Царство

Гет
NC-17
Завершён
59
автор
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Их царство пахнет фруктами, ладаном и можжевельником. Их царство пахнет надтреснутым смехом, и Гермионе донельзя смешно от того, какую причину они нашли чтобы её соблазнить.
Примечания автора:
Напишу драббл ещё и с Тео если утром проснусь знаменитой

компенсирую свою любовь к полиамории в Гарри Поттере посредством посредственных текстов.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
59 Нравится 6 Отзывы 5 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
сумбур из прокуренных душных темных зашторенных комнат, не претендующий на серьезность, но очень претендующий на хоть какие-то отзывы.
серьезно, я буду рада, если вы напишете хоть пару слов после прочтения.
мне просто слишком мало текстов по этому пейрингу, и я решила исправить это хоть как-то.
восстаньдемонвосстаньбессмертныйдапридипонашигрешныедуши.       Они смеются чересчур сипло, задушенно, воздух горячий и спёртый; под их руками рассыпаются осколки зеркал и карты таро, под их руками — бархатная скатерть, прожжённая свечами, ветки можжевельника.       В комнате дым стоит непроглядный, может, от этих самых веток, а может, и от чего покрепче, и им втроём хорошо и дурно одновременно. Гермиона откидывается на спинку кресла и закрывает глаза, и тогда всё вокруг начинает расплываться, кружиться в быстром танце, у нее голову клонит к плечу даже в статичном положении.       Демон не придет и не услышит их молитвы.       Это ведь всего лишь жалкие глупости, детские забавы, им втроём делать в свои двадцать нечего кроме как верить в различные страшилки и страдать ерундой, но эта ерунда заставляет их чувствовать себя живыми, живыми, живыми.       Малфой опускает руку на её плечо и улыбается куда-то в ухо, будто ушная раковина, как настоящая улитка, эту улыбку сможет увидеть.       — Грейнджер, обряд не сработает, ты же знаешь, — убеждает её в чем-то, перехватывает рукой тонкое женское горло, и от этого у Гермионы бегут по спине мурашки, табунами роятся под кожей.       — Почему? — даже Блейз не улавливает смысла, переспрашивает, усмехается надтреснуто и втягивает красивыми пухлыми губами дым из сигареты, удваивая количество дыма в комнате.       — Этот вопрос должна была задавать я, — парирует Гермиона и отбирает самокрутку, ей хочется курить, хочется творить безумства, она стряхивает с ладони прилипшую карту, это дьявол, старший аркан, какая ирония! И Гермионе хочется смеяться тоже.       Драко забирает сигарету и прижимает к своим губам, глядя прямо в её глаза. Кажется — он целует её вот так, через бумагу и фильтр, хочется облизать свои губы чтобы проверить, появится ли на них вкус Малфоя, вкус мяты и стерильной аристократической чистоты.       — Потому что мы не принесли в жертву девственницу, Грейнджер, — он улыбается и затягивается снова, Гермиона тонет, очарованная этим действом, бултыхается под водой а всплыть не может, и Блейз утягивает ещё ниже, когда касается теми самыми, красивыми, равнонаполненными губами позвонка, где-то со спины, а после очерчивает языком круг вокруг него. Дрожит.       — Нам следует это исправить, — она чувствует затылком, как улыбается Блейз, он не говорит эти слова вслух, она читает их наощупь, Забини оставляет каждое движение губ на теплой коже.       Она всегда была очень внимательной, но почему-то момент, когда они втроем перебрались на диванчик, на крохотный диван, — ей казалось, они вдвоем-то еле уместятся, — был всё равно упущен. Но Гермиона оказывается зажатой между ними двумя, двумя чудесными юношами, её колени покоятся на их бедрах, одно — у Малфоя, второе — у Забини, а меж разведённых ног так и скользят их руки, ещё не под юбкой, но у Гермионы уже реальность перестает складываться в единое целое и мелькает перед глазами рваными картинками.       А почему они вообще думают, что Грейнджер девственница, а может быть, они не это имели в виду, а может быть, ей стоит уточнить, кто такая девственница в их понимании? У Гермионы вопросы так и крутятся на языке, она их ощущает физически, а может быть это и не вопросы вовсе, а чей-то рот, может быть, Малфоя, а может быть и Забини, Гермиона проглатывает вопросы без вопросов, потому что ей чудесно-душно и чудесно-приятно, и где-то меж разведённых коленей тянет и вся кожа покрывается волнительными мурашками от скользящих вверх ладоней, пальцев. И время тянется медленно-медленно.       Быстрее — хочет попросить, но не просит, она чувствует их двоих чуть ли не телепатически, их пальцы сталкиваются наверху, у ткани белья, и синхронно тянут вниз. Гермиона думает о том, что для двух отдельных людей в них поразительно много этой синхронности и чувства ритма, может быть, они на самом деле и вовсе одно целое, близнецы, разделённые при рождении надвое? Хотя нет, какие близнецы, они же совершенно разные: в Малфое чопорный аристократизм сочетается с холодной страстью, он берет жадно, но степенно, а Блейз разгорается как костер с каждым толчком всё сильнее, вталкивается, вбивается, забирает всё. Но откуда она это знает — она не знает, просто нутром чувствует, возможно — она третья деталь этого пазла, какое-то недостающее звено; возможно, они все были в прошлом участниками кармических отношений, и плевать, что это скорее легендарная редкость и вряд ли они те самые легенды. Она не знает, но очень хочет узнать. Почувствовать очень хочет.       — Бедра разведи.       — Не закрывайся.       — Не молчи.       Шепчут раздельно, но все слова сливаются в единое целое, как будто одну единственную нить на двоих тянут, Гермиона различает регистры и тембры, но не различает, что они просят, — делает все на автомате, так, как велит тело и инстинкты, а возможно, высшие силы; ей и так кажется, что все это — проделки дьявола, не зря же они его вызывали, или кого они вызывали, а разве это важно вообще?       Они просто сами по себе такие — два демона, два искусителя, два чёрта в мужском обличье, разве может быть по-другому, если у них на двоих одна синхронность и один ритм, они умудряются проскользнуть меж половых губ двумя пальцами так и так соединить свои руки, что Гермиона не ощущает отличий, они просто вместе, они вместе.       Они — одно.       А она — третья, между ними, связующее, такой себе гуммиарабик из бюджетного сегмента, но вместе с ней всё пестрит новыми яркими красками, расходится разводами, мелькает калейдоскопом.       Пальцы толкаются внутрь, без подготовки, но на одурманенную голову Гермионе не больно, ей хорошо, у неё внутри уже фейерверки, салюты и всё прочее по списку, у неё просто две пары губ на шее и груди, а может и не на груди, а где-то ещё, у неё две пары рук, ласкающих с удвоенной силой, у неё две пары глаз, раздевающих её.       Она вообще думает, что одежда лишняя, и руки трясутся, когда она пытается стянуть задранную блузку, но она стягивает. Руки трясутся, когда она задирает юбку до пояса, но мальчики решают, что так не пойдет, и стаскивают юбку полностью, она падает вниз, к ногам, и Гермиона ощущает себя незащищённой, но когда вокруг смыкается кольцо из двух тел это ощущение пропадает и она принимает всю мужскую страсть, ласку и пыл на себя.       Потому что голая.       Ей защититься больше нечем, ей крыть больше нечем. И она ощущает такую несправедливость, как будто она вся, полностью и обрушилась на плечи, а плечи у Гермионы тонкие, хрупкие, красивые, их крайне приятно целовать губами и руками трогать тоже приятно. Но ей несправедливо — потому что разделась только она одна, а вы тоже разденьтесь, вы тоже, давайте, мальчики, я вот вам помогу, и рубашки летят на пол, и штаны летят на пол, и всё, что между ними стояло — тоже.       Это две крайности из двух возможных крайностей, Забини выглядит как абсолютный демон, темная сущность, облаченная в поджарое тело, в горячую кожу, в невероятный рот, исследующий её там (а где — там? Гермиона лихорадочно путается и пытается вспомнить определение, но разве она на учебе сейчас чтобы это делать?); а Малфой совершенно противоположный, ему нравится методично и степенно заботиться сначала о своём удовольствии, а после, убедившись, что дело того стоит, доставлять его партнеру.       Забини где-то у её ног, или между ног, — скорее всего между, — Гермиона не разбирает, ей этого не надо, а Малфой методично покачивает бедрами у её лица, она вбирает в рот его член, ей нравится, ей почему-то действительно нравится, хотя это всегда казалось унизительным — очутиться перед юношей в такой позиции.       Его пальцы ложатся на кудрявую голову, подталкивают вперед, чтобы Грейнджер захлебнулась, подавилась, застонала, ей нравится, когда управляют, ей нравится, когда — вот так. Она жмурит глаза и стонет прямо с членом во рту, Малфой посмеивается, Забини тоже, но не отрывается, неистово вылизывает, скользит пальцами туда-сюда внутри, и Гермиона уже не может держать заданный темп, она сбивается, и Малфой направляет её как вектор, держит ритм и темп сам.       Они меняются в какой-то момент, но когда — Гермиона не различает, не понимает, она вовсе теряет счет времени, действительность в принципе теряется за дымом можжевельника и сигарет с гвоздикой. Действительность пахнет прожжённой совестью, которая потирает руки в волдырях от ожогов и смотрит с укоризной, дескать, что ты творишь, ну что ты творишь?       Гермиона с совестью будет говорить потом, ей будет стыдно потом, а сейчас её волнует только то, что Малфой весьма бесцеремонно притягивает к себе за бедра, притрагивается головкой члена к влагалищу и дышит, дышит ужасно сбито, пытаясь оттянуть момент, как будто ему самому и волнительно, и страшно.       Гермионе тоже страшно и волнительно, но она ему отчего-то доверяет, и Блейзу доверяет тоже. И понимает, что среди них двоих почётное право быть первым они разделили каким-то особым образом, — возможно, однажды заключили дурацкое пари или соревновались на то, сколько книг вынесет она из библиотеки на этот раз. Кто же знает?       Она тянет к Драко руку и берет за пальцы, и пальцы горячие, но это его ободряет. У Забини член больше и жилистее, Гермиона чувствует это стенками горла, в которое он упирается, и в этот же момент Малфой входит внутрь, единым толчком, она не знает, было бы менее больно растяни он этот момент или нет. У неё из глаз не сыплются градом слёзы, как это описывают в дешёвых бульварных романах, всё внутри не искрит от удовольствия, живот только ноет, его будто разрезают изнутри; она осознает, что что-то рвётся, но нет, не эфемерная девственная плева, а, возможно, её внутренняя неуверенность или стеснение — потому что всё, что могло случиться уже случилось.       Малфой медлит, ждет, хотя, очевидно, ему самому не терпится продолжить, а Гермиона ощущает его дрожь в теле; он дышит медленно и глубоко, пытаясь успокоиться, и ей приходится не шевелиться. Блейз всё понимает, опускает ладонь на её голову таким же движением как и Драко, но не для того чтобы заставить двигаться, а чтобы пригладить спутавшиеся кудри, чтобы успокоить, скользнуть пальцами по скуле, где-то между ухом и носом, глазом; он смотрит в её глаза чересчур доверительно и нежно, и весь его внешний вид с этим взглядом не вяжется.       Ну да, у нее внутри целых два члена, а вы здесь о нежности.       Гермиона подмахивает бедрами слегка, едва ощутимо, когда чувствует, что стало легче, не слишком, не до конца, просто они же такие хорошие, зачем заставлять ждать, она потерпит. А Малфой, кажется, всё понимает, что не стоит торопиться понимает, он погружается внутрь медленно, смакуя всю боль Гермионы, она сама её прочувствовать до конца не может, а Драко чувствует её за двоих — он такой всегда, он вообще на удивление оказался очень эмпатичным, и Гермиона впервые ценит это качество по достоинству. И когда терпкий стон срывается со связок, Забини ухмыляется и наконец позволяет себе двинуться бедрами навстречу — дескать, девочка, у тебя есть ещё как минимум одно дело, ты не забыла?       Она помнит, обо всем помнит.       Их царство пахнет фруктами, ладаном и можжевельником. Их царство пахнет надтреснутым смехом, Гермионе донельзя смешно от того, какую причину они нашли чтобы её соблазнить.       Потому что им не нужен был демон.       Потому что ад был в них самих.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты