Golden Heart, Golden Ring

Джен
Перевод
PG-13
Завершён
8
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
93 страницы, 11 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 1 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава 8

Настройки текста
Спустя некоторое время после этих событий родилась городская легенда. La chiesa in mezzo alla steppa[1] ‒ сказка, заимевшая недурной успех среди студентов этнологов. Сюжет её был примерно таков: Дело было в какой-то степи. Молодой парень, возвращаясь из дома друга, заблудился на этой безлюдной бесплодной земле. Юноша блуждал между камнями и порослями, не находя даже места передохнуть. И так он всё бродил и бродил, пока, исчерпав все слёзы, на пределе изнеможения, он не упал без сил. Вдруг откуда ни возьмись появилась она. Молодая и красивая девушка, которая разбудила его и отвела в хижину неподалёку. На первый взгляд хижина напоминала шалаш, однако на крыше её был маленький колокольчик, а вокруг домика был даже небольшой сад. В саду прыгал маленький кролик, белый, как первый снег. Местечко это прозвали «Il Piccolo Paradiso»[2]. В хижине парня накормили супом из воды и соли с ломтем чёрствого хлеба, после чего ему сказали отдохнуть. После этого девушка позвала кролика, который был в саду, усадила его калачиком на колени и спросила юношу, не ранен ли он. Как только он указал на больное место, девушка аккуратно помассировала его, и боль начала спадать, пока и вовсе не исчезла, как по волшебству. Затем девушка спросила, есть ли что-то, что его беспокоит. Он начал рассказывать и, пока говорил, заметил, что, возможно, всё это было не так уж и серьёзно. Вскоре юноша почувствовал себя необычайно хорошо и прилёг на кровать, чтобы поспать. Однако когда он открыл глаза вновь, он оказался на лавочке возле своего дома и решил, что всё это было сном. Согласно большинству версий, действие могло происходить или в пустыне, или на изолированном острове посреди моря, или в ином подобном месте. Таким же образом менялись даже возраст и профессия главного героя. Несмотря на то, что так бывало редко, иногда случалось, что главный герой оказывался женского пола, однако вне зависимости от версии основная структура оставалась неизменна: всегда был кто-то, кто заблудился, и чьи раны и беды были залечены девушкой с белым кроликом, после чего этот кто-то оказывался дома после ночного сна. Поговаривали, будто легенда эта родилась из естественного желания человека обрести утешение, что это была метафора, отображающая стремление вернуться к природе, а также множество иных глупых объяснений происхождения этой сказки. Единственное, что можно было сказать наверняка, это то, что какое-то время она была популярной и «модной», но спустя пару лет её перестали рассказывать даже в культурных учреждениях, пока она и вовсе не была забыта. На самом же деле это была и ни сказка, и ни городская легенда. Это была история Конильо после того ужасного приключения.

***

Когда Конильо очнулась в соборе Святого Марка и парня перед ней схватил огромный белый монстр, зажавший его в тиски, она не могла поверить своим глазам. Она покачала головой, словно желая проснуться. А затем за спиной парня внезапно появилась человеческая фигура, сияющая золотым светом. Хотя назвать это «человеком» было бы в корне неверно. Да, оно походило на человека, однако движения его были гораздо более резкими. Как только оно появилось, оно с ошеломляющей скоростью атаковало огромного белого монстра. Именно тогда Конильо поняла. Огромное белое существо, это чудище, настолько большое, что доходило чуть ли не до потолка собора, было ни кем иным как The Cure, маленьким кроликом, находившимся с ней с малого детства, который чрезмерно вырос. Золотой человек нанёс ему множество сильных ударов, однако огромное тело The Cure, похоже, не понесло никакого урона. Это было всё равно, что тыкать пальцем воздушный шарик, наполненный водой. По сути, The Cure впитывал в себя даже урон, нанесённый непосредственно ему самому, а потому он продолжил расти. Чем больше его атаковали, тем больше с каждой минутой становилось его тело. Это произошло прямо в тот же миг, как она поняла, что происходит. Парень, которого сжал The Cure, внезапно закричал: ‒ Буччеллати! Девушка в опасности! Защити её! Конильо повернулась туда, куда, вроде как, обращался парень, и увидела ещё одного молодого человека. Его волосы были подстрижены под каре с довольно странной укладкой, а одет он был в белый костюм, украшенный броскими застёжками-молниями. В данный момент костюм его был разорван в клочья. Более того, на нём виднелись те самые уже знакомые «симптомы». Правая рука опухла и приняла то ли синий, то ли чёрный цвет. Должно быть, вирус уже добрался до его кровеносной системы и продолжил множиться с разрушительными воздействиями. Однако мужчина не отступал. С невероятной стойкостью он двинулся к Конильо. ‒ Вы в порядке? Не ранены? ‒ с добродушием спросил он, даже не смотря на то, что на самом деле он выглядел так, будто в любую секунду готов упасть. Конильо почувствовала, как её охватили сомнения. Хочешь, чтобы эта история повторилась ещё раз? Ещё и здесь? И вдруг ей вспомнился голос из глубин подсознания. Ты должна спасти их. У тебя есть сила, чтобы их спасти. Это был голос того парня. В темноте она вспомнила эти глаза, словно пеленою скрывавшие за собою печаль. Да, это правда. Я могу им помочь! ‒ The Cure! Голос девушки громко разнёсся эхом по всему собору. Внезапно The Cure прекратил атаковать Джорно. Он наклонил голову на бок, словно пытаясь лучше расслышать звучание родного голоса, который уже долго не звал его. ‒ The Cure! Мне нужна твоя помощь! Умоляю, стань таким, каким ты был раньше! Как только Конильо закончила выкрикивать эти слова, из тела The Cure задул очень сильный ветер, повлекший за собою дождь из мягкого меха, который дошёл до высоты сводов собора. На секунду показалось, будто его мех сияет волосок за волоском, после чего этот блеск погас. Джорно, державшийся за колонну, будто не давая унести себя этому ветру, испустил глубокий вздох облегчения. Он посмотрел на гору меха, падающего пухом на пол, словно на снег, ища глазами то место, где ещё пару секунд назад находился The Cure. Однако никакого монстра здесь больше не было. На его месте на коленях присевшей на пол девушки свернулся маленький белый зверёк с большими ушами, выглядевший совершенно расслабленно, как будто это всегда было единственным местом, где ему хотелось быть. Голубые самоцветы на кончиках его ушей мерцали, словно звёзды в ночи. В этот момент Буччеллати наблюдал за дождём из белого меха, падающего с потолка. Рука, которая до этого ужасно опухла и деформировалась под воздействием вируса, вернулась в норму, как будто ничего не произошло.

***

Прошло уже два месяца, как я приехала сюда. Пора бы мне уже подумать о следующей остановке. Она находилась в США, Иллинойсе. В маленькой деревушке, маленькой настолько, что её даже не отметили на картах. Это было место немного в стороне от магистрали, в местности, всё ещё богатой зеленью. Вокруг были лишь поля, простирающиеся до горизонта. После глубокого вдоха её лёгкие наполнились приятным запахом высушенной на солнце траве. Откуда-то издалека доносился шум двигателя трактора. Из всех мест, где я пока жила, это самое прекрасное, подумала Конильо всей душой. После событий в Венеции в первую очередь она уехала в США. Не сказать, что она не беспокоилась за мать, которую оставила в Риме, однако в тот момент она была полностью охвачена теми ужасающими вещами, произошедшими с ней. Она хотела искупить вину. Теперь это было единственное, что имело для неё абсолютный приоритет. На следующий день газеты заглавными буквами сообщили о случившемся, задавая вопрос, был ли это «новый неизбирательный террористический акт», после чего был опубликован список из более сотни вовлечённых жертв. Это были люди, которых она пыталась спасти, но чья жизнь всё равно ускользнула из её рук. Её подруга и коллега Вайнона, малышка, расставшаяся со свою юною жизнью в больнице, и все те люди, которых она видела на земле той ночью в городе. Она могла помочь им, но не смогла. И никакие раскаяния тут не помогут. Всё произошедшее преподало ей важный урок. Если я могу что-то сделать, я должна сделать это как можно лучше. У меня есть дар исцелять людей от «ран» и «страданий». И теперь я воспользуюсь им всерьёз. Конечно, её сила была не безгранична. Поэтому ей не удалось полностью предотвратить трагедию в Венеции, ведь она недостаточно знала о своих силах и никогда не предпринимала попыток это исправить. Она должна была заплатить за свою ошибку и готова была расплатиться по счетам даже ценою всей своей жизни. Чтобы всё искупить, она немедленно отправилась в чужую страну. Я буду использовать свою силу на людях, которые ничего обо мне не знают. Я не знаю, как всё повернётся. Возможно, ничего не удастся, а возможно всё пойдёт хорошо. В любом случае, так будет лучше. С этого дня я перестаю жить в страхе раскрыть себя. А когда во время её странствий её настигали неприятные переживания, ей всегда вспоминались одни слова: – Знаю, ты много настрадалась из-за того, что случилось, но даже пускай всё это произошло по вине одного из наших товарищей, пожалуйста, послушай мои слова. Всех спасти невозможно. Перед тобой бесконечно много вариантов, а мир слишком сложен. Ни ты, ни я не можем знать, какой выбор верен, а какой нет, – проговорил парень в соборе Святого Марка на одном дыхании. После этого он посмотрел ей прямо в глаза, будто говоря «ты же поняла, да?», и добавил: – С какими бы ужасными последствиями ты не столкнулась, самое главное – это факт того, что ты сделала выбор и приняла его последствия. Может быть, я ошибаюсь, но… Парнем он был необычным, и на одежде его висели большие броши в виде божьих коровок. Его взгляд был ясен, а значит, говорил он от чистого сердца. Он будто излучал какой-то золотой свет. Ясный луч золотого света, способный достичь даже глубочайших уголков её души. Гордая кровь, которая из поколения в поколение текла по жилам семьи Джостаров, к которой через неожиданные затерявшиеся во времени разветвления восходили его корни, без сомнения текла и в нём, и прекрасный этот свет прошёл через сердце Конильо не без следа. Не встреть она его, она бы никогда этого не заметила. В её венах тоже начал пульсировать похожий золотой свет. И с этого момента так будет продолжаться всегда. Кровь может передаться другому человеку и дать жизнь новому свету. – Мы выбрали путь борьбы, и я этого не стыжусь. Надеюсь, так же и ты. Очень надеюсь. С этими словами парень оставил церковь позади и вместе со своими товарищами направился к финальному бою. Глядя на их удаляющиеся фигуры, девушка прочувствовала их героическую решимость и прониклась к ним бо́льшим уважением, чем к кому-либо когда-либо прежде. Быть может, путь их борьбы был озарён этим золотым светом. В голове её промелькнула окончательная мысль. Раз они примут свой бой…то и я…то и я…я тоже приму свой бой!
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.