Немного о любви

Xiao Zhan, Wang Yibo (кроссовер)
Слэш
PG-13
Завершён
181
автор
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
«Пожалуйста, — думает Сяо Чжань, — никогда не переставай так смотреть на меня».
Посвящение:
Ноуп, ни травы, ни нервов — пожалейте.
Примечания автора:
Автор не умеет в диалоги, совершенно безнадежный случай, но он старается правда.
Беты нет, мозгов нет, совести — тоже нет.

Своеобразная авторская пунктуация, авторский стиль. Тапками не бить.

Герои данного произведения никакого отношения к реальным людям не имеют.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
181 Нравится 16 Отзывы 38 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Увидите непотребство, ткните в публичку, спасибо!
      На самом деле, они не говорят о любви.       Как-то так получается, что оба знают о чувствах друг друга — невозможно просто игнорировать все те эмоции, что ощущаются, стоит оказаться вместе, и если уж окружающим видно, насколько сильны их чувства, то зачем говорить об этом вслух?       Можно же просто показать.       Сяо Чжань задумывается об этом, усаживаясь в машину и отправляясь на съемки. Пока водитель пытается выехать с парковки и не задеть толпу, возникшую на пути, в его голову приходит подобная мысль, и он ничего не может с собой поделать — только думать.       Не то чтобы это было проблемой, да. Сяо Чжань знает, как Ибо к нему относится, видит, чувствует; когда они рядом, никого не существует вокруг, мир словно сужается и распадается, растворяясь в их общем взгляде, в том, что они делают. И если раньше Сяо Чжаня все устраивало, то сейчас такое чувство, будто он что-то упускает.       — Лаобан, — зовет его менеджер, протягивая термос с чаем. — Вот возьми, ты что-то слишком хмурый сегодня. Не выспался?       Сяо Чжань благодарно принимает термос, отрицательно качает головой и делает глоток. Любимый напиток, едва теплый и терпкий на вкус, помогает отвлечься, и он допивает его почти до половины, одновременно с этим просматривая совместный чат с Ибо.       В нем, к слову, со вчерашнего утра так и висит непрочитанное сообщение. Сяо Чжань не расстраивается — знает, что у Ибо много работы, потому что и у него самого ее столько, что спать он успевает урывками. Может, им стоит взять пару дней отдыха?       — Все в порядке, — заверяет он менеджера. А потом блокирует телефон и, улыбаясь, спрашивает: — Не могла бы ты сделать для меня кое-что?       Менеджер фыркает, отвлекаясь от планшета. Ее пристальный и слегка насмешливый взгляд Сяо Чжань научился игнорировать еще во время съемок Неукротимого, когда их отношения с Ибо только начинали формироваться, так что сейчас у него, можно сказать, иммунитет.       — Побольше кинзы? — только и спрашивает она, понимая, что Сяо Чжань с легкостью выдерживает ее взгляд и пожимает плечами. — И никакой моркови?       Сяо Чжань кивает:       — Абсолютно никакой.       Стоит подъехать на место съемок, как Сяо Чжань только отправляет в чат стикер с пожеланием доброго утра, а потом откладывает телефон, погружаясь в работу с головой. И лишь вечером, уже приняв душ и разобрав кровать, он снимает гаджет с блокировки, чтобы увидеть несколько новых сообщений в ВиЧате.       

От кого: Ван Ибо

      

«Спасибо, Чжань-гэ😏. Лапша была очень вкусной».

             Сяо Чжань улыбается, чувствуя, как в груди расплывается огромным морем приятное тепло. Ибо присылает еще и селфи, заставляя поселиться в его сердце еще и тоску: оказывается, скучать так невесело.       Сяо Чжань набирает ответ, рассматривая фотографию Ибо. На его лице довольная улыбка, счастье плещется в карих глазах, и именно в этот момент Сяо Чжань понимает, как сильно любит этого человека.       

Кому: Ван Ибо

      

«Не за что, баобэй. Спокойной ночи».

             

****

      — Что это такое? — спрашивает он у менеджера в обеденный перерыв, видя перед собой миску с лапшой. От нее исходит знакомый приятный аромат, и живот напоминает о себе громким урчанием.       — Лапша, — в тон ему отвечает менеджер, и Сяо Чжань закатывает глаза. — Не смотри на меня так, — твердо стоит женщина на своем, — ты должен все съесть.       — Здесь много, — замечает Сяо Чжань, раздвигая палочками содержимое.– Я не уверен, что справлюсь.        Желудок сводит от голода, но он знает, что не может съесть много — утренняя запись влога с завтраком и так отрицательно скажется на его диете, а уж если и обед будет калорийным, то и вовсе потом придется менять рацион и расписание, пытаясь втиснуть в плотный график еще и занятия спортом.       Сяо Чжань отодвигает миску и лишь печально улыбается.       — Я не голоден, — врет он, смотря на нее самым честным из своих взглядов. — Спасибо.       Это не срабатывает: менеджер хмурится, двигает миску обратно и, поджав губы, произносит:       — Я обещала, что ты все съешь. Давай, лаобан, это всего лишь лапша.       Ее тон не предвещает ничего хорошего. На самом деле, менеджер Ян достаточно волевая и упрямая женщина, она умеет добиваться своего, несмотря на свою маленькую комплекцию. Сяо Чжань иногда ловит себя на мысли, что ему не нужны никакие охранники — менеджер Ян справится за всех мужчин, отгоняя своим грозным голосом любого, кто ей не понравится.       Они несколько секунд прожигают друг друга взглядами, а потом все внимание Сяо Чжаня обращает на себя телефон: он пиликает входящим уведомлением несколько раз, и в стоящей тишине этот звук напоминает зловещее предзнаменование. Сяо Чжань вытаскивает гаджет из кармана, рассматривая горящую иконку ВиЧата и количество непрочитанных сообщений, но не спешит их открывать.       Менеджер Ян словно знает, кто может ему писать. Она ухмыляется, снова двигает к нему миску, и ее голос, когда она, поднимаясь, начинает говорить, звучит сурово:       — Не заставляй меня писать ему, что ты отказался.       Больше она ничего не говорит. Оставляет его в гримерке одного, слегка озадаченного.       Сяо Чжань рассматривает миску с едой несколько долгих секунд, словно это самое страшное оружие и яд в одном флаконе, а потом, вздохнув, тянется к палочкам и начинает есть. В конце концов, это ему отвечать на сообщения Ван Ибо — а это именно он пишет ему сейчас, — и говорить о том, что лапша ему все же понравилась.       — Баобэй, — спустя полчаса отвечает Сяо Чжань на несколько сообщений разом, записывая голосовое, — ты довел моего менеджера до истерики. Но лапша была вкусной, спасибо.       Ибо пишет ему уже под конец дня, и все его сообщение полно непристойных смайликов.       Сяо Чжань думает, что никогда в жизни не был так счастлив.              

****

             Их совместные выходные слишком короткие, чтобы походить на правду. Временами Сяо Чжаню кажется, что они похожи на сон больше, чем на реальность — несколько дней пролетают так быстро, что он начинает скучать, стоит им разъехаться вновь по разным городам.       Ибо однажды признается ему, что скучает по Сяо Чжаню каждую свободную минуту, и тот не может не согласиться с ним — сам чувствует нечто подобное, но вслух отчего-то никогда не говорит.       Он лишь надеется, что дни, подобные этому выходному, надолго останутся в памяти.       Сегодня пятница, предпраздничный день, впервые свободный за несколько недель. Утро ленивое, неторопливое, Сяо Чжань просыпается ближе к обеду, нежась в постели и обнимая Ибо со спины. Зарывается носом в его шею, целует любимое местечко за ухом и наслаждается его мерным и спокойным дыханием. Погружается в легкую полудрему до тех пор, пока не чувствует, как губ касаются чужие — мягкие, сухие и настойчивые.       — Привет, — шепчет Ибо, и его глаза светятся, еще немного мутные после сна. — Доброе утро, Чжань-Чжань.       Его тихий и мягкий голос творит с Сяо Чжанем волшебство. В груди тяжело. Тепло и тяжело одновременно, кажется, словно булыжник на сердце — настолько ошеломительно ощущается внутри него сейчас любовь, слов которой он не может подобрать. Она просто есть, в нем, каждый день, в каждом его касании или же поцелуе, каждом вдохе, что он делает сам или же они делят на двоих.       — Ленивый день? — предлагает он.        Ибо, прищурившись, тянется к его лицу и убирает прядь волос за ухо.       — Мне нравится, — он растягивает припухшие со сна губы в улыбке. — Давай просто полежим.       Иногда Сяо Чжаню хочется, чтобы мир застыл навечно. Покрылся коркой льда или же смолой, но — сохранился в этом моменте. Сердце сбивается с ритма, когда Ибо проводит ладонью по его щеке, а свет в его глазах проникает в самого Сяо Чжаня и его сердце, поселяясь в нем навсегда.       «Пожалуйста, — думает Сяо Чжань, — никогда не переставай так смотреть на меня».       Он целует его неспешно, неторопливо. Сминает губы в робком, почти детском поцелуе, наслаждаясь моментом. Ибо довольно вздыхает, перемещает руку ему на шею, придерживая, а второй поглаживая по спине, переворачивая их таким образом, что Сяо Чжань оказывается сверху.       — Эй, — вдруг прерывает он поцелуй, и игривые искорки в его глазах заставляют Сяо Чжаня расплыться в ответной улыбке. — Ты же не фанат утренних поцелуев.       Сяо Чжань притворно удивляется:       — Разве? — он проводит по бокам Ибо руками, спускаясь вниз. Останавливается на бедрах, чуть сжимает, отчего Ибо сладко стонет и жмурится, чуть выгибаясь. Сяо Чжань склоняется к его губам снова и шепчет в поцелуй: — Может, я передумал.       Из постели они выбираются только спустя час, и, знаете, Сяо Чжань нисколько не жалуется. Может быть, он и не фанат поцелуев с утра, но он определенно фанат губ Ван Ибо — целовать их, мягкие и пухлые, одно удовольствие.              

****

      — Вот смотри, — Ибо вертит в руках доску для скейтбординга, — вот сюда нужно прикрутить колеса, а сюда, — он указывает на отмеченные точки, — можно прикрепить наклейку.       Сяо Чжань кивает, наблюдая за действиями Ибо со всем вниманием, на которое способен. Он не очень во всем этом разбирается, и когда Ибо показывает ему что-то из этой сферы своих увлечений, то радуется, кажется, больше самого Ван Ибо: есть что-то такое, что никак не хочет отпускать Сяо Чжаня, пока он наблюдает за тем, как увлеченно Ибо собирает скейтборд или занимается чем-то другим.       В такие моменты от него просто невозможно отвести взгляда.       Есть в нем что-то такое, считает Сяо Чжань, что завораживает с первого его движения, простого и мимолетного; то, как Ибо порой сосредоточенно кусает губы, чешет голову, если не получается с первого раза собрать тот или иной набор Лего или же разобрать хореографию, и то, что в этот момент ощущает Сяо Чжань — разве вообще можно передать все то, что его охватывает?       Сяо Чжань думает, что это невозможно.       Невозможно столько чувствовать, невозможно столько копить в себе, но — чувствует и копит, согреваясь изнутри от собственных эмоций.       Ибо перебирает инструменты, роется в деталях, пока не находит нужную, а потом, прищурившись и ухмыльнувшись, протягивает отвертку и одно из колес Сяо Чжаню.       — Попробуй, — предлагает он.       Сяо Чжань заторможено кивает.       — Это не так сложно, — заверяет он, скорее себя, чем самого Ибо, вдруг наклонившегося к нему настолько близко, что на своих щеках Сяо Чжань может ощущать его дыхание. — Я смогу.       — Конечно.       Ибо касается его лба своим, его руки лежат на коленях Сяо Чжаня, и пальцами Ван Ибо поглаживает их, не спеша и почти невесомо. Приятная волна, одна за другой, проходится от его действий, наполняя Сяо Чжаня безграничным чувством спокойствия, оседая внизу живота знакомым напряжением.       Он выдыхает и вдыхает.       — Ибо, — прочищая горло, отвлекает его Сяо Чжань, перехватывая. — Я занят.       — Ага, — облизывается Ибо. — Знаю.       Сяо Чжань видит озорство на дне его темных глаз, но когда Ибо вдруг подбирается и притягивает его к себе, обхватив за шею, а следом касается губ, даруя короткий поцелуй, Сяо Чжань забывает об этом, лишь слыша:       — На удачу.       Хмыкнув, Сяо Чжань кивает.       Скейтборд, впрочем, он так и не собирает, найдя себе занятие куда поинтереснее, и Ван Ибо, зарывшись пальцами в его волосы и усевшийся на колени, лишь тому подтверждение.       — Я люблю тебя, — просто вдруг говорит Сяо Чжань, и правда из него льется, будто бы вода из дырявого ведра — одним потоком. — Так зачем мне удача?       И ведь нисколько не врет, потому что такой Ван Ибо — не выспавшийся, хмурый, капризный, радостный, будто ребенок, улыбающийся ему и подаривший сердце; мягкий, уступчивый, теплый и родной; без косметики, с редкими веснушками на лице и прыщами, с пухлыми щеками и без них — такой Ван Ибо самый настоящий.       Так зачем ему говорить о любви, если и без слов все понятно? Сяо Чжань вот только сейчас понимает, что именно только для того, чтобы видеть лицо Ван Ибо в этот момент — радостное, счастливое и довольное.       Видеть и чувствовать.       

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Xiao Zhan"

Ещё по фэндому "Wang Yibo"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты