автор
Размер:
21 страница, 1 часть
Описание:
— Cпасибо за завтрак, но мне пора. Можете подсказать дорогу?
— Могу, но в этом нет смысла.
— Почему? — Вейвей нахмурилась.
— Потому что вы в другом мире.
И весь мир Вейвей словно рухнул в одно мгновение.
— В смысле?
— Вчера вы наткнулись на барьер между двумя мирами и чудом прошли через него.
Ужас.
Сущий ужас и непонимание разрывали голову, и только задорный выкрик «Молодой господин Лань!» вынудил Вейвей отвлечься.
Посвящение:
Моей любви к Неукротимому и Небожиже
Примечания автора:
Безмерно люблю Вансяней, но по ним столько написано, а мне так не хватает гета, тем более с таким шикарным мужчиной как Лань Чжань.
К тому же всегда было интересно написать про попаданчество)
И я не могла не добавить божественных Хуаляней
Всем большой любви, и надеюсь, что вам понравится
За исправление опечаток сто тысяч добродетелей на счет доброму человеку)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
30 Нравится 0 Отзывы 8 В сборник Скачать

***

Настройки текста
      — Твою мать!       Вейвей проклинала тот день, когда согласилась поехать в студенческий кемпинг. Будучи абсолютно домашним ребёнком, двадцать лет своей жизни проведшим без особых приключений на свою пятую точку, все эти поездки для неё были сущим мучением, но друзья в несколько голосов очень долго уговаривали девушку, обещая, что будет весело.       — Весело? Да оборжаться можно. Да еще и с утра пораньше надо было идти. Нет, чтобы после обеда.       Вейвей шла по холмистому лесу, пиная ветки под ногами и ругаясь на весь свет, а особенно на ливень, что намочил её до последней нитки. Мало того, что она не смогла найти ни одной ленточки — а ведь именно такой была миссия, чтобы развить сопернический и командный дух — так ещё и умудрилась потеряться, отстав от своего напарника.       В какой-то момент Вейвей так сильно поддалась эмоциям и, не заметив очередную ветку под ногами, споткнулась и рухнула вниз. На мгновение девушке показалось, что она потеряла сознание.       — Что за чертовщина?       Вейвей сквозь сумрак оглядывалась по сторонам, и даже ей казалось, что лес изменился.       — Может, я все-таки ударилась головой? Ерунда какая-то. Ладно, надо возвращаться, наверняка все уже панику подняли.       С трудом поднявшись, Вейвей наскоро собрала волосы в длинную чёрную косу, отряхнула одежду, нашла длинную палку и поплелась назад, опираясь на неё, дабы снизить боль в ноге, но особенно не помогало. Вейвей потеряла счёт, сколько смогла проползти, но четко была уверена, что не шла по этим местам.       — Ну ведь рано или поздно лес должен закончиться…       Топая медленно, но верно, Вейвей заметила очертания традиционного дома. Небольшой, всего несколько комнат, и явно жилой, ведь в одном из окон горел тихий свет. Девушка была безмерно счастлива, что наткнулась на людей, а значит, можно попроситься переночевать и уточнить дорогу до города. Вейвей прибавила шагу, но боль в ноге снова дала о себе знать, и девушка издала тихий стон.       — Ладно… Не торопимся…       Резкий серебряный блик за спиной заставил девушку обернуться, и перед глазами глазами всего в паре шагов оказался молодой мужчина в белом ханьфу, красиво переливающимся под лунным светом. Чёрные ниже пояса волосы развивались на ветру и были собраны белой лентой, что покрывала лоб. Опустив глаза, Вейвей увидела, что ладонь мужчины накрывала рукоятку меча, сокрытого в белоснежных ножнах. От страха и осознания, что блик шёл именно от меча, Вейвей чуть не упала в обморок, но к большому удивлению, она не ощущала опасности, скорее наоборот — её тянуло к этому мужчине, зная, что рядом с ним безопасно.       — Здравствуйте.       В ответ тишина. Лишь пара золотых глаз пристально смотрит прямо в душу.       — Я потерялась, разошлась с друзьями и…       Мужчина резко присел на колено, от чего Вейвей сделала шаг назад, но крепкая рука схватила её за лодыжку, не давая ступить и шага. Приподняв штанину на больной ноге, он быстрым взглядом осмотрел распухшую щиколотку и поднялся на ноги.       — Следуйте за мной.       Голос был настолько низкий, глубокий и будоражащий, что Вейвей не сразу поняла, что ей сказали, и лишь через пару мгновений последовала за столь необычным человеком.       Зайдя вслед за хозяином, Вейвей с трудом скинула кроссовки и осмотрела дом. Он действительно оказался небольшим, но вполне комфортным для одного человека. Большая комната была разделена ширмой на две зоны, и в самой большой мебели было крайне мало, но определённо самое основное: около круглого окна небольшой рабочий стол, на котором стоял гуцинь, вдоль стен несколько стеллажей с древними книгами, по центру обеденный столик, а с левой стороны за ширмой виднелась односпальная кровать.       Вейвей попыталась начать разговор, но мужчина протянул девушке идеально сложенное белое мужское ханьфу, которое он видимо достал, пока Вейвей рассматривала дом, и скрылся за дверью между стеллажей, которую девушка не сразу заметила.       С лёгкой опаской Вейвей спряталась за ширму, быстро скинула с себя мокрую одежду и надела сухую, хоть она была странной и довольно большой для неё. Затянув потуже пояс, чтобы одежды не расходились, девушка аккуратно свернула свою, оставив на полу, и вышла в своего рода гостиную. Спустя пару минут, мужчина вернулся с небольшим тазиком, в котором плескалась вода, а в другой руке он держал склянки, очевидно, с мазью.       — Вашу ногу нужно обработать.       — Да, спасибо. Я могу сама, — Вейвей протянула руки, но тут же убрала назад, наткнувшись на суровый взгляд.       — Идемте.       Мужчина словно без грамма стеснения зашел за ширму, и Вейвей не оставалось ничего, как следовать за ним. Вспомнив, что оставила мокрые вещи около кровати, девушка вся покрылась краской и судорожно надеялась, что их не заметят, но хозяин дома поднял вещи, положив их на комод напротив кровати.       — Вещи не должны лежать на полу.       — Они… Мокрые…       — Садитесь, — Мужчина указал рукой на кровать.       Вейвей, немного помаявшись, все-таки присела и только сейчас обратила внимание на лицо, оказавшееся настолько красивым и одновременно холодным, что нельзя было взгляда оторвать. Поддавшись своему мимолетному забвению в красоте, Вейвей не заметила, как её ногу подняли и аккуратно разместили на чужой коленке. Тонкие, но сильные пальцы выжали из полотенца воду и принялись мягко обтирать пострадавшую щиколотку.       Вейвей покрылась сотней мурашек, стараясь отвлечься на что-то другое и не смотреть вниз или на золотые глаза, но получалось из ряда вон плохо.       — Как вас зовут?       «Главное вовремя спросить, Вейвей» — мысленно дав себе по лбу, девушка слегка улыбнулась, пытаясь выглядеть естественно и не показывать свое стеснение.       В ответ снова тишина.       «Он, что, говорит только когда сам считает нужным?»       — Вейвей. Меня зовут Лю Вейвей.       Послышался тихий ответ, и девушка чуть наклонилась вперёд, но очередная встреча с холодным золотым взглядом заставила её отклониться назад.       — Я назвала своё имя. Вам не кажется, что было бы частным тоже назвать своё. Или это строгая тайна? — Вейвей тихонько засмеялась, чтобы разрядить обстановку, по крайней мере ей показалось, что это сработает.       — Лань Ванцзи.       — Лань Ванцзи…- Вейвей просмаковала имя на губах и улыбнулась, — Очень красивое.       «Как и ты сам»       Вейвей догадывалась, что мужчина несмотря на красоту и молодость кажется старше, возможно, лет на пять, но уточнять не стала, все равно это не имеет значения, ведь ей же не жить с ним всю жизнь.       Усмехнувшись своим мыслям, Вейвей наконец заметила, что Ванцзи начал осторожными движениями наносить на опухшую щиколотку мазь, которая приятным обезболивающим холодом впитывалась в кожу.       — Спасибо большое…       В ответ последовал лёгкий кивок.       — Отсюда далеко до Цайи?       Девушка была уверена, что раз уже вечер, все вернулись обратно в гостиницу, и с утра нужно будет отправляться именно туда.       — Двадцать ли.       Судорожно пытаясь вспомнить, сколько ли в километре, Вейвей осознала, что все крайне странно. Традиционный дом, отсутствие электричества — весь дом освещался свечами — ханьфу, да и сам хозяин выглядел и говорил так, будто он родился несколько веков назад.       «Меч!»       Вейвей вспомнила меч, который напугал её до полусмерти и инстинктивно дернулась назад, но пальцы ловко обхватили ногу повыше, чтобы не причинить не задеть больное место и не дать повредиться ещё больше.       — Спасибо за гостеприимство и помощь. Думаю, я смогу добраться до Цайи самостоятельно.       — Вы останетесь.       — С какой стати? — помимо страха Вейвей начала злиться.       — Ногу нельзя напрягать. Вам нужно отдохнуть несколько дней.       — Что? Несколько дней? Знаете, чем быстрее я вернусь в город, тем скорее отправлюсь в больницу, где о ней позаботятся. Тем более меня наверняка ищут друзья и весь телефон оборвали… А где мой телефон?       По глазам Ванцзи Вейвей заметила, что он мало что понял из её речи, и это насторожило ещё больше.       — Простите, но мне нужно идти.       Только Вейвей собралась встать, как почувствовала легкое касание на шее и следующую за ним слабость, которая огромным валуном навалилась на неё, вынуждая погрузиться в сон и забыть обо всех переживаниях.       Утром Вейвей с трудом продрала глаза, но почувствовала себя намного лучше, и нога практически не болела, будучи аккуратно замотанной в приятную ткань. Тихонько поднявшись с кровати, Вейвей хотела взять свои вещи и проверить телефон, но не обнаружила их на комоде, где Ванцзи оставил их вечером.       — Твою мать! Куда он их дел? Неужели…       От осознания волосы встали дыбом, и Вейвей быстрым шагом, насколько позволяла все еще ноящая нога, вышла на улицу и увидела тот ужас, которого так боялась — все её вещи оказались постираны и висели на верёвке: от джинсовки до нижнего белья.       Прикрыв лицо рукой, Вейвей ужаснулась ещё больше, ведь если в доме нет электричества, то нет и стиральной машины, тогда остаётся только один вариант.       Руками.       Ужас и стеснение охватили Вейвей целиком, и она не смогла сдержать стон на грани слез.       «Какой кошмар»       — Доброе утро.       Тот же холодный, но уже более мягкий голос привлёк к себе внимание. Вейвей развернулась и, снова осмотрев этого идеального мужчину, с трудом сдержала желание сглотнуть.       — Доброе. Вы… Мои вещи… Не… — слова все никак не шли, и девушка уже начала на себя ругаться.       — Глупости. Нужно позавтракать.       Ванцзи вошёл в дом, и Вейвей снова как будто под заклинанием последовала за ним. Когда она выбегала в поисках своих вещей, то не заметила на столе блюд с едой, пиалки и небольшой чайник.       Осторожно присев за столик — не без молчаливой помощи Ванцзи — Вейвей внимательнее осмотрела стол: одни постно приготовленные овощи, а из чайничка доносился приятный запах чая, но как же хотелось кофе. Такой крепкий, чтобы мозги сразу вставали на место.       — А… Может быть, у вас есть кофе?       Ванцзи поднял вопросительный взгляд, явно не понимая, о чем говорит Вейвей.       — Ладно. Проехали.       — Этот чай очень полезен для восстановления после травм. После него вам станет легче, а овощи придадут силу мышцам.       — Спасибо.       Завтрак прошёл в тишине.       Вейвей все никак не могла унять свои мысли и пыталась понять, как она вообще оказалась в этом месте, почему ей кажется, что она в прошлом, да и почему ей кажется все настолько правильным и комфортным.       Особенно Ванцзи.       Ведь рядом с ним так хорошо и спокойно. Как дома. Пусть он выглядит очень холодным и говорит крайне мало и редко, но что-то подсказывает, что это лишь обертка, а внутри скрывается очень пылкая личность. Но ей не судьба узнать больше, а всему хорошему всегда наступает конец, поэтому нужно скорее вернуться в Цайи, пока там все окончательно не сошли с ума от волнения.       Закончив завтрак, Вейвей подняла глаза и решилась заговорить.       — Cпасибо за завтрак и гостеприимство, но мне нужно идти. Можете подсказать дорогу?       — Могу, но в этом нет смысла.       — Почему? — Вейвей нахмурилась.       — Потому что вы в другом мире.       И весь мир Вейвей словно рухнул в одно мгновение.       — В смысле?       — Вчера вы наткнулись на барьер между двумя мирами и чудом прошли через него. Вам очень повезло, что вы обошлись только повреждённой щиколоткой, а не превратились в порошок.       Вейвей замерла и не знала, что сказать. Глаза тут же застлали слезы, а в горле встал ком, не позволяющий даже вздохнуть.       Ужас.       Сущий ужас и непонимание разрывали голову, и только задорный выкрик «Молодой господин Лань!» вынудил Вейвей отвлечься.       Ванцзи тут же встал с места и пошел к двери, за которой уже стояли двое: совсем юный молодой человек лет семнадцати в белом свободном ханьфу и доули за спиной, а за ним парень лет девятнадцати выше первого на целую голову и весь в красных одеждах с серебряными украшениями и милой косичкой справа.       Вся эта троица выглядела крайне, просто крайне странно.       — Доброе утро, — Ванцзи вежливо поклонился обоим и получил поклоны в ответ, правда юноша в красном лишь кивнул головой.       — Доброе утро! — юноша в белом лёгким шагом зашел внутрь и остановился, с интересом посмотрев на Вейвей, — Так у тебя гости. То-то мы вчера заметили изменения и помчались сюда.       — Гэгэ, — парень в красном остановился рядом с входом и прислонился к стене, скрестив руки на груди.       — Что?       — Она знает, — вмешался Ванцзи, прервав молчаливый спор.       — Ну тем более. Сань Лан, не будь таким мнительным.       «Гэгэ? Разве парень в красном не старше? Сань Лан? Что за странное обращение? Может быть, я так сильно ударилась головой, когда споткнулась, и это всё мне снится?»       Вопросов было слишком много, и, чтобы проверить свою мысль, Вейвей посильнее стукнула себя по больной щиколотке и вскрикнула от резкой боли.       Вся троица тут же обернулась на неё, а Ванцзи словно молния подлетел и опустился на колени, осматривая снова опухшую щиколотку. Строго посмотрев на Вейвей, он глубоко вздохнул, положил руку на больное место, и из ладони пошел лёгкий свет, от чего глаза Вейвей распахнулись ещё шире.       — Молодой господин Лань, вы так напугаете её ещё больше.       В ответ ничего не последовало, а юноша в красном лишь усмехнулся.       — Ладно, Сань Лан, пойдём. Тут все нормально, а им нужно поговорить. Молодой господин Лань, мы придём позже.       Ванцзи лишь кивнул в ответ, и двое исчезли в дверном проёме.       — Кто это был? Кто… Ты…? И где мы, чёрт возьми?       Вейвей хотела отодвинуть ногу, но крепкая хватка в очередной раз не дала ей это сделать.       — Мы находимся в Поднебесной, в то же время, в котором жила ты, но в другом мире. Проход между мирами появился тысячи лет назад, и с этой стороны его охраняют, чтобы никто не ходил между мирами, как им вздумается. О вашем мире мы знаем крайне мало, да и никогда не интересовались им больше необходимого. Я охраняю проход несколько сотен лет, а те двое, что ты видела, следят за этим миром. Юношу в белом зовут Се Лянь, он Его Высочество наследный принц Сяньлэ и Верховный владыка пантеона небожителей. А юноша в красном — Непревзойдëнный Князь демонов Хуа Чэн и в то же время муж Его Высочества.       Вейвей усиленно пыталась переварить все, что было сейчас сказано, и уже не обращала внимание на белый свет, льющийся из ладони Ванцзи, и проходящую боль.       — То есть… Если есть проход, то значит, я могу вернуться назад.       — Да, но нет.       — Почему?       Ванцзи ответил спустя долгую паузу.       — Его Высочество и Великий Князь отправились закрывать проход, чтобы больше никто и ничто не могло через него пройти.       — Получается… Я не смогу вернуться назад?       — Мгм.       По щекам Вейвей градом потекли слезы.       Как так вышло, что вся её жизнь вот так резко поменялась?       Она была обычной студенткой меда, хотела стать педиатром, открыть свою клинику и посвятить этому свою жизнь. Как и все выйти замуж, родить детей и прожить обычную жизнь, но теперь все её мечты были обречены, и ей просто по воле случая или из-за своего невезения придётся жить в этом мире с долгожителями, богами и демонами, которые ещё и женятся.       Дичь. Какая дичь.       От кучи мыслей разболелась голова, и захотелось просто отрубиться и желательно не просыпаться.       — Вам нужно отдохнуть, — Ванцзи поднял Вейвей на руки и понес на кровать, а у девушки не было ни сил, ни желания сопротивляться.       Во-первых, это бесполезно.       Во-вторых, ей правда нужно отдохнуть.       Как только голова коснулась подушки, Вейвей сразу же уснула и проснулась только под вечер от разговора.       — Может, все-таки стоило её сначала отправить назад?       Это был явно голос так называемого Его Высочества.       — Нет, — холодный голос Хуа Чэна девушка тоже узнала, — Она бы всем там растрепала. Гэгэ, ты забыл, сколько мы разгребали последствия с последний раз? Проход будет закрыт.       — Хорошо, Сань Лан. Ну а что тогда делать с несчастной? Её нужно куда-то пристроить.       — Я заберу её в Облачные глубины.

***

      — Молодой господин Лань, ты уверен?       — Мгм.       После небольшой паузы Се Лянь продолжил:       — Ну хорошо, позаботься о ней тогда. Все равно твое нахождение здесь больше не имеет смысла, а оставлять её тут одну крайне безответственно. Что ж, тогда мы пойдем.       Вейвей услышала, как шуршат одежды поднимающихся с пола людей.       — Небожители благословляют вас.       — С благословением небожителей никакие запреты не страшны. Ваше Высочество, Великий Князь.       Услышав закрывающуюся дверь, Вейвей выдохнула и вышла из-за ширмы, столкнувшись взглядом с Ванцзи.       — Мы… Уходим?       — Мгм.       — Когда?       — Завтра утром.       — Я могу чем-то помочь?       — Нет, в той комнате готова бочка с горячей водой.       Кивнув, Вейвей прошла в другую комнату и с трудом забралась в чёртову бочку, но, окунувшись в воду, стала неимоверно счастливой. Оказывается, как мало для пресловутого счастья нужно.       Промыв волосы и тело мыльным корнем, Вейвей вытерлась и одела чистое ханьфу, которое заботливо было подготовлено. Выйдя из комнаты, Вейвей было заползла обратно в кровать, но осознала, что это будет уже вторая ночь здесь. И первую хозяин дома провёл неизвестно где и нельзя позволить, чтобы и эту он спал где-то на полу.       — Ванцзи, а где ты будешь спать?       — На полу.       — Но… Ведь мы можем поменяться местами…       — Глупости.       За эти полтора дня Вейвей успела понять, что Ванцзи крайне упертая личность, и решила ему уступить. По крайней мере сейчас.       Утром Вейвей проснулась от мягкого прикосновения к своему плечу. Открыв глаза, она снова встретилась с золотым взглядом, который уже более тепло смотрел на неё.       — Доброе утро.       — Мгм.       Ванцзи присел рядом и вытащил ногу девушки из-под одеяла, чтобы проверить её состояние. Вейвей в миг покрылась мурашками, а Ванцзи ничего не смущало, как будто он каждый день проверяет ноги девушек, но абсолютно случайно Вейвей заметила, как едва заметно покраснела мочка его уха. Посчитав это безумно милым, девушка не стала ворчать и спокойно приняла своеобразную заботу, к которой стала потихоньку привыкать.       Проверив ногу, Ванцзи кивнул больше сам себе и поднялся, помогая Вейвей встать.       — Нужно позавтракать. Потом мы полетим.       — Хорошо… Что?!       Но её вопрос был ожидаемо проигнорирован.       «Полетим? Я же не ослышалась? На чем? Самолётов тут нет, естественно. Птицы? А может быть Пегас? Или у него есть крылья? О боже…»       Не зная что думать, Вейвей на автомате дотопала до обеденного столика и присела на подушку, как в нос ударил запах вкусного чая и горячей еды, отвлекая от мыслей.       После завтрака Вейвей хотела собрать свои вещи и заметила, что убранство дома значительно опустело, но при этом никаких сумок не было.       — Ты уже собрал вещи?       — Мгм.       — А мои… Тоже.?       — Мгм. Пора.       Устав удивляться, Вейвей вышла вслед за Ванцзи, ожидая увидеть средство полёта, но у входа не было абсолютно ничего и никого.       — А на чем мы полетим?       Ванцзи молча вынул из ножен меч, и Вейвей сделала шаг назад, уперевшись в закрытую дверь, но Ванцзи лишь отпустил меч, и тот горизонтально повис над землей. Ванцзи легко вскочил на него и протянул девушке руку. Вейвей схватила его руку и осторожно забралась перед ним на меч, чувствуя приятную вибрацию под ногами.       — Стойте ровно и не бойтесь.       Вейвей кивнула, и Ванцзи сильной рукой крепко обхватил её за талию, прижимая к себе и мысленно повелевая мечу подниматься вверх. Вейвей думала, что сразу же рухнет, но надежные объятия не давали такой мысли даже возникнуть.       Путь занял максимум полчаса, и вот они уже медленно начали снижаться, остановившись в лесу посреди множества гор. Вокруг стояла туманная дымка, и вдалеке слышался плеск водопадов.       Ванцзи помог Вейвей спуститься с меча, убрав его в ножны, и снял со лба ленту, чтобы повязать девушке на запястье. Вейвей удивленно наблюдала за его действиями и вопросительно посмотрела в золотые глаза.       — Зачем?       — Чтобы тебя приняли.       Первый раз Ванцзи обратился к ней на «ты», и не успела Вейвей удивиться этому, как Ванцзи крепко взял её за руку и медленно повёл за собой.       Вскоре Вейвей заметила ворота, перед которыми стояли два подростка в похожих одеждах и с такими же лентами на лбах. Как только они были замечены, глаза юношей чуть ли не выскочили из орбит. С одной стороны они вытянулись по струнке, а с другой явно хотели рухнуть от шока.       Когда Ванцзи и Вейвей подошли ближе, юноши склонились в поклоне, спокойно и с крайней степенью уважения проговорили:       — Хангуан-цзюнь.       — Хангуан-цзюнь.       Ванцзи слегка кивнул им и спокойно прошёл мимо, а Вейвей только и успела поздороваться.       — Ванцзи, а…       Не успела Вейвей договорить, как отвлеклась на довольно высокий каменный забор, за которым виднелось множество одноэтажных традиционных зданий, разбросанных по огромной территории. Вейвей была слишком поражена увиденным и даже не сразу обратила внимание на лес глаз, в диком удивлении смотрящих на них.       Ванцзи уверенным шагом провёл девушку практически до самого конца территории и завел в большой дом, который был обставлен примерно так же, как и домик в лесу, но только мебель явно была более дорогой и качественной.       — Подожди здесь, я скоро приду.       Вейвей кивнула и принялась рассматривать комнату, удивляясь тому, что дом был отоплен, ведь Ванцзи явно очень долгое время не жил здесь, а, значит, отапливать такой большой дом без нужны нет смысла. Но ещё больше поражала стоящая вокруг тишина, учитывая количество людей, которых она успела заметить по дороге, и иногда откуда-то издалека девушка могла расслышать игру на инструментах.       Шаги послышались спустя час, и это явно был не один человек, а несколько. Не успела Вейвей подняться с нагретой напольной подушки, как в комнату ворвался человек лет сорока со смешной бородкой, а за ним следом спокойно вошёл мужчина чуть постарше Ванцзи и удивительно на него похожий, но с более мягким и приветливым лицом. Все они были одеты в похожие белые одежды, а на лбах были ленты, аналогичные той, что Ванцзи повязал Вейвей на руку.       Взгляд старшего мужчины опустился на ту самую ленту, и глаза ещё больше вспыхнули то ли гневом, то ли безысходностью, лишь второй мужчина, кажется, вполне себе довольно улыбался. Ванцзи зашёл следом за ними и встал чуть впереди Вейвей, словно загораживая её.       — Ванцзи, отойди, мне нужно поговорить с этой юной госпожой в твоих одеждах.       Но он не сделал и шага, и Вейвей нутром почувствовала, как накаляется воздух.       — Ванцзи, — мягкий голос второго мужчины прозвучал с интонацией «Не переживай, ничего страшного с ней не случится, мы просто поговорим», и Ванцзи действительно отошёл чуть в сторону, но оставался безмерно близко.       — Итак, — молодой старичок потер свою бородку, чем едва не вызвал смех Вейвей, — Ванцзи сообщил, что вы попали сюда из другого мира. Его Высочество наследный принц и Великий Князь вас признали — на словах Великий Князь он чуть не подавился от бешенства — и Ванцзи отдал вам свою ленту, а вы её приняли, верно?       — Ну… По сути так и было…       — Сколько вам лет?       — Двадцать.       — Что вы умеете?       — Я училась на врача, так что могу помогать в лечении.       Мужчина ещё раз потер бородку, словно мучаемый сложными размышлениями, и глубоко вздохнул, будто принимая безвыходность ситуации.       — Так тому и быть, — всего одна фраза и, взмахнув полами одежд, он вышел из комнаты, хлопнув дверью.       Вейвей слегка вздрогнула, и тот же мягкий голос поспешил её успокоить.       — Не переживайте. Дядя просто сильно переживает за Ванцзи, но он скоро отойдет. Я пока пошлю принести вам более подходящую одежду на первое время. С вашего разрешения, мы с Ванцзи должны обсудить дальнейшие дела клана.       — Да, конечно, спасибо.       Мужчина дружелюбно улыбнулся и, поклонившись, вышел из комнаты.       — Это…       — Мой дядя и старший брат. Брат — глава клана, а дядя помогает ему с делами и занимается обучением адептов. Прости, мне нужно идти. Я вернусь вечером.       Вейвей кивнула, и Ванцзи вышел вслед за братом.       И вот она опять осталась одна, но вскоре услышала громкие разговоры, которые, как ей показалось, были словно недопустимы для этого места.       Лёгкий стук в дверь, и Вейвей разрешает войти. На порог чуть ли не заваливаются двое юношей в тех же клановых одеждах. Один выглядит крайне спокойно и опрятно, а у другого будто шило в одном месте, но оба выглядят лет на семнадцать. Юноши вежливо поклонились Вейвей, на что она тоже не замедлила с поклоном.       — Госпожа, меня зовут Лань Сычжуй, а это Лань Цзинъи, — Начал юноша, что выглядел более собранным и смышленым, — Глава прислал нас, чтобы мы принесли вам одежду и первое время помогали с любыми вопросами.       Парень по имени Цзинъи пару раз толкнул друга в бок и широченным взглядом указал на ленту на руке Вейвей и в принципе на её внешний вид.       — Приятно познакомиться. Меня зовут Лю Вейвей, — она решила пока не обращать внимание на этот взгляд, а спросить чуть попозже.       — Вот ваши одежды, — Сычжуй протянул девушке аккуратно сложенное белоснежное ханьфу, покрытое рисунком облаков, как и на всех, что она успела заметить.       — Спасибо большое. Я переоденусь и позову вас, хорошо?       — Конечно, мы будем рядом, — Юноши тут же вышли из комнаты, плотно закрыв за собой дверь.       Вейвей переоделась не без труда, но все же наконец завязав последний узел на ханьфу, глубоко выдохнула и приблизилась к двери, чтобы позвать мальчишек.       — Я до сих пор не могу поверить, что Хангуан-цзюнь вернулся спустя столько лет, привёл девушку, да еще и отдал свою ленту! Все сходят с ума от этой новости!       — Цзинъи, успокойся. Отец никогда не совершает опрометчивых поступков, всему есть причины. Уверен, он всё объяснит.       «Отец? Он отец Сычжую? Но ведь… Сычжую на вид семнадцать, а Ванцзи… Ванцзи больше трех сотен, а за это время он точно мог стать отцом.»       Почему-то от этой мысли стало очень грустно, но Вейвей собралась с силами, натянула улыбку и позвала парней обратно.       Пока они показывали Вейвей, как нагреть воду и заварить чай, а затем за спокойным чаепитием обсуждали жизнь и правила Облачных глубин.       Вейвей была мягко говоря в шоке, но в принципе её все устраивало. Она не была шумным человеком, никогда не любила носиться сломя голову, да и к тому же давно планировала стать вегетарианкой. Единственное, её расстраивало, что нельзя иметь домашних животных, но и с этим можно смириться.       — Скажите, а что значат ваши ленты? Все их носят, а Хангуан-цзюнь повязал мне на запястье. У этого же явно есть какой-то смысл.       — Какой-то? — Громко вспыхнул Цзинъи, но Сычжуй его резко одернул, а Вейвей улыбнулась тому, как часто этот ребёнок сам нарушает правила.       — Основатель нашего ордена, Лань Ань, говорил, что особый объект, который очень личный, и к нему нужно относиться с уважением и не позволять трогать никому, кроме ближайших членов семьи. Лента призывает держать себя в узде, и снимать её позволяется только с человеком, предназначенным Небесами. Ему же и отдается лента, когда человек хочет открыть свои чувства.       Сердце Вейвей на секунду замерло.       «Так вот оно что… Получается, Ванцзи таким образом признался мне в любви? Стоп… Он сказал, что это для того, чтобы меня приняли. Значит, это просто был вынужденный шаг без всяких высоких помыслов. Но почему Сычжуй так спокойно об этом говорит? Разве его мать не была женой Ванцзи? Или он вдовец? А может он все еще женат и привёл меня сюда любовницей?»       Волосы на голове Вейвей встали дыбом, а юноши переглядывались друг с другом, испуганно смотря на Вейвей.       — Госпожа, с вами все в порядке? — первым голос подал Сычжуй.       — Сычжуй, я слышала, что Ванцзи твой отец. Получается, твоя мать…       — А, — юноши выдохнули с облегчением, — когда мне было три года от роду, разразилась война против моего клана, вся моя родня погибла, а отец нашел меня и взял с собой в Облачные глубины, признав меня своим приёмным сыном.       Вейвей глубоко выдохнула облегчением, но тут же опомнилась.       — Сычжуй, мне очень жаль твою семью. Прости, что тебе пришлось вспомнить.       — Все в порядке. Я был очень мал, и ничего не помню. Своим отцом я считаю Хангуан-цзюня и очень счастлив, что он нашел свою судьбу.       Вдалеке прозвенел колокол, и молодые люди быстро поднялись, отвесив поклоны.       — Время обеда, нам нужно идти. Еду вам должны принести слуги, а к вечеру отец подойдет, когда они с главой разберутся с делами.       — Да, я знаю. Спасибо вам большое за компанию.       — Мы всегда рады помочь! Зовите, когда понадобимся! — Цзинъи чуть ли не вылетел из дверей, и лишь оклик Сычжуя заставил его поумерить пыл и спокойно идти в сторону обеденного зала.       «Вот ему уж точно нужна лента» — засмеялась про себя Вейвей.       Время до вечера пролетело довольно быстро сначала за обедом пусть и в гордом одиночестве, а затем за просмотром книг с различными музыкальными записями, которые Вейвей было крайне сложно разобрать. Застряв на очередной книге, она не заметила, как дверь открылась, и в комнату вошёл Ванцзи, приближающийся к ней медленным шагом, и лишь, когда он совсем рядом, девушка наконец обратила на него внимание.       — Ты пришёл!       — Мгм.       — После твоего ухода заходили Сычжуй и Цзинъи. Очень милые и интересные молодые люди.       — Мгм, — Вейвей показалось, что на губах Ванцзи мелькнула легкая улыбка.       — Вы все дела разрешили?       — Мгм.       — Хорошо, тогда давай ужинать. Как раз недавно принесли.       — Мгм.       По правилам клана ужин проходил в тишине, но когда Ванцзи уже разливал чай, Вейвей не смогла сдержать интересующий вопрос.       — По поводу ленты… Это правда?       — Мгм.       — И ты отдал мне свою, потому что хотел, чтобы меня приняли в клане без лишних вопросов?       — Это одна из причин.       — А есть другая? — Вейвей внимательно посмотрела на Ванцзи, желая услышать ответ, но в то же время было страшно.       Спустя долгую паузу Ванцзи все-таки ответил.       — Потому что я хотел отдать её тебе.       Сердце Вейвей пропустило несколько ударов, но всё же девушка старалась держаться спокойной.       — Но ведь когда ты мне её повязывал, я не знала её значения. Ты не считаешь это нечестным?       — Но сейчас ты знаешь, — голос Ванцзи был спокойным, а взгляд полным серьезности.       — Да, и я…- Вейвей захотелось немного подразнить его, поэтому сделала долгую паузу, наслаждаясь внутренними терзаниями Ванцзи, которые отражались в золотых глазах.       — И я принимаю ее, — не успела Вейвей договорить, как обеденный стол чуть ли не отлетел в сторону, её саму прижали к полу, держа крепкой хваткой, а губы накрыли поцелуем. Он был немного неловкий, но весь пропитан бушующей страстью.       Под напором Вейвей приоткрыла рот, и горячий язык Ванцзи тут же проскользнул между её губ, пустившись в жаркую игру с её языком. С трудом попытавшись вздохнуть, Вейвей издала молящий стон в губы Ванцзи, и он, подарив лёгкий поцелуй, начал опускаться ниже, покрывая поцелуями всю шею и оставляя на ней следы своей работы.       — Ванцзи… Подожди…       Настойчивые губы с трудом оторвались от шеи, и затуманенные желанием глаза с ужасом посмотрели на девушку. Ванцзи тут же подскочил и отошел в сторону, куда до этого полетел несчастный стол.       — Прости. Я был несдержан.       — Я не против, просто на полу немного… Тем более ты отдал мне свою ленту. Разве ты не можешь отпускать себя?       — Это позволяется, но пока мы не связаны узами брака, я не должен.       Глаза Вейвей расширились, и она было хотела учинить скандал со словами «Кто женится в двадцать лет?», но что-то её остановило.       — Ложись, я скоро вернусь, — после этих слов Ванцзи вышел из дома, оставив Вейвей разбираться со своими мыслями.

***

      Замуж.       Замуж?       Вейвей планировала брак годам к тридцати, но уж явно не в двадцать. Но это было в том мире. Сейчас она находится со сути в Древнем Китае без возможности вернуться в свой мир, и здесь ей абсолютно некуда пойти. А тут на блюдечке с голубой каëмочкой ей предоставили шикарное жилье, одежду, питание, замечательное отношение, и нашелся человек, который отдал ей своё сердце.       И ведь это невероятный человек: рядом с ним всегда хорошо, спокойно и, как она уже не раз ловила себя на этой мысли, очень правильно. Как будто она должна быть здесь и с ним.       Вейвей запустила руки в волосы, опустив голову на колени, и поняла, что волосы успели запачкаться. Пока Ванцзи нет, Вейвей решила помыться и не без помощи слуг быстренько наполнила водой огромную бочку. Поблагодарив помощников, Вейвей скинула на пол одежды, аккуратно положив сверху ленту, и с довольным мурлыканьем опустилась в горячую воду. Промыв волосы мыльным корнем, девушка откинулась на край бочки и запрокинула голову, с закрытыми глазами наслаждаясь вечерним пением птиц за окном.       Находясь в полудрëме, Вейвей снова не услышала, как Ванцзи вернулся. Он едва слышно подошёл ближе, несколько помялся, и провёл пальцами по влажным волосам. Вейвей резко подскочила, расплескав воду вокруг бочки, и крепко обхватила руками тело.       — Ты меня напугал!       — Прости, — Ванцзи неотрывно смотрел на девушку, при этом мочки ушей неизбежно краснели.       — Не мог бы ты подать одежду?       — Мгм.       Ванцзи отошел и вскоре вернулся с нижним одеянием, которое протянул девушке с равнодушным лицом, но отчего-то Вейвей показалось, что внутри он весь дрожит.       — Спасибо, — Вейвей потянулась одной рукой и коснулась пальцами совершенно ледяной руки. Обхватив её ладонью и проведя вверх практически до локтя, Вейвей убедилась, что Ванцзи ледяной абсолютно весь.       — Ты где так замерз? Залезай скорее, тебе нужно согреться!       Ей даже и в голову не пришло, что Ванцзи ходил в холодной источник, чтобы усмирить сердце и душу, а её абсолютно невинное предложение разбивает на куски всё то спокойствие, которое Ванцзи вернул с таким трудом.       — Скорей, — Вейвей было уже все равно на своё стеснение, которое сковало её минуту назад, ведь нельзя было позволить, чтобы Ванцзи заболел.       Приблизившись, Вейвей начала развязывать чужое ханьфу и, распахнув его, чуть ли не уткнулась носом в идеально отточенное тело. Замерев на секунду, девушка подняла глаза и поймала взгляд некогда золотистых глаз, а сейчас радужка была заполнена черным зрачком.       — Прости, я подумала, что тебе нужно…       Безмолвно Ванцзи скинул с себя развязанную рубашку вместе со штанами и забрался в бочку, которая с лёгкостью вместила двоих. Заметив его движения, Вейвей мигом отвернулась и зажмурила глаза, пытаясь успокоиться. Она не была невинной овечкой, но все же не каждый день перед ней раздевались мужчины.       «Дыши, Вейвей, дыши. Дура, зачем ты только полезла к нему?»       Несколько раз ударив себя по рукам, девушка замерла, когда почувствовала за спиной Ванцзи, и тут же прижалась грудью к другому краю бочки, чтобы быть как можно дальше.       Вейвей слышала лёгкие бултыхания в воде, но боялась повернуть голову, и когда интерес практически пересилил страх, Вейвей почувствовала, как мягкая губка трет её спину, и ещё больше прильнула к стенке бочки, но чужая рука обхватила её за талию и притянула ближе к себе.       Вейвей догадалась, что сидит на между ног Ванцзи и старалась не шевелиться, чтобы случайно не прикоснуться, но давно не мучившее её чувство вожделения тяжестью ныло внизу живота, призывая к действиям.       «Он всегда вот так поступает? Нет… Точно нет… Они же могут отпустить себя только с предначертанным судьбой человеком. Тогда получается, что до этого у Ванцзи никого не было? О боги… Я совратила трехсотлетнего мужчину. Нужно как-то выбираться отсюда»       — Ванцзи, я уже помылась и вполне могу уступить тебе всю бочку.       Вейвей попыталась подняться, но крепко держащая её рука не только не позволила пошевелиться, так ещё ближе придвинула к себе, и Вейвей оказалась в крайне опасной близости.       «Господи… А может… Хотя чего я боюсь?»       Быстро развернувшись, Вейвей ногами сдвинула ноги Ванцзи, уселась ему на бедра, все еще скрывая тело под водой, и заглянула в глаза, что смотрели на неё с плохо скрываемым желанием.       — Согрелся?       — Мгм, — Даже привычный звук давался Ванцзи с явным трудом.       Вейвей улыбнулась и легким поцелуем коснулась щеки Ванцзи, и как она и ожидала, отстраниться ей не дали — свободной рукой Ванцзи притянул за шею Вейвей ближе к себе и впился в её уже готовые к поцелую губы.       Вейвей отвечала не менее пылко, приближаясь бедрами к животу Ванцзи, а руками опускаясь ниже, пока не наткнулась на член, что уже довольно давно был возбужден, и, плотно обхватив его рукой, несколько раз провела по всей длине.       Ванцзи еле слышно рыкнул и начал опускаться поцелуями-укусами все ниже по шее, вынуждая Вейвей прогибаться в спине, но поддержка сильной руки за талию не давала ей упасть. Медленно, но верно, Ванцзи поцелуями дошёл до груди и прильнул губами к одному из сосков. Вейвей тихонько застонала и сильнее сжала член в руке, за что получила легкий укус и так уже безмерно чувствительного соска.       — Ах, Ванцзи, не кусайся. Лучше поцелуй меня.       Просить дважды было не нужно: Ванцзи тут же прижал её вплотную к себе, снова накрывая губы страстным поцелуем, а Вейвей оказалась как раз прямо над членом. Уже изнывая от желания быть заполненной, Вейвей рукой направила головку в себя и одним движением опустилась на член, громко простонав губы Ванцзи. У нее давно не было мужчин, поэтому проникновение было мягко говоря болезненным, что даже слезы брызнули из глаз.       — Вейвей? — Ванцзи замер, с беспокойством и лёгким испугом посмотрел на девушку.       — Все в порядке. Просто достоинство Молодого господина оказалась слишком большим для меня.       — Бесстыдница.       Вейвей засмеялась и чмокнула Ванцзи в сердито надутые губы.       — Ты можешь двигаться, но только медленно.       Ванцзи опустил руки на бедра Вейвей и начал аккуратно толкаться в неё, в глубине души наслаждаясь стонами удовольствия и постепенно ускоряясь. Вейвей чуть-чуть наклонилась ближе, уткнувшись в плечо Ванцзи, и член прошелся как раз по чувствительной точке, вызвав полувскрик.       — Быстрее, пожалуйста.       Но Ванцзи наоборот снизил темп, а Вейвей была готова заплакать.       — Пожалуйста…       Довольно ухмыльнувшись, Ванцзи резко вошёл до конца и не останавливал быстрые и размашистые движения, от которых по телу Вейвей расходились волны удовольствия, что завершились мощным оргазмом, прошедшим молниями по всему телу, а вслед за ней кончил и Ванцзи, когда сжимающиеся горячие стенки слишком крепко обхватили его член.       Обессиленная Вейвей расплылась в руках, уже ставших такими родными, и с трудом пыталась привести дыхание в норму. Довольно быстро придя в себя, Ванцзи поднял Вейвей на руки, вылез из бочки, заклинанием мигом высушил их и аккуратно уложил девушку на кровать, пристроившись рядом. Вейвей мирно посапывала ему в грудь и покрывала её легкими поцелуями.       — Вейвей, — произнёс Ванцзи с предупреждением, но девушка и не думала останавливаться.       — Ммм?       — Прекрати, — Ванцзи чувствовал, как вновь вскипает кровь.       — Не хочу, буду спать прямо так, — Вейвей лизнула затвердевший сосок, подула на него, завершив проказу лёгким чмоком, и собиралась уже сладко заснуть, но за шалости нужно отвечать, и её моментально опрокинули на спину, плотно вжав в кровать.       — Ванцзи? Что…- не успела Вейвей договорить, как в нее с легкостью вошёл член, продолжая плавно двигаться.       — Пощади, я не переживу второй раз.       — Замолчи, — Ванцзи прервал мольбы поцелуем и сильными толчками вбивался в любимую, даже не планируя останавливаться только на втором заходе.

***

      Вейвей проснулась практически к полудню от нежной мелодии гуциня, которая успокаивающими волнами впитывалась в каждую клеточку. Открыв глаза, Вейвей попробовала подняться, но затёкшее тело заныло остатками легкой боли и безудержного удовольствия.       — Ты чуть не убил меня, — Наигранно строго сказала Вейвей, не переставая довольно улыбаться.       — Ты в порядке? — Ванцзи отложил гуцинь и присел на кровать, скинув одеяло, чтобы внимательно осмотреть девушку.       Вейвей вся сжалась, ведь какой бы не была бурной прошлая ночь, ей всё равно было неловко предстать полностью раздетой перед Ванцзи, хотя судя по всему его это вообще не смущало.       Опустив глаза, Вейвей заметила, что все её тело покрыто налившимися синим засосами, а шея уж и подавно, учитывая, как часто Ванцзи впивался в нее поцелуями. Глаза тут же вспыхнули.       — Ты на мне живого места не оставил!       — Мгм.       — Что «мгм»?! И как мне теперь выйти на улицу? — Вейвей слегка пнула его коленом, но широкая ладонь успокаивающее поглаживала бедро, а во взгляде читалась просьба прощения, но и в то же время полная удовлетворенность результатом.       — Ты должен взять ответственность, Лань Ванцзи.       — Мгм. Подготовка к свадьбе уже началась.       — ЧТО?! ЛАНЬ ВАНЦЗИ, ДА ЧТО ТЫ ЗА ЧЕЛО… Мнммм…

***

      — Ну вот, а ты переживал. Я же говорил, что все будет в порядке.       Вполне себе довольный Се Лянь лёгкой походкой шёл впереди Хуа Чэна.       — Да, гэгэ оказался прав, — Хуа Чэн лукаво улыбнулся и крепко обнял его, развернув к себе лицом.       — Надеюсь, нас пригласят на свадьбу.       — Я об этом позабочусь.       — Сань Лан! — Хуа Чэн лишь улыбнулся ещё шире и нежно поцеловал своего принца, незаметно для него спустив кровавый дождь на Циженя, который всего секунду назад недовольно их порицал за недостойное поведение.
Примечания:
Пы.сы. Ну люблю я постебать дядю Женю 🤣

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Mo Dao Zu Shi"

Ещё по фэндому "Мосян Тунсю «Благословение небожителей»"

Ещё по фэндому "Неукротимый: Повелитель Чэньцин"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты