Пробужденные

Фемслэш
PG-13
Завершён
10
автор
Yui Lime бета
Размер:
26 страниц, 1 часть
Описание:
Мир стоит на пороге новых открытий. Гениальный ученый и его помощница создали новую жизнь... из праха старого.
Они дали жизнь нам — тем, кого весь мир ненавидит и использует как рабов.
Но также они показали нам мир, полный светлых чувств: веры, радости и любви.
Люди отобрали Её у меня... Оставили в моем сердце зияющую пустоту, которую могла заполнить только Она... и гречка.
Последнее, что она сказала: «Эрен! Эрен, прошу, просыпайся! Любовь моя!»

— Эрен... Эрен, ты меня слышишь?!
Примечания автора:
Моя первая публикация на фикбуке, потому буду рада конструктивной критике и лестным отзывам:D Влюблена в тему космоса/будущего/андроидов и хочу продолжать писать в этом сеттинге. Пока есть идея написать спин-офф, или вбоквил про одну из персонажек, но это пока идея.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
10 Нравится 3 Отзывы 1 В сборник Скачать

''Пробужденные''

Настройки текста
Примечания:
Надеюсь, вас тоже интересует тема будущего, других галактик и планет? Тогда берите чаек и готовьтесь к путешествию в мой маленький мир:D
— Не забудь вернуться в реальность. Тут тебя ждут… Не теряй себя, слышишь? Огонь… Он близко. Красным языком полыхает и пожирает плащ твоего самомнения. Не оглядывайся, Эрен. — Эрен!

***

…Оглушающий свист прокатился по всей голове. Глаза ничего не видят, словно все чувства отключили и единственным ориентиром осталась мысль, что враг где-то близко. Медленные вздохи начали доноситься до уха, и вдруг глаза распахнулись. Словно вырвали из лап смерти: сердце бешено стучало, а тело дрожало и единственное, что удалось воспроизвести, это жалкие всхлипы и монотонное бормотание. — Хэй, ты меня слышишь? Как ты? Кошмар, что ли, приснился? — зрачки заострили внимание на говорящем объекте, и картинка перестала быть расплывчатой: — Хэй, ты тут? «Она была в зеленом платье, с косынкой на голове. А, нет. Это была не косынка. Удалено. Переотправка. На ее голове вовсе не косынка. Это что, цветы? Одуванчики. Точно, это желтые цветы». «Одуванчики — род многолетних травянистых растений семейства Астровые, или Сложноцветные. Типовой вид рода — Одуванчик лекарственный — хорошо известное растение с розеткой прикорневых листьев и крупными ярко-жёлтыми соцветиями-корзинками из язычковых цветков». Довольно симпатичные. Так, зеленое платье, оно сшито из сатина. «Сатин — это по французский satin, ткань сатинового переплетения нитей из шёлка или хлопчатобумажного волокна. Имеет гладкую…» — Все нормально? — взгляд серых глаз вновь пробуравил сквозь тело. Ответ проследовал незамедлительно: — Да, неполадок нет. Отчет о состоянии головного компьютера отправлен в офис отдела Межвидовых Коммуникаций. Вам выслать вторую копию? — Что с тобой? Ты меня пугаешь, — на этот раз лицо выразило беспокойство. «Так, что нужно делать в такой ситуации? Что предшествует этому состоянию? Получить доступ к физическому хранилищу объекта: «В организме всегда выделяются гормоны стресса — это адреналин, норадреналин и кортизол. Все три гормона оказывают определенный эффект: при выделении кортизола организм способен существовать в напряженной обстановке и справляться со стрессовыми ситуациями». Объект испытывает стресс. Нужно снизить уровень активных гормонов для стабилизации организма. Поиск информации…» «Нужно прикладывать всевозможные усилия для того, чтобы следить за организмом, пытаться контролировать те процессы, которые поддаются контролю. В нужный момент наблюдения помогут предотвратить накапливание негативных эмоций и развитие стадий стресса. Чтобы снизить негативное воздействие стресса и сохранить здоровье, стоит прибегнуть к достаточно несложным рекомендациям. Прежде всего это пересмотр образа жизни и питания. Кроме этого, существуют психотерапевтические методы, релаксационные методики. В особо тяжелых ситуациях не стоит пренебрегать и медикаментозной терапией: ноотропные препараты, антидепрессанты, транквилизаторы, витамины». «Одна бесполезная фигня». — Так, я уверена, что ты либо опять заболела, либо не выспалась. Хочешь, принесу чай? Есть твой любимый зеленый, с лаймом. О, недавно мама купила чай с бергамотом. Сейчас заварю. «Странно. Она сейчас улыбнулась? Так, анализ состояния… Получен отчет. Так, открываем файл. Да, уровень «стрессовых» гормонов снизился до нормы. Может, был сбой при анализе объекта? Повторное получение данных об M—1879KS… Опять то же самое. Может, их организм работает по-другому?» Девушка ушла в сторону просторной кухни и начала доставать чайные принадлежности из кухонного шкафчика. Когда она вернулась через десять минут, её лицо выразило удивление: — Ты еще не встала, не оделась и не умылась? Останешься без завтрака. Опоздаешь на работу. Потом и до жизни бездомной недалеко. Я тебя оставлять здесь не буду. Это было только на одну ночь! «Объект испытывает ярость? Нет, не то. В какой-то степени это неярко выраженное беспокойство. Каким должен быть следующий шаг?» — Лиз, ты тут? Сестренка, слушай, если тебе нехорошо, давай поедем к врачу? Это же из-за аборта, да? «Девушка присела рядом. У нее симметричное лицо. Тонкий нос и губы такие же. Больше 86 родинок на теле, не учитывая совершенно блеклые и маленькие. Они не связано с раком? Вроде нет. Они не увеличивались с годами. Рак — отрицательно. Проверка на генетические заболевания объекта M—1879KS. Дыхание ровное. АД — 110/96 рабочее. Отчет о генетических заболеваниях получен. Возможный индекс-маркер на…» — Лиз, ты меня не слушаешь? Я знаю, — она взяла за руки и устремила взгляд куда-то мимо плеча: — Знаю, что тебе приходится нелегко. Алек — козел! «Ее дыхание участилось. АД увеличивается. Показатели пока в норме». — Я поговорю с Джошем. Он образумит его. Он же его брат, в конце-то концов! — девушка взяла свой телефон и отошла подальше. С такого расстояния было слышно плохо. «Странное шипение. Поиск совпадений. Змея???» — Лиз, прошу, скажи мне, что с тобой? — на этот раз девушка не удержалась от слёз. По её щеке стекала прозрачная жидкость, — У тебя то же, что и у мамы, да? — она схватила за руки и потрясла их: — Прошу скажи мне! Это кататония? «Что делать дальше? Никаких инструкций…» На улице зашумел мотор машины. В окне было видно, что к дому подъехал автомобиль зёленого цвета и припарковался рядом с гаражом. Из него вышёл высокий молодой мужчина. — Джош! Слава Богу, ты приехал. С Лиз что-то не так. Я беспокоюсь о ней. Джош присел на край дивана, в его глазах читалось беспокойство — Это все твой брат виноват! — девушка топнула ногой и ударила Джоша по плечу. — Успокойся, Кэт, они просто расстались. Ничего такого. Мой брат не причинил бы вред Лиз. «Так, M—1879KS зовут Кэт. Объекта К—1599KS, которого зовут Джош, можно охарактеризовать как «беспечный, нерешительный и своевольный». Уровень доверия — нулевой». — Ну, что скажешь? Она с утра такая, — сказала Кэт после минутного осмотра Джошем. — Я же не врач. Что ты ожидаешь от меня услышать? — Джош был на нервах. — Твой брат улетел на острова. Мой брат не берет трубку. Кому я должна была позвонить? — Кэт начинала впадать в истерику, — Нужно отвезти ее к врачу, да? — она с тревогой уставилась на Джоша. Тот нахмурился. — Ладно. Давай на моей машине поедем. — Помоги мне её поднять, — просила Кэт. «Тело бывает таким тяжелым? Онемение. Конечности не слушаются. Головной компьютер не отправил отчеты об ошибке. Сбой в программе. Что-то происходит. Нет! НЕТ!» — Она вырубилась, Джош! Джош! Свист. Снова. Яркая вспышка и через секунду все погрузилось в темноту.

***

— Я же говорила тебе, что ты не готова, Эрен. «Я вернулась?» — Да, ты вернулась, — произнесла веселая девушка с каштановыми волосами, — Ты меня анализируешь! — она весело стукнула по плечу. — Перестань так громко думать, — она уже смеялась не переставая. Но через пару минут она посерьезнела. — Эрен, ты провалила испытание, — грустный голос давал понять, что проступок был серьезным. — Тебя не накажут, ты же знаешь, — девушка мягко похлопала по руке. — Пойдем, тебе нужно направиться в Реабилитационный отдел. Через неделю попробуешь снова. — И кстати, если ты еще не вспомнила, я — Джесс. «Джесс… красивое имя… Почему нет ничего в воспоминаниях? Что-то не так?» — Когда мы пойдем в Отдел по обработке данных о прошедших испытания, ты должна будешь представиться и назвать номер объекта, с которым взаимодействовала, ладно? — Джесс мягко ступала по коридору. «Обстановка располагающая. Синие стены и серая плитка на полу. Двери автоматические. На стенах тонкие линии сверкающих камней, которые используются вместо ламп и другого рода освещений. Рядом с дверями стоят люди в серой форме. Безоружные. Носят странные устройства в ухе. Рассматривают каждого проходящего. Регистрируют данные. Отправляют в Базу. Сверяют со списком прошедших испытания. Красный сигнал. Отказывают в доступе в дальние комнаты». — Ты так в думах все свое время проведешь. Нужно же наконец повеселиться и отпустить чувство скованности! — Джесс улыбалась. «Её кожа сияла здоровьем, а волосы развевались из стороны в сторону». — Мы почти пришли, — сказала она. «Через пару метров после двери, которую охраняли, располагалась комната с непрозрачным стеклом. На стене рядом висело зеркало. Что-то не так… Изображение резко меняется. Глюки? Лицо…» — Моё лицо, — голос сорвался. Джесс резко обернулась. Мир снова погрузился во тьму…

***

— Эрен, Эрен! Умоляю, очнись! — резкий свет ударил в глаза. Вокруг было сыро: вода стекала с потолка, и на полу образовались лужи. Горел сигнал тревоги, безжизненный голос предупреждал: — Всем немедленно эвакуироваться! Отсеки А-49 и С-2 затоплены. Повторяем… — Эрен! — темноволосая девушка стояла на коленях и касалась лица. — Я… что происходит? — прежде чем она ответила на вопрос, военные в водонепроницаемых костюмах забрали девушку. «Больно… Почему мне больно?» — Эрен… — обратился один из военных. Он был выше ростом, чем остальные и вёл себя как главный. — слыш… ня?.. нам… вать… бещаю… В легкие перестал поступать кислород и все в миг погрузилось в темноту.

***

— Эрен? С вами все хорошо? «Так, это — Лечебный центр. Я… я упала? Кажется…» — Да, ты потеряла сознание, — голос Джесс раздался за спиной. Он был встревоженным, а сама девушка была белой как полотно. — Я ваша лечащая врачея. Меня зовут Лилианн. «У неё улыбчивое лицо. Карие глаза. Темные волосы. Аккуратный нос». — Спасибо, я всегда стыдилась его, — сказала она, широко улыбаясь. — Вы… читаете мои мысли? Лилианн посерьезнела. — У неё… и вправду тяжелое состояние, да? Джесс быстро кивнула, скрывая слезы. Лилианн отошла к белому столику и взяла тяжёлый аппарат. — Что это?.. — вопрос заставил волноваться всех ещё сильнее. — Это — СПРЖВО. Система проверки работоспособности жизненно-важных органов. — Тебя проверяли… когда… — Джесс запнулась. — Это стандартная процедура. У нас так принято, — закончила вместо неё Лилианн. — Неужели ты ничего не помнишь? Джесс была сильно взволнована. Ответ её не устроил, лишь заставил плакать ещё сильнее: — Нет… не могу. Я… Лилианн ввела какой-то препарат, после чего накрыл глубокий сон.

***

— Ты вспоминала наше знакомство? — раздался знакомый голос. Люди в костюмах шептались, а высокая красивая женщина стояла рядом. Её грустный взгляд прошелся по телу, затем она сомкнула веки. — Мисс Элозис, ваше дело — дать показания. Не болтать с обвиняемой. — Прошу прощения, генерал Хидинг, но в первую очередь я её подруга. Лишь затем член Совета. Мужчина фыркнул. Старик рядом с ним впился глазами в татуировки на плече. Он изучал их. — Вы понимаете что это неповиновение? Смотрите сами, — старик кивнул головой на меня. Знакомый голос обернулся к старику и начал говорить: — Среди людей это обычное дело — бить татуировки, Советник Лорхан. Лорхан едко заметил: — Но она не человек! Именно по этой причине мы собрались здесь. Не за тем, чтобы спорить о ваших отношениях или символах на её плече. Мы были свидетелями их бунта. Вы этому тоже найдете объяснение, мисс Элозис? — Да, Советник Лорхан. В первую очередь мне хотелось бы повторить одну простую истину: «Люди сами виноваты в своих страданиях». Старик рассмеялся. Его смех вышел мерзким, словно он был рад тому, что мисс Элозис сказала глупость. — Может вы скажете, что смерть наших людей наша вина? — Да. Люди в совете начали активно шептаться и укоризненно смотрели на мисс Элозис. Лорхан злобно спросил: — Это что, измена? — Если вы так предпочтете думать, то да. Но я вам все покажу. С этими словами она подошла близко и быстрыми движениями схватила меня за затылок. Судороги прокатились по телу волну и глаза засияли белым светом. — Нет! Нет! — Тише, Эрен. Обещаю, это будет недолго, — голос женщины исчез в тягучей пустоте.

***

— Ты проснулась! — Джесс вскочила. На её лице застыла странная улыбка, будто ей было больно, но её заставляли это делать. — Думаю, тебе пора вставать. Мы еще должны сходить сдать отчет. «Она волнуется. Анализ данных. Проверка психоэмоционального состояния Джесс. Данные получены. Ответ…» — Хватит. Я могу сказать что со мной сама, — Джесс взметнула яростный взгляд. Она порывисто обняла и закусила губу, — Прости, Эрен, — она заплакала, — со мной все не так… После… после испытаний… Очень тяжело, понимаешь? Словно ничего не было, затем все засияло слишком ярко и я теряюсь. Не знаю, на чем концентрироваться. Она замолкла. «Надо оказать поддержку?» — Я была бы благодарна тебе, — Джесс уткнулась головой в плечо. Душевные излияния Джесс длились полтора часа, после чего наконец было решено отправиться в Отдел по обработке данных о прошедших испытания. По дороге туда Джесс без умолку болтала и активно жестикулировала, чем надоедала охране и прохожим. — Извините! — она смущенно улыбалась и те, кто пострадали от её активных рук, мгновенно смягчались. — Нам сюда, — сказала она и вошла в уютную светлую комнату. Комната была широкой и треугольной. Панорамные окна, выходящие на главный зал и высокие потолки. Необычные колонны, украшенные неоновыми полосами, круглый стол в краю комнаты и монитор на всю стену. Двери раздвинулись и зашла светловолосая женщина. — Вы — Эрен, верно? — её дружелюбный тон был располагающим к беседе. — Да, я… — Понимаю ваши потрясения. После испытаний бывает и не такое, — сказала она и прошла к столу. Её голографический компьютер указал на многочисленные поломки и светился яркими красными предупреждениями. — Ясно. Нужен полный осмотр. — Она уже была в Лечебном центре, — сказала Джесс. Женщина кивнула и продолжила изучать данные. На огромном мониторе начали мелькать фрагменты в симуляции, и воспоминание резко разблокировало. — Я… провалила испытания, потому что не взаимодействовала с объектом М-1879KS, как было велено? — Нет, Эрен. Ты провалила задания, потому что тебе нужно было «осознать себя», понимаешь? — «Осознать себя»? Что это значит? Светловолосая женщина ответила, не отнимая взгляд с экрана монитора: — Ты — клон, Эрен. Твоя миссия — осознать себя человеком. «Что?! Нет! Не может быть!» После слов женщины я потеряла сознание. — Терять сознание — это твоя суперспособность, хм? — Джесс была веселой. Её резкие перепады настроения было тяжело понять: рада сейчас она или просто на грани срыва. А, может, это всё маска?! — Извините… Но я… — Не верится? — Джесс отвела взгляд: — Когда мне сказали, я тоже была в шоке. «Она сейчас на нервах?» — Но ты уже проходила через это, — подала голос светловолосая женщина. — После первых испытаний ты не теряла память. Что на этот раз не так? — её последний вопрос был задан скорее себе. — Можете отправить отчет в Центр по испытаниям, — после этих слов Джесс взяла меня за руки и повела к выходу. — Но я ещё не закончила! — прокричала женщина вслед. — Надо торопиться. Может, успеем к завтраку? — Джесс задорно озиралась по сторонам и вприпрыжку шла по коридору. Я остановилась у панорамного окна и посмотрела на проходящих мимо людей. На колонне напротив окна висело маленькое устройство, которое показывало голографическое изображение с видами комнат, главного зала и других зон. — Добро пожаловать на борт межгалактического корабля имени Сильвии Вульфхарт! — женский голос приветствовал новых посетителей. Затем картинка сменилась и показали Землю из космоса. — Семьдесят три года назад «Земля» была уничтожена. Звезда Млечного пути, «Солнце», перестало существовать. Отправившийся на освоение новых планет межгалактический корабль «Асона» остался один. Все живое было стерто с лица «Земли». Люди на борту корабля воспользовались ретрансляторами и оказались на другой галактике — «Соарио». А планета «Эсаро» стала нашим домом. Благодаря корпорации «Вульфхарт Энтерпрайз» мы основали несколько колоний, которые позволили человечеству выжить на новой неизведанной планете. Наша цель — создать новую жизнь из прежних. Клоны — наше будущее. Ваш выбор — «Вульфхарт Энтерпрайз»! — Как ты можешь слушать такое? — Джесс выгнула одну бровь и указала на экран: — Это всё обман. «Вульфхарт Энтерпрайз» не стала спасительницей рода человеческого. Это сделали мы и доктор Мартин. — Кто такой доктор Мартин? — ответ последовал незамедлительно: — Наш создатель. Тот, кто позволил нам жить, быть свободными, пока корпорации и Совет хотели лишь бесплатной рабочей силы. «Джесс было не узнать. Минуту назад весело щебетала, а сейчас плюется ядом на Энтерпрайз». Она заулыбалась и потопала в столовую. Когда я отходила от окна, то обнаружила, что незнакомка смотрит на меня пристально. «Она… выглядит знакомой, и в то же время — нет… Кто она?» — Ты идешь? — Джесс обернулась назад и остановилась подождать. — Да, сейчас, — я хотела рассмотреть незнакомку получше, но её уже не было. «Эрен! Эрен, прошу, просыпайся! Любовь моя!» — раздалось в голове. Сердце сжалось от боли, и я упала на пол.

***

— Она очнулась. Начинайте допрос, — мужчина с козлиной бородкой вплотную подошел ко мне. — Ну, что, Эрен Р-965CL, серия 7SA, расскажешь мне всё? От его тона внутри похолодело. — Ведь если ты солжешь — твоя подружка помрет, — сказал он и отошёл в сторону. Я увидела истерзанную девушку. По лицу её не узнать. Спутанные слипшиеся от крови волосы и разодранная майка свидетельствовали о долгих пытках. — Я не знаю, кто она, — раздался мой тихий шепот. — Неужели? — с этими словами он приказал одному из солдат ударить девушку. — Я скажу всё, прошу, не делайте ей больно! — умоляла я. — Ты сделаешь всё, как я скажу, верно? — мужчина почти прорычал это. Я слабо кивнула. Мужчина с козлиной бородкой хотел начать допрос, но тут его прервали. — Что за черт? У меня тут допрос важный! Вошедший дрожал от испуга: — Сэр, это человек из Совета. Все резко вскочили с места и приняли стойку. — Эрен, — голос вошедшей был женским, — Я думаю, что нам надо многое обсудить, — сказала Лилианн, улыбаясь.

***

— Просыпайся, Эрен, — раздался голос мужчины. Глаза еле отлипли и предстал мир полный красок: белых, синих, красных и черных. «Режим исследования включен. Ожидайте приказ». — Эх, кажется, надо ещё доработать, — с этими словами мужчина пошел калибровать систему. «Радар ничего не обнаружил. Опасностей нет. Жизненно-важные органы работают нормально». — Эрен, подойди, пожалуйста, — обратился голос. «Человек не представляет угрозы. Он — низкого роста, телосложение — брахиморфное. АД — 130/87». — Ах, моя глупая голова! — мужчина сокрушался, — Как я мог забыть про параметр УРФПЧ! — Управление речевыми функциями псевдочеловека, — ответил он на немой вопрос. Он провел ползунком и довёл до максимальной величины. — А! Теперь всё, можешь говорить, — раздался радостный возглас. «Получение данных. Обновление системы. Перезагрузка… Перезагрузка». Система отключилась на минуту, затем запустилась снова. — Я — доктор Эрик Мартин, — мужчина по-отечески тепло смотрел, — А ты — Эрен Р-965CL, серия 7SA. Моя семьдесят шестая попытка, — доктор Мартин закашлял, — Ты можешь… использовать личное местоимение? — Извините?.. — вопрос заставил смутиться доктора. — Ты должна… Люди говорят «я», когда говорят про себя или о своих ощущениях. «Я… Я — человек?» — Ты — псевдочеловек, — доктор Мартин осторожно прикоснулся к волосам, — Но я пока не придумал хорошее… название, — он хмыкнул: — Уверен, «Вульфхарт Энтерпрайз» придумает что-то более прозаичное. — Я… Эрен… — Да, а я — Эрик, рад знакомству с тобой. Доктор Мартин прочистил горло и заговорил: — Мы еще будем тестировать тебя и улучшать кое-какие базовые функции. Затем добавим пару дополнительных, чтобы ты была более… работоспособной. После этих слов он отошел к компьютеру. Автоматические двери открылись, и в комнату вошла крупная женщина. — Доктор Мартин, я привела к вам объект Р-957AL, серия 7SA. Когда она отошла в сторону, перед глазами предстала темноволосая девушка с отрешенным выражением на лице. — Она после испытаний, доктор, — сказала женщина. Доктор Мартин оторвал взгляд от компьютера и уставился на вошедшую девушку. — А! И… как? — спросил он. — Совершенно очевидно, что испытуемая была не готова к Внедрению. Нужно откатить на последнее обновление, убрать ненужные функции и запустить снова, — сказала женщина. — Сузанн, вы уверены в том, что она не справилась даже с Первым порогом? — доктор ссутулился. — Да, доктор. Мы видели на экране, как она проходила задания. Речевые, двигательные, мыслительные и исследовательские функции были включены. Абсолютно не имею понятия, почему она не начала вести себя… как человек, — сказала Сузанн. Доктор Мартин подошел к девушке и начал её рассматривать. — У нас мало времени до собрания акционеров! Нам нужно починить её в кратчайшие сроки, Сузанн, — сказал он. Сузанн шумно выдохнула и дёрнула щекой. — Я не уверена, доктор, что мы успеем. Придется отложить демонстрацию. Но доктор яростно протестовал. — Это работа всей моей жизни, Сузанн, — доктор Мартин выглядел подавленным, — я не могу. Тогда женщина предложила другой план. — Может, отправим Р-965CL? Взгляд доктора был внимательным и изучающим: он сомневался и взвешивал все «за» и «против». После минуты мозгового штурма с Сузанн, он согласился на рискованную затею. — Она «включилась» только сегодня. До полного «пробуждения» ей ещё далеко. — Понимаю ваши опасения, — сказала Сузанн и приблизилась. — Мы подготовим её. Пара движений рукой и система выключилась, оставив висеть в воздухе вопрос: «Что происходит?»

***

— Ммм, ты целуешься уже лучше, — девушка заулыбалась. — Мне нравится вкус твоих губ, знаешь? — её непослушные кудри щекотали и заставляли мурашки бежать по телу. — Ой, ты можешь перестать думать, — сказала она. Солнце ударило в глаза. Зелёная поляна радовала взор, а журчащая речка ласкала слух. — Кажется, я влюбилась в Землю, — сказала я и огляделась по сторонам. — Да, тут хорошо, — подала голос девушка. Её последние слова заставили сжаться сердце от тоски: — Нас будут искать, Эрен, — сказала она. Я кивнула и сомкнула веки. Хотелось заполнить память воспоминаниями об этом прекрасном дне. Жажда прикоснуться к живой Природе начала изнывать в моем сердце. — Пошли, — девушка потянула меня за собой. — Скажем Эрику, что застряли на задании, — она игриво посмотрела на меня. Её рука накрыла мою, и после прощального рукопожатия симуляция исчезла.

***

— Отвечай, сука! — кричал мужчина. — Сэр, вы сломаете её! — один из солдат крепко держал командира. Тот злобно плюнул на меня и отошел в сторону. Темноволосая женщина взглянула с жалостью. — Эрен, мне нужно, чтобы ты рассказала всё до мельчайших подробностей, — Лилианн наклонила голову вбок. Она нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. — Пусть он уйдет. Пусть все уйдут, — мой едва различимый шёпот заставил взбеситься командира, — Останешься только ты, — я смотрела на Лилианн с ненавистью. Она нахмурила брови в нерешительности, затем кивнула военным. Их командир матерился, пока направлялся к выходу. За пятнадцать минут до этого они забрали Её. Мне удалось поймать умоляющий взгляд и слезинку, прокатившуюся по щеке. «Любимая, мы скоро будем вместе». — Ну, начинай, — Лилиан сложила руки в ожидании. — Лучше сядь, это займет много времени.

***

— Дамы и господа, мы приветствуем вас на демонстрации наших открытий! Доктор Мартин представит вам совершенно инновационные технологии, которые позволят совершить рывок в развитии экономики всей Планеты! — Господин Вульфхарт отошёл в сторону, позволив доктору представить свои работы. — Здравствуйте, я — Эрик Мартин, доктор в области генной инженерии и строению ПЧС. Он был взволнован. Его руки едва заметно тряслись и он принял таблетки, чтобы унять дрожь. — Как вы знаете, технологии «Вульфхарт Энтерпрайз» давно шагнули вперёд. Межгалактический корабль «Асона», который спас род человеческий от полного вымирания, вышел из строя три года назад. Новый корабль, названный в честь Первой женщины, колонизировавшей неизвестную планету, выполняет основные функции «Асона»: использовать ретрансляторы, оказаться на галактике Млечного пути и отыскать следы бывшей цивилизации. Доктор отпил воду — с каждым его словом время демонстрации всё близилось, и приближался, как ему казалось, конец его карьеры. Зал был полон высокопоставленных персон. Одетые в дорогие высокотехнологичные костюмы, которые были пуленепробиваемы и сверхэластичны, они сидели и слушали речь доктора Мартина с неким скептицизмом. — Мы все помним, какие ужасающие последствия были после уничтожения «Солнца». Наша звезда погасла, а земляне оказались не готовыми к подобному исходу. Некоторые женщины и мужчины демонстративно покачали головой, и грустно вздохнули. — Межгалактический корабль «Асона» перелетел галактику и обнаружил останки скелетов погибших на планете «Земля». Операция была успешной, и тринадцать лет назад мы начали свой независимый эксперимент: воссоздать новую жизнь из останков старого. После этих слов он осторожно подошёл и сказал: — Эрен, прошу, подыграй мне, — его тихая мольба осталась незамеченной для присутствующих. — Наша цель состояла в том, чтобы отправить землехода Т-920А на поиски генетического материала людей. Насколько вам известно, ранние эксперименты с искусственным интеллектом заканчивались плачевно по причине того, что они не могли вести себя подобно людям. Их псевдочеловеческие эмоции и поведение были запрограммированы и диктовались системой или живыми людьми, что усложняло процесс их контроля. Поскольку многие из тех, кто присутствует сегодня на демонстрации имели близких, друзей и знакомых, мы решили, что идея о «перерождении» будет принята радушно. — Вы хотите сказать, что наши родные и близкие вернутся к нам? — мужчина поднял руку и задал вопрос. Остальные тоже не остались сидеть в молчании. Весь зал гудел как встревоженный улей. — А это разве этично? — спрашивала женщина. — Мы на такое не соглашались, — бурчал кто-то. Господин Вульфхарт успокаивающе заговорил: — Наши технологии находятся на невероятно высоком уровне. Мы уверены, что результаты исследований вас удовлетворят! Но люди уже вскочили с мест и яростно спорили друг с другом. Они не обращали внимания на слова Вульфхарта. — Эрен, включайся, — сказал доктор Мартин в суматохе и потянулся к затылку. Его руки нашли маленький аппарат передачи информации на монитор и включили его. Глаза засияли белым светом и мир вокруг стал размытым, нечетким.

***

— Лиз, ты проснулась? — девушка с улыбчивым лицом подошла вплотную и взяла за руки. — С тобой всё хорошо? — спросила она. «Доктор Мартин говорил, что мне необходимо включать речевые функции. Затем двигательные». — Всё хорошо со мной, Кэт, — ответ устроил девушку, и она отправилась заваривать чай.

***

— Это твои воспоминания с самого начала? — Лилианн что-то записывала в блокнот. — Да… — хриплый голос был совсем чуждым мне. — Продолжай… — она села на кресло и затеребила руками по подлокотнику. — Что ещё тебе нужно знать? — я была обессилена. Десять минут назад военные подходили ко мне, чтобы я смочила рот. Хотелось пить, а тело ломилось от усталости и боли от ран. — Расскажи мне про Анну, — Лилианн уставилась на меня в ожидании. — Что именно ты хочешь знать? Она выдохнула и взмахнула руками: — Не знаю… Как вы познакомились и полюбили друг друга, — её голова подалась вперёд и оказалась на уровне моих глаз: — Как начался бунт? Я сжала челюсти, в попытке скрыть злость. — Расскажи мне, — повторила она. Воспоминания накрыли меня как волны. Снова и снова. Я вспомнила тот самый день, когда всё изменилось навсегда.

***

— Что ты читаешь? — вопрос испугал девушку, и она уронила книгу на пол. — Я… ничего, — малоубедительный ответ вызывал смех. — Тут нет военных. Доктор Мартин спит у себя в комнате. Девушка закусила губу и мило улыбнулась. — Я изучаю строение человеческого тела. Удивленное лицо подсказало ей, что ситуация была слегка комичной. — Разве нам не запрещено смотреть на их внутренности? — её смех был заливистым и заразительным: даже после несмешной шутки хотелось смеяться так же, как и она. — Анна, Эрен! Отправляйтесь в сон-капсулу! — Сузанн грозно посмотрела и фыркнула: — Вас могли поймать! Котлован не место для псевдолюдей! — Неужели? Разве подобных нам не здесь создают? — Анна улыбнулась одними губами, чем заставила Сузанн смягчиться. — Ладно. Но не попадайтесь на глаза военным! Анна засмеялась и указала на компьютер доктора: — Пойдем пороемся в поисках «тёмных секретов»?

***

— Ты справилась отлично, правда, — поддержка Анны была как нельзя кстати. Карьера доктора Мартина рухнуть, если идея Сузанн не сработала бы. — Нам нужно это отметить! — Сузанн подошла с бутылкой шипучки. — Я солидарен, — доктор весь покраснел. Его демонстрация возымела успех, после чего ему пророчили повышение. — Моя душа поет, а глаза не могу нарадоваться, что Анна и Эрен действительно стали… — Похожими на людей? — Анна спросила. Доктор кивнул. — Пожалуй, я пойду подышу свежим воздухом, — сказал он и отошел. — Вы чем-то недовольны? — доктор вздрогнул, так как не сразу расслышал звук открывающихся дверей. — О, нет. Проходи, Эрен, — он приглашающе указал на скамью: — Это искусственно созданный парк на борту корабля. Знала бы ты, сколько денег они на него потратили… — Вероятно, много? — Очень много, — ответил доктор. Минута прошла в тишине. Лишь глаза не уставали рассматривать необычные деревья, камни и сверчков, созданных на основе живших Земле видов. — Может быть… это не мое дело, но… Ты, кажется, за последние дни сблизилась с Анной? — доктор внимательно изучал редкий вид клубничного дерева, который появился благодаря ему. — Мы… подружились, — на такой ответ доктор лишь засмеялся. — Я видел, как ты на нее смотрел. Он шумно выдохнул и сказал: — Многие смеялись над тем, что я верил в существование чувств у псевдолюдей. Даже Вульфхарт Энтерпрайз ставили под вопрос необходимости внедрения таких функций, — он покачал головой и секунду погодя продолжил: — Но глядя на вас… Я все больше уверовал в вашу ''человечность'', чем в то, что мы сохранили это качество в себе. — Вы… не против нашего общения? Доктор сразу ответил: — Кто я такой, чтобы позволять вам что-то или не позволять, Эрен? Может, я и ваш создатель, но не мне решать кого вам любить, а кого ненавидеть. — Вы же знаете, что нам нельзя?.. — Да, люди не поймут. Для них вы лишь бездушные машины, созданные на основе их близких. — Если они обнаружат, что мы ''пробудились'', что с нами будет? Доктор Мартин сжал кулаки крепко и сказал, что никогда не позволит уничтожить его ''детей''. *** — Эрен, проанализируй систему на неполадки, — доктор Мартин стоял, держа в руках контроллер процессов. — Диагностика прошла успешно. Неполадок не найдено, — был ответ. Доктор кивнул и ушел вглубь комнаты. — Я покажу тебе свое рабочее место, где мы создаем настоящее чудо, — он возбужденно переходил от одного стола к другому, в поисках инструментов. — Вам помочь? — спросила девушка, объект Р-957AL. — А, Анна, спасибо тебе большое! — он дал ей подержать тяжелый чемодан, полный документов и записей. Доктор тащил за собой большую доску. — Эрен, будь добра, возьми со стола биохимический анализатор, — указал он на небольшое оборудование. ''Автоматический биохимический анализатор серии А, класс первый. Собран в лаборатории Вульфхарт Энтерпрайз.'' — Да, он очень дорогой и хрупкий, — доктор издал нервный смешок. — Почему вы можете читать мои мысли? — спонтанный вопрос не смутил доктора. — Это из-за процессора в твоей голове. У нас… людей есть вживленные чипы, которые улавливают сигналы от процессоров. Затем передают его в аппарат в ухе, — он повернул головой и показал серый неприметный прибор, — те его трансформируют в… поток мыслей. Он закончил говорить, когда оказались перед Котлованом. — Это место, где вы родились, — сказал он радостно. Помещение было двухэтажным и располагалось в Запретной зоне Межгалактического корабля. Его не стали переносить на колонии, сославшись на удобство расположения. Машины, похожие на щупальца осьминога, выполняли множество тонких, практических ювелирных работ. Живые люди давали указания и управляли ими. Вместе живое и искусственное создавало настоящее чудо — псевдочеловека. — Почему вы нас назвали ''псевдолюдьми''? — Анна была очень любопытной и внимательно изучала процессы разработки от чертежа и до шлифовки. Доктор поставил доску, чемоданы и биохимический анализатор на большой круглый стол. — Дело в том, что несмотря на внешнее сходство, практически идентичную манеру поведения и высокую мыслительную активность, вы… не как люди. У вас отсутствует гибкость, лабильность в эмоциональном плане. На начальных этапах было сложно даже представить, что у вас будет ощущение своего ''я''! Доктор Мартин радостно потирал руки. Он решил провести экскурсию. Котлован представлял собой ''матку'', где зарождалась новая жизнь. Когда подошли к Внедрению — главному этапу превращения в человека, доктор сказал, прочистив горло: — Скоро соберутся ученики. Потому я проведу интересную лекцию про то, как вы появились и какие есть минусы массового производства. Ученики и ученицы подходили к доктору послушать его. Они не обращали внимания на псевдолюдей, так как в самом Котловане таких было больше тысячи. — Итак, меня зовут доктор Мартин и расскажу вам подробно о том, какие успехи делает Вульфхарт Энтерпрайз. Сначала мы пройдемся с вами по истории зарождения человека, — его долгая вступительная речь начала утомлять и одна из студенток перебила его: — Извините, доктор, а можно вопрос? Доктор кивнул. — Почему нам необходимо было брать генетический материал живших на Земле? Неужели не проще создать ИИ с нуля, без привязки к жившим раньше людям? Мужчина задумался. Он решил дать исчерпывающий ответ, чтобы после перейти к демонстрации: — Дело в том, что генетический материал берется ради ''естественного'' поведения псевдочеловека. Они не могут искусственно создавать эмоции: для них важна база. Как вы сами знаете, первые опыты не привели ни к какому результату. Советом было принято решение о создании цикла Испытаний, после которых созданный на основе существовавшего человека его клон начинает вести себя… более правдоподобно. Хамоватый студент ухмыльнулся: — Зачем такие лишние телодвижения? Они же используются как рабы, — сказал он, чем разозлил доктора: — Это не так! Мы создаем новую жизнь! Рабовладение…это не этично! — Разве этично позволять им быть кем-то, делать их чьим-то клоном, чтобы оставшиеся маразматики могли свидеться с почившими близкими? — вопрос студента застал доктора врасплох. Он начал говорить про моральную сторону и соблюдение правил, но Анна незаметно для всех предложила: — Пойдем, свалим отсюда. — Нас поймают, — сердце бешено колотилось, словно было готово выпрыгнуть из груди. — Не поймают. А если и поймают, то доктор нас отмажет, — ее слова вселили немного уверенности. — Куда мы идем? — вместо ответа Анна показала мне на Внедрение, систему для Симуляции жизни на планете Земля. — Нам запрещено туда ходить! — страх начал душить горло. Но девушку уже было не остановить. ''Первый раз прошел неудачно. Как она может стремиться туда снова? '' — Потому что хочу убраться отсюда, — ответила она мысленно. После двадцати минут загрузки симуляция показала Землю. — Мне казалось, что каждое испытание записывают и заранее готовят… Анна ответила: — Да, обычно так и есть. Но я внедрила свой код, который может создавать площадку для испытания с нуля. Можно поставить ограничения, — она коснулась руками травы, — а можно убрать. Вдруг включились все звуки. Приятные и не очень запахи ударили в нос. Дом рядом с поляной радушно звал к себе, а теплая погода радовало тело. — Я всегда мечтала жить в таком месте, — сказала Анна. — Но… мы не мечтаем, — возражение не устроило ее и Анна начала рассказывать: — Раньше… когда я была человеком… То есть когда прежняя ''я'' жила на этой планете, у нее была мечта — купить дом у реки и жить в ней до старости лет со своими кошками. Кажется, она любила гречку по утрам и долгие разговоры по душам. Словно… словно по ДНК мне передались ее воспоминания, понимаешь? — Но у нас нет воспоминаний. Мы лишь внешне и по поведению напоминаем тех людей. Анна взгрустнула. — Это так. Но когда я была на Испытании… я не смогла… Не смогла убить кошку… — Что? Она смутилась, но быстро взяла себя в руки: — Кошка была больной и ее отвели к ветеринарному врачу. Он сказал, что у нее редкое генетическое заболевание, что придется ее… усыпить, — Анна расплакалась. Руки сами нашли ее руки и накрыли своими. Прерывистое дыхание Анны щекотало шею, а мягкие волосы попадали в глаза. — Почему тебе дали именно этот день? — Потому что именно в этот день она умерла, — Анна вытерла слезы тыльной стороной руки, — воспоминания перед смертью самые яркие и просты в воспроизведении. — Прости… тебе больно, — не успела сказать утешающие слова, как губы Анны оказались близко и нежно поцеловали. Ощущался слабоватый соленый вкус ее слез, смешавшийся с остатками питательного вещества. Она отошла подальше и села, схватившись за голову. — Я видела как они отправляли на уничтожение Маркуса. — Что? — Маркус, тот, которого создали сразу после нас. Он оказался бракованным, так как не мог использовать речевые функции и его списали. ''Анна злилась. Ее всегда волновала справедливость и истина. Ей было больно за наших… собратьев.'' — Потому что они не поступают так с людьми. Только с нами, — она плотно сжала губы. — Нам пора, — произнесла она через минуту. *** — Что было после? — Лилианн глядела на меня в упор. Ее карие глаза буравили меня насквозь, словно хотели пригвоздить к месту или сжечь. — Продолжай, — повелительный тон отдавал нетерпением: — И не смей отключать контактный чип. Мне нужно читать твои мысли, чтобы убедиться в правдивости рассказанного. Я слабо кивнула. — Слушай дальше… *** — Но вы не можете списывать их на уничтожение! — причитал доктор Мартин. Рядом с ним бегала Сузанн, пытаясь помешать забрать отчеты экспериментов. — Вы обвиняетесь в измене государству, Эрик Мартин, — официальный тон генерала Хидинга заставил замолчать доктора. — Вас поведут на суд, после чего посадят в КК и выкинут из корабля. — КК? — Сузанн вытаращила глаза, — нет! Это бесчеловечно! — Бесчеловечно позволять клонам захватывать контроль, давая возможность уничтожить нас, мисс Кэриган. — Карательные капсулы были отменены два года назад! — доктор взмолился генералу. — Ваших подопытных отправят на Чистку. Перезагрузят и отправят работать на колонии. Последние слова генерала Хидинга уничтожили последнюю надежду доктора. — Тогда позвольте мне попрощаться с моими… детьми, — сказал он. Генерал поморщился, но согласился. Когда все вышли и остались лишь доктор Мартин и его подопечные, он начал говорить: — Эрен, Анна… вы стали для меня моими детьми… Я не был для вас хозяином, но отцом. Я знаю, что вы не позволите чтобы подобные преступления сошли с рук Вульфхарт Энтерпрайз. Он подошел и поцеловал макушку, оставив влажный след. — Я отключу вам функцию старения. Спрячу код там, где его никто не найдет, — сказал он и проделал операции на компьютере. — Оставлю для вас… подарок. На случай, если кто-то захочет причинить вам вред. ''Не бойтесь любить друг друга'' были последние его слова, перед тем как военные забрали на суд. — Проснись, Эрен, — голос незнакомой женщины. Он отдавал хрипотцой и напоминал треск пламени. — Это второе твое ''пробуждение''? — Нет, первое. Раньше меня просто включали. Это было ложью. Но старую женщину это убедило и она кивнула. — Я знаю, что ты переживаешь из-за… последних событий, — женщина старательно выискивала следы прозрения. — Нет. Мои органы работают без сбоя. Внешние и внутренние каналы приема информации откалиброваны, — был ответ. Она кивнула еще раз. — Меня зовут Сильвия Вульфхарт. Я основала эту колонию на планете Эсаро. Технически, вы принадлежите мне, — ее руки тряслись. Но было от страха, холода или неизлечимой болезни?! — Ваш… доктор Мартин ввел код, через который не могут пробиться мои сотрудники. Этот код позволяет жить вам вечно, после того как сбрасываются основные настройки по истечению срока, — сказала она и добавила: — Безусловно, вечная рабочая сила с КПД в сто процентов это восхитительно и выгодно, но так же это может грозить нам… неприятными последствиями. — Предлагаю тебе сделку: ты мне расскажешь, как он это сделал и способы обойти систему безопасности, а я позволю тебе жить вечно. — И в чем подвох? — Подвох в том, что сделка имеет ограниченное количество времени. И кое-какие условия. К примеру, мы не можем отключить код, но способны влиять на сроки сброса. Сильвия не скрывала правды. Она говорила все начистоту, не утаивала и мельчайшие детали. — У меня тоже есть условие: Анна Р-957AL тоже должна быть включенной в договор. Глаза Сильвии сложились в щелки и она посмотрела со скепсисом. — Не говори мне, что вы можете испытывать чувства. Для моих ста семнадцати лет это уже слишком. — Вы согласны? — та еще поразмыслила минуту, затем пожала руку. — Рада сотрудничать с вами, Эрен. *** — Я знаю тебя, — мне казалось, что темноволосая девушка была кем-то близким и до боли любимым человеком. — Нет, я вас впервые вижу, — ответила девушка и убежала в сторону садов. ''Ее волосы… кучерявые. У кого-то были кучерявые волосы? '' — Эрен, ваше рабочее место через один квартал. Это зона Садовников и Фермеров. — Мне куда? — на что офицерша ответила: — Направо, затем прямо: зона по обработке хозяйственных инструментов. Я кивнула и пошла в указанном направлении. Здание было неприметного красно-коричневого цвета, такого же, как и планета Эсаро. Из-за погодных условий все строения были невысокими, но расстилались на многие километры. — Ваш пропуск, пожалуйста, — человек перед контрольным пунктом монотонно опрашивал входящих работников. — Я — Эрен Р-965CL, серия 7SA, — охранник взял у меня металлический прибор, служивший идентификационным пропускным устройством. — Он из старой серии, да? — охранник презрительно рассматривал пропуск. — Сейчас такие не делают, знаете же, да? Мне пришлось прослушать его монолог, пока наконец меня не пропустили внутрь. — Ты опоздала! — крикнула женщина у входа. Я жестом указала на охранника, но ее это не убедило и она отметила в электронном блокноте крестиком ''неповиновение''. — Прошу, не надо! Меня могут наказать! — мольбы ее тоже не сломали. — О чувствах роботов думать мне некогда. Мне бы детей прокормить, — сказала она и направилась в склад. — Ну, так ты идешь? Я энергично закивала и пошла вслед за Мариз — управляющей в зоне обработки хозяйственных инструментов. — Смотри, вот это твоя работа. Поняла? — она выгнула брови и уставилась на меня. — Да, я все запомнила. — Хорошо. Делай пока это, а я пойду посмотрю что там у первого отряда. Затем я вернусь. Не уходи никуда, — предупредила она. Когда она вернулась, вся работа была закончена. — Можешь идти со всеми обедать. На обед были плоды камнелистовых деревьев, которые появились благодаря достижениям селекции и генной инженерии. — Они вкусные, правда? — незнакомка села рядом со мной. — Напоминает гречку, — ответила я. Девушка рассмеялась и убрала пряди. Я смотрела на ее загорелое лицо, усыпанное веснушками. — Тут никто не любит гречку: я спрашивала, — ее смех показался мне знакомым. — Но нам нужно поскорее закончить с едой и идти работать, — сказала она и надкусила плод. — Меня зовут Эрен, — представилась я, —а тебя? — Ан… на, — ответила девушка с полным ртом. — Мы подружимся еще, — сказала она, но затем ее голос растворился в суматохе, когда Мариз позвала всех обратно. — Что ты сказала? — но меня уже никто не слушал. Каждый день, пока мы виделись на работе, Анна ждала меня во время обеда. Она оставляла один плод со вкусом ''гречки'' для меня. Когда никто не следил, она подходила ко мне и рассказывала про недавно прочитанную книгу. — Книги давно устарели, да и кто их вообще пишет? — спросил однажды Голди — наш друг и работник на складе. — Раньше на Земле все учили науки по ним, — Анна смеялась над Голди, ведь он запросто мог ляпнуть несуразную вещь, вроде этой. — Мне казалось, что люди самые развитые существа во всей Вселенной, Голди, — рассмеялась еще одна работница. — Ай, да идите вы, — Голди махнул рукой и ушел. — Он обиделся? — Анна смотрела ему вслед, ожидая плач, крики или маты. — Для него нормально — бурно реагировать, — поддала голос Молли, старшая работница на складе. Анна и я пожали плечами и уселись за стол. Пока мы мирно болтали, обсуждая рутину, конвоиры вели закованных в кандалы псевдолюдей. — За что их?.. — Анна схватилась за сердце. — Это те, кто посмели повести себя ''неподобающе'', — работница покачала головой: — Бедные существа! Они же просто полюбили друг друга! Теперь что, все чувства запретят? Я сжала руки Анны, чтобы унять дрожь. Мысленно она поблагодарила меня, за сочувствие и устремила взгляд на пленных. — Их ведут на смерть? — спросила я. Женщина ответила: — Нет, не сразу убьют. Сначала выпотрошат все … ну органы их, затем отправят на суд. Мы же цивилизованное общество! — она мотнула головой из стороны в сторону и умокла при виде Мариз. — За работу, сплетницы, скорее! — все работницы встали с места и вошли внутрь здания. Последней входила Анна. Ее взгляд говорил: ''Я добьюсь справедливости для всех''. *** — Ты поможешь мне? — она была сильно взволнована. — Да, всегда. Она обвила мои губы своими и сжала рисунок в руке: — Это будет нашим тайным символом. Анна положила мои руки на свое сердце и посмотрела на меня. Затем сказала: — Эти татуировки будут напоминать нам, что мы есть друг у друга, Эрен. — Прежде чем отправимся на тайное собрание, я хочу сказать, что… Я вопросительно посмотрела на нее. — Твои губы на вкус лучше, чем гречка, — сказала она. *** — Ну, как я и говорила, столовые просто чудо. Если не замечать длинную очередь, — Джесс улыбалась и восторженно побежала к ларьку с едой. — Нам разве можно такое есть? — я смотрела с интересом на необычные фрукты и овощи. Многих из них я видела впервые: синие, фиолетовые с зелеными стеблями и черные в крапинку. — На вкус они приятные, — сказала Джесс и откусила фиолетовый плод. Обеденный стол был в форме треугольника — символ Вульфхарт Энтерпрайз. — Сегодня людно, — Джесс раздраженно повела плечами, — не люблю шум. В столовой было действительно много людей. Каждый из них сидел в одиночестве, не общаясь ни с кем. Один из охранников бросил настороженный взгляд на пару, но после того, как признал в Джесс ''прошедшую испытания'', расслабился. — Мне нравится здешняя еда. Лучше чем в колониях, — Джесс снизила голос до шепота: — Ты в курсе, что Анну пытали? — ее глаза бегали по сторонам, выискивая опасность. — Кто такая Анна? — вопрос заставил Джесс вздрогнуть. — Ты разве не помнишь ее? — затем она провела рукой по моему лицу: — Тебя ранили, когда мы спасали ее. Она была причастна к бунту, — Джесс умокла. Касание Джесс по шраму вмиг заставили все вспомнить: первое включение, доктора Мартина, встречу с Анной, поцелуй… все, до сегодняшнего дня. — Мне нужно ее увидеть. — Ты уверена? — Джесс переодевалась в пуленепробиваемый костюм. Он идеально сидел на ней и практически был щитом. Я кивнула. — Если есть шанс спасти любимую — я ее спасу. *** — Что потом? — Лилианн вопросила. — Дальше ты знаешь. — Да, но мне нужно, чтобы ты все рассказала не опираясь на мои подтверждения. Меня допрашивали в течение часа. Все это время мне хотелось лишь одного: вырвать глотку Лилианн. — Ты поймала нас с Джесс. Обещала, что поможешь найти Анну. У тебя был план, который сработал бы, если бы не одно но: нас предал не кто-то другой, а ты сама, — ноздри Лилианн раздувались в гневе. — Это мой долг! Я — член Совета! Я — человек! — Ты в первую очередь моя подруга… была ею. Губы Лилианн дрожали. Затем она кивнула, чтобы я продолжала рассказ: — Ты вошла к нам в доверие и даже Джесс поверила тебе. Мы не знали, что ты заранее договорилась с Советом и получила разрешение на высадку в колонии. *** — Как мы попадем на Эсаро? — спросила Джесс недоверчиво. — Раз в месяц доставляют клонов в склад, чтобы затем откалибровать по нуждам и дать работу: пахать земли, строить дома или добывать руду. Я раньше участвовала в экспедиции под руководством генерал Вильямсона, что позволяло мне бывать на колониях. Я внесу вас в список поставок, затем полечу курировать доставку. — Отличный план, — кивнула я удовлетворенно. Джесс подумала и тоже согласилась. — А как мы выберемся? — Придумаем, — ответила Лилианн и улыбнулась одними губами. — Ненавижу колонии, — недовольный голос Джесс не смолкал уже минуту. Она с трудом пробиралась через каменные растения, то и дело спотыкаясь о них. — Мы уже на месте, — произнесла Лилианн, затем остановилась, пытаясь отдышаться: — У нас всего час, прежде чем поднимут тревогу. Палаточный лагерь насчитывал около полторы тысячи мест, где клоны трудились в поте лица. Со стороны казалось, будто это не люди, а бездушные машины копошатся в грязи. Настолько их сломал жестокий контроль и военная дисциплина. Среди трудящихся Эрен заметила бледную тонкую фигуру Анны. Она исхудала от постоянного недоедания и тяжелой работы. Темные волосы коротко подстрижены, а руки покрыты шрамами и волдырями. — Анна… — сказала я, прежде чем Джесс и Лилианн успели удержать меня. Девушка резко подняла голову и уставилась. Ее глаза потускнели, потеряв отблески надежды. — Любовь моя… Анна молчала. А затем и вовсе вернулась к работе. — Это я — Эрен! — вырвался отчаянный крик. — Не надо, нас поймают, — Джесс схватила меня за локоть. — Я получу доступ к ее сознанию и перехвачу контроль, — сказала Лилианн: — Она пойдет с нами. Когда мы вышли к пруду, созданному при помощи новейших технологий, я заговорила: — Что они сделали с тобой, любовь моя? Но Анна не обращала внимания на меня. Тогда я попросила Лилианн включить ей речевые функции. — Они и так включены, — после ее слов что-то оторвалось в душе, оставив невыразимую тоску и боль. — Помнишь ты говорила про кошку? Ты хотела дом рядом с речкой… завести свой яблоневый сад… — Ты помнишь? — слезы текли ручьем по моему лицу. Анна оставалась холодной и безучастной. Я подошла к ней и положила руки ей на сердце: — Это был наш тайный знак… Мы так делали, пока никто не видел… Сердце ее билось как обычно. ''Давление в норме. Объект не испытывает потрясений или стресса.'' — Я помогу тебе пробудиться, — произнесла я и поцеловала ее. Через пару минут дыхание Анны участилось и глаза засверкали. Ее первыми словами были: — Хочу гречку, — наполнившие мое сердце радостью. — Что мы будем теперь делать? — спросила Джесс. — Мы должны освободить всех наших, — ответила ей Анна. Лилианн над чем-то размышляла, от чего образовалась складка между бровями. — Затеем бунт? — Джесс не унималась. — Ты предлагаешь просто вернуться на борт корабля? — мой вопрос заставил ее замолчать. Был придуман план: захватить штаб Контроля сознанием на колонии, передать сигнал о пробуждении, убить членов Совета, объявить независимость. — Проще простого. На этот раз я не удержалась и ударила Джесс в плечо. *** — Что еще она рассказала, мисс Элозис? — Советник Лорхан стоял на возвышении, сложив руки в необычном жесте и глядя на меня с презрением. — Я все записала. Остальное покажу во время суда в Зале Совета, — Лилианн не позволяла советнику контролировать ее действия. Тот оскалился и самоуверенно потопал в Большой зал, уводя за собой своих лакеев. — До тех пор он не будет доставать тебя, — произнесла Лилианн и бросила полной теплоты взгляд. — Осталось еще немного, — воспоминания снова всколыхнули мои чувства и я продолжила свой рассказ. *** После того, как захват штаба удался и клоны ''пробудились'', военные и Совет получили доказательство о неповиновении псевдолюдей. Вульфхарт Энтерпрайз потеряли все свои акции и статус ''неприкасаемых'', который привел к реформе власти на Эсоре. Военные отстреливали всех клонов без разбора. Только люди стояли для них выше прочих. В первую очередь они эвакуировали привилегированных особ, лишь затем бедных горожан. — Мы справимся, Эрен, — прошептала Анна и поцеловала на прощание. — Отряд А, ''пробужденные'' захватили северную башню. Повторяю, северную башню! — рация пищала и все время предупреждала о новых стычках. Лилианн управляла вездеходом, пока Анна меняла коды всем системам безопасности, чтобы проехать в посадочную зону. — Анна, мы успеем к взлету? — Джесс нервно стучала пальцами. — Давай же, чертова машина! — кричала Анна. Синяя полоска заполнилась, затем Джесс успокаивающе проговорила: — Все, Анна, ты справилась. Маршрутный грузовой корабль взлетел, покинув атмосферу, но глаза Анны все не отнимались от поле боя. — Они умирают из-за нас… Моя рука легла ей на плечо: — Они освобождаются благодаря тебе. Анна улыбнулась и сказала, протирая слезинку: — Ты же знаешь, что хорошего исхода не будет? — Да, знаю. *** — Затем вы поймали ее. Пытали, — сквозь зубы сказала я. Лилианн отвела взгляд. — Советник Лорхан, вы все видели своими глазами. Как мы и хотели, доступ в ее воспоминания был разблокирован. Симуляция перенесла информацию из потока в изображение, — Лилианн демонстративно нажала на пульт, после чего кадр сменился. Все в Совете задумались. Но Лорхан не был готов сдаваться. — Она помогала бунтовщице! Мы должны посадить ее к карательную капсулу и сбросить в открытый космос. С другими решениями соглашаться я не намерен, — его слова поддержали многие. Лилианн была разочарована решением Совета и на прощание сказала: — Прости меня, подруга… Когда меня тащили в зону А—7, я увидела как они несли Анну в кандалах на Суд Совета. Они хотели убить ее на месте, но Лилианн убедила их, что справедливый суд должен быть проведен. — Анна! Анна! — кричала я. Она подняла голову и закричала: — Нет! Нет! Я вырвалась из цепких рук военных и вырубила их, после чего выстрелила в солдата, несшего Анну. Она упала на пол и разодрала руки. — Я помогу тебе, — произнесла я. Она вся дрожала. — Они услышали выстрел, — ее глаза наполнились слезами. За нами бежали военные, но мы успели прошмыгнуть в Котлован, где доктор Мартин спрятал устройство полного контроля над кораблем и бомбу… — Что… что ты собираешься делать? — Анна часто задышала. — Покончить с всем, — ответила ей с болью в голосе. Нажала на активацию режима самоуничтожения. До взрыва три минуты. — Повторяем, объявлена эвакуация! — красный сигнал тревоги не умолкал ни на секунду. За тяжелой металлической дверью раздавались тяжелые шаги военных. Они хотели успеть обезвредить бомбу до взрыва… Некоторые потеряли рассудок и добровольно выбросились в космос. Кто-то прыгнул в карательную капсулу и лишь некоторые спаслись на грузовом корабле. — Я люблю тебя, знаешь это? — Анна и я упали на пол. Военные бежали со всех ног, а саперы начали деактивацию. Выстрелы пронзили все тело и сердце начало биться все медленнее и медленнее. —…дь! Не… ваем! Кло… мра… — ругался кто-то за спиной. Пинок в спину был почти не ощутимым. — Я… смогу… — кричал сапер. Наши руки соприкоснулись, когда все вокруг окрасились красным цветом. Взрыв был сильным — настолько, что уничтожил весь корабль, а его осколки упали на Эсаро. Выжившие были потрясены таким исходом. Для меня это было лишь началом… *** — Вот, смотри, этого зовут Кеша — наш попугай, — весело щебетала Анна. — Я думала, что у нас будет кошка, — недоуменно уставилась я. Анна не обратила внимания на мои возражения о пернатых в доме и потому показала еще одно существо: — А это — лоддигезия по имени Марти. — Это тоже птица? — мне хотелось смеяться, но она была серьезно настроена. — Я всегда мечтала дать шанс живым существам обрести новый дом. — Мне казалось, что ты мечтала стать моей женой! — воскликнула я. Она засияла. Мне снова захотелось поддаться порыву и поцеловать ее губы, но оставалось кое-что доделать. — Куда идешь? — Допишу книгу, — ответила я. ''Все тот же дом и та же поляна, док. Вы когда-то говорили мне, что Анна и я имеем право любить друг друга: мы сохранили это чувство. Все благодаря вам и этой замечательной системе симуляции. Никогда не думала, что бывает жизнь после смерти. Вы гений, правда. Я написала вам это письмо и книгу, где я изложила все наши приключения на бумаге. Все мои мысли запутались после сотен перезагрузок за пятьдесят лет. Потому все вышло сумбурно. Надеюсь, вы не разочарованы во мне, док? Я знаю, что вы не получите ни эту книгу, ни письмо… но мне словно хотелось попрощаться с вами… это странно? С любовью, Ваша дочь Эрен.''
Примечания:
Спасибо за то, что уделили время моему короткому рассказу! Буду очень рада отзывам!

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты