Дважды два - четыре

Слэш
PG-13
Завершён
263
автор
Размер:
15 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
263 Нравится 10 Отзывы 44 В сборник Скачать

***

Настройки текста
Примечания:
— Если ты не отпустишь Дубина, я придушу этого гаденыша, — Гром, обхвативший Диму за шею через решетку, зло смотрел на Игоря. — Ты думаешь, я на это поведусь? — Игорь, прижимавший в свою очередь Дубина коленом к полу, точно так же разъяренно смотрел на Грома. У всех в следственном изоляторе в голове был только один вопрос: «Какого черта сейчас происходит?»

Немного ранее

— Игорь, я еще могу понять, когда ты свой значок у меня в кабинете оставляешь, но скажи-ка мне, — Федор Иванович грозно посмотрел на него. — Почему по твоему удостоверению в участок пытаются пройти всякие клоуны? — Чего? — Игорь выгнул бровь. — А вот чего! — Он бросил удостоверение Игорю. — Пришел тут один. Даже куртку с кепкой похожие напялил. Шрам твой видимо решил не повторять, просто бровь молнией выбрил. Еле запихнули его в изолятор… — Вы что-то путаете, Федор Иваныч. Мое удостоверение при мне, — Игорь достал его из кармана. — Да и фотки тут разные. — В смысле, разные? — Прокопенко взглянул на два удостоверения и сравнил. На том, что он дал Игорю, с него и вправду смотрел тот самый мужик, которого они посадили в СИЗО. — Значит, подделал? — Если и подделка, то шибко качественная для одиночки, — Игорь нахмурился, пытаясь понять, кому вообще могло понадобиться притворяться им. — Скорее всего работает в команде с кем-то еще. — Кстати, о команде. Дима твой где? — Прокопенко повернул голову, выглядывая наружу. Его взгляд прошелся по участку, выискивая светловолосую макушку, но не находя ее. — Говорил, опоздает минут на… — Игорь посмотрел на часы. — Да уже здесь должен был быть. И он — не мой, он свой собственный. — Ты это кому-нибудь другому расскажи, — Федор Иванович шутливо пригрозил пальцем. — Я тебя с пелёнок знаю, и твой взгляд, которым ты раньше на одноклассниц смотрел, а сейчас — на Диму, тоже знаю. — Не надо, Федор Иваныч, — Игорь замялся. — Это мое дело. — Не нравится мне, когда ты эту фразу говоришь таким тоном, — вздохнул генерал. — Короче, у вас двоих все равно нет сейчас дела, так что возьметесь за это вот, — Прокопенко протянул Игорю оба удостоверения.

Одновременно с этим

Гром лежал на нарах и пытался понять, что это вообще нахрен было? Вроде день начался как обычно: они с Дубиным проснулись (Гром улыбнулся краем губ, вспоминая, как тот его сегодня разбудил) и пошли в участок. Дубин пошел за шавермой — Грому, как всегда, с картошкой, а себе — без. А Гром зашел в здание полиции. Но на входе его впервые за столько лет службы остановили и потребовали предъявить документы. А когда он, ворча что-то типа «понаберут по объявлению», показал удостоверение, охранники странно переглянулись, и тут же один из них наставил на него шокер и выстрелил. Очнулся Гром уже за решёткой. Спасибо, что хоть не в одиночной камере. Розыгрыш вышел классным, он даже посмеялся сначала. Но, наблюдая за серьёзными лицами, которые он видел впервые в жизни (серьезно, нанимать левых людей для, как это Дубин называет, пранка, это уже перебор) ему становилось не до смеха. Кажется, весь мир сошёл с ума. — Нашел время отдыхать, — раздался насмешливый голос по ту сторону решётки. Дубин стоял в своем любимом светлом пальто и заинтересованно оглядывал Грома. — А с тебя удостоверение не потребовали? — Я увидел, что к тебе прикопались и понял, что что-то не так. А ты опять на шокер нарвался? — И улыбается так, будто это не он в прошлый раз Грома подстрелил. — Как они тебя пропустили? — Он подошёл к решётке и встал напротив напарника. — Кто сказал, что меня кто-то пропускал? — Дубин усмехнулся. — Пожарный выход в полиции вообще не закрывается, судя по всему. — Он разве должен? — Приподнял бровь Гром, наблюдая за тем, как Дубин копается в рюкзаке. — По пожарной безопасности должен быть открыт, вроде? А то сгорим. — А по антитеррористической — двери должны быть закрыты. А то бомбу подложат, — передразнил его Дубин. — Вы что здесь делаете? — Раздался голос со стороны двери. — Посторонним нельзя здесь находиться. В дверях стоял невысокий блондин в очках. — Дмитрий Дубин, — Дубин достал из кармана свое удостоверение и помахал им перед парнем. — Да ну? А я по-твоему кто? — Парень вытащил свое удостоверение. Лицо Дубина вытянулось. — Опа, — Гром присвистнул. — Еще один. Парень потянулся к карману на джинсах, но Дубин оказался быстрее. Один удар — и его телефон отлетел на пол, а Дубин пнул его куда подальше. — А вот это уже нападение на сотрудника полиции, — парень воинственно поправил очки. Через секунду Дубин задохнулся от боли в солнечном сплетении. Но Дубин не был бы Дубиным, если бы не пришел в себя и тут же не встал в боевую стойку. — Жаль попкорна нет, — Гром оперся об стену. — Выберемся — целую миску у меня сожрешь. В одиночку, — уворачиваясь от ударов, ответил ему Дубин. — Ууу, как угрожающе. Боюсь-боюсь, — Гром шутливо поднял руки, следя за каждым движением Дубина. — Может, позже пофлиртуете? — Парень так умело увернулся от удара, что Гром невольно испытал к нему уважение. — А тебе что… Завидно? — Запыхавшись, выдохнул Дубин. — Я твоего напарника здесь что-то не вижу. — Так очки протри, — их обоих за плечи оторвал друг от друга какой-то мужик в кожанке и кепке. Гром напрягся. И с этим его спутали на входе? Мужик тем временем несколькими ударами повалил Дубина на пол и скрутил ему руки за спину. А парень-напарник неосторожно отступил к решётке… — Если ты не отпустишь Дубина, я придушу этого гаденыша, — Гром, обхватив парня за шею через решетку, зло смотрел на мужика. — Ты думаешь, я на это поведусь? — Тот, прижимавший Дубина коленом к полу, точно так же разъяренно смотрел на Грома. Все четверо застыли. Дубин с парнем переглянулись. Гром немного расслабил руку — ровно настолько, чтобы он не задохнулся. — Почему мне кажется, что вы оба никого душить не собираетесь? — Дубин слишком невозмутимо для своего положения разглядывал этих напарников. — На счет «три» отпускаем, — Мужик посмотрел прямо на Грома. В глазах читалась та самая угроза, с которой Гром обычно смотрел на преступников, прежде чем отлупить их. Оказаться на их месте было… странно. — Раз, два… Три! — Гром оттолкнул от себя парня, а мужик убрал колено с шеи Дубина. Но парень тут же достал из кобуры пистолет и наставил его на Дубина. — В камеру, живо! — И Дубину ничего больше не оставалось, кроме как, положив руки за голову, зайти в камеру к Грому. — Это к слову о том, что табельное надо с собой носить, Игорек, — усмехнулся парень, обращаясь к мужику (тоже Игорь?). Тот закатил глаза, но ничего не ответил. — Насколько мы в жопе из десяти? — Кисло спросил Дубин, наблюдая за удаляющейся парочкой. — На пятьдесят четыре. С половиной.

***

— Итак, что мы имеем? — Игорь сидел и сверлил взглядом папку с результатами экспертиз в руках Димы. — Мы имеем полную задницу, — Дима матерился редко, поэтому масштаб проблемы был ясен. — По каждой экспертизе у каждого из них есть по одному стопроцентному совпадению. — И это мы? — И это мы, — Дима снял очки и потер переносицу. — Какие могут быть версии? — Если отметать фантастику, то… Никаких? У меня точно не было братьев, у тебя, насколько я знаю, тоже. — Давай Юля попробует их пробить по фото? — Ты думал, я ее сразу же не попросил? Вот ее результаты, — Дима нажал несколько раз на экран смартфона и протянул Игорю. — Вы прям отшельников каких-то откопали, честное слово, — послышался из телефона голос Юли. — Ни одного совпадения по фотографии. Может, еще информация есть? — Да если б она была, — устало выдохнул Игорь. — Что, выходит, как в том анекдоте? Главное в процессе следствия не выйти на самого себя? — Хихикнул Дима, да так заразительно, что Игорь прыснул в ответ.

***

— Бровь сам выбрил? — Непринуждённо спросил Дима. — Сама такая растёт. От природы, — Гром хмуро смотрел на него. — Сама, значит… А остальное тоже само появилось? — Дима обвел его взглядом. — Имя самого известного в Питере майора, его полицейское удостоверение и внешний вид, будто ты пытаешься ему подражать? — Я — майор Игорь Гром, — медленно чеканя каждое слово, ответил Гром. — Я никому не подражаю и я не понимаю, откуда взялся тот хмырь. А еще я не понимаю, откуда взялся ты, и почему нас с моим напарником здесь никто не узнает. — Майор Игорь Гром, значит, — Дима выразительно посмотрел на наручники, которыми Гром был прикован к столу. — А как ты объяснишь вот это? — Он положил перед ним два раскрытых удостоверения. Гром округлил глаза. Оба были на имя Игоря Грома, майора питерской полиции, но фотографии были разными. На одной был он, на другой — тот придурок, назвавшийся его именем. Он скрипнул зубами. — Я не знаю, откуда он взялся, ясно? Я работаю в этом участке больше десяти лет, вся раскрываемость держится на мне, а теперь меня обвиняют в черт пойми в чем! — Под конец он повысил голос. Дима даже не шелохнулся. — Это все, что вы можете сказать? — А что еще надо? — Огрызнулся Гром. — Ну, например, предположения насчёт того, что произошло? — Нет у меня адекватных предположений, — буркнул Гром и попытался скрестить руки на груди, но наручники ему помешали. Дима недовольно вздохнул.

***

— У меня тоже ничего, — Игорь смотрел на четыре удостоверения, лежащие на его столе квадратом. — Они как будто с неба свалились. Никаких следов, — Дима разглядывал стоп-кадры с камер наблюдения перед участком. Лже-Гром шел уверенно, будто бы не сомневался ни секунды, что его пропустят. Профессионал или реально верил, что он работает в полиции? — Знаю я одного кадра, который, как мне казалось, тоже «как будто с неба свалился». Уже год как в психушке сидит и голову лечит, — Игорь опустил голову, вглядываясь в самые мелкие детали значка. Он все пытался найти хоть что-то, что позволило бы назвать вторую пару удостоверений подделкой, хотя даже экспертиза не смогла ничего в них найти. — Думаешь, это могут быть проделки Разумовского? — Дима поднял одну бровь. — Я уже ничего не думаю, — Игорь опустил голову на стол и шумно выдохнул. Все зацепки никуда не ведут, ни капли информации, ни имен, ни документов, ни свидетелей. Дело, несмотря на всю его экзотичность, угрожало стать очередным «висяком». Он ненавидел эту смесь чувств, разрастающееся в груди — безысходность, тупиковость ситуации и собственное бессилие. Вдруг кепка с его головы пропала. Зато появилась рука, осторожно поглаживающая его по макушке и затылку. — Мы справимся, Игорь. Надо просто не опускать руки, — Игорь не видел лица Димы, но был уверен, что тот улыбается так, как может улыбаться только он. — Угу, справимся мы. Скоро их выпускать придется, если не предъявим обвинение, — голос звучал слишком тускло для Игоря. — Оба напали на полицейских, этого мало? — Дима усмехнулся. — А еще мы не смотрели записи с камер на улице. Ну и на детекторе лжи их проверить можно, только список вопросов составить надо. — Я возьму на себя камеры, — Игорь выпрямил спину. Рука соскользнула с головы, и Дима, чуть помедлив, нехотя убрал ее.

***

— Нас никто не помнит. Мы успели подраться с нашими тезками, которых, наоборот, помнят все вокруг. И сейчас эти двое со всех сторон копают под нас, — Дубин ходил по изолятору туда-обратно, пытаясь успокоиться. Гром редко видел, чтобы он настолько нервничал, и это лишь усиливало поселившееся в душе отчаяние. — Ну раз нас никто не помнит, то и накопать нечего, — максимально флегматично произнёс Гром. — Так что на нас только нападение на полицейских. Дубин устало упал на скамейку рядом с ним. Его плечи были непривычно опущены, и Грому больно было видеть своего парня таким. Он легонько толкнул его плечом. Положил руку ладонью вверх и улыбнулся краем губ, когда Дубин переплел их пальцы. — Прорвёмся, Димка. Прорвемся, — он нежно прикоснулся губами к его лбу. Дубин рвано выдохнул и уткнулся лбом в его плечо.

***

— Да не могли они из воздуха взяться! Так как ни Дима, ни Игорь своим глазам не поверили, вокруг них столпился весь участок. На компьютере Игоря была открыта запись с камеры возле одного из ларьков с шавермой по дороге от дома Игоря к полицейскому участку. — Они просто со стороны столба подошли, а потом повернули, поэтому и кажется, что они из ниоткуда взялись! — Азартно убеждал всех вокруг Цветков. — Кость, задержанные не со спичку толщиной, чтобы за столбом спрятаться, — устало парировала Зайцева. — Да и вообще за столбом проезжая часть, вон, три машины почти подряд проехали, — она указала пальцем на них. — Их должно было размотать по всей проезжей части. Дима с Игорем переглянулись. В глазах обоих читалось одна и та же мысль. Блять. — Я не понял, чего это мы все тут собрались? — Федор Иванович, по мнению Димы, обладал суперсилой появления рядом каждый раз, когда полицейские начинают сильно отвлекаться от своих дел. Ну, сильнее, чем обычно. — А вы посмотрите сами, — Ксюша пропустила его на свое место, встав за Цветковым. Дима снова включил отрывок с загадочным появлением вторых Грома и Дубина. У Прокопенко хватило выдержки не только на то, чтобы не сказать вслух все, что он думает, но и на то, чтобы даже бровью не повести. — Может быть подделкой? — Начал перебирать версии генерал. — Нет, Федор Иванович. Я проверил — ни одного намёка на монтаж, — Дима повернулся к Прокопенко. — Сбой? — Тоже нет, камера полностью исправна. — Есть другие камеры с другим ракурсом? — Хозяин ларька только одну устанавливал, и эта запись с нее. — Что подозреваемые говорят об этом? — Им пока не показывали. — Значит, покажите. И пусть попробуют это объяснить, — он повернулся к остальным. — А вы — кыш по местам! — Он направился к своему кабинету. — Можно я выскажу тупую мысль? — Дима закрыл вкладку с файлом. — Более тупую, чем вся эта ситуация? — Игорь массировал виски. — Думаю, да. Только обещай не перебивать, пока не дослушаешь, хорошо? — Угу. — Я тут думал все об одной теории… Как бы это попроще объяснить… — Он снял очки и потер переносицу. — Слышал что-нибудь о теории мультивселенных? — Это что-то из комиксов? — В том числе, но это еще и научный термин. Вот представь, ты идёшь по улице и видишь, что на тротуаре лежат деньги. Что ты сделаешь? — Пройду мимо, не мои же. — А в теории, что ты еще мог бы сделать? — Ну если бы я был… Другим человеком, я мог бы их взять? — Да. И в тот момент, когда перед тобой появляется выбор, вселенная как бы расщепляется на две вселенные, в одной из которых ты, прошедший мимо, а в другой — та твоя версия, которая решила забрать их себе. — Ты хочешь сказать, что… — Что если теория мультивселенных верна, то эти двое — те, кем мы могли бы стать, если бы принимали другие выборы. — Но они выглядят по-другому? — Наши родители тоже разные выборы могли делать. — Я бы никогда не стал выбривать себе бровь молнией. — Вот именно поэтому ты в этой вселенной, а не в той, откуда он, — Дима мотнул головой в сторону камер, где до сих пор сидели их альтернативные версии.

***

— Что. За. Нахуй? — Гром смотрел на экран. Дима жалел, что не снял это выражение лица на камеру. — Тот же вопрос, — Дубин, сидевший рядом, перевел взгляд на Диму с Игорем. Он выглядел потрепанным даже для человека, сидевшего в следственном изоляторе. — Это прозвучит максимально тупо, но… — Дима замялся, подбирая выражение поточнее. — Вас как будто не существует, — Игорь развел руками и поджал губы. Дубин с Громом переглянулись. Посмотрели на них. Снова переглянулись. — Вы ебу дали? — Гром переводил взгляд с одного на другого. — Это факт. Единственные совпадения по всем экспертизам — с нами двумя, — Дима толкнул к ним папку с результатами. Дубин тут же взял ее и начал листать. — Вы ебу дали, — Гром наклонился и заглянул в папку. — Они правы. Если у меня еще есть пара однофамильцев, то с тобой все совсем тухло, — Дубин протянул ему листок, на который Гром даже смотреть не стал. — Что это вообще значит? — В том-то и дело. Мы не знаем, — Дима развел руками. Повисла напряженная тишина. Все переглядывались между собой. — И что теперь делать? В животе у Грома заурчало. Дима с Игорем переглянулись. — Для начала предлагаю перекусить.

***

— Параллельные вселенные, значит, — Гром откусил от шавермы. — Это, конечно, многое объясняет, но что нам с этим объяснением делать? — Дубин поправил очки таким Диминым движением, что Игорь на секунду завис. — Мы можем попробовать восстановить события того дня, когда вы попали в наш мир, — Дима отпил глоток кофе. — Возможно, вы или мы что-то сделали, сказали или… Вы поняли. — Интересно, это где я должен был так накосячить, чтобы полюбить шаверму с картошкой? — Дима закатил глаза. Игорь язык за зубами держать не умел и учиться не собирался. — Чего ты ее так ненавидишь? — Гром отреагировал на удивление мирно. То ли устал конфликтовать, то ли так подействовала рука Дубина, сжавшая под столом ладонь Грома. — Нормальная шавуха. — Была, до того как в нее картошку запихнули, — проворчал Игорь. — А твой напарник с тобой бы не согласился, — Гром кивнул в сторону Диминой шавухи. — Он во многом со мной не соглашается. — Кто бы сомневался, — они обменялись понимающими взглядами. Дубин закатил глаза, а Дима лишь вздохнул. — Твой тоже считает, что обращаться в третьем лице к присутствующему человеку — это нормально? — Сочувствующе улыбнулся Дубин. Дима усмехнулся. Некоторые вещи незыблемы вне зависимости от вселенных.

***

— О, а мы ремонт уже сделали, — Гром осматривал квартиру Игоря. Игорь с Димой переглянулись. «Мы?» — задались одним и тем же вопросом они оба. — У вас чай есть? Я заварю, — Дубин уже достал чайник. — Нет, только сахар, — Игорь сел на диван. Дубин взглянул на него, потом на рассматривающего заваленный бумагами стол Грома, покачал головой и положил чайник на место. «Кажется, мы и в этой привычке совпадаем». — Итак, — Дима прочистил горло. — Вы попали из вашей вселенной в нашу седьмого октября утром. Но начнем с шестого числа. Что вы делали вечером? — Мы… были вместе, — Гром неловко посмотрел на Дубина, который даже бровью не повел. Дима сделал пометку у себя в блокноте. — А чуть поконкретнее можно? -… — Гром неловко отвёл взгляд в сторону. Дубин вздохнул и ответил. — Трахались мы, ясно? На него тут же уставились две пары шокированных глаз и одна — укоряющих. Дима выронил ручку. — Опа, — Игорь перевел взгляд на Грома. — Какие-то проблемы? — Гром угрожающе сжал кулаки. — Нет, совсем нет, — Игорь примиряюще поднял руки. — А вы разве не?.. — Дубин смотрел то на Игоря, то на Диму. — Нет, — хором ответили они. — Хм, ладно. Значит, мне показалось, — усмехнулся Дубин. Игорь с Димой переглянулись. — Значит, вы были вместе… Где? Гром хмыкнул и открыл рот, но Дубин тут же ткнул его локтем в бок, не дав ответить в рифму. — В этой квартире. Ну, в той версии, которая наша, — в ответ на недовольный взгляд Грома он закатил глаза. — А утром вы пошли в участок, так? — Ага. Я пошел в участок, а он по дороге решил нам шавермы купить. А чего вы делали? — На крыше с Юлей сидели. Потом она убежала, у нее там ролик доренр… дорендре… доделался, в общем, — Игорь откинулся на спинку стула. И вовсе им всем (включая Диму) не обязательно знать, что никакого видео у Юли не было, просто Игорю хотелось побыть с Димой вдвоем, а выглядеть при этом подозрительно не хотелось совсем. — Потом мы пошли по домам, — Дима отвёл взгляд. То, что он хотел бы, чтобы Игорь пригласил его к себе, не слишком-то важная информация для их личного расследования, ведь так? — А утром в участок, понятно, — Дубин доел свою шаверму и теперь аккуратно складывал пакет, в который он была завернута. — И что мы с этого имеем? — Гром скомкал фольгу и теперь пытался максимально выровнять получившийся шарик. — Ну, на самом деле, не так уж и много. Точнее… Совсем ничего, — Дима опустил плечи. Все в комнате поникли. Каждый думал о своем, но тема была плюс-минус одинаковой. И от этой темы мозги плавились у всех. — Все, не могу. Перерыв на перекур, — Игорь встал и направился к выходу из квартиры. Дима тут же улегся на освободившемся диване.

***

— Ты же курить вроде собрался? Игорь обернулся и посмотрел на Грома. Тот стоял, опершись об стену подъезда и сложив руки на груди. — В моем случае «перекур» переводится как «мне надо побыть одному и проветрить голову», — Игорь сложил руки в карманы. — О как, — Гром поджал губы. — Я не мешаю? — Не особо, — Игорь снова повернулся к окну. Гром подошёл и встал рядом. Из открытого окна приятно тянуло свежим воздухом. Игорь вдыхал его полной грудью, чувствуя, как голова, кипевшая от всего происходящего, потихоньку остывала. — А как у вас с Димой ну… Случились такие отношения? — Игорь с удивлением отметил, что лицо Грома смягчилось, а на губах даже появилось лёгкое подобие улыбки. — Да неловко как-то… Я все думал, как ему намекнуть, сотню разных планов придумал. А потом все они обрушились, когда Дима подошел и признался в чувствах, — Гром улыбнулся, глядя на Питер через окно. — Просто взял и признался? — Игорь выгнул бровь. — Ну да. Таким тоном еще, я его называю «я это сказал, так что теперь это твоя проблема», — усмехнулся Гром. — Ну, потом свидания, шавермно-кофейный период, все такое. Съехались буквально неделю назад. — Рад за вас, — Игорь не был уверен, что произнёс это от всего сердца. Какая-то часть сердца определенно завидовала их с Димой другим версиям. — А у вас что, какая-то более сложная история? Почему вы оба друг на друга как щеночки брошенные вечно смотрите? — Гром повернулся всем корпусом к Игорю. — Оба?.. — Игорь опешил. — Ну да. Или ты не заметил? — Гром округлил глаза. — Ты хочешь сказать, что… — Да. — О. — Угу. — Во я дебил. — Не спорю. Они посмотрели друг на друга и одновременно усмехнулись.

***

— Значит, ни во что не ставил? — Дубин сидел на кресле и слушал то, как Дима, смотря в потолок, описывал их с Игорем отношения. — Ага. Только после Чумного Доктора начались какие-то изменения. Но мне кажется, что он все еще меня недооценивает, — Дима тяжело вздохнул. — А ты не пробовал ему как-нибудь намекнуть? — Смеёшься? Да он же выглядит как самый натуральный натурал. — А мой прям гей-икона, да? — хмыкнул Дубин. — Ну твой — это твой… — Дима замялся. — Ты думаешь, я не боялся? — Дубин поднял взгляд и чуть улыбнулся воспоминаниям. — Да у меня тогда чуть сердце не остановилось! — А он что? — А он завис. Потом отвис и полез обниматься, — усмехнулся Дубин. — Кто бы мог подумать, что Гром таким тактильным окажется. — Поэтому ты думаешь, что у нас получится так же? — Не думаю, а знаю. Так что давай, бери всю свою смелость в один кулак, остальные достоинства в другой и вперед, — он махнул на дверь, за которую ушел сначала Игорь, а потом, после выразительного взгляда Дубина, и Гром. Дима посмотрел на Дубина, решительно поднялся с дивана и направился к выходу, где чуть не столкнулся с Громом и Игорем. Последний выглядел немного напряжённо. — Нам надо поговорить, — одновременно сказали Игорь и Дима и растерянно посмотрели друг на друга. Гром незаметно показал большой палец Дубину, а тот в ответ улыбнулся.

***

Негласно решив поговорить друг с другом без лишних свидетелей, они вышли из квартиры в подъезд и остановились возле того же окна. — О чем ты хотел поговорить? — О нас, — Игорь снял кепку и сейчас вертел её в руках. — А ты? — Тоже… о нас, — Дима замялся. — Давай сначала ты? — Да, — взгляд Игоря метался туда-сюда по Диминому лицу. — Дело в том, что я… Ты… Ты мне очень дорог, и я… — Игорь сжал кепку. Дима посмотрел на него с нежностью и аккуратно положил свои руки поверх ладоней Игоря. Того пробила дрожь. — И-я-хочу-чтобы-ты-стал-моим-парнем, — на одном дыхании произнес Игорь почти шёпотом. Дима неловко улыбнулся. — Я, ну, тоже этого хочу. — Тогда мы теперь… Встречаемся? — Игорь нерешительно взглянул Диме в глаза. — Ну да, — Дима улыбнулся и погладил руки Игоря, все еще сжимавшие кепку. — Можно я тебя поцелую? — Конечно, — Дима поднял голову, чтобы Игорю было удобнее, и прикрыл глаза. Шершавые губы нерешительно коснулись его рта, поэтому Дима подался вперед, углубляя поцелуй. Будь они чуть менее увлечены друг другом, услышали бы, как подсматривающие Гром и Дубин дали друг другу «пять».

***

— Я думаю, ребят, вам двоим надо побыть вдвоем, — Дубин смотрел на раскрасневшихся Игоря и Диму, вернувшихся обратно в квартиру. — А? — Гром непонимающе уставился на него, но получил очередной тычок в бок. — А, да, точно. Надо, очень надо. — Поэтому мы пока прогуляемся, вы не против? — Нет, не против, — Игорь пошарился по карманам. Не найдя ключей, он махнул рукой. — Дверь просто захлопните, — он наконец-то поддался Диме, дергающего его за рукав, и направился к спальне. Гром и Дубин поспешно вышли в подъезд. — Ты реально думаешь, что им хватит одного вечера? Себя забыл? — С сомнением произнес Гром. — Я себя и тебя прекрасно помню. Но нам негде ночевать, — пожал плечами Дубин.

***

Просыпаться еще никогда не было так приятно. — Доброе утро, — Дима легонько коснулся губами щеки Игоря. Тот сонно улыбнулся. — Иди сюда, — он протянул руку и потянул Диму к себе в объятия. Тот, не сопротивляясь, лег вдоль тела Игоря, прижимаясь к нему. — Сколько там времени? — Он зевнул и потянулся. — Сейчас гляну, — Дима потянулся к телефону Игоря и включил его. — Эээ… — Что такое? — А почему у тебя календарь показывает, что сегодня седьмое число? — Чего? — Игорь заглянул в телефон через Димино плечо. — Может, сбился? — С чего ему сбиваться? — Да хрен эту технику разберёт. Дай свой на минуту, время заодно сверю. Дима протянул ему смартфон. Игорь, покрутив его в руках, нашел кнопку блокировки, нажал ее и нахмурился. — А твой-то тоже седьмое показывает. — Да не может этого быть. Седьмого мы этих двоих встретили, а с того момента прошло… — Знаю я, сколько прошло. Не могли же у нас обоих телефоны с ума посходить? Дима неуверенно подал плечами. — Сейчас проверим, — он подошёл к телевизору и нажал на кнопку включения. — Вчера, шестого октября, состоялась встреча… — Вчера?! — Шестого октября?! Дима и Игорь недоуменно смотрели друг на друга. — Не могли же они нам обоим присниться? — Дима нервно растирал ладони. — Хер их знает, — Игорь почесал затылок и замер. Его взгляд наткнулся на шарик из фольги, валяющийся на столике возле дивана. Кажется, вопрос «какого черта тогда произошло?» будет волновать их еще очень долго.

Бонус

— Мне такой странный сон сегодня снился. — Что там было? — Мы с тобой каким-то образом проснулись не в своей вселенной, а в параллельной. — И что там, все люди на руках ходили? — Нет, там были другие мы. Я был низким и более пухлощеким, у тебя вместо твоей брови — шрам в виде молнии. — Прям как у Гарри Поттера. — Нет, тоже на брови. И эти двое тупили и не могли друг другу признаться, пока мы их не подтолкнули. Они так неловко предложили встречаться, что просто ужас. — Ну кто бы говорил про неловкость. — Они были еще хуже. — А это вообще возможно? — Представляешь, да. — Бедняги.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Майор Гром: Чумной Доктор"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.