despair

Слэш
NC-17
В процессе
0
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 4 страницы, 1 часть
Описание:
человек умирает тогда, когда умирает последнее воспоминание о нем.
Примечания автора:
Перед вами моя первая работа, поэтому прошу судить не строго
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

пролог

Настройки текста
В этот день даже солнце светило непозволительно ярко, согревая тёплыми лучами остывшую землю и одаривая прохожих по улице людей таким редким теплом. По прогнозу погоды вся предстоящая неделя должна была быть пасмурной, с редкими каплями дождя, бесконечными тучами и отсутствием какого-либо солнечного света. От этого и настроения не было, совсем. Днями просиживая дома в четырёх стенах, люди наконец выходят на улицу. Дети могут гулять на игровых площадках, дыша свежим воздухом, а взрослые позволят себе прогуляться до работы пешком, наслаждаясь пением птиц, грея руки об лучи солнца, а не в осенних перчатках, как уже успели привыкнуть. Май. Солнце светит ярко. Ярко и у людей на душе. Радость и хорошее настроение так и выливаются за границы промёрзлых тел, получая долгожданную теплоту, на сердце в том числе. Все планируют провести эти редкие деньки как можно больше на улице, забыв о домашней суете, что так долго была единственным источником развлечения для тех, кто почти перестал верить в солнце. Многие собираются в отпуск, который ждали весь год, без конца работая и уже представляя себя на берегу пляжа. Кто-то уже приехал, отдохнувший и набравшийся сил, покорив города и страны, какие до этого видел лишь на картинках или телевизоре. Солнце в этот день светило непозволительно ярко, подарив каждому легкость и хорошее настроение. Каждому, кроме Юнги. — Итак.. Ваш диагноз: Метастаза лёгких, — без каких-либо четких эмоций говорит седой врач, лет сорока, сидевший за столом напротив темноволосого парня, держа в руках медицинские карты и подтверждающие диагноз тесты. Перебирая бумажки одну за другой, он поджимает губы и кивает самому себе, как бы подтверждая свои слова. Затем слышится тяжелый вздох. Врачу не впервые приходиться говорить о диагнозах людям, которые смотрят на него глазами, полными надежды и веры в лучшее, однако не всегда все бывает хорошо, жизнь зачастую втыкает палки в колёса и рушит планы. В руках врача то, что только что сломало что-то внутри Юнги, разделяя его жизнь на до и после. Сидевший рядом с ним Чимин нервно дёргает ногой, поджимает губы и в этот момент желает узнать, что диагноз не окажется опасным, что есть какое-то лечение. Чимин не врач, в медицине не разбирается. Каждое слово врача улавливает, запоминает все до мелочей. От Юнги, который после услышанного от врача потерял связь с окружающим миром, он и не думает услышать какие-то вопросы, касаемые этого, поэтому действует сам. — А.. — В голове все звучало намного проще. Мысли разлетелись и собрать что-то воедино очень сложно, — Что это значит? В груди рождается маленькая надежда, что диагноз не страшен, что все будет хорошо уже в ближайшее время. Или через год. Да хоть через пять, лишь бы все было как раньше. Хочется верить в это. — Все не так страшно, — врач спешит успокоить юнош, когда замечает, как оба нервничают, нервно перебирая пальцы на руках и жуя губы почти до крови, — Диагноз замечен на ранней стадии. На второй. Чимин шумно с облегчением выдыхает. С плеч падает тяжкий груз, пусть и не весь. Всего лишь вторая стадия, начальная. Есть шансы, много шансов. Не скрывая своей улыбки, Чимин откидывается спиной на кресло, немного расслабляется и смотрит на Юнги, что по-прежнему сидел в состоянии фрустрации, пялясь в одну точку и ,казалось бы, даже не моргая. — Но, — уже более настойчиво произносит врач, и Чимин вновь напрягается. Эти всякие «но» никогда не предвещают чего-то хорошего, — Вам потребуется наблюдение. Но и без этого могу сказать, что вас ждёт хирургическое вмешательство, поэтому для удобства рекомендую остаться здесь, в больнице. Чимин согласно кивает несколько раз. Сейчас для него каждое слово врача отпечатывается в голове и раздаётся эхом. Искренне хочется верить, что врач поможет, медицина сотворит чудо ,и Юнги поправится, будет жить дальше, забудет слово «диагноз», как страшный сон. — До-свидания, — после недолгого молчания, а потом прощания с врачом, Чимин поднимается со стула, приподнимая за руку онемевшего Юнги, и выходит из кабинета. В голове сейчас с одной стороны столько мыслей о предстоящих сложностях, с другой - полное их отсутствие. Пустота. Внутри тоже пусто. Огромный кусок души был вырван только что в том кабинете, который Юнги теперь до конца жизни будет ненавидеть и презирать. Сама больница, нахождение в ней - самая настоящая пытка для любого больного, и Юнги понимает, что ближайшее время будет здесь и днём ,и ночью. Выйдя из кабинета, парни молча идут к выходу в гардероб. Тишина не давит, наоборот - даёт каждому возможность обдумать услышанное, погрузиться с головой в душераздирающие мысли. За окном на улице все также светит яркое солнце, которому рады все, кроме поникших парней. При этом, подмечают, что будь сейчас дождь или ещё ,что похуже, настроение было бы вдвое мрачнее. Уже на улице, оба жмурят глаза от слишком ярких за последнее время солнечных лучей. Солнце будто в глаза смеётся тем, у кого сегодня плохой день, а может, оно таким образом поднимает настроение? Юнги не поднимет. Только стоящее рядом своё собственное солнце по имени Чимин, который сейчас выдавливает из себя кривую улыбку, пытаясь тем самым как-то подбодрить Юнги (свою личную планету) и в целом разрядить обстановку. Он разворачивает корпус Юнги к себе и аккуратно, словно тот хрупкий, состоящий от головы до пят из стекла, обнимает своими руками поверх его, голову кладёт на плечи и вдыхает любимый аромат ,самый родной запах, запах своего Юнги, а после очень крепко сжимает расслабленное тело и в самое ухо трепетно проговаривает: — Все будет хорошо, Юнги. Руки не перестают сжимать его, как будто тот сейчас исчезнет, убежит куда-то. Обрывать столь важные сейчас для обоих объятья не хочется. Мир в этот момент должен остановиться, подождать их и ничем не отвлекать. Юнги на это ничего отвечает. Лишь в голове повторяет сказанные Чимином слова, вытесняя гнусные мысли прочь. Молча наслаждается такой нужной сейчас поддержкой своего солнца. Но чем дольше так стоишь, тем сильнее осознаёшь всю паршивость случившегося. — Чимин, — Юнги мягко хлопает парня по плечу и аккуратно вылазит из крепких объятий, — Ещё вещи надо собрать, идём. Чимин сразу отстраняется. Он и позабыл уже, что сегодняшний день они посветят сбору Юнги в больницу. Слёзы так и норовят вырваться из глаз, но Чимин строго настрого запретил себе ещё в том злополучном кабинете показывать Юнги свои слёзы. Тот не должен видеть слёзы того, кому по сравнению с самим Юнги не придётся каждый день благодарить всех существующих богов, что смог проснуться сегодня, вдохнуть воздуха и жить как раньше. Не Чимину тяжело — Юнги. В машине повисает не менее тяжелая атмосфера. Молчание обоих превращает воздух в азот, которым дышать становится невозможно. Жизнь после этого дня изменится у каждого из них, будет во снах приходить и в конце жизни в воспоминаниях ещё прояснится. Неизменным остаётся лишь привязанность Юнги к музыке. Он словно только что не в кабинете врача был, услышав смертельный диагноз, а как обычно бороздил просторы на дорогах, слушая любимую музыку. Поэтому тянется к магнитоле и одним нажатием включает свой любимый «дорожный» плейлист, как он его назвал. Проигрывается незаменимый сердцу рэп, который даже Чимин полюбил от столь частого прослушивания. Музыка подбадривает, а некоторые строчки песен будто нарочно попадают в точку и также дают поддержку, даже не зная точного смысла или хотя бы перевода. Слушая такие песни, невольно начинаешь качать в бит головой и забывать обо всех проблемах. Но Чимин все помнит, каждое слово, каждую мелочь в голове воспроизводит, старательно отодвигая мысли ,касательные больницы, куда подальше, в самое тайное местечко сердца. Но забыть такое все равно не получится, как не старайся.. *** — Зубную щетку не забудь, — в полголоса напоминает Чимин, аккуратно складывая одежду ,которую Юнги будет носить в больнице; несколько пижам, носков и любимую футболку с принтом рэперов - как же без этого. Сегодня крайний день, когда Юнги ночует дома, рядом с Чимином, в их маленькой однокомнатной квартире на окраине города. Здесь началась их жизнь, их совместная история, которую понимают лишь они, не делясь этими дорогими сердцу воспоминаниями с кем-то другим. Жизнь в квартире застывает, стоит кому-то из них покинуть ее. Вечер длится слишком быстро, чтоы успеть насладиться друг другом, время будто делает это назло, специально бежит куда-то, не жалея никого. Слишком мало, хочется ещё. Примерно вечность. Большая часть времени ушла на сборы в больницу. И сейчас, когда оба лежат в кровати, глядя друг другу в глаза, начинает приходит осознание, что это последний раз, когда на кровати двое любящих тел. Чимин запрещает себе горевать, повторяя в голове фразы, которые якобы отгоняют плохие мысли и настраивают на позитив. Надеется, что все, что не делается - все к лучшему. Он уже привык видеть перед собой помятое лицо, искажённое в кашле, дерущем глотку до нехватки воздуха. Юнги давно не ложился спать будучи в хорошем состоянии. От этого и Чимин позабыл, что такое сладкие сны и тёплые объятия. И видя ,как Юнги вновь в состоянии сидя судорожно прикрывает рот ладонями, начинает надрывисто кашлять, будто сейчас внутренности свои выкашляет, понимает, что медлить нельзя. Сам он не может ничего поделать, таблетки тут бессильны, да и дело не в ангине или простуде. Чимин не может ему помочь, от этого ему паршиво. Юнги плохо, Юнги гаснет на глазах. Больница здесь необходима. Кашель на время прекратился. Юнги медленно ложится обратно в постель, прикрываясь тонким одеялом по горло ,и устало закрывает глаза. Сейчас главное быстро уснуть, чтобы кашель не вернулся. Это его нерушимое правило. Чимин лежит неподвижно. После услышанного врачом диагноза, кажется, будто кашель стал хуже, будто до этого все было менее тревожно, а сейчас Чимин за каждый вдох и выдох Юнги беспокоится. Уснуть этой ночью ему не получится. Сутки медленно сменяются, стрелки на часах также медленно ползут от одной цифры к другой. Постель кажется сегодня слишком неудобной. Не найти себе места. Ночь гудит, надрывает холодные связки. На небе рассыпаны миллиарды светящихся звёзд. Чимин смотрит на повернувшегося к нему во сне Юнги. Слушает, как сладко тот сопит во сне, и мысленно умиляется. Он еле-еле касается его мягкой щеки, будто боясь разбудить, проводит кончиком пальца от носа до краев приоткрытых губ и не верит. Не верит, что ещё так долго не каснется этих любимых губ, не увидит их так близко, не потрогает так нежно. Мысли скручивают голову, слёзы просятся наружу, а Чимин держится, не хочет быть слабым. Отчего-то он опять улыбается. Наверное, вновь проговаривает себе, что все будет хорошо. Так и будет, так должно быть. Он гладит его прямые темные волосы, словно котёнка маленького ласкает, кривовато улыбается и так засыпает, закрывая уставшие веки, в голове перед сном сказав почти шёпотом: — Доброй ночи. Наш завтрашний день будет лучше.. Юнги. Веки закрыты. Мысли рассеяны. А звёзды так и продолжают смеяться ,плавая в пелене темной ночи, наблюдая за несчастными людьми.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты