Пряный чай

Слэш
R
Завершён
324
«Горячие работы» 278
автор
Kerrick Blaise бета
Размер:
118 страниц, 20 частей
Описание:
На прежнем месте он проработал четыре года, и у него хороший опыт и связи, просто что то нужно менять. У Акааши это кардинально. Не просто работа, или смена жилья, он меняет город и все остальное тоже. Чтобы другие парки, кафешки и магазины, чтобы другие лица, чтобы меньше вопросов. Никуда не деться от типичных...где работал, почему уехал и тому подобное, но пока не будет вопросов почему один и сколько уже можно.
Акааши сам не знает.
Что ему ответить?
И он не отвечает, а переезжает.
Примечания автора:
Козуме Кенма ❤️любовь с первого взгляда❤️
Акааши Кейджи ❤️ Моя ментальная любовь❤️
Надеюсь, вы так же сильно любите этих мальчиков.
Арт для первой главы
https://twitter.com/Nadine50512300/status/1393201642904883201

Арт для десятой главы
https://twitter.com/nadine50512300/status/1398500828135268361?s=21

Зарисовки к 13 и 1 главе от первого читателя и вдохновителя на продолжение.
https://twitter.com/nadine50512300/status/1399591827511156739?s=21

Арт к бонусной главе КуроКены
https://twitter.com/nadine50512300/status/1407039078441402372?s=21
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
324 Нравится 278 Отзывы 123 В сборник Скачать

Часть 18 Бонус КуроКены

Настройки текста
Куроо слегка опаздывает. Ну, как слегка… По своим расчётам, он должен был выйти с запасом времени, но теперь у него нет запаса, да ещё и к точному времени он тоже не успевает. Он не хочет пока никого посвящать в свою личную жизнь, поэтому не раскрыл подробностей Бокуто, да и времени поболтать действительно не было: их рейс задержали, хоть и незначительно, но всё же это сбило планы Куроо, и, так как кота он уже забрал, переносить их встречу было бы не лучшим вариантом. Подсчитав время, он всё же выбирает наименьшее из зол, хоть ему и придётся поторопиться, и, скорее всего, выслушать не самое приятное в свой адрес, и, возможно, вымаливать прощение, но он решает не думать о плохом и ускориться. Они договорились встретиться в центральном парке Синдзюку возле пруда. Погода для ноября выдалась удачная: солнца не было, ветра и осадков тоже, будто погода решила остановиться и передохнуть, чтобы потом потратить все силы на смену времён года. Кенме не нравится холод, поэтому он редко бывает на улице, предпочитая помещение, желательно не общественное. Но Куроо сказал, что посиделки в общаге не будут считаться настоящим свиданием и настоял на выходе в люди, что Кенме не приносило много радости, и он ставит под сомнение свой разум, в порядке ли он, потому что он согласился почти сразу, желая узнать, как оно будет с ним. Кенма не был сильно пунктуален из разлада разума с телом, нужно и лень — противоположности, которые не притягивались. Чаще разум побеждал, но время было потрачено, поэтому опозданий избежать было сложно. Но только не сегодня, тут все работали синхронно. Он не то чтобы спешил, нет, просто всё было гармонично, и не составило никакого труда прийти вовремя и даже чуточку раньше. Когда твоё тело слушает твой мозг и с радостью выполняет все рекомендации, всё куда проще. Лень остаётся во вчерашнем дне, а разум напрочь забывает, что день он проведёт в общественных местах, — они сошлись на том, что Куроо будет рядом, и внутри зажёгся зелёный свет. Кенма глядит на мобильник. 12:56. Они договорились на час, но Куроо он пока не увидел. Решает не писать, чтобы не показаться слишком навязчивым, придёт как придёт. Он пробыл в парке уже около 15 минут, так как пришёл раньше, поэтому, слегка утомившись, решает присесть на лавку и потратить время за игрушкой. Обычно он погружается в игру, не замечая хода времени, но тут то и дело смотрит на бегущие цифры. Кенма нервничает — редкое ощущение в его жизни. Он старается избегать всего неприятного для него, но тут такая ситуация, точнее такой человек, что не всё равно, не может он просто встать и уйти. Становится больно от мысли: «А вдруг не придёт, вдруг передумал или ещё чего по хуже…». Сердце неприятно стучит, но он старается переключиться в происходящее на экране, чтобы всякое не лезло в голову. Он выдерживает десять минут. Закрыв игру, открывает диалог с Куроо. 13:09 Вы: Ну и куда ты провалился? Сообщение доставлено, но не прочитано. Кенма искусывает все ногти, неприятно ёжась на прохладном воздухе, посматривая по сторонам, ожидая, что у Куроо шутки такие несмешные и он выпрыгнет из каких-нибудь кустов. Но его нет, и Кенму потряхивает, и не от холода. Внутри появляется неприятное чувство, которое не проходит и начинает подниматься прямо в голову, дурные мысли оседают там, но сигнал уведомления возвращает в реальность. 13:21 Бездомный кот: Ты на удивление точен 🤦🏻‍ 13:22 Вы: В каком смысле Куроо???!!! 13:24 Бездомный кот: Ну я в прямом смысле провалился 13:24 Вы: Куда? Ты цел??? 13.: 27 Бездомный кот Руки как понимаешь да, вот на счёт ног не уверен 13:27 Ты не беспокойся слышишь 13:28 Езжай домой 13:28 Вы: У тебя по ходу и с головой что-то Куроо!!! Никуда я не поеду! Где ты? 13.29 И даже не думай придумывать отговорки Конечно, он уже начал их придумывать, даже текст начал набирать, но кого он будет обманывать, он очень хочет, чтобы именно Кенма был сейчас рядом с ним, но не при таких обстоятельствах. Какой же он придурок! Он испортил им первое свидание, теперь его малыш нервничает. «Проще объясниться лично», — думает Куроо. 13.31 Бездомный кот: 9-1 Akashicho, Chuo Cit Кенма, блин, чувствовал! Вот тебе реальность! Его как будто ледяной водой окатывает. Сначала приходит шок, а потом просветление. Кенма вскакивает и, вбивая адрес в навигатор, смотрит расположение больницы и сколько до неё добираться. Не ближний свет, но и не другой конец. Мысленно поблагодарив свою удачу, если можно так сказать, бежит к ближайшему входу метро, не рискуя брать такси. Всю дорогу Кенма пытается поддерживать связь с Куроо, чтобы быть точно уверенным, что он ещё в сознании. Его описание «возможно ноги не в порядке» видится ему как в самом жутком хорроре с расчленёнкой. Всё это подпитывает героизм этого придурка. «Ничего страшного Кенма, езжай домой», — а на самом деле: «Я тут полежу немного и меня, может, обратно соберут как-нибудь, если с асфальта отскребут». Вот пока Кенма сам его не увидит, никаких «ничего страшного», сейчас всё страшно, явно царапиной не обошлось, к чему эти не волнуйся! Он прибьёт его, ей-богу! Он решает особо не расспрашивать, а разобраться на месте, чтобы самого не пришлось откачивать от надуманного. Он узнаёт, что тот уже на месте и его оформляют. Куроо предупреждает, что может отвечать не так скоро, как хотел бы, — это уже воспринимается сложнее, но это понятно. Радовало то, что он в больнице. Там же спасают людей, ведь так? Ну, он надеется на это. Подъезжая к последней станции, получает сообщение: 14:08 Бездомный кот: Меня направили в палату и я должен переодеться для рентгена 😏 14:09 Хотел бы тебя в помощники😉, а то все самое интересное достанется медсестрам😈 14:10 Вы: Они хотя бы не хотят тебя прибить 14:10 Они лучший сейчас вариант для тебя Куроо 14:13 Бездомный кот: Может все такие домой? А то мне что то страшно стало 14:14 Я же беззащитный сейчас, может пожалеешь 🥺 14.17 Вы: Я подумаю Конечно, Кенма горячился от несерьёзности Куроо в такой ситуации. У Кенмы тряслись поджилки, а он шутит. Но, стоит признать, это помогает и отвлекает. И, конечно, не будет он ругаться, ну, может совсем чуть-чуть. Ему самое главное добраться уже до него, остальное — ерунда. Куроо перестаёт писать, и Кенма надеется, что тот на процедуре. Он выходит из метро, и до самой больницы ещё нужно пройтись. «Это на руку, — думает Кенма, — проветрить мысли и остудить голову не помешает». Придя на место, он подходит к стойке регистратуры узнать, что да как. Слава небесам, ему не приходилось бывать в таких местах, поэтому для него это всё впервые, но он надеется, что в этом месте он получит хоть какую-то информацию. —Эм… Простите… Могу ли я кое-что спросить? — Ну спроси, — не с большой радостью ответила медсестра. — Мой… эм… друг, вроде как, попал к вам, но я не знаю, где он и что мне нужно делать. — Вы знаете, что с ним? — Нет, точно не знаю. — Ладно, имя-фамилия. — Куроо Тецуро. — Хорошо, я пробью по базе, чтобы точно узнать, куда отправили. Кенма то и дело заправляет прядь волос за ухо, не зная, куда деть руки и успокоить в них дрожь. Другая рука начинает нервно постукивать по стойке. Получив недовольный взгляд сотрудника, Кенма убирает руки в карманы. — Успокойтесь, молодой человек. Он в травматологии, — слегка улыбаясь, говорит медсестра. — Это хорошо? — Ну, относительно реанимации — да. — А что с ним не скажете? — Не скажу: информации нет. Скорее всего, проходит обследование, позже появится информация либо о стационаре, либо о выписке. — Эм. Спасибо… А не подскажете, что мне делать? — Пока нет заключения, вы не можете пройти внутрь. Можете находиться в зоне ожидания. Вам бы поесть: выглядите неважно. Внизу есть кафе, а по коридору и налево есть аппарат с кофе. Когда информация будет доступна, я дам знать, отдохните. — Хорошо, спасибо. Кенма бредёт к ближайшему креслу с видимостью на стойку, чтобы ничего не упустить. Кенма голоден, но в него даже яблочный пирог не полезет, пока он его не увидит. Он проверяет телефон — смс нет. Решает, что если сам не написал, то и нет смысла ему писать, не ответит же. Открывает незавершённую игру и начинает убивать время. Так проходит около сорока минут. Кенма начинает ёрзать в кресле, потому что спина затекла, а сесть поудобнее, как дома, не позволяло окружение. Он решает передохнуть, откладывает телефон и откидывается на кресле, прикрыв глаза. — Просыпайся, Спящая красавица, принц пожаловал! «Ничего себе прикрыл глаза…» — думает Кенма. — Да, я смотрю, ты на коне. — Разминая шею, Кенма встаёт, подходя к Куроо, оглядывая его и видя лишнюю деталь в виде гипса на одной ноге. — Ага… Как тебе? — Куроо лыбится, будто приз выиграл, а не заработал геморра на месяц минимум. — Тебе не идёт, — буркает Кенма, глядя на всё это действо. Конечно, его радует его позитивный настрой и присутствие всех конечностей, но все же он не раз слышал о том, сколько добавляет неудобств отсутствие возможности свободно перемещаться. Конечно, Куроо вряд ли думает об этом, пока восседает на своём железном коне, который довезёт его только до дверей больницы, а там за ними — реальность. Одна действующая нога и две палки в придачу… Кенма не любит большую активность, он вообще быстро устаёт, и что-то ему подсказывает, что этот месяц будет самым активным в его жизни. — Я заберу бумаги, и можем ехать… — Ага, я вызову такси. Буду у входа. — Кенма открывает приложение для заказа, но понимает, что ехать-то к Куроо, а где тот живёт, он не знает. Плетётся обратно к стойке, наблюдая развернувшуюся перед ним картину. Медсестра, та, что нейтрально общалась с ним, очень с «намёком» вела беседу с Куроо, а тот разговаривал как обычно в своём режиме «покорить за три минуты». Глаза Кенмы закатываются, прикрываясь веками чуть ли не полностью. Вот бы и не открывать их, чтобы не видеть этого абсурда. «Ладно, Куроо… Я тебя потороплю». — Подойдя к Куроо вплотную, чтобы ей было лучше слышно, встревает в их беседу с самым милым лицом на свете, шепча Куроо на ухо, слегка наклоняя того к себе. — Котик, ты скоро? — бархатным голосом произнёс Кенма. — Эм… Да? — Куроо переводит внимание на Кенму, решает, что первая часть ему послышалась, хотя жест и лицо Кенмы больно уж милые. — А то, знаешь ли… — Он бросает быстрый взгляд на медсестру, убедившись, что та вся во внимании, поворачивается обратно к Куроо, заправляя ему прядь за ухо. — Я довольно долго тебя жду, а у нас, вообще-то, свидание, и пора бы переходить в более интимную обстановку, так что… Поторапливайся… — Мягкая улыбка скользит по лицу Кенмы, у остальных двоих на лице шок. — О-о-оу-у-у… Да, конечно, уже бегу, — еле выдавливает Куроо, забирая бумаги, натягивая улыбку, прощаясь, догоняя своего парня. Кенма стоит чуть подальше от главного входа, чтобы не мешать движению, и нервно пинает камешек ногами. Куроо подъезжает к нему и, не замечая такси, спрашивает: — Мы не едем? — Ну, тебе и тут неплохо, я погляжу. — Кенма со скучающим видом смотрит на дорогу. — Да брось, Кенма, это же обычная беседа. — Куроо подъезжает как можно ближе к Кенме, беря его за руку, от прикосновения к которой забывает про всякую боль. — А-а-а… Значит, со мной не обычная была… Ну-ну.— Кенма злится, но руку не отнимает, смотря на их сплетённые пальцы. — Ты ревнуешь, что ли? — Куроо пытается заглянуть в глаза, чтобы видеть все эмоции, которые кое-кто скрывает. — Не знаю, о чём ты. — Ты ревнуешь! — Нет. — Ещё как да! — Ты корону-то поправь, обольститель нашёлся. Домой хочу, вот и всё. — Кенма поднимает глаза на Куроо, но выражение его лица крайне недовольное. — Ах вот оно что, а чего не едем тогда? — Я не знаю, где ты живешь. — Кенма строит гримасу очевидности. — Давай телефон. — Куроо берёт телефон Кенмы, вбивая адрес и завершая операцию, смотря на уведомление о прибытии через шесть минут. — Думаю, можем выезжать на парковку. — Как скажешь, — безэмоционально говорит Кенма, идя в указанную сторону в молчании. Погрузившись в такси, Кенма возвращает законное имущество больнице. Куроо настаивает, чтобы Кенма сел с ним, только вот сейчас это похоже на игру в тетрис: Кенма, как фигурка, должен идеально попасть в свободное пространство, а его мало, так как рост у Куроо не малый, так ещё и его длинные конечности, одна из которых сейчас несгибаема, расположились во всю длину заднего сидения. Кенме ничего не остаётся, кроме как повторить позу Куроо, используя его вместо кресла. Он зовёт его в свои объятия, расставляя широко руки, как большое одеяло. Кенма ныряет к нему, хоть и строит лицо «как хочешь, лишь бы доехать». Наконец-то почувствовав его тепло и близость, Кенма растворяется в них, прикрывая глаза. Таксист трогается с места. Чувствуя небольшую укачивающую тряску, Кенма боится снова уснуть, но чувствует мягкое касание и слышит шёпот возле уха: — Ты знаешь… Это было горячо… — Мягким тембром Куроо нашёптывает Кенме слова, намеренно касаясь волос и уха и слегка щекоча его носом. — Да ну… — Кенма пытается казаться незаинтересованным, но находится на самой грани провала. — Ага, эти слова из твоих уст в мой адрес, да ещё и публично… Это лучшее, что я слышал. — Куроо улыбается искренне, ведь ему безумно приятно внимание Кенмы, а публичное заявление прав на него превзошло все его ожидания. — Вас молодой человек, нужно было вернуть с небес на землю. — Да мне и не нужно туда, когда рядом такой дьяволёнок, я на все семь кругов ада готов. — Не напрашивайся Куроо, сухим из воды больше не выйдешь, считай это благотворительным фондом травмированных, поблажек не жди, если тебе другие конечности ещё нужны. — Эй… Полегче, конечно нужны, просто это было очень круто, и мне хочется ещё. Может, повторишь? — Ну уж нет… — А как же мой фонд, я все ещё травмирован! — Да Боже ты мой, Куроо… Ты как ребёнок. — Ну Кенма… Это сделает меня ещё счастливее. — Тогда мне тоже кое-что нужно… — Что же? — Поцелуй… Котик, ты должен мне поцелуй, — мурлычет Кенма на манер голоса в больнице, мягкий и соблазняющий, сдвигая голову, чтобы видеть глаза Куроо. Тот приближается, мягко накрывая его губы, растворяясь в моменте, прикрыв глаза. День выдался тяжелый, нервный, утомительный, но они дождались момента быть в объятиях друг друга, чтобы чувствовать биение сердец, чтобы вместе, через несправедливость и дурацкие случайности, вжиматься в друг дружку, забирая тепло и даря его в ответ, наслаждаясь пусть и не идеальным свиданием, зато такого как у них, наверняка ни у кого не было, и они это точно запомнят. По пути Кенма выслушивает глупую историю произошедшего. Ему, конечно, польстило, что Куроо выпал из реальности, думая только о нём и как бы не опоздать. Но в реальности ремонт дорог никто не отменял, поэтому спешащий Куроо, чтобы не сбить человека на своём пути, угодил прямо в выкопанную яму, хоть та и не была сильно глубокая, но от неожиданности он оступился и неудачно приземлился. Кенма подумал, что лучше бы тот пришел через час, но тут уже ничего не поделать. Когда они подъезжают к дому, Кенма помогает Куроо подняться, хотя тот, конечно, строил из себя героя, поначалу отрицая помощь. Провозился около первых ступенек минуту, решил, что до третьего этажа подняться вдвоём всё-таки разумнее, тем более, правая нога хоть и не была сломана, но ушиб на ней приличный и побаливает знатно. Войдя внутрь, Куроо начинает снимать верхнюю одежду, оборачиваясь на Кенму, который стоит и просто смотрит по сторонам, как в музее. — Так и будешь стоять? — А? Что? Тебе помочь? — Кенма слегка отвлекается, рассматривая всё вокруг. Возможно, он ожидал от квартиры Куроо нечто другое, даже не знает, что именно, но не просторные большие помещения со светлыми решениями в дизайне и большими панорамными окнами. Тут определённо много света, правда, не сейчас: они провозились много времени, и был уже вечер, и становилось темно, но было ещё красивее, и это только та часть, что увидел Кенма со входа. — Это тебе, видимо, нужно помочь! Говорю, так и будешь тут стоять? Выбор у нас сейчас невелик, но я бы хотел продолжить наше свидание… И да, я знаю что я говорил, что посиделки дома не в счёт, но мы побывали сегодня в общественных местах, хоть не в тех, что планировали, но а для продолжения очень даже подходит. Что скажешь? — Ну да… Мне тут покомфортнее будет. Людей нет, мужика моего отнять некому, прекрасно просто. — Кенма начинает снимать свою обувь. — М-м-м… Твоего мужика… — Куроо просто стоит и лыбится, вместе с тем поражаясь, как сильно ему нравится этот бубнящий комочек. — Да, завёл тут кота наглого, думал, ещё и бездомный, а у него и хоромы свои, чё ко мне лазил, непонятно. — Дело в том… что кот этот особенный и, знаешь ли, не как все, любит сладенькое, вот и пожаловал за сладкой булочкой. — Не как все, говоришь… — Честное слово, вот только этот пирожок нужен, жизнь бы за него отдал. — Зубы ты ловко заговариваешь. — Кенма лукаво глядит на Куроо. — А мы можем и не говорить… — Куроо тянется за поцелуем, попутно стягивая шарф Кенмы и расстёгивая молнию на куртке, стягивает ту, бросая на тумбу, обнимая того ещё крепче, одной рукой поддерживая его за затылок для удобства. Конечно, дальше всё могло быть намного романтичнее и более страстно, но жизнь такова, что сейчас не то что подхватить Кенму на руки не может, он с места сдвинуться сам не в состоянии без опоры или поддержки, поэтому, разрывая поцелуй и разочарованно вздыхая, заправляет Кенме прядь волос, говоря: — Прости, малыш, я всё испортил. Я так хотел сделать всё идеально, а теперь не могу и с места сдвинуться, чтобы поухаживать за тобой. Мало того, что у нас свидание, да еще и ты мой гость, мне очень, очень жаль, что так вышло… — Вот чудила! Будто оно последнее! Ты вообще понимаешь, что ногу сломал? Или тебя от лекарств не отпустило ещё? Что может быть важнее того, чтобы быть рядом? Меня бы устроила и моя общага, с заваренной лапшой, мне не нужны все эти клише, меня не нужно этим удивлять, просто будь рядом и будь цел! — Кенма слегка повышает голос и делает серьёзный вид, при этом у него образовывается складочка на переносице, чтобы до Куроо дошло, что он говорит серьёзно, но его вид вызывает только умиление. — Ты знаешь, что ты удивительный? Хотя нет, не отвечай, это прозвучало неправильно, это не вопрос. Кенма, ты удивительный! И я так рад, что встретил тебя! — Куроо смотрит Кенме прямо в глаза, приподняв его лицо слегка вверх своими руками, держа того с обеих сторон, проводя большими пальцами по щекам, перенося в эти прикосновения всю нежность и восхищение этим человеком. — Я тоже рад, Куроо, такого экшена в моей жизни ещё не было, только в играх. Давай травмы и кровища останутся там… — Я буду аккуратнее. Кстати, как насчет новой игрушки и, быть может, вина? — Куроо делает манёвр бровями, говоря о заманчивости предложения. — Идеальное свидание! — Кенма расплывается в широкой улыбке, обнимая ещё крепче того за шею, подтверждая согласие крепким поцелуем. Кенма помогает Куроо дойти до гостиной и сесть за диван и подставляет тумбу для его ноги, чтобы было удобнее. Они явно меняются ролями, потому что сейчас Куроо ответственный за настройку игры, а Кенме приходится хозяйничать на кухне. — Будь как дома! — кричит Куроо вслед удаляющемуся Кенме. «Вот это пошутил», — думает Кенма. И если у Куроо не возникло бы ни с тем, ни с другим проблем, то Кенма будто попадает в продуктовый, причём в те отделы, куда он не заглядывал, поэтому, смотря в его шкафы и холодильник, просто тянул время, надеясь на понимание и смекалку Куроо, который подскажет, что ему делать-то… И, да, Куроо всё понял. — Бокалы в верхнем шкафу… В третьем от мойки! — Понял. — Вино в нижнем под ним! — Красное или белое? — Давай красное! Все приборы рядом с духовым шкафом. — Нашёл. — Кенма возвращается с кухни с бокалами, бутылкой вина и нарзанником, предоставляя всё Куроо. — Ты голодный? — Нет. — Хотя да, Кенма очень голоден, потому что поесть он так и не успел, но решает, что готовку он точно не переживёт, развлечений не по плану им хватило на сегодня, пусть хоть кто-то останется цел. — Да ну? Воздухом питаешься? — Ага, удобно, знаешь ли. — А вот сейчас без шуток. Нужно поесть, иначе алкоголь — плохая затея… — Ох, Куроо… Вот зачем усложняешь. — Это не так, Кенма, я забочусь, возможно, ты забыл, как это, а я напомню. И хочу, чтобы наш оставшийся вечер прошёл хорошо, мы должны поесть! Но готовить не нужно, есть вчерашний оякодон, разогреть-то не проблема? — Ну, я не настолько беспомощен. — Скривив лицо, Кенма бредёт обратно на кухню, искать теперь уже ужин. Также Куроо просит найти сыр и виноград для вина и достать лёд из морозильной камеры. Пока греется рис, Кенма моет виноград, положив часть на тарелку, режет сыр кусочками, стараясь выложить красиво, отмечая у себя желание сделать их вечер романтичнее. Думал, удивлять будут его, а тут вот оно как. Вернувшись с едой и закусками, видит, что Куроо уже разлил вино, а на экране высветилась заставка. Кенма ставит всё на стол, аккуратно присаживаясь. — Ну, теперь всё как положено. — Кенме очень даже нравится их столик на двоих. — Не хватает одной детальки… Куроо лезет за телефоном, копаясь в нем с минуту, после чего на его экране загорается виртуальная свеча в виде сердечка. От экрана исходит тёплый свет, становится уютнее. Кенма делает то же самое, после чего Куроо нащупывает пульт и выключает телевизор, погружая комнату в темноту. Остаётся подсветка коридора, что плавно отбрасывает свет в их сторону, и две свечи, два сердца. Вот оно: еда, вино, полумрак, свечи и их первое свидание. Они сделали это, вместе. Оно в тысячу раз лучше и уютнее любых дорогих мест, ведь тут, на мягком диване, можно сесть напротив друг друга, сплетая вместе конечности, хоть и одну касаемо Куроо, но всё же. Нос к носу, и никого вокруг, это их день, и их счастье быть рядом с друг другом. Беря бокалы и возвращаясь в прежнее положение, они смотрят глаза в глаза. Куроо берёт слово: — Может ты и подумаешь, что это всё только слова, но я хочу сказать тебе, как я счастлив здесь и сейчас, рядом с тобой, и то, что это все взаимно, и всё так быстро без глупостей и мучений, всё просто и понятно, всё естественно и так легко. Я описать не могу, как я благодарен, хоть у меня и не бывает проблем с выражением мыслей, но тут поверить невозможно, что ты здесь. Я, наверно, похож на ребёнка, у которого сбылась заветная мечта, может я и глупо выгляжу и перегибаю, но у меня такой оркестр внутри, что хочется, чтобы каждый услышал, чтобы каждый знал, что я счастлив, и всё благодаря тебе. Мы встретились совсем недавно, и я в таком урагане чувств к тебе, что иногда страшно, что же будет со мной дальше, когда все важные моменты с тобой и обычные будни. Если я вдруг сойду с ума от этих чувств, ты меня не бросишь? — Куроо строит милое лицо, выпячивая нижнюю губу, как ребёнок. Мягким движением пальца, Кенма касается линии губ, наклоняясь для поцелуя… — Как я могу… Ведь я такой же. — говорит это Куроо в губы. И он целует Куроо так, чтобы стало понятно, что он подписывается под всем сказанным выше, потому что он не так красноречив, но внутри у него не меньше эмоций, поэтому он передаст их через касания, отдавая и делясь всем счастьем, которое горит у него внутри, томится вечным огнём глубоко в душе, доступное только Куроо.

***

Они едят наивкуснейший ужин, который помнит Кенма, расслабляются вином и вдоволь наигрываются. После решают, что нужно передохнуть, и Куроо предлагает посмотреть фильм. Кенме так хорошо с набитым желудком и алкоголем в крови, ещё и с парнем под боком, что он согласен полететь хоть на Луну, если не нужно было бы тратить энергию. Они сплетаются в один комок, накрывшись одеялом, и начинают смотреть какой то фильм, просто Кенма не помнит, скорее всего потому что осилил только первые кадры. Его веки тяжелеют, и умиротворённое сердцебиение Куроо окончательно убаюкивает Кенму. Куроо пару раз спрашивает у Кенмы, удобно ли ему, и, не услышав ответа, понимает, что удобно, даже очень. Сам Куроо тоже не полон сил, да и время уже было позднее, так что, всё же посмотрев начало картины, он так же погружается в уютный сон, решив, что будить Кенму — плохая затея, потом явно не уложишь, да и скорее всего сбежит, чтобы не теснить, а Куроо-то за радость, чтобы вместе уснуть и проснуться. Поэтому, расслабляясь, Куроо закрывает глаза и наконец засыпает с улыбкой на лице. Они забыли закрыть шторы, когда пришли, поэтому просыпается Кенма от первых лучей, что устремились прямо ему в глаза. Неприятно жмурясь, он всё же открывает их и пытается оглядеться, где это он. Он так расслабился, что мозг не хочет заново работать. Конечно, он всё помнит, их первое свидание перетекло к Куроо, кажется, даже с ночевкой. Кенма аккуратно приподнимается, стараясь не разбудить, ища свой телефон. Время раннее, но он выспался как никогда, поэтому, встав и размяв конечности, направляется искать ванную. Решает, что Куроо был бы не против, что он воспользуется его душем. Кенма не особо переживает за внешний вид, что скажут люди, но чистоту он любит, а день у него будет насыщенный, и чтобы не терять время потом, в душ он идёт у Куроо. Ванна скромная, ничего лишнего, все снова в светлых тонах, с ярким освещением. На полке, к счастью Кенмы, лежит чистое полотенце. Приняв душ, оставляет мокрые волосы сушиться сами собой, чтобы не сушить их феном и не разбудить Тецуро. В животе гудит, и, раз уж было сказано чувствовать себя как дома, он не стесняясь проходит на кухню в поиске кофе, чтобы утро стало ещё лучше. Поставив чайник, этими навыками он обладал, решает не выпендриваться с кофемашиной и сделать себе растворимый, что он всё же находит в этом супермаркете на дому. Кенма думает о том, что выходные кончились и институт никто не отменял, и хорошо, что он проснулся рано, потому что ему ещё и в общагу нужно успеть, но Куроо, по всей видимости, останется дома и будет работать онлайн. Но все же кушать ему нужно, и, конечно, он сможет доковылять на своих ходулях, но вот полноценно готовить — точно не в первые дни. Кенма решается на отважный поступок приготовить Куроо завтрак и не спалить Куроо кухню или, ещё хуже, весь дом. Ему Куроо ютить негде, поэтому нужно включить предельную аккуратность. Подумав, останавливается на омлете, что готовила ему бабушка, когда он был совсем малышом, но он хорошо помнит незатейливый рецепт. Для себя ему готовить лень, для Куроо можно попробовать. Всё идёт вполне прилично, духовка включена, смесь приготовлена. Он выливает содержимое в ёмкость, которую нашёл, и отправляет всё это на 15 минут готовиться. Думая, чем же заняться, вспоминает о новой игрушке. Прокравшись через спящего Куроо и приземлившись перед ним на полу, включает консоль без звука и начинает играть. Кенма погружен в виртуальную реальность и сначала не замечает движения сзади, но касания на своей шее — это нельзя не заметить. Мягкие и тёплые пальцы скользят по его шее, убирая мокрые пряди, будто кто-то играет на арфе, двигаются осторожно, чтобы не спугнуть. Глаза Кенмы прикрываются на автомате, а тело податливо изгибается для большего удобства, ожидая больше прикосновений. Куроо, видя положительную реакцию, прижимается ближе, вдыхая запах своего шампуня на чужих волосах, это крутое чувство и новый фетиш Куроо Тецуро. Окунувшись в момент, подкрадывается ещё ниже, словно волк, поймавший добычу, но наслаждаясь не чувством страха, а покорностью, как тот тает от его касаний. Куроо освобождает больше места, отодвигая футболку, целует того чуть выше ключиц, оставляя на них мягкий шепот: — Доброе утро… — с легкой хрипотцой ото сна тянет тот. — Доброе, Куроо. — Кенма словно кот, объевшийся сметаны, готовый развалиться, чтобы ему почесали за ухом. Но в нос ударяет запах омлета… — Завтрак! Чёрт! — Кенма как ошпаренный поднимается и бежит на кухню, понимая, что потерял счёт времени. — Так, значит, мне не показалось, что пахнет едой? — удивленно произносит Куроо. — Ну, вроде как да, это всё ещё съедобно, так что у тебя почти что завтрак в постель, — кричит Кенма, раскладывая еду на тарелки, снова кипятит чайник. Возвращаясь в гостиную, ставит тарелки на их мини стол, снова уходя, теперь за кофе. — Ого, вот это да! Кенма, по-моему, ты недооцениваешь свои способности! — чуть повышая голос, говорит Куроо, чтобы Кенма услышал его похвалу. — Ты ещё не пробовал, так что давай без комплиментов. — Все равно спасибо, мне очень приятно, что ты сделал это для меня. — Кенма плюхается рядом с Куроо, закидывая ноги на диван. — Ну да, для тебя это не так сложно. — Смущенная улыбка появляется на лице у Кенмы. Куроо притягивает того ближе, утыкаясь тому в висок, вдыхая запах его волос вперемешку с запахами завтрака, — идеальное утро. Куроо пробует, и, да, это вкусно, определённо вкусно. Он краешком глаза следит за Кенмой, думая о том, как хочется похвалить это дитя за такой поступок и за то, что он рядом, но решает, что позже, чтобы не смущать. После полностью съеденного завтрака они пьют кофе. — Мммм…растворимый, — тянет Куроо. — Не язви, Куроо, у меня и так куча времени ушла на готовку, с варкой кофе уж как-нибудь в следующий раз. — А вот это мне нравится. — Что, этот кофе так плох, что ты ждёшь новый? — Вообще-то я не о кофе, мне не принципиально, держу на случай нехватки времени. Я говорю о том, что мне нравится то, что будет следующий раз, когда ты будешь рядом. Кенма не знает, выглядит ли он смущенно, но ему кажется, что его пылающие щеки его выдают. Он вообще мало с кем общается, а уж слышать в свой адрес приятные комментарии — с этим справиться не очень просто. Конечно, с Куроо по-другому, это он уже понял, это странно, но ему хочется делать все эти вещи, он совершенно не против его общества хоть на двадцать четыре часа. Он смущается, как подросток, от его слов, и внутри него зажигаются маленькие фонарики, что летят, освещая всё внутри него, и всё это потому, что «ОН рядом», но как полностью расслабляться и принимать это всё так же легко, как Куроо это говорит, он пока не знает. — Эм… Ну, это наверняка случится, но мне идти уже надо, учёба, помнишь, а ещё работу мне кто-то подкинул, и Акааши от меня материал ждёт, так что я пойду. — Кенма собирает посуду и скрывается на кухне. Куроо понимает, что тот прячется. «Успею, ещё», — думает он, стараясь подцепить костыль, неаккуратно брошенный возле дивана. Все же дотянувшись, он встаёт и не спеша ковыляет в ванну, а потом на кухню, составить компанию Кенме. — Оставь это всё, побудь со мной подольше… — Куроо подходит к Кенме, кладя подбородок на его плечо, все ещё опираясь на костыль. Кенме не хватает его рук у себя на талии. Он очень хочет побыть с ним подольше, но, зная себя и слабую силу убеждения, он останется тут не на пять лишних минут, а на день, поэтому тут надо резко. Он разворачивается к Куроо, вставая чуть на носочки, мягко касаясь губами его губ, втягивая в мягкий утренний поцелуй, который всё же нужно заканчивать… — Мне нужно идти, — тихо в губы говорит он. — Это так ужасно, Кенма. — Куроо делает гримасу разочарования. — Помнишь, мы взрослые люди, и у нас обоих есть дела. Займешься работой и не заметишь, как день пройдёт. — Могу я рассчитывать, что ты заглянешь вечером? — Я постараюсь. — Буду сидеть и посылать в космос мысленные сигналы, чтобы они материализовались в настоящем. — А то и видно, ты с другой планеты, одна причёска чего стоит. Кстати, с утра она особо обворожительна. — Кенма издаёт небольшой смешок, касаясь рукой чёлки Куроо, пытаясь её уложить. — Даже мои волосы особо впечатлены тобой! — Ох… Я польщен! — Кенма в игривой форме чмокает Куроо в нос, улыбаясь их утреннему веселью. — Прилетай ко мне в наш маленький мирок поскорей. — Мммм… Звучит заманчиво, если твоя планета больше никем не заселена. — Никем, только ты и я! — Ну, тогда твои шансы увеличиваются. — Я буду ждать. Кенма чмокает Куроо ещё раз и бежит к выходу. Зная, что остановить его не смогут, нужно пользоваться преимуществом. Собрав быстро вещи, идёт к выходу одеваться, наблюдая за Куроо, который привыкал к новому приспособлению, ходил по квартире, собирая вещи, и организовывал рабочее место у себя в гостиной. — Может, тебе нужно что-то срочное? Если я смогу прийти, я мог бы куда-то заскочить. — Только ты! — Чего я? — Говорю, нужен только ты, остальное несрочно. — О-о-о… Ну, раз так, может и исполню желание нуждающихся. — О-о-очень нуждающихся! — Ладно, Куроо, я напишу. Куроо сидит уже на диване, он только хочет перевернуться, чтобы ответить, как его губы ловят в быстрый, но не менее желанный поцелуй. — По… — Всё, я ушёл! — Уже жду! Кенма выходит на лестничную клетку, закрывая за собой дверь, расплываясь в улыбке от нежных эмоций в его душе. Ему так хорошо рядом с ним. Мог ли он подумать, что ему, кто прячет все свои эмоции, захочется поделиться этим со всем миром. Но это образно, конечно, хотя одному человеку он всё-таки хочет рассказать. 08.24 Кому: Мандаринка Хината… Это случилось! Я его встретил…🖤
Примечания:
🙈сильно не бейте, да, Куроо снова с недугом🙈 Отдувается за всех в этой истории. Но честно, когда писала, даже не задумывалась что он у меня все время страдает, но сюжет, дело такое.
Безгранично люблю этих двоих 💛🖤
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты