Создан для тебя

Xiao Zhan, Wang Yibo (кроссовер)
Слэш
G
Завершён
57
Пэйринг и персонажи:
Размер:
39 страниц, 1 часть
Описание:
Во время прогулки Сяо Чжань встречает парня, который сразу вызывает в нём не малый интерес. Он знает всё о этом мальчике и даже не подозревает о источнике своей осведомлённости. Странности появляются и в поведении незнакомца.
Примечания автора:
АВТОР УСТАЛ ОТ СТЕКЛА. Я понятия не имею почему, но мне захотелось чего-то миленького. Повод для слёз вы здесь вряд ли найдёте, но и радугой вас не стошнит. Я честно не хотела такого быстрого развития событий и отношений, но Сяо Чжань со мной не согласился, а с такими мужчинами не спорят. Конечно не каждая строчка описывает романтику и сюжет там есть, но нежности занимают больше половины. Если вы тоже устали от стекла, то приятного чтения. Надеюсь, что вам понравиться.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
57 Нравится 3 Отзывы 18 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Сяо Чжань шёл по полупустым улочкам в отдалённом от центра города районе. Он внимательно наблюдал за словами и жестами проходящих мимо людей, продумывая сюжет для своей новой книги. Карьера писателя манила мужчину с самого детства. Он восхищался сказками и книгами, лелея мечты, что когда-то и он сможет вызвать в читателе столь же глубокие и вдохновляющие чувства, поможет найти дорогу к цели или дать волшебный толчок на её достижение. Сяо Чжаня смело можно было назвать счастливым человеком. Он по-настоящему любил свою работу, Даже трудности, связанные с его деятельностью, не казались такими страшными, ведь он готов на всё ради любимого дела, а в таких случаях достижении цели приносит радость, а не хлопоты. Мужчина проходил всё дальше и дальше в незнакомый район и тут его взгляд привлёк молодой парень со светлыми волосами. На вид ему было лет двадцать, мальчик был худой, когда ему в лицо дул сильный ветер, огромная футболка поддавалась его потоку и обтягивала фигуру парня так, что можно было заметить кубики пресса. Лицо мальчика тоже не было лишено красоты, но Чжаню показалось, что улыбка пошла бы ему больше, чем нынешней усталый и угрюмый вид. Парень раздавал листовки какого-то магазина техники, что находился неподалёку. Сяо Чжань подошёл ближе и взял у него одну. Теперь он мог хорошо рассмотреть лицо, оно было просто идеально для писателя. Парень был словно собран из предпочтений Сяо Чжаня, просто набор всех его фетишей. Самое странное в этой ситуации оказалось то, что мальчик показался писателю знакомым. Он бы ни за что не забыл такую внешность, но точно её уже где-то видел. Вернувшись с прогулки, Сяо Чжань как обычно сел за компьютер, чтобы продолжить писать книгу. Отдохнув и набрав побольше идей, работа шла намного легче и слова сами выстраивались в красивые глубокомысленные предложения. Оставалось только это записать. Однако в этот вечер всё пошло не по плану. Сяо Чжань пытался сосредоточиться на работе, но мысли уносили его на ту отдалённую улочку, к тому магазину техники. В памяти всплывают светлые локоны, которые парень пытался убрать за уши, грубые но одновременно изящные руки, длинные ресницы, которые он смог заметить только приблизившись, тонкий аромат шампуня. Сяо Чжань пытался всячески отвлечься, но мысли снова возвращались к загадочному незнакомцу, который был ему знаком. Было такое ощущение, что писатель знал о мальчике всё, хотя он просто предполагал, но отчего-то был уверен, что скорее всего прав. Он думал, что наверняка парень любит активные виды отдыха и головные уборы, что он боится насекомых, что зелёный — его любимый цвет. Это не были беспочвенные предположения. Так как внешность парня идеально подходила под стандарты Сяо Чжаня он решил, что такое может быть и с характером. Писатель знал, что скорее всего ошибается, но мечтать ведь не вредно. И почему этот парень так крепко засел в голове? В этот день Сяо Чжань не написал ни строчки. *** Обычно писатель старался не повторять своего маршрута, каждый раз ища новую почву для фантазии и размышлений, но сегодня всё в очередной раз пошло наперекосяк. Он снова забрёл на ту улицу, где гулял вчера, лелея надежду снова увидеть того парня, который так заинтересовал его. Возможно, из этого мальчика получится отличный литературный персонаж. Не стоит забывать, что Сяо Чжань был разносторонний деятелем искусства и помимо своей основной работы занимался рисованием. Это было всего лишь хобби, но мужчина смог добиться значительных успехов. Он продал несколько картин за немаленькие деньги. Сейчас писателю очень хотелось нарисовать того парня. Это же идеальный натурщик! Уголки губ Сяо Чжаня потянулись вверх, когда он увидел, что тот парень стоит на том же месте. Такой же заманчивый, что и вчера. Писатель стал осматривать местность, выбирая надзорный пункт для наблюдения. Заметив скамейку неподалёку, он тут же занял её. Чжаню очень повезло. С этого место открывался хороший вид на ничего не подозревающего парня, который так кстати совсем не смотрел в эту сторону. И когда Сяо Чжань стал сталкером? *** Тёплый июльский день. Такой солнечный, что может сравниться с улыбкой Чжаня, когда он смотрит на парня. Писатель снова сидел на той скамейке, которую присмотрел себе около недели назад. За это время он многое успел узнать о мальчике из его разговоров с друзьями, которые иногда приходили поболтать, или благодаря собственным (вполне основанным) выводам. Парня звали Ван Ибо, ему 21 год. Он любил кататься на скейтборде (он почти всегда был рядом с мальчиком), постоянно носил кепки (видимо нравились), зелёный цвет его любимый, он боится насекомых и темноты, ненавидит ужастики, обожает мотоциклы, ему нравится танцевать и т.д. С каждым днём Сяо Чжань узнавал всё больше и больше и в то же время не узнал ничего нового. Просто получал подтверждения своей информации. Сюрпризом для него были только имя и возраст парня. Писатель не знал причины своего осведомления и не хотел узнавать. Однако было в этом и нечто разочаровывающее. Нельзя знать о человеке больше, если ты знаешь всё, а Сяо Чжань хотел знать больше. Каждый день писатель исправно приходил в это место. Его глаза светились азартом, смотря на Ван Ибо, как глаза игрока сияют перед игрой в покер. Мужчина ждал часа, когда парень выйдет на работу и безумно расстраивался, когда понимал, что сегодня выходной. В скейтчбуке Чжаня было множество рисунков, зарисовок, портретов Ван Ибо. Казалось, он может нарисовать парня с закрытыми глазами без натурщика по памяти. Он изучил каждую деталь его лица, предпочтения в одежде, в еде, хотя и так это знал. Сяо Чжань никак не мог понять одну вещь. Как может существовать такое идеальное существо? У него нет недостатков ни в чём! Писатель любил наблюдать, как Ибо болтает с друзьями. Тогда можно было посмотреть на обворожительную улыбку, которая редко вырисовывается на угрюмом лице, можно было насладиться этим прекрасным низким голосом, познать (уже знакомые ему) ум, остроумие, чувство юмора. Когда парню становилось очень скучно, он начинал танцевать, завлекая покупателей и писатель не мог оторвать глаз и восстановить спокойное дыхание и сердцебиение. Он полностью растворялся в талантливом и прекрасном юноше, поддаваясь его непроизвольным чарам, которые могли завлечь любого в свои едкие сети, раскрошить любой камень на мелкие части, превратить в пыль. Отстранённость Ибо совсем не отталкивала людей, а только привлекала, добавляя к его образу некую загадочность и разжигая интерес. Сяо Чжань не уставал восхищаться этим человеком. Где же он раньше его видел и почему не обратил внимания тогда? Сегодня Чжань делал очередную зарисовку Ибо, осматривая каждую мелочь, боясь что-то упустить. Как будто он был на это способен. Его любимое занятие бессовестно разрушил голос, появившийся сверху. —Сяо Чжань! Не думал, что ты бродишь по таким районам. Писатель поднял голову. Это был его друг Юй Бинь. Они познакомились в художественной школе. Сейчас он не малоизвестный скульптор. Сяо Чжань встал, чтобы поздороваться. Мужчины разговорились и, делая непроизвольные мелкие шаги в сторону, отошли от скамейки на пару метров. Закончив разговор, писатель собирался вновь вернуться на своё место, но обернувшись увидел то, что выбило почву у него из под ног. Ван Ибо сидел на той самой скамейке и с интересом рассматривал скейтчбук Сяо Чжаня. У писателя в голове закружился водоворот мыслей. Мне конец. Он меня точно убьёт. Или посчитает сталкером-извращенцем, а он младше меня значит ещё и педофилом! Он на меня не смотрит. Может успею слинять? Точно! Убегу, соберу вещи, улечу в Канаду, куплю маленький домик в отдалённой деревушке и буду писать под псевдонимом "Миссис Торнфилд", а главное никогда сюда не вернусь. Сяо Чжань развернулся и уже намеревался приступить к первой части своего гениального плана, но сзади его окликнул до боли знакомый и ласкающий уши голос: —Стоять. Ты кое-что забыл. Ступор. Сяо Чжань медленно обернулся, стараясь выдавить улыбку, которая тщетно скрывала страх. Внутри всё просто кричало. Всё девочки! Пожили и хватит! Перед глазами проносилась вся жизнь. Сколько всего писатель ещё не успел сделать! А он так хотел написать мемуары. Он так и не завёл кошку… Сяо Чжань мог и дальше перечислять эти вещи, поддаваясь панике, но Ибо не дал ему времени. Он поднял глаза на писателя. Такие чистые честные глаза, которые ни разу не врали о своих чувствах (как и весь Ван Ибо), в которых так часто и так желанно тонул Сяо Чжань. Но в этих глазах не было упрёка. Ван Ибо нехотя встал и подошёл к Сяо Чжаню, протягивая скейтчбук. —Ты очень красиво рисуешь. Добил. Нужно что-то ответить? Сяо Чжань не может и двух слов соединить! Писатель не может сформулировать предложение это нечто новое. Он слишком занят запахом шампуня Ван Ибо. Тот же, что и в первый день их встречи. Нужно собраться и что-то ответить, но что? —Ты в порядке? Ты весь красный у тебя жар? — Ван Ибо протянул руку, чтобы коснуться лба Чжаня. — Ты такой горячий! Почему находишься на улице? Я провожу тебя до дома. Где ты живёшь? Сяо Чжань на автомате сказал свой адрес и Ван Ибо, сообразив где это, обхватил его руку своими и они двинулись в нужном направлении. Такой жест был очень кстати, потому что ноги писателя практически не держали. Писатель благодарил всех святых за то, что Ибо подумал, что ему плохо и не стал устраивать разборку. Однако возникала новая проблема. ВАН ИБО ИДЁТ К СЯО ЧЖАНЮ ДОМОЙ! А вдруг он зайдёт внутрь? Писатель начал судорожно вспоминать состояние своей квартиры. Конечно на свинарник похожа она не была, но и в идеальной чистоте тоже не прибывала. Как пустить туда Ибо? Такого совершенного Ибо в такое несовершенное помещение? Но если подумать, не станет же он заходить в квартиру к незнакомому к тому же больному (скорее всего на голову), человеку? Постепенно опасения покинули писателя, но не на долго. Мужчины поднялись на лифте на нужный этаж и уже подошли к двери. Ибо ждал, пока Чжань откроет и прошёл в квартиру вместе с ним. Всё. Сейчас точно в обморок упадёт. Всю дорогу мужчины молчали и лишь теперь Ван Ибо подал голос. —Тебе стало хуже? Ты покраснел сильнее. Сяо Чжань думал только о том, что сгорит от стыда и скорее бы это случилось, ибо эта участь крайне мучительна. —Тебе нужно прилечь. Ван Ибо быстро освоился, нашёл кровать и уложил туда тело Сяо Чжаня, сам ушёл в другую комнату. Писатель начал подробнее перебирать в памяти весь кавардак, устроенный в других комнатах. Разбросанные по всему дому кисточки, карандаши, бумага. Сяо Чжань встал с кровати и решил по быстрому прибраться хотя бы в этой комнате. —Ты что творишь? В дверном проёме стоял Ван Ибо и смотрел на писателя, прибывая в состоянии лёгкого шока. В руках у него был небольшое тазик с водой и кусок ткани. Как же ему идут светлые волосы, как этот цвет гармонирует с его кожей, как блестят глаза при естественном освещении комнаты. Сяо Чжань мог только заворожённо смотреть, как Ибо приближается к нему и снова укладывает на кровать. Чжань чувствует сырость. Ван Ибо протирает его лоб прохладной мокрой тряпкой, свободная рука чуть касается плеча, боясь надавить и причинить неудобства. Касания такие осторожные и нежные, а лицо полностью выдаёт его сосредоточенность. Это лицо. Такой красивое и так близко. Чжань закрывает глаза, отдавшись на волю аккуратным рукам. Он наслаждается, чувствуя лёгкие прикосновения. Запах шампуня. Иногда руки Ибо касаются кожи Чжаня. Теперь он знает, что они мягкие и приятные. Интересно какие на ощупь волосы? Они тоже выглядят мягкими. Раздумывая обо всём этом он успокаивается настолько, что проваливается в мир грёз. *** Утром Сяо Чжань просыпается на редкость счастливым. Ему снился прекраснейший сон. Снился Ван Ибо. Мужчина не желал, вставать с кровати, лелея подробности и боясь их забыть, но зов природы невозможно проигнорировать. Закончив все утренние процедуры, Чжань включил телефон. Там были сообщения от Ван Ибо: "С добрым утром, Чжань-гэ! Я вчера помог тебе дойти до дома. Как ты себя чувствуешь?" "Я оставил тебе лекарства на столе, прими после того, как поешь бульон". "Я сам его готовил и впервые, так что не ругай, если получилось не вкусно…" "Я зайду вечером. Ты не против?" Сяо Чжань поперхнулся. Что? Это был не сон? Откуда у него номер телефона Ван Ибо? Он приготовил писателю бульон? Чжань пулей побежал на кухню. На плите действительно стояла кастрюля с бульоном, а на столе лежали лекарства. Писатель не верил своим глазам. Как такое могло произойти? Однако, несмотря на свой скептицизм, он наложил себе бульон, чуть не выплюнув первый глоток. Было слишком остро, но Чжань проглотил. Всё-таки Ибо не идеален и это лишь ещё больше притягивало! Сяо Чжань наконец вспомнил, что так и не ответил Ван Ибо, который наверное взял телефон писателя пока тот спал. "Чувствую себя лучше, чем вчера. Большое спасибо за помощь и бульон, он очень вкусный". "Приезжай, если хочешь. Я не против". Ответ не заставил себя ждать. "Отлично. Тогда приеду к шести. Постарайся отдохнуть". "Хорошо". — Согласился писатель. Сяо Чжань несколько минут пялился в телефон с тупой улыбкой, вспоминаю запах Ибо, думая о его заботливой натуре, с аппетитом поедая, приготовленный ему, бульон. Соображать он начал не скоро, появилось много вопросов. Откуда этот парень знает имя Сяо Чжаня и почему обращается к нему как близкий друг? Откуда у писателя номер этого парня в телефоне? Почему Ибо не устроил разборки из-за рисунков? Почему проводил незнакомого человека домой, позаботился о нём, приготовил бульон и оставил лекарства? Это вообще нормально? Сяо Чжань мечтал о знакомстве с Ван Ибо и среди его грёз был и такой случай, но он казался настолько глупым и нелогичным, что было смешным думать о таком, несмотря на всё это, он занимал больше пространство в воображении Чжаня, чем другие. Писатель, благодаря карьере, часто заострял внимание на таких совпадениях. Люди говорят, что не бывает как в сказке, сейчас Сяо Чжань убедился в обратном. Даже безумно острый бульон показался мужчине в разы вкуснее любого лакомства, неумелые руки нежнее рук матери. Всё его сознание заполнял лишь один человек и единственное о чём он сейчас мог думать (помимо Ибо) это любовная линия в его новой книге, ибо фантазия отказывалась двигаться в ином направлении. Осознание накатило холодным комом. Ибо приедет в шесть часов, а Сяо Чжань так и не убрался! Мужчина начал бегать по квартире с тряпками и швабрами. Ещё же нужно что-нибудь приготовить. И успеть принять душ, ибо после такого активного и нервного времяпровождения с писателя струями лился пот. Он невольно вспомнил вчерашний день. Вспомнил как старательно Ван Ибо протирал его лоб, боясь задеть что-то лишнее и причинить боль, боялся слишком сильно надавить рукой на плечо, поэтому прикосновения были еле ощутимы. Но они были! Пришла вторая волна осознания. Ибо всё видел. Видел скейтчбук, наполненный его портретами и зарисовками. Их там было не меньше дюжины и большинство поражало детальностью. Сяо Чжань хорошо постарался и теперь это сыграло с ним злую шутку. Но Ван Ибо так мил и заботлив. Он не выглядит жаждущим разорвать Чжаня на кусочки. Может ему даже понравились рисунки? Ну да, конечно, ему понравился сталкер-извращенец-возможнопедофил. Идеальный мужчина не правда ли? Мечта любого мужика. *** Почти шесть часов вечера. Сяо Чжань неторопливо выходит из ванной, любуясь результатом своих стараний. В холодильнике множество любимых блюд Ван Ибо, чтобы попытаться хорошенько того накормить. Писатель предвкушал радостное чавканье парня, когда он попробует приготовленную Чжанем еду (готовит он необычайно вкусно). Он очень старался сделать её именно такой, какую любит Ибо. Мужчина вложил в эти блюда всю свою любовь и искренность, от чего они должны стать ещё вкуснее и с большим эффектом порадовать Ван Ибо. Кто же не любит вкусно поесть? Откуда писатель знает любимые блюда парня и как их нужно приготовить, чтобы ему точно понравилось? На этот вопрос ответ не знал даже сам Сяо Чжань, но он чувствовал и полагался на опыт ведь ещё ни разу не ошибся. Звонок в дверь. Это точно Ван Ибо! Сяо Чжань подбежал к зеркалу и слегка взъерошил волосы, чтобы они не выглядели прилизанными и не выдавали того, что писатель готовился к приходу парня (как будто тот не заметит это, сравнив вчерашнее и нынешнее состояние квартиры) и поспешил открыть дверь. Это не сон. В дверном проёме действительно стоял тот самый парень, которым так долго любовался Сяо Чжань. Такой же прекрасный и величественный. От него так и веет внутренней силой и упорством. Светлый локоны уложены, как у Чжаня пару минут назад. Писатель на секунду потерял дар речи. Он до последнего сомневался в реальности происходящего и подозревал, что у него бред из-за болезни, хотя он здоров. —Чжань-гэ, ты ел сегодня? Принимал лекарства? Ибо не требовалось приглашение в комнату, он зашёл сам, заставляя хозяина дома попятиться назад. —Да. Кстати твой бульон очень вкусный. Спасибо тебе за заботу. Сяо Чжань улыбнулся своей обескураживающей улыбкой, щёки Ибо слегка покрылись румянцем. Они смотрели друг на друга, любуясь чертами лиц и казалось, хотели запомнить всё до мельчайших подробностей, боясь больше не встретиться. —Чжагь-гэ не за что меня благодарить. —Ты проводил до дома незнакомого человека, приготовил ему бульон и купил лекарства. Здесь одной благодарности мало. —Тогда отплати мне заботой о своём здоровье. Пришла очередь Сяо Чжаня краснеть. Ибо заботится о его здоровье? Серьёзно? Писатель вспомнил о своём намерении отблагодарить парня за заботу едой, но не знал как предложить. Спросить не голоден ли он? Ну да, я тут совершенно случайно сбегал в магазин, накупил кучу ингредиентов и, не зная что с ними делать, решил приготовить все твои любимые блюда, даже те, для приготовления которых понадобились продукты, продаваемые в другом конце города, но у меня они всегда в дверце холодильника валяются вот и пригодились? Только сейчас Сяо Чжань понял, что немного перестарался. Хоть бы Ван Ибо сказал, что голодный. Писатель не успел мысленно договорить последнее слово, как этот поток перебил голос Ибо. —Слушай, я так голоден, может закажем пиццу? —Она в холодильнике. —Что? —Что? Да, Сяо Чжань предусмотрел кажется всё, в том числе и фастфуд, за языком к сожалению не уследил. —Я как раз готовил сегодня. Ибо приподнял одну бровь. —Готовил? Сам? Больной? Сяо Чжань виновато улыбнулся. Как восстановить дыхание? Ибо думает о нём! Заботится! Навещает! Как же перестать любоваться этим прекрасным юношей? Но есть одна несостыковочка. Согласно данным Чжаня, Ибо неразговорчивый и грубый, самый настоящий гремлин. С каких пор он стал так беспокоиться о совершенно незнакомых людях? Это само по себе странно, но добавляет настороженности факт, что такое поведение полностью противоречит его характеру. Он ещё ни разу не подколол Сяо Чжаня за рисунки, даже угрюмого лица в свою сторону писатель ни разу не видел, только нежная солнечная улыбка. Он что-то задумал? Изящная месть? Ну всё. Раньше Сяо Чжань думал, что его просто убьют, а сейчас уверен что как минимум расчленят. Посуставная казнь? Или кровавый орёл? Может быть линчи? Одно Сяо Чжань знал точно. Ибо не оставит это просто так и отомстит. Остаётся надеяться на его гуманность и великодушие. (Кровавый орёл — легендарная казнь времён викингов, состоявшая в том, что на спине осуждённого рассекали рёбра топором, разводили их в стороны наподобие крыльев и вытаскивали наружу лёгкие. Причиной скорой смерти в этом случае должен был бы стать также травматический шок либо пневмоторакс. Линчи — собо мучительный способ смертной казни путём отрезания от тела жертвы небольших фрагментов в течение длительного периода времени. Также именовалась ваньгуа линчи или цяньдао ваньгуа. Применялась в Китае за государственную измену и отцеубийство в Средние века и при династии Цин вплоть до её отмены в 1905 году). Ван Ибо с аппетитом поедал, приготовленную Чжанем, пиццу в точности так, как мужчина того ожидал. Он не мог налюбоваться на этого зефирного мальчика и похоже никогда не сможет, ему всегда будет хотеться больше. Ибо привязывает к себе и заставляет быть зависимым от него. Сяо Чжань не осмеливался спросить нравится ли юноше, но тот снова не заставил его утруждаться, будто читая мысли писателя. —Чжань-гэ, ты просто невероятен! Это офигеть как вкусно! Всё. Сяо Чжань поплыл. Теперь ему было совершенно всё равно, что с ним может сотворить этот гремлин главное чтобы творил именно он! Казалось, писатель в полной его власти и он был готов идти за парнем, плыть по течению которое контролирует Ибо. Чжань бы не противился любому решению юноши, он радовался просто смотря на это счастливое лицо, наслаждающееся блюдом и расхваливающее кулинарные способности его Чжань-гэ. Его Чжань-гэ. Слаще любой музыки. Пришло время казни. Все предположения Чжаня меркли в сравнении с реальностью. Ибо только что расхваливал его и вдруг ударил без предупреждения, подготовки и начал с самого пугающего. —Чжань-гэ очень красиво рисует. Ты давно этим занимаешься? Я тебя около недели назад заметил. Заметил? Сразу же? Такое хорошее местечко, кажущееся таким неприметным было рассекречено в первый же день? У него глаза на затылке? Сяо Чжань же всё время смотрел на него и точно помнил, что Ибо не повернулся ни разу… Хотя писатель довольно часто отвлекался на то, чтобы запечатлеть этот неповторимый образ на бумаге. Ааааа. И как же в человеке может так гармонировать ангельская и дьявольская сущность? С такой нежной на вид кожей, невинный улыбкой он выглядит словно ангел, спустившийся с небес, однако скверный характер с головой выдаёт его внутреннего беса! Сяо Чжаня поражало это сочетание, но оно не отталкивало, наоборот делало Ибо намного притягательнее, вызывало интерес. Возвращаемся к реальности. Может он не желает мстить. Может он хочет предложить нарисовать его уже не скрываясь? Но какие на это есть причины? Хочет портрет для себя? Для своих родственников? Чтобы Чжань смог как следует его разглядеть? Бред. —Кажется Чжань-гэ скучно сидеть дома целый день. Может нарисуешь меня? Я буду позировать, как ты хочешь. Что? —Серьёзно? Хочешь, чтобы я тебя нарисовал? И ты не обижаешься на… Ну… Ван Ибо хихикнул. —Художники — люди необычные. Творческие личности как никак. Может тебе нравилось ощущение, что я могу уйти в любой момент и ты так и не закончишь. Парень так мило похлопал глазками. Он точно дьявол в обличии ангела, не оставалось никаких сомнений. Ну как можно ему отказать? А? Мужчины перебрались в гостиную. Ибо мог встать в любую позу, Чжаню они нравились все, но тот предпочёл спросить какая лучше и послушно последовал совету. Такой счастливый и открытый, он с таким интересом смотрел на Сяо Чжаня, наблюдая, как изящные руки управляют карандашом, как сосредоточен писатель. С виду сосредоточен. У Чжаня возникла небольшая проблемка. Как рисовать, если он не может отвести глаз от натурщика? Он конечно слышал о таком способе, когда художники в упор смотрели на объект и обводили глазами каждую линию, повторяя её на бумаге, не смотря на неё, но Сяо Чжань ещё не дошёл до такого мастерства. —Чжань-гэ такой красивый, когда рисует. Такой серьёзный, сосредоточенный. Твою мать! Он решил засмущать Сяо Чжаня до смерти? Не самая лёгкая смерть, возможно одна из самых мучительных, так как писатель ещё не избавился от стыда за сталкерство. Всё-таки Ибо умеет мстить и Чжань это прекрасно знал, как и всё остальное. Мужчина нашарил у себя в кармане чупа-чупс и бросил в юношу, чтобы тот хоть немного помолчал и перестал смущать писателя. Парень любил всякие конфетки и Чжань, что уже не удивительно, знал об этом. Однако почему именно чупа-чупс? Как бы не пожалеть об этом. Ну мы же, как всегда, сначала делаем, а потом уже думаем. —О! Чжань-гэ, а у тебя всегда таким карманы набиты? Тогда я буду заходить к тебе чаще. Ибо распаковал своё угощение и засунул в рот, придерживая за палочку. Сяо Чжань решил рисовать по памяти, уткнувшись носом в лист бумаги. Вскоре Ибо доел лакомство и Сяо Чжань уже хотел облегчённо вздохнуть, но парень теперь ничем не занимался и всё его внимание занял писатель. —Чжань-гэ сколько тебе лет? Ты уже собственную квартиру снимаешь! Откуда шиши? Работаешь? А кем? —Я пишу книги. —Вау! Они продаются у нас, да? Я хотел бы почитать. Нравиться писать? Я вот ничем не занимаюсь, дядя обучает меня основам бизнеса, чтобы я не просрал компанию, когда унаследую её. —Я знаю. —Что? —Что? Тёмные глаза Ван Ибо с интересом вглядывались в Сяо Чжаня, возможно, стараясь проделать в нём дыру. Конечно Чжань знал намного больше, чем ему следовало бы. Ибо воспитывается дядей, с двенадцати лет (угадайте после чего), старику пришлось взять его на воспитание (родственник как-никак) и передать ему компанию, ибо другие наследники отсутствуют. Естественно желанием ни горит ни тот, ни другой. У Ибо совершенно другие мечты и цели, поэтому ему не хочется нести такое бремя, а дядя считает его неудачником и раздолбаем, не устаёт отчитывать по каждому поводу. А как он готовит мальчика к такой ноше? Заставляет раздавать листовки рядом с одним из принадлежавших ему магазинов. Такие отношения у Ибо сложились со всеми членами семьи из-за его стремления к танцам и спорту, а не науке и бизнесу. Рисунок Сяо Чжань закончил ближе к девяти. Время не особо позднее, но писателю безумно хотелось притворится, что он ещё в процессе работы или перевести стрелки на часах, короче говоря сделать всё, чтобы заставить Ибо остаться у него подольше. Сама аура парня заставляла сердце Чжаня трепетать, ощущение присутствия юноши не могло сравниться ни с одним наслаждением, ибо они блекли в сравнении с ним, а непринуждённая и лёгкая беседа просто дополняла идеальное комбо. Но Чжань не смог прибегнуть к махинациям. Он видел, что Ван Ибо сильно устал. Должно быть сегодня был тяжёлый день и он хочет поскорее лечь спать. В голову Сяо Чжаня пришла странная мысль. Уже очень поздно. Может  Ибо останется на ночь? Но как это предложить и стоит ли? Не покажется ли это странным или пугающим? Чжань решил, что Ибо в эти два дня был инициатором всего и теперь его очередь что-то делать. —Уже очень поздно. Может останешься на ночь? —А? Ван Ибо несколько секунд неподвижно стоял, разглядывая Сяо Чжаня, будто не помнит произошедшее последних дней и не понимает, как он здесь оказался и кто этот мужчина рядом с ним. После переработки и осознания полученной информации щёки Ибо покрылись румянцем, на лицо непроизвольно поползла лёгкая улыбка, а в глазах засиял огонёк азарта. —Чжань-гэ такой заботливый! Я с радостью приму его предложение. Сейчас действительно очень поздно. Говоря последнюю фразу, Ибо послал Чжаню саркастическую ухмылку, что заставило писателя покраснеть, но он вскоре смог взять себя в руки. —Можешь пока принять душ. Поспишь в комнате, потому что в гостиной нет телевизора, а ты боишься темноты… Ой. Серьёзно, Сяо Чжань? Серьёзно? Может тебе лучше помолчать? —А где тогда будет спать Чжань-гэ? —В гостиной, я… —Нет. Ты ещё даже не выздоровел, а здесь жёсткий диван. — Ибо взял несколько секунд на размышление. — Если Чжань-гэ не против, мы могли бы поспать вместе. Говоря последние слова, Ибо смущённо посмотрел в пол, казалось, он сам не ожидал таких слов и ему было очень неудобно это говорить, но желание перебивало стыд. И что теперь делать Сяо Чжаню? Краснеть? Бледнеть? Может в обморок и никаких проблем? Писатель уверен, что если Ван Ибо ещё раз состроет такую милую мордашку, то спать они точно не будут и желание парня тут даже не учтётся! Мужчины по очереди сходили в душ, Чжань дал Ибо комплект одежды, в котором можно поспать и не мог нарадоваться тому, что парень в его вещах. Как же они ему шли. Сяо Чжань лёг спиной к Ибо, всеми силами борясь с желанием повернуться. Кровь бурлила в жилах и засыпать его организм не собирался. Он лежал несколько минут стараясь фильтровать свои мысли как почувствовал тёплое тело, прижимавшееся к нему, талию обвила чужая рука, Сяо Чжань задержал дыхание. Писатель повернулся и лёг на спину. Тело почувствовало, что так тоже удобно и снова прижалось к нему, уложив голову на плечо. Ибо ровно дышал, его глаза были закрыты, он мило посапывал. День был действительно долгий, поэтому парень, скорее всего уже спал, но ничто не опровергает вероятность того, что пацан просто притворяется. Все мысли, до сих пор мучавшие Сяо Чжаня, исчезли. Теперь он смотрел на расслабленное лицо в тусклом освещении. Кажется, таким милым Ибо ещё не был, он сейчас вызывал реакцию, совершенно отличную от обычной. Его хотелось обнять. Прижать к себе, защитить, согреть и никогда не отпускать! Подарить ему всю свою любовь, всё тепло, всю нежность. Такой беззащитный и открытый. Ласковый и требующий ласки в ответ. Сяо Чжань крепко обнял Ибо и прижал ещё ближе рукой, на которой лежал юноша. Другой он подтянул одеяло повыше, чтобы мальчик не замёрз ночью, и накрыл своей рукой руку, которой Ибо его обнимал. Так хорошо. Так уютно. Так не хочется, чтобы это заканчивалось. Ибо был безумно доволен собой, а именно тем, что ему удалось хорошо сыграть роль спящего мальчика. В объятиях друг друга было так удобно, что мужчины вскоре крепко заснули. *** Утро. Сяо Чжань открыл глаза и был практически уверен, что ещё не проснулся. Рядом с ним лежал Ван Ибо! Если бы кто-то сказал об этой ситуации писателю пару дней назад, он бы счёл этого человека сумасшедшем и направил по интересному и далёкому адресу. В прежней позе остался только Чжань. Ибо полностью воспользовался ситуацией и вседозволением со стороны писателя. Мальчик уже не скромно прижимался к мужчине, а нагло валялся на нём. Нос парня утыкался в шею Чжаня, которую обвивала та рука, что вчера вечером осторожно обнимала талию. Писатель чувствовал дыхание юноши, от которого появлялись мурашки на коже. Нога не просто была закинута на мужчину, а пересекала его полностью, почти доходя до края кровати. Половина туловища Ибо нагло залезла на писателя. Несмотря на позу, выражения лица оставалось ангельским. Сяо Чжань не мог не умиляться этой картине. Писатель любовался несколько минут, а потом всё же решил немного подумать, вспомнить родственников Ван Ибо. Дядя будет крайне недоволен тем фактом, что его внук не ночевал дома. Вдобавок он не удосужился даже предупредить, скорее всего из-за страха получить отказ, ибо ему ни за что не разрешили бы. Страшно подумать, что ждёт парня по возвращении домой. И он готов пойти на это ради Чжаня? Писатель не удержался и дотронулся рукой до волос юноши, зарываясь в них кончиками пальцев. Они были даже мягче, чем представлял себе мужчина. Движения Сяо Чжаня были плавными и нежными, чтобы не разбудить мило спящего Ибо. И как этот человек может иметь ужасный характер? И почему он ещё не показал его Чжаню? Не важно. Важно насколько мягки волосы парня, насколько тёплое его тело, насколько крепко он обнимает писателя. Остальное не важно. Остальное кажется очень далёким, а Ибо так близко. Парень начал вертеться во сне и крепче прижался к Сяо Чжаню, обнимая его всеми конечностями. Как дышать? Это информация писателю просто необходима! Он часто писал про такие моменты, но никогда ещё не испытывал их на себе. Чжаню захотелось обнять Ибо настолько крепко насколько хватало сил, но как можно нарушить сон этого ангельского создания? Приходится довольствоваться нежными и еле заметными касаниями. Оказалось Ван Ибо любитель поспать. У Сяо Чжаня уже затекло всё тело, но он даже не думал пытаться вылезать из под Ибо. Тело, лежащее на нём начало шевелиться. Парень открыл глаза и поднял их на Чжаня, немного не понимая, почему он проснулся с ним, а не у себя дома. Какой же он милый. Растрёпанные волосы, не осмысленный взгляд, прижимающееся к Чжаню тело, ибо мальчик ещё не успел осознать в какой позе лежит. —О, Чжань-гэ! — Сонно протянул Ибо, вспомнив вчерашний вечер и мило потягиваясь, не переставая обнимать писателя. — Как спалось? Как ты себя чувствуешь? —Лучше, чем обычно, а хорошо ли спалось Бо-ди? Писателю ситуация показалась безумно милой. Не хватает только утреннего поцелуя для завершения картины. —Твой Бо-ди ещё не проснулся. — Ибо немного приподнялся и потянулся к лицу Чжаня, поцеловав его в щёку после чего вернулся на своё место, крепче обняв мужчину. — Как жаль, что это всего лишь сон, хоть и такой реалистичный. — Парень вжался лицом в шею писателя. ТВОЮ Ж МАТЬ ! Всё, девочки. Скидываемся на похороны. Как Сяо Чжаню такое пережить? Да он прямо сейчас борется с желанием накинуться на парня, а тот ещё и… Что делать, девочки? Ибо считает это сном? Хотя Чжаню это тоже кажется похожим на самый желанный сон. Мужчина не знал что делать, его разбирала внутренняя паника и бесконечный поток мыслей, но он старался оставаться спокойным с виду. На лице Ибо появилась ехидная улыбка. Чжань её не видел, но почувствовал. Предчувствие его не обмануло. —Ну хотя бы во сне. — Произнёс Ибо. Лицо мальчика до сих пор было у шеи Чжаня. Писатель почувствовал лёгкое прикосновение чужих губ. Такие мягкие и нежные. На одном поцелуи Ибо не остановился, поднимаясь то выше, то ниже, исследуя каждый сантиметр кожи и становясь смелее с каждой секундой. Сяо Чжань поторопился, когда посчитал, что его может погубить один поцелуй. —Чжань-гэ, всё так реалистично. Я даже запах твой чувствую. Дошло? Дошло. Ибо быстро отстранился, что даже немного расстроило Сяо Чжаня. —Гэ-гэ, прости я… Я что? Какие для этого могут быть оправдания? Здесь даже нельзя сказать, что парень перепутал писателя с кем-то другим, ведь он называл его имя! Как реагировать Сяо Чжаню? —Что Бо-ди хочет на завтрак? Ибо поднял удивлённый взгляд на писателя. Мужчина закроет глаза на такой проступок? Парень выдохнул с облегчением, но когда-то придётся всё объяснить. Выслушав пожелания Ибо, Сяо Чжань встал с кровати. Он размышлял исполнять задуманное или нет. Писатель всё же решился. Он чуть наклонился к Ибо, взяв его ладонью за подбородок и поцеловал в щёку, как это сделал парень несколько минут назад. После своего действия, Чжань поспешил на кухню готовить завтрак, думая о правильности своего действия. Сяо Чжань стоял и взбивал яйца. Нужно постараться, чтобы Ибо точно понравилось. Писатель услышал шаги сзади. Ибо уже встал? Мужчина думал, что он ещё поваляется в кровати. Неожиданно Чжань почувствовал знакомое тепло и замер. Его талию обнимали руки Ибо, а сам он прижимался сзади, положив голову на плечо писателя. —Чжань-гэ нужна помощь? Да! Ему срочно нужна помощь. Он ещё недавние события не переварил, однако не против новых. Точно! Неужто этот гремлин прощупывает почву? Проверяет насколько много Чжань ему позволит? Дохлый номер. Он никогда не найдёт рамки, потому что писатель их никогда не поставит. Как Сяо Чжань вообще может запретить что-то такому милому существу? Даже если захочет, не сможет. —Не нужна. —Тогда я постою и посмотрю как готовит Чжань-гэ. Он мастерски справляется абсолютно со всем. Есть что-нибудь, что ты не умеешь? Это намёк или плод бурной фантазии Чжаня? Он уже давно не различал. Писатель решил перейти к интересующей его теме и чуть затормозить столь быстрое развитие их отношений. —Тебе сильно достанется за то, что не ночевал дома? Неожиданный вопрос заставил Ибо поумерить свой пыл и слегка зажаться. Кажется это та тема, которую он хотел затрагивать меньше всего. —Да нет. Он возможно даже не заметит, так что всё хорошо. Врёт. Дядя жёстко контролирует даже то, насколько часто его племянник принимает душ. Такой проступок он точно заметит и вряд ли оставит безнаказанным. —Не стоит волноваться о таком, Чжань-гэ, в твоём-то возрасте. Что? Гремлин быстро чмокнул писателя в затылок и убежал в ванную. Сяо Чжань не сдерживал улыбку. Ни у одного из этой парочки ещё не было такого прекрасного утра. У писателя наконец-то появилась возможность побыть одному и подумать о произошедшем. Ван Ибо вёл себя как-то странно. Проявление его гремлинской натуры полностью противоречило с его обычным поведением, однако не естественно совпадало с желаниями Сяо Чжаня. Если задуматься, то можно прийти к выводу, что все эти странности происходили сначала в голове мужчины и только потом в реальности. Тут есть над чем поразмышлять. Пф, да ладно, это просто совпадение. Чжань попытался перекрыть источник этих размышлений. Это же невозможно. Ибо читает мысли Чжаня и исполняет то, что тот прикажет? Это не просто невозможно, а ещё и не логично и писатель это докажет, как только придёт Ван Ибо. Долго ждать не пришлось. —Чжань-гэ, завтрак готов? —Да, садись. Поехали. Сейчас Ибо не пойдёт к столу, а направится к Чжань и поцелует его в щёку прежде, чем сесть. Парень уверенно шёл к столу. Писатель мысленно усмехнулся над своей бушующей фантазией, но вскоре понял, что поторопился с выводами. Ван Ибо остановился у стола, резко развернулся и пошёл в сторону Сяо Чжаня. Он прикоснулся рукой к шеи мужчины и поцеловал его. —Чжань-гэ сильно устал? Может стоило остаться в кровати? —Всё хорошо, я чувствую себя гораздо лучше. Ибо улыбнулся и снова пошёл к столу. Так. Это просто случайность. Один раз — случайность, два — совпадение, три — закономерность. Нужно собраться. Придумать что-то такое, что точно не могло бы случится. Как будто поцелуи были нормой. Ладно. Хорошо. Может сейчас он предложит покормить Чжаня с ложечки? Точно. На этих мыслях мужчина уронил вилку, что находилась у него в руках. —Чжань-гэ. — Ибо встал и поднял столовый прибор. — Уверен, что всё хорошо? Давай я тебя покормлю. Ладно? — С этими словами парень взял другую вилку. Серьезно? Мать твою! Серьезно? Второй раз? Это просто совпадение. Всякое же бывает, верно? Нужно что-то ещё. Что же? Может он что-то скажет? Точно. Слова сказанные точь в точь. Пусть скажет, что Сяо Чжань красивый когда спит. Мало. И что он не против ещё посмотреть на это зрелище. Прошло несколько минут. Ван Ибо ничего так и не сказал. Писатель уже не знал смеяться над его фантазией и таким совпадением или пойти к психологу. С одной стороны даже немного жалко, а с другой выходит, что Ибо высказывает свои желания и он действительно был не против этих поцелуев. Сяо Чжань завороженно смотрел на парня, который пихал ему в рот еду, наблюдая за тем, как тот жуёт. —Чжань-гэ такой милый. Что? —Чжань-гэ знает, что он особенно красив, когда спит? Писатель нервно сглотнул. Одна часть из двух. —Я бы хотел ещё раз увидеть его спящим. Ван Ибо не отводил взгляда от тарелки. Три из трёх. ТРИ ИЗ ТРЁХ. Закономерность. Ибо действительно делает всё так, как хочет Чжань. Как такое возможно? Вернёмся в реальность. Такие слова нельзя оставлять без ответа. Сяо Чжань поцеловал Ибо в щёку. —А Бо-ди такой тяжёлый, я думал меня раздавят. Хотя говорят, что чем больший вес на человеке, тем лучше он спит. Может поэтому я так хорошо сегодня выспался. — Сяо Чжань выдержал секундную паузу, Ибо хотел что-то сказать, но писатель продолжил. — Я тоже хотел бы ещё раз увидеть диди спящим. — С этими словами Чжань снова поцеловал слегка покрасневшего парня. *** Вечер. Ибо ушёл пару часов назад. Сяо Чжань очень переживал о наказании, которое предстоит перенести парню. Чем писатель вообще думал, когда предлагал ему остаться на ночь? Точно не головой. Почему отправил его домой одного? Может можно было пойти с ним и попытаться как-то объяснить всё дяде парня? А вдруг это вызвало бы ещё больший гнев? В итоге Чжань не удержался от того, чтобы написать Ибо. "Тебя сильно ругали?" Ответ пришёл почти сразу. "Нет, даже не заметили. Неужели Чжань-гэ за меня переживает? Так ты всё это время думал обо мне?" Этот гремлин снова вызвал улыбку Сяо Чжаня. Сказать правду или прибегнуть к помощи сарказма? "А тебе хочется, чтобы я о тебе думал?" "Конечно. Я вот не перестаю думать о Чжань-гэ. В его возрасте вообще опасно оставаться одному. Кто вызовет скорую, если года дадут о себе знать?" "В таком случае тебе стоит побольше находится со мной рядом, чтобы следить за моим состоянием. А что, если мне станет плохо ночью?" "Тогда мне стоит переехать к тебе, чтобы всегда быть рядом". Сяо Чжань мысленно подметил, что не думал о ответах Ибо, значит он действительно так считает. "Можешь собирать свои вещи". "А я тебе не надоем?" "Если надоешь, я заткну тебя леденцом". "Лучше поцелуем". И об этом Сяо Чжань тоже не думал! Хотя он разделял мнение Ибо. Так действительно гораздо лучше. "В таком случае я буду затыкать тебя даже тогда, когда ты не надоедаешь". *** —Чжань? Ты дома? Сяо Чжань вышел в коридор и увидел женщину. Как же он забыл, что она должна приехать? Писатель так давно её не видел и так долго ждал приезда. Ибо точно захватил всё его сознание. —Мама. — Сяо Чжань бросился в объятия женщины. Не прошло много времени как парочка сидела за столом, пила чай и обсуждала всё, что можно. Они никак не могли наговориться. —Поверить не могу. Мой сынок уже такой взрослый. Ещё вчера я покупала тебе памперсы, водила в детский садик, а теперь ты сам через пару лет своих деток нянчить будешь. Казалось, я только недавно учила тебя рисовать иероглифы, а сейчас ты уже пишешь собственные книги. Недавно просил у меня денег на развлечения, а сейчас зарабатываешь сам. Женщина не смогла удержаться от слёз. Нельзя было сказать радости или горя. С одной стороны её переполняла гордость за сына, который уже имел собственную квартиру, машину, стабильный доход при том, что ему и тридцати лет не было. Но с другой он больше не был её маленьким мальчиком. Не просил помощи с уроками, не уговаривал перенести время отбоя на часок позже, не выпрашивал на выходные поездку в парк развлечений. Как же быстро растут дети. Этих лет уже не вернуть. Как печально,что все начинают ценить эти годы только после их завершения. Сяо Чжань обнял маму, упрашивая, чтобы она перестала плакать. —Сынок, я принесла тебе кое-что. Помнишь свою первую историю? —Да. "Будни бездушных". —А что было до этой книги? Чжань посмотрел на маму непонимающим взглядом. —Это была моя первая книга. Женщина улыбнулась и достала из сумки несколько потрёпанных временем тетрадей. —Ты назвал это "Мой друг". Тебе тогда было пять лет. Ты захотел поиграть в писателя и написать книгу, но ещё не умел писать, поэтому это делала я под твою диктовку. Ты так подробно рассказывал о своём вымышленном персонаже, был им просто восхищён. Тогда ты сказал, что этой твой идеал человека. Сяо Чжань с интересом взял тетради. Они с мамой проболтали до вечера и она уехала. Писатель лёг спать. *** Утро. Сяо Чжань готовил на кухне завтрак, невольно вспоминая вчерашнее начало дня. Можно ли считать, что они с Ибо вместе? Договорённости между ними не было, но они уже целовались. Хотя можно ли считать это поцелуем? Всего лишь в щёки друг друга чмокали, к губам даже не прикоснулись. Садясь за стол, Чжань заметил стопку тетрадей. Как раз его первая книга. Писатель взял ту, что лежала сверху. На ней была написана цифра "1". Он открыл первую страницу. На её середине красовалась надпись "Мой друг", а в правом нижнем углу было число "5 ноября 1996 год". Чжань перевернул страницу и начал читать. КАК ЭТО БЛИН ВОЗМОЖНО ? Каждая строчка была копией биографии Ван Ибо. В тексте не упоминались имена, там было написано "мой друг", но это не изменяет того факта. Что вообще происходит? Ещё две недели назад всё было замечательно, а сейчас у Чжаня появился мужик, который делает всё о чём писатель подумает и он совершенно случайно оказывается главный героем книги, которую Сяо Чжань написал в пять лет! Это нормально? Может мужчина правда болен? Звонок в дверь. Это Ван Ибо! Сяо Чжань совсем забыл, что он придёт сегодня. Мужчина сунул тетрадки на ближайшую полку и побежал открывать. —Чжань-гэ! Писатель раскрыл руки для объятий, но Ибо просто зашёл в квартиру, игнорируя его жест. —Ждёшь? — Спросил парень. —Чего? Теперь Сяо Чжань заметил ухмылку на лице этого гремлина. —Когда я тебя обниму. Вот же… Вот и начинает себя проявлять дьявольская сущность. —Да кому ты нужен. Сяо Чжаню он нужен, и этот гремлин прекрасно это знает. Ибо подошёл к писателю и повис у него на шеи, целуя в щёку. —Я нужен Чжань-гэ. — Весело ответил Ибо. Мужчина в который раз оказался в плену ослепительного гремлина. Такой красивый, такой нежный и как же он вкусно пахнет. Сяо Чжань прижал парня к себе, борясь с желанием прижать его к стенке. Мальчик вскрикнул. —Больно? —Все хорошо гэгэ, просто не дави так сильно. Чжань послушался. Простояв минут десять в коридоре, мужчины направились в гостиную. Писатель заметил, что на Ибо надета кофта. —Тебе не жарко? —Нет. —На улице температура выше тридцати градусов. —Мне нормально. Нормально? Зачем одевать тёплые вещи с длинными рукавами в такую жару? Чжань вспомнил, как его друзья ходили в школу в свитерах с длинным горлом, чтобы спрятать засосы. Стоп. Ибо вскрикнул, когда Чжань его обнял. —Ибо, что произошло? —Ты о чём, Чжань-гэ? Ибо прекрасно сыграл мальчика, который не понимает, чего от него хотят. —Раздевайся. В глазах парня заиграл азартный огонёк. —Я думал, что Чжань-гэ в таких вещах более нежен. Хотя он затащил меня в кровать на второй же день знакомства. —Ибо, сейчас не время для шуток. Чжань подсел ближе к парню и взялся за молнию его кофты. Ибо схватил его руки, не давая её растегнуть. —Ибо. Чжань посмотрел на мальчика недвусмысленным взглядом и тот перестал сопротивляться, опустив руки. Писатель расстегнул молнию и аккуратно снял одежду с плеч Ибо. Вся кожа на руках парня была покрыта синяками. —Ибо… Сяо Чжань просто смотрел на руки парня. Мальчик пытался хоть как-то прикрыть синяки на одной руке другой рукой и смотрел в пол. —Это за то, что не ночевал дома? —Нет, я просто неудачно упал с лестницы. Ибо вскрикнул, когда Чжань обнимал его, но руки парня тогда были у мужчины на шее, значит туловище тоже в синяках. Как же ему пришлось поплатиться за эту ночь… Сяо Чжань жалел, что поддался тогда своим желаниям. Он прекрасно знал о строгости дяди парня, но всё равно оставил его у себя. Насколько же необдуманно он поступил. И это поступок взрослого человека? И как же дорога цена… Теперь Чжань на своём опыте понимал, что намного больнее, когда наказание за твои поступки вместо тебя получают дорогие тебе люди. Чжань сел на пол рядом с диваном, головой уткнулся в колени мальчика. —Ибо, прости меня. Парень смотрел на действия писателя ошарашенным взглядом. Он быстро опустился на пол, чтобы сесть рядом с Чжанем и крепко обнял его. —Чжань-гэ, это не твоя вина. Тебе не за что извиняться. —Это я уговорил тебя остаться. —И меня бы за это не наказали. Просто дядя вчера был в очень плохом настроении. Сяо Чжань пытался прижать Ибо к себе как можно крепче с минимальным давлением, чтобы не сделать больно. —Почему ты не сказал мне? —Боялся, что ты будешь винить себя. А кого ещё? —И это обоснованно. —Чжань-гэ, ничего страшного не случилось. Ничего даже не болит, если не давить сильно. Тем более их не так уж и много. Было бы хуже, если бы на мне живого места не было. А тут всего синяков десять. Они скоро заживут. Как и ожидалось, эти слова не смогли успокоить Чжаня. В любом случае попробовать стоило. —Чжань-гэ, если ты считаешь это своей виной, то хочешь её искупить? —Как можно искупить такое? —Своди меня в кино. Чжань наконец поднял голову. —Ты будешь мучатся ещё несколько дней. Разве это можно сравнить с походом в кино? Ибо наигранно задумался. —Нет. Но если со мной будешь ты, то я готов хоть каждый день получать новые раны. —Давай я буду водить тебя куда и когда захочешь, но ты не будешь нарываться на новые увечья? —Гэгэ обещает? —Да. —Он потом не пожалеет об этом? —Не больше, чем о этих синяках. Ибо улыбнулся, что заставило слегка потянуться вверх уголки губ Чжаня. Спустя час мужчины сидели в зале кинотеатра. Они решили посмотреть комедию, ведь Ван Ибо боится ужастиков. Сяо Чжаня это даже немного расстроило. Он бы с удовольствием прижал к себе и успокоил дрожащего парня. Вот только… Синяки… Как смириться с этим? Это невозможно. Каждый раз, когда Чжань будет обнимать Ибо, он будет вспоминать свой проступок, что так дорого обошёлся мальчику. —Хочешь поп-корн? Ибо отрицательно покачал головой. —Неа. —А это? Сяо Чжань вытащил из кармана чупа чупс и показал Ибо. У мальчика загорелись глаза. —У Чжань-гэ правда всегда карманы сладостями набиты? Писатель постарался уйти от ответа, улыбнувшись. Теперь всегда, ведь Ибо любит всякие конфетки. Парень засунул угощение в рот, придерживая за палочку. Он взял руку Чжаня, придвинулся ближе и устроился на плече, опуская на себя конечность писателя. Мужчина казалось уже привык к контактности Ван Ибо, но к такому оказался не подготовлен. Он крепче прижал к себе парня, обхватив ещё и второй рукой, стараясь не задеть синяки. Ибо задрал голову и улыбнулся, посмотрев на Сяо Чжаня, затем немного поёрзал, устраиваясь поудобнее, и писатель почувствовал как тело мальчика полностью раслабилось в его руках. Сяо Чжань никогда не устанет думать о том, что Ван Ибо безумно милый. Сейчас он был похоже на маленького ребёнка, которого впервые привели в цирк. Милотой он нисколько не уступал маленькому котёнку. Как же можно быть таким прекрасным? Сколько можно сводить писателя с ума? Что делал писатель в кинотеатре? Смотрел фильм? Он сейчас даже название вспомнить не сможет. Чжань был слишком увлечён своим спутником. Любовался Ибо, слушал его дыхание и редкие комментарии, причёсывал пальцами его волосы. Фильм? Зачем фильм? Есть же Ибо. Сяо Чжань всеми силами боролся со своей фантазией, зная насколько она была опасна. Когда парень доел конфету, у него освободились руки и он крепче прижался к Чжаню, обняв его. Можно остановить этот момент? Сделать так, чтобы он длился дольше? Когда мужчины вышли из кинотеатра, было уже около девяти вечера. Ван Ибо пора было домой, если он не хочет ещё один конфликт с дядей, а он не хочет. Сяо Чжань вызвался проводить его. Они решили идти пешком, болтая по дороге. Чем больше Ибо говорил, тем привлекательнее он становился в глазах писателя. Хотя куда ещё больше? Они болтали обо всём, шутили, смеялись, дрались. В компани друг друга время летело незаметно, они старались насладиться каждой минутой и оба не горели желанием возвращаться домой, вели себя как малые дети. Ибо залез на какую-то высокую клумбу и шёл по её краю. В голову парня пришла гениальная идея. —Чжань-гэ! Крикнув эти слова, он поддался вперёд и начал падать, писатель еле успел его поймать. Ван Ибо видимо понравилось на ручках. Он обхватил шею Сяо Чжаня и задорно смотрел ему в глаза. —Не делай так больше. — Сяо Чжаню безумно хотелось материться. —Я знал, что Чжань-гэ меня поймает. Ибо прижался ещё ближе. Как можно на него злиться? Гремлин. Время прошло очень быстро и мужчины сделали несколько кругов вокруг многоэтажки, в которой жил Ибо, чтобы предоставить себе ещё несколько минут радостного общения. —Чжань-гэ, может ещё круг? — С надеждой спросил парень, стреляя глазками. —Мы и так уже прошли десять. Уже почти одиннадцать часов, тебе может достаться. —Последний. Как можно противостоять этим щенячьим глазкам? Никак. Сяо Чжань согласился на ещё один круг. Писатель смотрел, как активно и с каким интересом Ибо рассказывает о мотогонке, которая была недавно. У парня сияли глаза, как при виде конфеты. Как бы Чжань хотел, чтобы Ибо смотрел на него таким взглядом, каким смотрит на мотоциклы. Последний круг был пройден. —Чжань-гэ, я зайду завтра вечером. —Хорошо. Сяо Чжань вспомнил про одну безумно интересную вещь. Действия Ибо совпадают с мыслями писателя. Может парень его поцелует? Нет. Вдруг он не хочет этого делать? Может самому? А вдруг ему не приятно, но он вынужден терпеть? Блин. Что делать? Ему так хочется прикоснуться к мальчику, но он не желает его принуждать. Ибо подошёл ближе к Чжаню и повис на шеи. —Чжань-гэ будет меня ждать? Будет. —Мгм. Писатель слегка покраснел. Снова. Почему ситуация такая приторная? Этот гремлин снова над ним издевается? Ибо ухмыльнулся, посмеялся над смущением Сяо Чжаня и ушёл, поцеловав того в щёку. —До завтра, гэгэ. — Сказал он, обернувшись. —До завтра. Придя домой, Чжань решил дочитать своё первое произведение. Постепенно он дошёл до момента, где его друг помогает незнакомцу. Писатель не мог поверить, читая эти строки, хотя за последние дни произошло не мало странного и необъяснимого. Затем его избивает дядя за то, что тот не ночевал дома. Это уже не просто совпадение. Такая ситуация пугает, но одновременно вызывает интерес. Прошлое Ибо полностью соответствует этой книги. Как насчёт будущего? Сяо Чжань стал читать дальше. Согласно тексту, через несколько дней после избиения, Ибо решает участвовать в танцевальном конкурсе и побеждает его, подготовившись всего за сутки. На этом книга заканчивалась. Что ж. Будем ждать. *** —Чжань-гэ! — Услышал Сяо Чжань за спиной, когда работал над книгой. Наконец-то за долгое время у него дошли руки до работы, а его так нагло отвлекают! Но Чжань был совсем не против, только за. С появлением Ибо его жизнь значительно изменилась и он был безумно этому рад. К тому же это значительно помогало ему как писателю, теперь он мог в подробностях описывать милые и романтические моменты, зная что это такое и испытав всё на себе. Конечно у него и раньше были девушки, но они не вызывали таких чувств, как Ибо. Они не вызывали ничего. Интересно, был ли у Ван Ибо кто-нибудь? Зачем спрашивать? Сяо Чжань знал, что не было. Писатель почувствовал тёплые руки, обнимающие его сзади, носик, прижимающийся к шее Чжаня и кажется наслаждающийся его запахом. —Как ты вошёл? —Дверь была открыта. Ибо не стал обижаться на подозрение, что писатель не рад его видеть. Ослепляющая улыбка, наполненная счастьем и умилением, полностью выдавала Чжаня. —Чжань-гэ, я слышал, что в нашем городе проходит танцевальный конкурс. Как думаешь, мне стоит записаться? Опа. Ну всё, девочки. Сяо Чжань до последнего надеялся, что это просто совпадение. —Думаю да. Ты отлично танцуешь. Может покажешь мне, что запланировал на этот конкурс? —Гэгэ опять всё знает. Это даже интересно. Откуда у тебя столько информации? Сяо Чжань виновато улыбнулся. —Я внимательно наблюдал, когда ты раздавал листовки. Ван Ибо недоверчиво посмотрел на Чжаня, но дальше расспрашивать не стал. Знай столько кто-нибудь другой, парень тут же устроил бы разборки, но это Сяо Чжань. Ибо даже нравилась мысль, что писатель так интересуется его жизнью, а сталкерские замашки вызывали больший интерес. Вскоре Чжань пожалел, что попросил Ибо показать ему танец. Парень включил музыку и превратился из милой зефирки в голодного льва. Он смотрел в упор, пожирал писателя взглядом, медленно облизывал губы и это только то, что делало его лицо. О остальном теле Сяо Чжань и подумать боялся. Писатель положил близлежащую подушку себе на колени, что не ушло от глаз Ван Ибо. Парень самодовольно усмехнулся, добившись желаемого и это придало сил продолжить с ещё большим напором. Чжань громко сглотнул. Теперь Ибо задевал его не только взглядом. Музыка стихла, Сяо Чжань облегчённо выдохнул, Ван Ибо снова превратился в невинную и пушистую овечку. —Чжань-гэ понравилось? У меня есть шанс занять одно из трёх призовых мест? Правда нужно немного доработать, но у меня есть время. Гремлин. Чёртов оборотеть. —Ты определённо выиграешь. — Писатель знал о чём говорил. —Гэгэ придёт посмотреть? —Конечно. Ван Ибо подошёл к Чжаню, сел на колени, привычно обнял за шею, поцеловал в щёку и прижался головой к ключице писателя. —Мой Чжань-гэ самый лучший! Сяо Чжань не может противостоять этим чарам и беспощадным атакам. Он осторожно прижимает к себе Ибо, всё ещё помня о синяках, и покрывает короткими поцелуями щёки, лоб, нос. —Подушечка не мешает? — Злорадно спрашивает Ибо. Гремлин. Мужчины уселись в обнимку на полу возле дивана и включили фильм. Сяо Чжань всё думал о книге. Его не покидала мысль, что это не всё, что он забыл что-то очень важное. 5 ноября 1996 года. —Ибо, когда ты родился? Парень удивлённо посмотрел на Сяо Чжаня. —Есть что-то, чего Чжань-гэ про меня не знает? Писатель действительно не знал. Это действительно было странно. Он знал любимую еду Ибо и как её нужно приготовить, любимые занятия, он блин полностью знал расписание парня, а такая вещь оставалась в неведении. —5 августа. —А год? —1997. Не сходится. Разница в девять месяцев. Девять месяцев? То есть это примерный день зачатия Ибо? Его зачали именно в тот день, когда Чжань придумал историю. Он любил своего друга, когда сочинял это, а сейчас просто обожает. Будто Ибо создан специально для него. Учитывая недавние события, писатель не особо то и удивлён. Появление Ибо перевернуло весь его мир с ног на голову, изменило его жизнь. Мужчины дурачились, болтали не о чём. Сяо Чжань пытался научить Ибо готовить, но руки парня вечно оказывались не там где надо, аргументируя это словами по типу: "Чжань-гэ, ты же сказал взять что-нибудь сладенькое". Вечером Чжань вновь провожал Ибо домой, держа всю дорогу за руку. Это уже успело превратиться в традицию. Очередное милое и тяжёлое расставание у дома юноши. По дороге домой Сяо Чжань решил позвонить маме и узнать про его первую работу. —Алло. —Алло. Мам, я хотел спросить про ту первую книгу. Ты привезла её всю? По моему не хватает ещё одной части. —Прости сынок. Может быть я выронила, когда клала в сумку. Сейчас я еду в командировку, вернусь утром четвёртого августа и позвоню, если найду недостающую тетрадь. —Спасибо. Они ещё немного поболтали, за это время Сяо Чжань успел дойти до дома. *** Утро. Сяо Чжаня разбудил звонок в дверь, который заставил его удивиться. Ибо сегодня рано.  Ну и ладно. Зато у писателя будет побольше времени побыть с ним перед конкурсом. Чжань побежал открывать дверь. Такое счастье с самого утра. Он радовался будто ребёнок, ждущий свой подарок в день рождения и знающий, что ему приготовили игрушку, о которой он давно мечтал. Чжань открыл дверь. —Ван… —Зови меня господин Ван. Это… Твою мать! Что он здесь забыл? Незнакомец прошёл в дом и направился в гостиную. Там поудобнее разместился на диване. Чжань сел рядом. —Я дядя Ибо, как ты уже догадался. —Меня зовут Сяо Чжань, я друг Ибо. Очень рад встречи. —Мне не нужны твои формальности. От тебя я хочу другого. Ибо проводит слишком много времени у тебя. Он торчит здесь целыми днями. Сколько ты хочешь за то, чтобы сократить это время? —Хотите, чтобы я перестал с ним общаться? —Нет. Ни в коем случае. Я просто хочу, чтобы ты разнообразил свою жизнь. Чтобы, когда Ибо решит к тебе прийти, у тебя появлялись неотложные планы, которые я готов оплатить. —Я не принимаю это предложение. —Ладно. А как на счёт того, что ты спал с несовершеннолетним мальчишкой? Вы провели здесь целую ночь. Что делали? И как ты докажешь, что натурал и у тебя не было плохого умысла? Знаешь ли, моя племянник довольно смазливый, не удивлюсь, если он смог тебя привлечь. —Что? Откуда он знает, что Ван Ибо ночевал именно здесь? Блин, точно. Этот человек обожает контроль. Юноша пропадает у Чжаня целыми днями, но дядя ни разу не позвонил племяннику, чтобы спросить о его месте нахождения. Логично, что он отслеживает телефон Ибо и знает абсолютно всё. —Совращение несовершеннолетних — это статья. Подумай об этом. Даю тебе два дня. — Господин Ван встал и пошёл к выходу. — Провожать меня не нужно. Сяо Чжань был в шоке. Неужели он думает, что писатель так легко откажется от Ибо? Пусть мечтает. Да и какую бредовую угрозу выбрал. Чжань ни за что не купится на подобный блеф. Но может ли повестись Ибо? У Чжаня возникло то ли чувство, то ли воспоминание. Ибо не интересуется темой политики и может принять эту угрозу за чистую монету. Может ли старику прийти в голову мысль о том, чтобы шантажировать племянника? Он любит Сяо Чжаня и сделает всё для его защиты. Нет. Ибо точно на это не поведётся. Он не настолько глуп и наивен. Не нужно его недооценивать. —Чжань-гэ, ты готов? В комнату зашёл Ибо. —Конечно. Сначала Чжань думал натянуть улыбку, но глядя на счастливое и предвкушающее успех лицо Ван Ибо, писатель не смог сдержаться от искренней улыбки. Дядю по пути он похоже не встретил. Вскоре мужчины приехали к нужному месту. Пришло время расходиться. Сяо Чжань должен пойти в зрительный зал, а Ван Ибо за кулисы. —Чжань-гэ, может дашь мне стимул победить? Давай так, если я выигрываю конкурс, то ты готовишь нам роскошный ужин? —Идёт. — Сяо Чжань усмехнулся и поцеловал Ибо в щёку. — Если проиграешь, то готовить ты. Парень хотел возразить, но Чжань поспешил убежать. Это месть за его гремлинство! Победить ради вкусного ужина — не плохая мотивация, но лучшая — выиграть, чтобы не готовить, особенно для Ибо. Писатель с нетерпением ждал появления парня на сцене. По сравнению с вчерашним, ни один из танцоров не вызывал у него сильного восторга. Это не удивляло. Попробуй переплюнь такого профессионала, который всеми силами пытался вызвать положительную реакции у того, кому он и так нравится. Такое не победить. Наконец-то настал долгожданный момент. На сцену вышел Ван Ибо. Сяо Чжань немножечко офигел от жизни. Музыка была совершенно другая, движения тоже. Правда остался напор и дерзость, которые Ибо показывал вчера, но они теперь вызывали совершенно иные чувства. Парень так сильно изменил танец? Сегодняшнюю хореографию можно было сравнить с тем, как лев нападает на антилопу, чтобы утолить свой голод, в то время как вчера лев нападал на львицу совершенно по иной причине. Вот же. Но как Ибо был прекрасен. Он выглядел агрессивно и круто, но Чжань, знающий его зефирную натуру,  нашёл в этом образе нечто нереально милое. Будто маленький домашний котёнок притворяется дикой опасной пантерой. Сейчас он действительно выглядит как безжалостный хищник, а вечером будет выклянчивать конфетки у своего Чжань-гэ. Вскоре объявили результаты конкурса. Чжань оказался должен парню ужин, так как тот победил. Писатель поздравил юношу и мужчины сели в машину. —Чжань-гэ, у тебя есть с собой что-нибудь сладенькое? Можно умереть от милоты? Всё как и предсказывал писатель. —Есть сладкое до ужина вредно. —Я умру с голоду, пока ты будешь его готовить. — Парень наигранно надул губы. Ван Ибо знал, что в итоге получит своё и Сяо Чжань вступает в дискуссию просто так. Парень потянулся к водительской сидению и положил голову на плечо писателя. Чжань почувствовал чужое дыхание на своей шее. Сработало безотказно, уже через минуту он довольно сосал чупа-чупс. Мужчины заехали в магазин, чтобы купить необходимые продукты. Ибо выпросил у Чжаня пару сладостей, чему писатель не удивился. Он был счастлив радовать своего Бо-ди и готов делать и покупать всё, что тот попросит. Следующие два часа они провели порознь. Сяо Чжань готовил на кухне, а Ибо… А хрен знает, что там делал этот гремлин, главное, чтобы ничего не сломал. Хотя если сломает, то не будет ничего страшного, ему можно всё. В принципе Чжань может попросить компенсацию в виде поцелуя. Хоть бы он что-нибудь сломал. Бам. —Чжань-гэ. — Виновато протянул Ибо. Писатель не знал материться на то, что запамятовал о своей невообразимой способности или радоваться, что может требовать поцелуй? Ван Ибо разбил лампу, стоящую на тумбочке рядом с кроватью. В глазах Чжаня стол немой вопрос. Как? Ладно. Ибо может всё. Это мы уже уяснили. Парень усердно извинялся и сильно дрожал, что заставило писателя прибыть в состоянии шока. Почему он так боится? —Ты не поранился? Теперь в шоке был Ибо. Он снова начал бормотать что-то про то, что произошедшее вышло случайно, а не умышленно. Сяо Чжань понял всё только через пару минут. Родственники Ибо обращались с ним не лучшем образом (вспомните хотя бы те побои за отсутствие дома ночью) и не оставили бы просто так разбитую вещь. Они бы не посмотрели на волю случая и обвинили бы во всём мальчика и неуместное проявление его характера, жестоко наказав, чтобы не допустить повторения данного инцидента. Сяо Чжань обнял Ибо и повторил свой вопрос. —Ты не поранился? —Нет. Я могу возместить… —Не нужно. — Писатель перебил парня. — Главное, что ты в порядке. Сяо Чжань почувствовал, что мышцы Ибо расслабились. Как же он был напряжён. Как боялся. Ужас какой. План Сяо Чжаня разбился подобно той лампе. Ибо сейчас не в том состоянии, чтобы выклянчивать у него нежности. Сейчас гораздо важнее успокоить ребёнка. Чжань сильно пожалел о таком глупом желании. Даже зная всё о биографии человека, невозможно знать его душевное состояние. Писателю всё же удалось успокоить ребёнка. Мужчины убрали все последствия случайности Ибо (или желания Чжаня) и сели за стол. Парень расхваливал приготовленную его Чжань-гэ пищу, что заставило немного смутиться писателя. —Чжань-гэ, почему ты так мало ешь? —Не хочу наедаться. Сегодня вечером приём у какого-то художника и меня туда позвали? Я даже в подробности не вникал. —Ооо. — На секунду Ибо задумался. — А Чжань-гэ умеет танцевать вальс? —Нет. —Я слышал, что на приёмах танцуют вальс. —Да, но я исключение. —Хочешь я научу? Хочет. Безумно хочет. Мужчины подвинули всю мебель в гостиной ближе к стенам и встали в центр комнаты, включив подходящую музыку. Ибо взял на себя женскую партию и показывал Чжаню, куда нужно класть руки. Когда он закончил, с улыбкой и готовностью посмотрел на своего партнёра. —Готов? Чжань кивнул, немного крепче обняв парня. —Шаг вперёд левой ногой. Сяо Чжань слушался. Ван Ибо говорил о каждом шаге, который нужно сделать. Через несколько кругов писатель заметил закономерность в движениях и начал вести самостоятельно. Ибо был не против и с удовольствием поддался напору партнёра. Мужчины долгое время танцевали, учили новые движения, Ибо рассказывал Чжаню о видах вальса. Сейчас они просто, прижавшись друг к другу, практически топтались на месте. Оби руки Чжаня были на талии Ибо, как и оби руки парня были на шее писателя. Мальчик слегка отстранился, чтобы получить возможность посмотреть на лицо Сяо Чжаня, не прерывая танец. —Чжань-гэ, ко скольким тебе нужно на приём? —К девяти. Парень посмотрел на время. —Уже девять. —Ну и ладно. Не страшно, если пропущу одно мероприятие. У Сяо Чжаня в руках Ван Ибо! Какой приём? Шутите, да? Ибо хотел возразить, но Чжань резким движением впечатал его в себя. Стало ясно, что опровержений своего решения он не потерпит. Парень был не против, так что снова поддался своему Чжань-гэ. Время летело очень быстро. Около одиннадцати вечера мужчины наконец-то вспомнили про свою традицию и Чжань отправился провожать Ибо до дома. На прощание Сяо Чжань как обычно поцеловал Ван Ибо в щёку и, помиловавшись ещё пару минут, они разошлись. *** Утром Сяо Чжань проснулся в замечательнейшем настроении. У Ибо завтра день рождения и он уже подготовил всё необходимое. Писатель знает, что парень проведёт этот день с ним, ибо не в силах контролировать это желание. Итак. С утра Ибо ждёт его любимый завтрак, приготовленный Сяо Чжанем. После этого они пойдут на гоночную трассу кататься на мотоциклах. Пообедают мужчины в ресторанчике, расположенном неподалёку от вышеназванной трассы. До вечера пробудут в парке аттракционов (что именно там делать решать уже Ибо). Ужин будет у Чжаня дома, приготовит он его сегодня вечером, стараясь вместить все блюда, которые должны немного постоять, чтобы приобрести более яркий и насыщенный вкус. С подарками он тоже почти разобрался. В шкафу уже лежит коробка лего, а сейчас он едет на встречу с человеком, который готов продать ему шлем с автографом Валентино Росси. Чжань отправил Ибо сообщение: "Доброе утро. Как спалось?" Теперь можно со спокойной душой ехать за подарком и продуктами. У Сяо Чжаня был насыщенный день. Он безумно хотел, чтобы завтра всё прошло идеально, поэтому старался предусмотреть все возможные непредвиденные обстоятельства. Только к вечеру писатель вспомнил, что ещё утром написал Ибо, а ответа так и не получил. Да и не пришёл он сегодня. Чжань так привык, что Ибо всегда рядом, а сегодня его нет. Что могло произойти? Писатель пытался позвонить, но телефон был выключен. Неужели всё из-за лампы? Но они вчера вроде помирились и всё шло хорошо. Может Сяо Чжань что-то сделал не так? В таком случае Ибо сказал бы, а не прятался. Что же тогда произошло? Чжань не смог уснуть этой ночью. Он анализировал всё произошедшее при его последней встречи с Ибо. Писатель невольно вспомнил лампу. Ибо тогда сильно испугался. Это совсем не вяжется с его характером. А что, если его грубость, дерзость и напор всего лишь защитная реакция? На самом деле он чувствителен и хрупок в душе? Получается, что он не притворяется при общении с писателем, рядом с ним Ибо наоборот смог снять свою защитную оболочку и угрюмую ухмылку. Значит ли это, что парень не боится Чжаня и доверяет ему? Но почему тогда сегодня он даже не ответил на сообщение? Придёт ли он завтра? *** День рождения Ван Ибо. Сяо Чжань заваривал себе кофе, он так и не смог заснуть ночью. Время близилось к полудню, а парня не было. Писатель звонил ему несколько раз и оставил пару сообщений, но парень так и не ответил. Звонок в дверь. Чжань побежал к входу с надеждой, что на пороге окажется Ибо и скажет, что у него были веские причины, чтобы не появляться вчера, а его телефон случайно выпал из окна и разбился вдребезги. К сожалению его надежды не оправдались. Пришла его мама. Она не осталась поболтать, так как очень куда-то торопилась. Женщина отдала Чжаню тетрадь и поспешно убежала по своим делам. Сяо Чжань открыл последнюю часть и начал читать. "День победы в конкурсе стал одним из лучших дней в жизни моего друга. Я устроил ему ужин, чтобы поздравить. Мы очень весело провели время и я проводил его до дома. Дядя друга увидел, как мы прощались и ему это не понравилось. Он избил моего друга, обзывая разными плохими словами, а потом отобрал у него телефон и все средства связи и запер дома…" У Сяо Чжаня сбилось дыхание и в бешеном темпе забилось сердце. То прощанье… он его видел… Те объятия и… Поцелуи… Он разозлился из-за нетрадиционной ориентации его племянника? Сяо Чжань догадывался, какими именно словами оскорбляли Ибо. Ещё и избили… От этого в груди всё сжималось. Ему хоть раны обработали? А что, если те синяки ещё не зажили? Это наверняка очень больно не только физически, но и морально. Его наказали за то, что он полюбил… Сяо Чжань сглотнул и продолжил читать. "Мой друг просидел в своей комнате весь день. Он смотрел в стену и думал обо мне. Я ему писал, но он не отвечал. Я не знал что случилось. А в день рождения друга к нему в комнату снова зашёл дядя. Мой друг побоялся, что его снова накажут, но дядя этого не сделал. Он сказал, что завтра они едут в Америку. Там дядя будет расширять свой бизнес, а у моего друга не будет времени на глупости. А ещё он пообещал, что не выпустит моего друга даже погулять и что он всё время будет учиться, чтобы в будущем управлять компанией…" Его увезут? В Америку? Как можно быть настолько жестоким? "…А ещё он сказал, что мой друг может даже не надеяться на то, что ему когда-нибудь вернут телефон или оставит в незапертой комнате…" Как животное в клетке. Что может сделать Сяо Чжань, чтобы помочь ему? Одно писатель решил точно. В Америку парень не поедет. "…В этот день мой друг стал совершеннолетним и теперь ответственность за него не лежит на родственниках. Он решил, что ни в коем случае не поедет в Америку. Теперь он может делать всё, что посчитает нужным. Мой друг сказал, что хочет принять ванну. Он взял с собой нож, который давно припрятал на этот случай. Дядя куда-то ушёл, заперев в ванной моего друга. Сегодня всё закончится…" Далее описывалась сцена в ванне. Последняя сцена. Чжань не мог этого допустить. Ибо не может покончить с жизнью. Это последнее, что должен делать человек. Люди должны бороться и хвататься за шанс, пока они живы. Не бывает безвыходных ситуаций и Сяо Чжань знал это как никто другой. Всегда можно выбраться из положения. Нет невозможного есть неизученное. Сяо Чжань решил попробовать переписать конец, но ни одна ручка не писала на этой тетради. Он не мог вырвать из неё лист и написанное хорошо виделось сквозь замазку и краску. Сяо Чжань в максимально короткое время добрался до дома Ван Ибо. Он не знал номер квартиры, но ему подсказало его предчувствие. Он быстро добрался до нужной двери и позвонил в звонок. Никто не открыл. В квартире было тихо. Писатель не помнит как именно, но он выломал дверь. Затем быстро забежал в помещений и нашёл ванную. Дверь была заперта. —Ибо. Несколько секунд тишины длились вечность. Послышался дрожащий и опасающийся голос парня: —Чжань-гэ? Сяо Чжань выдохнул. Живой. Успел. —Дядя хочет увести тебя в Америку? —Откуда ты знаешь? Значит хочет. —Одевайся. —Что? —Одевайся. Скажешь, когда закончишь. —Чжань-гэ… —Быстро. Послышался плеск воды. Ибо вылезал из ванны. Спустя пару минут он сказал, что готов. Сяо Чжань посоветовал ему отойти и снова каким-то образом выломал дверь. Ибо в жизни не прибывал в подобном шоке. Возле края его губы была видна, заживающая царапина. Ему разбили… Шла кровь… Этот факт разрывал писателю сердце. На руках тоже появились свежие синяки и не только. —Собирай вещи. Парень даже подумать не успел. Он просто послушался приказа. Всё было собрано. Сяо Чжань оставил на столе несколько купюр и записку, в которой говорилось, что это — деньги на починку дверей. Мужчины вышли из многоэтажки и положили вещи в машину. Во время поездки Ван Ибо наконец-то осмелился спросить: —Чжань-гэ, что происходит? —Ты переезжаешь ко мне. —У меня нет ни работы ни образования. Я не смогу быстро найти себе квартиру… —Ты не будешь искать себе квартиру. Ты будешь жить со мной. Или ты против? —Не против. Просто я боюсь доставить неудобства Чжань-гэ. Ибо немного замялся и смотрел в пол. —Ты не доставишь мне неудобства. Можешь залезть ко мне на шею и свесить ноги. Я буду только рад. Моего заработка с лихвой хватит, что обеспечивать двоих не только необходимым, но и разными хочу. Ибо, не делай так больше. Ты нужен мне. Если возникнут какие-то трудности, давай решим их вместе. Только не поступай больше так. Хорошо? Ибо впервые слышал, что кому-то нужен. Что в нём нуждаются не из-за каких-то целей, а из-за того, что он просто есть. Из глаз полились слёзы. Как жаль, что машина в это время не лучшее место для объятий. Сяо Чжань посмотрел на Ибо. —Что случилось? Что-то не так? Почему ты плачешь? Писатель одной рукой пытался вытереть слёзы с лица Ибо, но тот ему быстро напомнил, что нужно смотреть на дорогу. —От счастья. Из-за того, что у меня есть ты. По приезду мужчины разбирали вещи и обсуждали нужно ли делать перестановку и какую мебель стоит докупить. Теперь в квартире живёт два человека и шкафов катастрофически не хватает. Большую часть времени парочка дурачилась, а не занималась делами, но это уже не важно, у них куча времени впереди. Мужчины решили отметить день рождения Ибо завтра, по тому же плану. Сейчас они мирно ужинали, разговаривая ни о чём. Звонок в дверь. Мышцы Ван Ибо заметно напряглись, он непроизвольно сжался, пытаясь всеми силами не выдавать своего страха. —Я открою. Сяо Чжань мысленно приказал Ибо расслабиться, довериться ему и не высовываться из комнаты, после чего пошёл открывать дверь. —Какая неожиданная встреча! —Где мой племянник? Господин Ван попытался зайти в квартиру, но Сяо Чжань преградил ему путь. —Ты похитил ребёнка! Я тебя засужу. Он не имеет право здесь находится, он должен быть со своим опекуном. Было заметно, как у господина Ван пульсировала вена на лбу и сжимались зубы. —Он находится здесь по доброй воле, что доказывает, что данная ситуация не является похищением. Ибо сегодня исполнилось двадцать два года, что доказывает его совершеннолетие и в связи с этим он становится дееспособной личностью и имеет право проживать там, где захочет, а вы автоматически лишаетесь всех своих прав относительно Ван Ибо. — Сяо Чжань немного наклонился и перешёл на шёпот. — Я могу с ним делать всё, что захочу и если он не будет против, мне за это ничего не будет. — Писатель усмехнулся. — А он не будет против. Чжань смотрел на господина Ван двусмысленным взглядом. —Гадёныш. Ярость дяди Ибо достигла максимума. Он перевёл взгляд на что-то, что находилось сзади Чжаня и взбодрился. —Мелкий гадёныш! Как ты поступаешь с человеком, который тебя кормил и поил? Неблагодарная скотина… Сяо Чжаня резким движением вытолкнул господина Ван из дверного проёма и запер дверь. Обернувшись, он увидел, что сзади него стоял Ибо. Чжань же сказал ему не высовываться! То есть пожелал этого. Почему не сработало? Ибо дрожал. Чжань обнял его. —Всё будет хорошо. Он не сможет тебя забрать. Парень жался к писателю как к последней надежде на спокойную и счастливую жизнь. В какой-то степени так оно и было. Когда Ибо успокоился, он решил явить свою сущность. —А с чего это Чжань-гэ взял, что я позволю ему всё, что он захочет? Или Чжань-гэ хочет настолько многого, что на это не каждый готов дать разрешение? Самодовольная ухмылочка играла на лице Ван Ибо. Сяо Чжань резким движением развернул его и впечатал в стену, прижимаясь максимально близко. То, что он так давно мечтал сделать. Одна рука упиралась в стену рядом с головой Ибо, вторая держала его за подбородок. Наконец-то. Настоящий поцелуй. Не чмок, не в щёчку, а настоящий поцелуй. Он наконец заполучил то, о чём так долго мечтал. Вторая рука держала уже не подбородок, а талию Ибо. Руки парня обнимали писателя за спину. Он даже не думал сопротивляться. Сяо Чжань радовало не только исполнение мечты, но и победа. Он наконец-то смог победить в противостоянии этому гремлину. Хотя не такой уж и ужасный проигрыш, юноша ничего не потерял, даже кое-что приобрёл. Чжань начал отстраняться от Ибо, нехотя прерывая поцелуй. В самый последний момент парень сильно укусил его за нижнюю губу. —Я же сказал, что ты позволишь мне всё. Укусил, чтобы не так обидно было? А мне понравилось. Ибо усмехнулся. —Буду кусать тебя почаще, взамен можешь делать всё, что хочешь. Сяо Чжань снова потянулся за поцелуем. Ему разрешено всё. Такую возможность нельзя упускать. *** Сяо Чжань включил телевизор и оставил на небольшой громкости. В душе уже не слышался шум воды и Ибо вскоре вышел оттуда. —Ждёшь меня, Чжань-гэ? Конечно. Мужчины выключили свет и приготовились ко сну. Ибо прижался к Чжаню как в ту первую ночь. Писатель снова почувствовал запах шампуня, но на этот раз своего. Он просто сводил с ума. Этот аромат, по мнению Сяо Чжаня, подходил юноше намного больше прежнего. Телевизор показывал фильм. Как раз шла сцена, где главный герой признаётся в любви девушке в канализации. Причины этого мужчины не знали, так как недавно включили фильм. —Как в твоей книге "Затерянный". — Подметил Ибо. Такая сцена действительно была в одном из произведений писателя. Чжань удивлённо расширил глаза. —Ты читал? —Я прочитал все твои книги в ту неделю, когда ты за мной следил. Я тебя приметил ещё тогда, когда ты взял у меня листовку. Ты показался мне очень знакомым. Он прочитал всё? За неделю? Ван Ибо официально самый лучший парень. Сяо Чжань не удержался от искушения и снова полез его целовать. Ибо только этого и ждал. *** Утро больно уж походило на прошлое. Мужчины проснулись в той же позе. Ибо также полез целовать Сяо Чжаня, как и в прошлый раз, но сейчас с официального разрешение. Официального, но не гласного. Как и их отношения. Вроде бы есть, но никто это не обговаривал. Сяо Чжань приготовил завтрак. Сейчас Ибо подойдёт и поцелует писателя. Нормально поцелует. Даже если не так, Чжань это исправит. Ожидание. Ничего. Мечтай, мой хороший. Сяо Чжань попытался провести ещё несколько манипуляций, но его магия больше не работала. Должно быть с концом книжной истории закончились и эти странные способности. Значит теперь Ибо не будет поддаваться его мыслям и писатель узнает о настоящий чувствах парня. После потери контроля Чжанем, Ибо ни разу не поцеловал его первым. Даже не обнял. Он не сопротивлялся, но… Вдруг ему на самом деле не нравится Чжань и он не может понять свои чувства? Ещё вчера утром он обожал писателя, а что сейчас? Ибо вошёл в комнату и сел за стол, наслаждаясь своим завтраком. Он смотрел прямо в тарелку. Сяо Чжань не решался прерывать молчание. Обстановка была крайне напряжённая. —Вкусно. — Всё же сказал Ибо. — Как и ты. — Добавил он, немного помолчав. Писатель подавился и ему понадобилось время, чтобы откашляться. —Что? —Ну… Я пытаюсь сказать, что… Всё. Он хочет расстаться. Точно кинет. И съедет. А что, если уедет в Америку? В своих размышлениях Сяо Чжань шёл всё глобальнее и глобальнее. Пока Ибо мямлил, он чуть инфаркт не схватил. —Чжань-гэ, я пытаюсь сказать, что ты мне нравишься. Нет. Не так. Я тебя даже люблю. Отменяем инфаркт. Перестаём мысленно вычислять где дешевле купить билеты до Америки. Минута. Осознание. —Ибо! Сяо Чжань накинулся на парня. Обнимая, он чуть не свалил со стульев обоих. —Ты так рад? —Я безумно счастлив. Я уже думал, что ты меня бросить собираешься. —Никогда. —Бо-ди, я тоже тебя люблю. Очень сильно. Даже не знаю с чем сравнить. Ибо немного отстранился, чтобы затянуть Сяо Чжаня в поцелуй. Парень так переживал потому, что боялся признаться в своих чувствах? Не нужно так пугать писателя. Он уже не в том возрасте. Когда мужчины отстранились друг от друга, Чжань посмотрел в глаза Ибо. Глаза парня сияли, глядя на писателя. Сяо Чжань наконец рассмотрел в них, тот блеск, который так мечтал увидеть. Они сияли ярче, чем тогда, когда он говорил о мотоциклах. Кстати о мотоциклах. Чжань ещё не вручил Ибо ни одного подарка на день рождения. Писатель думал, что ярче глаза сиять не могут. Юноша доказал обратное. Теперь Сяо Чжань тоже официально лучший парень. *** Спустя три года. Сяо Чжань и Ибо до сих пор живут вместе, правда уже в другой квартире. Им понадобилось больше места для репетиций Ибо и его коллекций шлемов, скейтбордов и лего. Гараж для мотоцикла. Писатель поражался количеству хлама, которую имел этот гремлин. Сяо Чжань стал одним из знаменитейший писателей. Ван Ибо устроился хореографом в танцевальную школу и вскоре открыл свою собственную студию. Он стал намного больше проявлять своей характер и дьявольскую натуру, но с лихвой компенсировал это любовью, отдаваемой Чжаню. На один из дней рождения писателя Ибо подарил ему кошку. Её назвали Орешком. С тех пор в квартире велась постоянная борьба за внимание Сяо Чжаня. Господин Ван пробовал забрать племянника обратно, но все его попытки оказались тщетны. Вскоре он уехал в Америку, где встретил девушку и понял, что не так уж стар. Сейчас они женаты и воспитывают своего общего сына, который в будущем с охотой унаследует компанию.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Xiao Zhan"

Ещё по фэндому "Wang Yibo"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты