Непреднамеренное знакомство

Слэш
NC-17
Завершён
1245
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1245 Нравится 38 Отзывы 208 В сборник Скачать

1

Настройки текста
Примечания:
Родители Димы Дубина — самая настоящая питерская интеллигенция. Всю жизнь отец работал преподавателем истории в университете, а мать — переводчиком. Тот самый случай, когда начинаешь подрабатывать репетитором и переводить инструкции для чайников, чтобы прокормить семью. Однако никто не жаловался, а тяжёлые времена давно позади: дети выросли, каждый устроился на работу и нашёл какое-никакое, а место в жизни. Для людей советской закалки то самое пресловутое «место в жизни» является чуть ли не самым важным. Вера стала ветеринаром, а Дима устроился в полиции. Насчёт дочери Дубины не беспокоились, а вот за сына частенько переживали. Отношения с родителями всегда были более чем близкими. Когда парень съехал, он звонил родным каждый день, рассказывая обо всём на свете. И этот поток информации, как позже оказалось, не утешал, а наоборот будоражил нервы мамы с папой. Убийства, кражи, драки. Со временем Дима понял, что абсолютно всё сообщать не нужно. Однако со враньем Дубин не дружил совершенно, а потому каждый раз, когда слышал фразу «давай только честно», понимал, что сейчас придётся беспардонно и неумело лгать. Тем не менее это был лучший выход во имя всеобщего спокойствия. Сложно засыпать с мыслью, что твой ребёнок бродит непонятно где и непонятно с кем. Хотя с кем — родители всё же знали. С майором Громом. Только человек, не открывающий интернет и не выходящий на улицу, не слышал об Игоре Громе вместе с делом о Чумном Докторе. А уж если вы родители Димы Дубина, то вам, с вероятностью до 99,9%, прожужжали все уши об этом удивительном человеке. «Сегодня допоздна на работе, разгребаем с Игорем дела о пропавших холодильниках». «Я у Игоря, он пролил кофе на документы, думаем, что делать». «Ну и Игорь тогда удостоверение показал, и нас вне очереди пропустили. Так, конечно, нельзя, но...» Каково же было удивление, когда в дождливый октябрьский вечер тот самый майор на пару с товарищем наведался с визитом в уютную квартиру на окраине Питера. Без какого-либо предупреждения, что для Дубина, звонящего с поводом и без, нехарактерно. — Мам, пап, привет, — сказал Дима, стягивая с себя мокрую ветровку. — В этот район приехали по работе, а с погодой не повезло. Решили зайти, переждать. Действительно, на улице творилось непонятно что: шёл ливень, поднялся сильный ветер, от которого падали деревья, обрывая провода. К тому же, прогноз погоды не утешал, а ещё больше вгонял в тоску. Дождь обещал продлиться до самой ночи. Конечно, никаких проблем не составило бы вызвать такси и поехать, например, к Игорю. Но у Дубина появилась более удачная, по его мнению, идея. Ему вдруг показалось хорошим решением познакомить одного дорогого ему человека с другими близкими ему людьми. Игорь, естественно, запротестовал. — Дим, некогда нам время терять, как-нибудь в другой раз. Я не готов к этой встрече, — Гром натянул козырёк кепки чуть ли не на глаза и встал под крышу продуктового магазина, чтобы не промокнуть. Дубин, что ему по натуре не очень-то свойственно, не согласился с полицейским, а продолжил гнуть свою линию: — Мы просто переждём непогоду, если хочешь, то даже дела порассматриваем. — Гром лишь нахмурился, сложив руки поперёк груди. Сделал он это то ли от настигающего раздражения, то ли от прохлады, проникающей под кожаную куртку. Вероятнее всего, второй вариант. — Или ты боишься, что не понравишься моим родителям? Мокрые волосы Димы торчали во все стороны. Игорю он напоминал милого ёжика, который старается сердиться изо всех сил, но у него не выходит. — Я? Да кому я могу не понравиться? — самоуверенно заявил Гром, а сам уставился в ноги. Ботинки насквозь: что его, что нелепые кроссовки Дубина, которые хлюпают при каждом шаге. — Я без недостатков, забыл? Тяжело вздохнув, а вместе с тем выпустив еле заметный пар изо рта, Дима занял место рядом с товарищем, укрываясь от холодных крупных капель воды. Игорь, чуть постояв, притянул его к себе, приобнимая — так теплее. Он не страдал излишней романтичностью, пролистывал описания пейзажей в книгах и редко наслаждался подборками красивых картинок в инстаграме (как минимум потому, что инстаграма у него нет), но Дубина хотелось прижать к себе поближе, согреть и не отпускать. — Ладно, сходим к твоим родителям, а то лечение тебя от фарингита не доставит мне никакого удовольствия, — ворчливо изрёк Гром, но Диме даже этого хватило, чтобы просиять. — За это ты в следующий раз отчёт составляешь. Не успел Дубин закатить глаза, как его руку взяла чья-то большая и холодная. Игорь редко так поступал, он вообще нечасто делал подобные вещи на людях (поэтому сперва изучил улицу на наличие нежеланных зрителей). «Смотрят же».От неожиданности Дима ойкнул, хотел было пожаловаться, что руки Грома как ледышки, но вовремя прикусил язык. Если сейчас спугнёт, то потом вообще никогда не сможет заставить этого высоченного лба хоть как-то проявлять свои чувства. Сейчас, забежав в парадную, поднявшись пешком на пятый этаж, Игорь почувствовал себя не в своей тарелке. Это же волнение, судя по всему, передалось и Дубину, которому только дай повод для переживаний, и он сжал ладонь своего друга чуть крепче, прежде чем отпустить. — Здравствуйте, — поздоровался Гром, протискиваясь за Димой. Да, это тебе не двери выбивать... Войдя в квартиру, Гром ощутил, что он чересчур громоздкий и неуклюжий. Хотя прежде назвать себя таковым у него бы язык не повернулся. Локтем правой руки Игорь первым делом задел вешалку, которая имела успех упасть, повалив за собой верхнюю одежду, висевшую на ней. Всё с грохотом упало на паркет-ёлочку. И пока глава семейства с нескрываемым любопытством изучал гостя, мама Димы поздоровалась, сконфуженно улыбнулась и собралась разгребать небольшой беспорядок. Игорь её прервал: — Не переживайте, я сейчас подниму. Внешний вид майора тоже не совсем соответствовал ожиданиям. Сейчас он больше похож на мокрого пса, чем на супергероя, которым его окрестила Юля Пчёлкина в своём блоге. По тёмным волосам стекала вода, капая на пол и оставляя за собой маленькие прозрачные кляксы. — Я пойду тогда чай поставлю, — женщина бросила взгляд на сына и удалилась на кухню. Игорь не припомнит, когда последний раз чувствовал себя в такой степени неловко и нелепо, как в этот вечер, пока сидит и пьёт чай за одним столом с родителями Димы. А Дубин не припомнит последний раз, когда видел Игоря таким. Кажется, никогда. — Нам Димочка так много о вас рассказывал, — выдала родительница, подпирая рукой правую щёку. Гром повернулся в сторону напарника, чьи щёки тут же порозовели. — Надеюсь, что только хорошее, — опасливо произнёс полицейский. Дима тут же толкнул его коленкой под столом, мол, что же он ещё мог им рассказать. Едва женщина открыла рот, чтобы задать вопрос, как её прервал всепоглощающий звук соседского перфоратора. Только избранные люди познают счастье просыпаться под дрель и засыпать вместе с ней. Именно такими были Дубины. — Да сколько можно? — сердито пробормотал мужчина, проводя руками по седым волосам. — С утра и до поздней ночи всё сверлят, сверлят... — Так, может, заявление на них накатаем? — невзначай спросил Игорь, опуская твёрдое печенье в чёрный чай. — Делов-то на пять минут, а по закону они после десяти должны свои инструменты убирать куда подальше. Гром не сразу заметил, как все в помещении тут же устремили на него округлившиеся глаза. Каждый вдруг резко замолчал, а у Игоря в голове только плыла сплошной строчкой фраза: «А что такого?» Дубин старший хмыкнул. После такого полицейский был готов подбить Диму скинуться по сотке, и если не на жёлтую машину с надписью «Яндекс.Такси», то хотя бы на билет на автобус. — Вы тут по работе, да? — постаралась вмешаться Мария Евгеньевна, чтобы разрядить накаляющуюся обстановку. Пара синхронно кивнула, и мама продолжила: — Дело какое-то, да? — Ничего особенного, — привычно скучающе начал Дима, хотя энтузиазм распирал его изнутри. Очень хотелось со всеми поделиться, но это означало волновать родителей, чего он как прилежный ребёнок не хотел делать. — Как это ничего особенного? — встрепенулся Гром. — Серийный маньяк в этом районе уже четырёх человек убил, и все убитые — бабушки. Просто псих, — Дубин уже несколько раз легонько пнул Игоря по ноге, но тот, видимо, не заметил, а потому продолжал как ни в чём не бывало: — А информации у нас всё равно не много, чисто работает уе... индивид этот. Казалось, что лица родителей вытянулись. Гром повернулся к Диме, наконец почувствовав с десяток пинков. Дубин был недоволен. Он пытался кричать на Игоря. Без звука. Одним лишь стальным взглядом. Только сейчас до Грома дошло, что, судя по всему, некоторые вещи в семье Димы разглашать не стоит. — Но у нас всё под контролем, — тут же решил исправиться майор. Уверенности в голосе ему было не занимать, поэтому все Дубины вроде бы облегчённо выдохнули. — И не такие дела раскрывали, — отмахнулся мужчина. — И не такие, — повторила женщина вслед за Игорем. — Опасная у вас работа, каждый день жизнями рискуете. — Да вы не волнуйтесь так, я Диму в обиду не дам, — поспешил заверить Гром, разглядывая прожилки дерева на кухонном столе. — А то прошлый раз, когда оставил его одного... Все замерли, в том числе и Игорь. Наконец, он заулыбался, а в карих глазах блеснул огонёк: — Да ничего такого не было, не оставлял я его одного. — Это хорошо, за ним приглядывать нужно, — сказала мама, подливая Игорю чай. Уши Димы покраснели ещё сильнее. Кажется, он тоже не на все 100 был готов к этой встрече. И вот, наконец, все разговорились. Отец говорил о работе и студентах, его жена мягко улыбалась, сверкая голубыми глазами, так сильно похожими на те, которыми Гром привык любоваться. Дима тоже вставлял везде свои пять копеек. Любовь к болтовне у них — семейное, как оказалось. Зато теперь Игорь столько новых междометий, кроме своего классического «бля», знает, что хватит на целый карманный словарик. Однако такое количество Дубиных на один квадратный метр превышало все нормы Грома. Нужно было выйти покурить. — Я сейчас, — кинул Игорь, доставая из кармана джинс помятую наполовину пустую пачку сигарет. — Игорь, ты курить? — поинтересовался женский голос. Чёрт, если это очередная запретная тема, Гром больше не играет. Всё-таки уже из прихожей он крикнул: — Да. — Подожди меня, пожалуйста, тоже хочу. — Мария Евгеньевна захватила сумочку. Обычно Игорь курит прямо в своей квартире, ну или, в крайнем случае, на лестничной клетке. Но тут даже неловко стало. Вдруг здесь так не принято. Не всем нравится сигаретный дым. Самым правильным выбором было спуститься на первый этаж и выкурить свою никотиновую палочку там. И, кажется, это был верный поступок, потому что мама Димы уверенным шагом спускалась вниз. Игорь провёл большим пальцем по колёсику зажигалки. Слабый огонёк заколыхался на ветру. Гром помог прикурить сигарету женщине, а уже потом себе. Джентльмен, ни дать ни взять. Сигарету полицейский держит между большим и указательным пальцем, его затяжки долгие, а дым, который он выдыхает, быстро улетает в сторону. — Игорь, прости, что я лезу не в своё дело, но вы с Димой не просто напарники, да? Если честно, то Гром даже не знал, как назвать их с Димой отношения. Напарники? Слишком много вместе пережили за столь короткий срок знакомства. Друзья? Да вроде друзья не целуются и не спят вместе. Пара? Но ведь не было этого подросткового наивного «давай встречаться?». Кто они друг для друга? Ответ здесь не имеет места быть. Они просто дорожат друг другом, и этого вполне хватает. Им не нужно каждый день напоминать друг другу о бесконечной любви и прочих высоких чувствах. Вдвоём этим людям хорошо здесь и сейчас, так зачем усложнять? Иногда из тысячи сложных вариантов правильным является самый простой. — Да, — соглашается Игорь. Короткая затяжка, а за ней следует выдох, и вот уже в воздухе растворяется едкий дым. — Ты парень хороший, но, — ох уж эти «но». Сейчас эта маленькая уверенная женщина сказанёт что-нибудь в духе «но мой Димочка...» А если не это, то наверняка сможет подобрать такие слова, от которых захочется провалиться сквозь землю. — Но чтобы Диму не обижал, понял? — Не собирался, — ворчливо пролепетал Гром. Дождь будто назло только усилился. Дима уже сам несколько раз порывался вызвать такси, но родители лишь морщились со словами: «Да куда вам в такую погоду?» Да и Гром был не против остаться. У него с родителями после перекура будто случился какой-то «коннект», как любила говорить Пчёлкина. Если раньше Гром нетвёрдо сидел на обеденном стуле, то после курения он, расправив плечи, делился историями с работы. Только не теми историями, где убили пять человек, а он ходит и ищет преступника, а теми, где в участке кто-то конкретно налажал, отчего потом всем влетело. Этим кем-то был сам Гром, но имя осталось засекречено. Не стоит Дубиным знать абсолютно всё, это Игорь уже успел намотать на ус. Вот только Дима прекрасно знал, чья личность стоит за «да один там идиот работает». От этого прежняя история становилось только смешнее и интереснее, хотелось послушать её во второй раз. А потом оказалось, что кран в ванной течёт. Совершенно случайно. Стоило бы вызвать мастера, но Игорь уверил, что он справится лучше. И, что самое забавное, он, человек, державший инструменты в лучшем случае два раза в жизни, действительно смог починить этот кран, порядочно повозившись с вентилем. Не исключено, что после такого даже нейтрально настроенный Дубин старший сумел проникнуться майором Громом. «Да кому я могу не понравиться?» Комната Димы за несколько лет никуда не делась. Её не переустроили ни в кабинет, ни в гардеробную и даже в домашнюю библиотеку. Обычная спальня, которая весной заставлялась рассадой для дачи, пустовала во всё остальное время. Мария Евгеньевна постелила свежее постельное бельё в гостиной на диване для гостя. После того, как все пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись, Гром спустя время, убедившись, что все уснули, направился к Дубину. В мёртвой тишине скрип половиц казался ужасно громким, а открывание двери было сравнимо со звуком сигнализации. Дима ещё не спал, листал новостную ленту в телефоне, а бледно-голубое свечение падало ему на лицо. Увидев Игоря, он отложил телефон и подвинулся вглубь кровати, освобождая место рядом с собой. Пружины прогнулись под чужим весом. — Кажется, ты им понравился, — шепнул Дима, устраиваясь на чужом голом плече. — Вот уж без «кажется», — хвастливо сообщил майор. — Покорил их, почти не прикладывая усилий. Природное обаяние даёт о себе знать. — Откуда в тебе столько спеси? — пробормотал Дубин, опаляя загорелую кожу горячим дыханием. — Сейчас прогоню тебя на пару с твоим обаянием обратно на диван. — Не прогонишь. Диме хотелось ещё позаигрывать, кидаясь шуточными угрозами, но голову посетила более интересная мысль. Он чуть приподнялся на локтях, наклонил голову и поцеловал Игоря в районе подбородка, потом в скулу и чуть выше брови. Сначала Гром хмурился, но теперь окончательно размяк и уже сам подставлял шею под нежные поцелуи. Стажёр находился выше, немного нависая. Игорь потянулся к Дубину, обхватив его двумя руками, притягивая к себе. Теперь вес полностью оказался на Громе. Но это была приятная тяжесть, которая не могла доставить Игорю дискомфорта. Наоборот, так было ближе и приятнее, кожа к ко... к дурацкой пижамной футболке Дубина. Ну кто спит в ста одеждах? Игорю приходится привстать, и теперь они сидят лицом к лицу. Хлопковая футболка валяется где-то на полу, там же, где и штаны. Гром опускает ресницы и без присущих ему резких движений наклоняется, чтобы поцеловать. И действительно целует, сжимая чужую ногу чуть выше колена. Поцелуи выходят чувственными и требовательными. Игорь покусывает чужую губу, заставляя пальцы Димы сжать сильнее громовы плечи. От этого на них тут же остаются едва заметные красные следы. Не хочется разрушать только-только установившуюся в квартире тишину, но кровать чуть скрипит, а дыхание сбивается, становясь шумным и неровным. — Твои родители в соседней комнате, — бормочет Гром, а сам не прекращает трогать. Проводит руками по пояснице, талии, переходит на грудь и забрасывает, наконец, их за шею, приобнимая. А у Дубина уже перед глазами плывёт. Будь в соседней комнате хоть Чумной Доктор или вор холодильников, Диме было бы до Луны и обратно. — Разве это не самое интересное? — интересуется Дима, багровея с каждым вылетевшим словом. Вообще, Дубин абсолютно не уверен в себе. Каждый раз в постели он переступает очередной барьер. Недостаточно накаченный, недостаточно опытный, недостаточно... И этих комплексов столько, что одного листка бумаги на всё не хватит. Однако когда твой парень представляет собой комок самоуверенности и наглости, приходится соответствовать. Горячие губы Игоря касаются шеи, и Дима вздрагивает. По коже пробегают мурашки, и хочется тут же выгнуться навстречу. Чтобы было до невозможного близко. Чтобы чувствовать каждым сантиметром своего тела чужое тепло. Хотя никакое оно уже не чужое. Самое что ни на есть родное. И от одной такой мысли странный жар растекается по всему телу. Становится одновременно приятно и волнующе. Дубин легонько толкает Игоря в грудь, вынуждая приземлиться на подушки. Гром позволяет руководить собой. Если не на службе, то хотя бы тут, на скрипучей кровати. Дима нервно облизал свои губы и, собравшись внутренне, заглянул Грому в глаза. Игорь знал, что от пристального взгляда его напарник смущается, но не мог отказать себе в этом удовольствии. Больно уж Дима красивый с его растрёпанными светлыми прядями и приоткрытыми губами. Дубин смущённо улыбнулся, одной рукой дотронулся до пальцев Грома, а другой провёл вниз по животу. Кубики пресса напряглись, а затем последовал выдох. Волна тепла прокатилась по телу Игоря сверху вниз, и ему стало очень тесно. Дима приподнялся. Потом он стал спускаться поцелуями вниз — по шее к ключицам, потом ниже, к груди и рёбрам, а потом совсем низко, так, что нос его в конце концов уткнулся ровно в край боксёров Игоря. Щёки Дубина горели, а Гром залюбовался. Дима выглядел таким открытым и таким чувствительным, что хотелось сейчас оказаться у кого-нибудь из них на квартире. Чтобы не опасаться каждого вздоха. Чтобы смазка и презервативы лежали в тумбочке. Чтобы можно было сходить после в душ и уснуть в обнимку. К сожалению, Дима в своём рюкзаке на выезды не носит ни смазку, ни презервативы. А секс без этих компонентов вряд ли доставит кому-то удовольствие. Лучше не рисковать, чтобы потом не бороться с последствиями. Дубин приспустил боксёры, и Игорю стало легче, свободнее. Дима дотронулся до коленки напарника, огладил её и осторожно провел рукой по внутренней стороне бедра, поднимаясь пальцами вверх до тех пор, пока ладонь его не накрыла возбуждение Игоря. Несколько мучительно медленных движений рукой, и Гром прикрыл глаза, подрагивая ресницами. Он уже сгорал от нетерпения, хотелось резче и быстрее, а стажёр его будто назло мучил. Однако амплитуда движений нарастала, и из груди вырвался неосторожный стон. Игорь крепче сомкнул зубы и откинул голову на подушку, когда почувствовал мокрый язык Димы. Он поймал губами головку и протолкнул её дальше, уперев в язык. Держится за бока Игоря, сжимая их чересчур сильно, и мерно, не торопясь наклоняет голову. Дождь сильнее забарабанил по стёклам. Этот звук успокаивал и обволакивал. Складывалось ощущение, что они вдвоём в маленькой капсуле. Дубин поднял взгляд, чтобы посмотреть на приоткрытые губы Грома, на мокрые пряди у его лица, на его резко вздымающуюся грудь. И от этого всё внутри сжималось. Хотелось себя потрогать. Дима, сперва не решаясь, в итоге просунул руку к себе в трусы, снимая накопившееся за день напряжение. Дубин продолжает ласкать, лизать, часто сглатывать копящуюся слюну. Гром всё меньше и меньше понимает, где он. Он уже не соображает достаточно, чтобы понимать. Только жадно ловит ртом воздух и чувствует приятные вибрации, посылаемые телом. Игорь запускает пальцы в светлые спутавшиеся волосы. Держась за них, слегка надавливает на макушку, чтобы сладкая мука закончилась быстрее. Дима выпускает член изо рта, помогая себе и Игорю уже руками. Подушечки пальцев по сравнению с языком и щеками кажутся более жёсткими, но ощущения от этого не хуже. Хватает пары движений вверх-вниз для того, чтобы яркая вспышка ослепила всё вокруг. Дубину тоже потребовалось всего несколько движений, чтобы нагнать Игоря — он уже давно был на грани от одного только наблюдения за мужчиной. Закончив, Дубин порылся в прикроватной тумбочке, отыскав старую упаковку бумажных салфеток. Несколько минут каждый из них был погружён в свой собственный мир переживаний и ощущений — им обоим нужно было это время для того, чтобы отдышаться и прийти в себя. Чуть успокоившись, Игорь потянулся к ладони Димы, осторожно переплетая его пальцы со своими. — Поставишь будильник на 6 утра? — шёпотом спросил Игорь. — Не хочу отсюда уходить, лучше утром переберусь на свой диван. Дубин в темноте, пошарив рукой по полу, нашёл свой телефон. «У нас тонкие стены», — так звучало пришедшее от мамы сообщение в Ватсаппе. — Можешь не уходить, — конфузясь, ответил Дима, откладывая мобильный подальше.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Майор Гром / Игорь Гром / Майор Игорь Гром"

Ещё по фэндому "Майор Гром: Чумной Доктор"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования