорилось вслед за приливающей к голове крови и мысли, отчётливо и громко формирующейся в голове. Он меня хочет. Здравый смысл терялся в поисках опровержения и перестал его искать, когда парень, возвращая бутылку на место, пощекотал дыханием шею. Точно нарочно. Случайно так сделать нельзя. Может, всё-таки можно? Пискнул здравый смысл. Ему нужно отомстить, пропела игривость. Слушать здравый смысл она не собиралась. Потянувшись за карандашом, лежащим на дальнем краю его стола, она аккуратно скользнула пальцами свободной руки по ширинке, буквально на пару мгновений задержалась и уже под его сбившееся дыхание и тихое ругательство снова села прямо. Тем не менее, улыбка парня стала шире, и он провёл ладонью по своей шее, наклоняясь вперёд и опираясь на локоть. Девушка удовлетворённо дёрнула уголками губ под паническое: и что теперь с этим делать? от здравого смысла. К жалости обоих, больше они друг на друга за пару даже не посмотрели.       После занятия девушка вынужденно задержалась. В сумке не обнаружилась тетрадь по истории литературы с первого взгляда, поэтому теперь всё содержимое лежало на подоконнике туалетного помещения, чтобы никому не мешать.       — Вот чёрт, — сказала девушка, хватаясь за голову. Конспекты писались целый семестр. Такую рукопись потерять — почти богохульство.       — Это ищешь? — она обернулась, облегчённо выдохнув. Друг, облокотившийся плечом о дверной косяк, помахал тетрадью в воздухе.       — Спасибо.       — А я, может, не за спасибо отдать хочу, — парень поиграл бровями. Девушка поджала губы. Скорее чтобы скрыть волнение, а не из-за злости. Она всегда так делала на промежуточных тестах.       — Еду я покупать должна только на следующей неделе, так что ничем не могу помочь.       Он прикрыл дверь и сделал шаг вперёд, всё такой же медленный и расслабленный. Она тоже сделала шаг вперёд, быстрый и аккуратный, протянув руку с требованием отдать тетрадь. Парень осмотрел её раскрытую ладонь и аккуратно постриженные ногти. Какое у неё будет лицо, если их облизать, да ещё и нагло смотреть при этом в глаза? А потом положил тетрадь на край подоконника, чуть позади себя.       — Вот ты… — она не договорила, потянувшись за тетрадью, и сделала ещё шаг. Он, мысленно и довольно слабо проклиная демонёнка, перехватил её ладонь и на инерции притянул к себе, обняв второй рукой за талию.       — Кто-то сегодня без лифчика, — прокомментировал приятную мягкость он.       — Ты… — она попыталась оттолкнуться. Не вышло, парень только вместе с ней сделал шаг. Для неё шаг назад, для него — вперёд. — Ты…       — Как будто только ты извращения втихую пишешь, — тихо хмыкнул парень ей в губы, но внезапно отступил, засунув руки в карманы. — В конце концов, все любят помечтать.       На секунду здравый смысл забил тревогу. Что, если она видит в нём не больше, чем друга? Если он ошибся, и в аудитории была только игра? Да ты не в себе, если действительно так считаешь, сказал демонёнок. Девушка пару мгновений смотрела на друга со смесью шока и злости, потом сделала шаг вперёд и, похоже, собиралась что-то сказать, но только открыла рот, закрыла и выдохнула. Даже здравый смысл согласился, что с раскрасневшимися щеками и задравшейся сзади кофтой она выглядела шикарно. Он приложил ладонь ко рту, пытаясь скрыть улыбку. Треснувшая грань дружбы сопровождалась нехилым возбуждением, растекающимся в паху, так что оно того стоило.       — Ты хоть дверь до конца закрыл? — внезапно выпалила девушка, не отрывая от него взгляд. Парень, не в силах моргнуть, издал смешок сквозь пальцы. Может, нервно-истеричный.       — Конечно.       Не сговариваясь, они сделали навстречу ещё один шаг и слились в поцелуе. Целовалась девушка напористо, немного развязно, заставляла лаву течь быстрее по венам и задней мыслью думать, что про отсутствие опыта она безбожно врала. Парень руками пробрался под кофту, скользнул выше, приподнимая край. Как будто это расколет вечное напускное безразличие и безмятежность, даст забраться под кожу и убедиться, что это не сон. Чертёнок счастливо прыгал по сознанию, отключая тормоза. Она моя. Она только моя. Она рукой обвила его шею, второй забралась в волосы на затылке, ощущая такую вроде бы родную, но вместе с тем будто незнакомую жёсткость. Она раньше гладила его по волосам, когда он спал, но тогда ощущения были совершенно иными.       — Подожди, — прошептала она. Здравый смысл паниковал. Что я делаю, он же мой лучший друг. Он же… Здравый смысл был снова послан к чёрту. — сначала я.       — Фемдом? Одобряю-у-у щит, — выдохнул парень, когда девушка скользнула ладонью за пояс. И от штанов, и от трусов она избавилась, приспустив вниз. Парень вцепился руками в подоконник, который временно служил опорой, с наслаждением чувствуя мягкую ладонь и тёплый, влажный язык на своём члене. Девушка взяла головку в рот, поглаживая пенис у основания. Сначала медленно, потом поймала темп и ускорилась. Парень, решив, что этого недостаточно, судорожно собрал её волосы в импровизированный хвост и надавил.       — Чёрт, — зашипел он. Она убрала руку и, подстроившись, продолжала двигать языком, заглатывая член полностью. Её полустоны заводили ещё больше, в лексиконе остались только ругательства, и мысли заполняло по-странному сладкое осознание того, что он, блять, трахает свою лучшую подругу. Парень запрокинул голову назад, до упора ввёл член и кончил, со стоном выдыхая. Очень смутно мелькнуло, что не дай бог второй раз не встанет. На неё да не встанет? Кого ты обманываешь? шептал демонёнок, заставляя посмотреть вниз. Девушка, с растрёпанными волосами и съехавшей с плеча кофтой, рвано дышала, опираясь на руку, второй вытирала губы, пачкая пальцы в остатках спермы.       — Снимай, — прохрипел он, облизнув засохшие губы. Девушка с огоньком в глазах ухмыльнулась. Туфли оказались на полу, трусы, промокшие в области влагалища, и колготки — на подоконнике. Юбка запачкается — сама виновата будет. Он прижал подругу к закрытой двери напротив и, подхватив её под бедро, провёл головкой по половым губам.       — Пожалуйста, — чуть ли не прохныкала девушка, обдавая горячим дыханием щёку. Парень вошёл резко, заставив подругу до крови закусить губу. Языком провёл по её ключице, поцеловал шею и зубами оттянул кожу, оставляя засос краснеть, медленно проявляться своеобразным знаком. Она моя. Только моя. Её дыхание тяжёло вырывалось наружу, а волосы… Боже, запах её волос сводил с ума, вместо кислорода проникая в лёгкие. Он начал двигаться. Девушка отчаянно цеплялась за его рубашку и постанывала, подаваясь навстречу.       — Блять, — тихо прорычал он в унисон с подругой, сильнее и сильнее с каждым толчком вжимая её в стену. Она путалась в мыслях и чувствовала, как от каждого его полурыка сильнее сжимает член, как мурашки забираются под кожу от дыхания на шее. Вторая рука парня нагло оголяла поясницу, не давая двинуться в ненужном направлении. Девушка почувствовала, что ноги начинают трястись, а парень начал ускоряться. Она вцепилась зубами в ткань рубашки, и как бы ни старалась быть тихой, почти не заглушённый, громкий стон наслаждения вырвался наружу, заставляя парня в очередной раз выругаться и оставить вторую порцию спермы у неё внутри. Ноги девушки сделались ватными, пальцы инстинктивно продолжали сжимать его одежду. Парень слегка отстранился, давая сперме — своей и её — стекать по бёдрам вниз, смешиваясь со смазкой.       — Если залечу, — сказала она первым делом, прерывисто выдыхая ему в ключицу. — Будешь платить алименты.       — Зато, — парировал он заплетающимся языком, ещё опираясь на стену, придерживая и себя, и её. — Фик допишешь.       — Придурок, — пробурчала она, утыкаясь носом в шею.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты