Оплата платежными картами НЕ РФ скоро будет отключена
Подробнее

sex, drugs, rock’n’roll

Слэш
NC-17
Заморожен
90
автор
Размер:
112 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
90 Нравится 28 Отзывы 29 В сборник Скачать

поющие в терновнике.

Настройки текста
Примечания:

***

Арс впервые почувствовал что-то настолько мозговзрывающее от поцелуя и это казалось настолько правильным, что хотелось кричать. Они отстранились друг от друга, как школьники, и снова сделали вид, что ничего не произошло. Возможно, никто из них не готов это обсуждать. И каким бы взрослым не был Попов, он все ещё человек. Поэтому они осознанно позволяли себе бегать от этого разговора пока на это была возможность, были другие проблемы. И они не важнее происходящего между Антоном и Арсением, но оба упорно и старательно двигали этот пыльный шкаф из угла в угол по комнате, чтобы однажды понять, что в нем нужно разобраться. Результат МРТ показал, что есть лёгкое сотрясение, поэтому последствия пройдут бесследно для Шастуна, но хотя бы неделю лучше без стрессов и травм. Попов почти стёр себе зубы, пока слушал врача, который рассказывал про заключение исследования, потому что он чувствовал, как тасманский дьявол внутри него лениво поднимает голову на зов своего хозяина. А ещё они впервые столкнулись с вопросом «А кто Вы Антону Андреевичу?». Мужчина-администратор на стойке подозрительно осматривал их сначала, а потом выдал этот вопрос. Арсений закатил глаза и наклонился к окошку с обманчиво-доброй улыбкой. — Слушай сюда, ты сейчас оформляешь нам всё абсолютно молча или ты здесь работаешь последние пять минут, понял? — шипит Попов, не переставая улыбаться. Выглядит жутко. — Да что Вы… — охает работник и хмурится, не понимая почему с ним так разговаривают. — Бегом! — рявкает брюнет и излишне любопытный парень наконец начинает оформлять все нужные документы. Антон все время на всех смотрел презрительным взглядом и на любое прикосновение к себе врача или медсестры почти шипел, как злобный кот. Арсений в это время ждал в коридоре и не видел этого, но скорее всего он был бы ещё более опекающим, чем до этого, так что медработникам ещё повезло. А когда они записывались на компьютерную томографию, то за ними собралась очередь. В частной клинике. На любые попытки поторопить их они рявкали на бедного администратора и продолжали решать в какое время они поедут. Шастун просил забрать его с урока, а Арсений был строго против, убеждая, что они вполне могут съездить после. В итоге, конечно, победило старшее поколение, но какой потенциал у молодежи! Когда они освободились на улице уже было темно, поэтому Арсений решил начать ночную прогулку прямо сейчас. — Предлагаю поехать взять еды и съездить в одно место. Я покажу тебе, — улыбается мужчина и подкидывает ключ от машины вверх, чтобы потом поймать и разблокировать двери. Шастун непонимающе хмурится, почему вдруг они не могут поесть нормально в каком-нибудь заведении? Что он и озвучивает, не долго думая. — Арсений Попов, недавно вернувшийся на Родину весьма успешный предприниматель, и его ученик и по совместительству сын известного своими методами депутата ужинают в одном из лучших ресторанов Москвы, что же их связывает после того злополучного вечера на закрытой вечеринке? — преувеличенно драматично говорит Арс, словно читает какой-то сумасшедший заголовок, и Антон закатывает глаза. Точно. — Да понял, мог бы просто сказать, — бурчит парень и залезает в машину, старательно ища в кармане пачку сигарет. Попов тоже закатывает глаза и вздыхает, следом усаживаясь в пассажирское. — Зато как показательно, да? — усмехается мужчина и заводит двигатель, в миллионный раз наслаждаясь звуком. Антон смеётся в ответ и качает головой, соглашаясь. Пока едут, то долго обсуждают, чем же они хотят сегодня ужинать, словно женатая парочка. Шастун словил себя на этой мысли лишь на пару секунд, а потом его отвлёк Арсений, который протягивал ему свой телефон с открытым чатом в Телеграмм. Да, у него нет ни одного ресторана в Москве, но у него есть знакомые шеф-повара. Так и порешили. Антон вписал все то, что хотел, записал заказ Арсения и отправил. — Нам как раз по пути, заберём и поедем дальше, — сказал Арс, улыбаясь и внимательно следя за дорогой, но Шаст знает, что если бы не она, то мужчина смотрел бы на него. И эта мысль одновременно сносит голову и греет сердце. Вообще, если задуматься, куда же они добрались за это время? Ещё в начале сентября Антон думал только о сексе, но теперь он в машине Попова, едет черт знает куда и даже не переживает, потому что доверяет. Они были всего лишь ученик и учитель, когда встретились, но вот уже середина ноября и все так поменялось. Говорят, что полтора месяца это короткий срок, но Антону плевать. Он чувствует то, что чувствует, и это ощущается безопасным, в данном случае. В случае с Кириллом было страшно всегда. Арсений давно размыл между ними границу, которая была, но это только для них двоих. Почему-то Шастун не сомневается, что мужчина чувствует к нему что-то. Симпатия, сильная, может лёгкая влюбленность. Это чувствовалось в каждом из двух поцелуев, которые у них были, поэтому не страшно. Доверять, влюбляться, быть рядом. — О чем задумался? — врывается в поток мыслей Антона Арсений, улыбаясь. Шастун смотрит на мужчину ещё раз и не может не улыбнуться в ответ. Выглядят, как два идиота. — О временах, когда я боялся, и о времени, когда я не боюсь, — тихо говорит парень и отводит взгляд в окно. Попов хмурится, повернувшись на пару секунд, и берет руку Антона в свою, переплетая пальцы и крепко держа. Неосознанный жест, Арс не думал, а просто отдал контроль над ситуацией и своим мозгом своему же сердцу. Так спокойнее всем. — Расскажешь? Антон ухмыляется и смотрит на светофор, который горит красным. В душе спокойствие, когда вот так слева сидит Арсений и держит его руку. И хочется рассказать, хочется дать понять, что он пропал и не хочется находиться. — Ты делаешь меня бесстрашным, — только и всего говорит Шастун и поворачивается к учителю, улыбаясь. Арс, пользуясь светофором, тоже поворачивается и голубые глаза выражают слишком много эмоций, чтобы разобрать их по составу. — Поехали, зелёный, — кивает на дорогу Антон и закусывает губу, чувствуя этих чертовых крылатых существ внутри. Ужас. Арсений действительно трогается с места, а Шастун включает музыку через телефон, чтобы было не так скучно ехать.

***

Они приезжают на место уже по частично пустующим дорогам из-за позднего времени. Антон берет в руки телефон и циферблат показывает 22:43. Парень оглядывает вокруг, пока Арсений паркуется на парковке около какого-то торгового центра. Шастун никогда не был в этом районе, потому что он вообще не выезжал за МКАД никогда. — Где мы? По всему салону разносится запах еды и Антон уже очень хочет приступить хотя бы к тем креветкам в соусе. — Долгопрудный. Посиди здесь, я посмотрю смогу ли я там проехать, — говорит Арсений с улыбкой и выходит из машины. — Хатико дождётся тебя, хозяин, — выкрикивает в окно Шастун и Попов смеётся, запрокидывая голову назад и отмахиваясь от парня. Антон улыбается и вновь разблокирует телефон, чтобы проверить соц.сети, хоть ему и нельзя. Он чуть-чуть. Стоит парню поднять взгляд, чтобы ещё раз посмотреть на мужчину, то айфон взрывается звонком, потому что он зачем-то снял беззвучный режим. — Да, любовь моя? — слишком слащаво тянет в трубку Шастун и на том конце Добровольский очень громко плюётся, наверняка морщась. — Оставь это Попову. Где тебя и какой хуй носит? — фыркает Паша, судя по звуку закуривая, — мне птичка принесла, что вы с Сергеевичем начали решать дела легально. Антон усмехается и кивает сам себе. Да, они с Арсением. Звучит хорошо. — Я устал, блять, от этих тупых баранов, — вздыхает блондин, откидываясь на спинку сидения, — да и не хочу больше скрывать что-то от Арса, мне тяжело далось рассказать ему. Паша мычит с одобрением, выдыхая дым в пустоту своей квартиры. Неужели нашёлся человек, который вставил мозги этому тупарю. — Конечно, хватит уже. Не могу много говорить по телефону, но скажу, что я мечтал выкинуть это изобретение сегодня весь вечер, — усмехается Добровольский, а Антон видит, как Арс идёт к нему назад, улыбаясь. Видимо, сможет приехать. — Да? Что ж, держи меня в курсе, но лучше приезжай лично, хорошо? Мне нельзя сейчас тусоваться в телефоне особо, — морщится Антон и Арсений открывает водительскую дверь, показывая, чтобы он выходил. Шастун зажимает трубку между плечом и ухом и выходит, чуть громче, чем нужно хлопая дверью. — У меня лёгкое сотрясение головы, я же все-таки не борец ММА, правильно? — продолжает парень, подхватывая пакеты, которые ему даёт Арс, и взглядом извиняясь, что он до сих пор не положил трубку. Арсений улыбается и качает отрицательно головой, мол, «не извиняйся, он переживает». — Чего, блять?! Убью мразоту, — рычит Паша на другом конце и что-то гремит у него. — Все нормально, я с Арсением Сергеевичем, был у врача, не переживай, хорошо? — Они оба в чёрном списке всех, кто ходит в школу. Даже первоклашки к ним не подойдут, — фыркает Добровольский и все ещё не может поверить, что все дошло до этого. Он знает, что Антон защищает семью, знает, что его в этой семье не очень-то жалуют, но тот все равно изо всех сил защищает. Пытался действовать, как отец, и это было страшно. Хорошо, что Антон отмёл эти идеи, сейчас же не девяностые. Вопросы решаются иначе. — Прекращайте, Павел Алексеевич, — смеется Шастун, качая головой, и Арсению так интересно, что он вплотную приближается к мальчишке и прижимается ухом к телефону с другой стороны. Антон не против, ему нечего скрывать больше. — Я серьезно! А потом спустя много лет, когда они сдохнут, я специально переживу их и станцую на их могилах! — увлечённо продолжает друг и Антон не прекращает смеяться, слыша такой же смех рядом. — Кто там ржет? Арсений Сергеевич? — вдруг говорит Паша и нет смысла уже скрывать что-либо в этой ситуации. — Да, Паша, здравствуй, — говорит Попов, кивая на дорогу, которую им нужно перейти. — Мы что, не сможем проехать? — говорит Антон и Арс качает головой, вздыхая. — Куда проехать? Где вы? — Подожди, Паш, — усмехается Шаст и возвращается к разговору с учителем, — так все плохо? — Дорога слишком неровная, да и тебе полезно будет прогуляться на свежем воздухе, — фыркает Попов и идёт вперёд, чтобы парень догонял его. Антон послушно идет следом, вздыхая. Прогулка, так прогулка. — Мы в Долгопрудном, если это тебе о чем-то говорит, потому что мне — нет, — все-таки отвечает на вопрос Антон и друг ржет. — Ладно, голубки, не отвлекаю, ебитесь! — кричит Паша и бросает трубку. Антон три секунды смотрит на телефон, уже в руке, и качает головой, убирая в карман. Он даже не собирается это комментировать. — Голова не кружится? — тихо спрашивает Арсений, когда они уже перешли дорогу и идут по тропинке куда-то. Антон не знает куда. — Все в порядке, я скажу, если что-то будет не так, — так же отвечает Шастун и улыбается. Они больше не говорят, пока Арс ведёт их куда-то сквозь деревья и кусты по вытоптанной дорожке. Шуршат бумажные пакеты в руках у обоих, редкие птицы в такое время где-то кричат, но не пугают. И тут Антон чувствует, как в лицо ударил влажный воздух. Они у реки? Удивительная для ноября погода — ни ветерка, да и не холодно особо, просто сказка. — Иди впереди, чтобы я тебя видел, хорошо? — улыбается Арсений и Антон смотрит на него округлившимися глазами, — Не переживай, просто иди по дорожке и выйдешь туда, куда нам нужно, — усмехается мужчина и берет парня за свободную руку, притягивая к себе и целуя в висок. Антон выдыхает и кивает, все ещё чувствуя тёплые мягкие губы на своей коже, желая чувствовать их там всю жизнь. Шастун идёт осторожно по тропинке, держась за руку учителя, и вдруг выходит на небольшую полянку прямо напротив пруда. Открывается вид на небо, вокруг деревья и будто этот кусочек неба только их личный в данный момент. Звезд за городом больше, об этом Антон слышал, но никогда не видел. Луна ярко светит, что кажется не так уж темно, а созвездия легко рассмотреть, даже не нужно стараться. У пруда небольшая деревянная беседка, которую Шастун замечает не сразу, увлечённый небом. Арсений стоит рядом и даже не смотрит наверх, только на парня рядом, в глазах которого отражаются эти самые звёзды. Весь мир. — Арс, это… Это же… Вау! Арс! Смотри, большая медведица, её так легко рассмотреть! — восклицает парень и теребит рукав куртки мужчины, показывая пальцем в небо. Попов улыбается и кивает, угукая. ««Вау!» это ты, Шастун», думает Арсений и Антон поворачивается на учителя с улыбкой, которая сейчас порвёт его лицо, не иначе. Они замирают так на пару секунд и улыбаются друг другу. Им не уйти от этого, нет спасения. Тонут друг в друге со стремительной скоростью и даже не пытаются выплывать. Антон не представляет себя без Арсения, как и Арсений себя без Антона, ничего уже не будет так, как прежде. Раньше Попов даже лиц не запоминал всех, кто был в его постели, а теперь готов всю жизнь смотреть только на одно лицо. Куда они пришли за каких-то полтора месяца? И куда придут сегодняшней ночью. — Пойдём, ты голодный, я тоже, надо перекусить, — почти шепчет Арсений и за руку тянет Антона за собой в беседку. Парень смотрит на Попова и не может поверить, что все это с ним происходит. Прекрасный мужчина ведёт его куда-то и он готов за ним идти куда угодно. Они достают контейнеры из пакетов и у Антона слюна уже, возможно, капает. — Давай, кушай, — улыбается Арсений и пододвигает Шастуну его салат по-каталонски и креветки в сладком соусе. — Кто бы сейчас на нас посмотрел, — жуя, говорит Антон, — один роллы из камчатского краба уплетает, другой салат с крабом и все это в Долгопрудном. Арсений хихикает и кивает. Действительно, интересная ситуация. — Только в моих роллах ещё и спинка тунца, — важно добавляет Попов и снова широко улыбается. Он не против. — О, точно! Это же меняет дело! — восклицает Антон и взмахивает пластиковой вилкой в воздухе, посмеиваясь, — но когда-нибудь мне очень хочется посидеть с тобой в твоём ресторане, знаешь, ты обещал мне вечер. — Конечно, я помню, — ухмыляется Арсений, макая ролл в соевый соус, — возьмёшь Пашу, вам приготовят лучшие… — Нет-нет-нет! Ты! С тобой вечер! — хмурится Шастун, держа на вилке порцию салата. Попов хихикает, пережевывая еду и не отвечая на вопрос. Антон фыркает и подсаживается вплотную к мужчине, чтобы одним взглядом заставить его ответить. — Ну и что ты упёрся в меня? Да, конечно, да, — уже прожевав говорит мужчина, все ещё посмеиваясь, и поворачивается на парня, понимая, что между их лицами буквально десять-пятнадцать сантиметров. Антон широко улыбается и, почти на рефлексах, чмокает Арсения в губы. Попов замирает, смотря на юношу, а тот спустя пару секунд осознаёт, что произошло, и его без того большие глаза становятся больше. Они смотрят друг на друга и у каждого в голове спутанный рой мыслей, без возможности вычленить хотя бы одну сформированную. Арс выдыхает и облизывает губы, откладывая палочки. — Наверное, пора поговорить?

***

Они сложили в пакеты все пустые тарелки и теперь Арсений сидел напротив Антона, а тот усиленно делал вид, что восхищается небом, лесом вокруг пруда, чем угодно. Он боится, пиздец как. Несмотря ни на что, он все ещё боится, что ошибся. И дело не в Арсении, он имеет право чувствовать всё и если в этот список не входит «симпатия к Шастуну», то это ничья проблема. Так случается. Ему до жопы страшно, он не готов. С Кириллом не было разговоров, не было нежных поцелуев посреди квартиры, не было заботы и ласки. Был жёсткий секс, искусанные до боли губы, тело в синяках и куча наркоты по квартире. Был Вишняковский со своей ухмылкой, которая теперь вызывает тошноту, со своими цепкими руками, которые не отпускали. Разговоры и правильная любовь ему не знакомы. Он не может поверить, что влюбился опять, что ему вновь могут разбить сердце, но ведь это Арсений, да? Он же не сделает больно? — Антон! — вырывает из мыслей голос учителя и парень резко поворачивается к нему. Мужчина улыбается, смотря на Антона. Он в панике, молчит и даже не пытается попробовать начать разговор. Не может же быть, что он сделал это случайно? Да, Антон? — Антон, пожалуйста, не молчи, хорошо? Мы должны это обсудить, ты же понимаешь, мы же не просто два случайно встретившихся человека на улице, да? — тихо говорит Арс, осторожно переплетая пальцы их рук, которые лежат на холодном дереве. Руки замёрзли, да и сам парень уже наверняка замёрз. — Ты… — хрипит Антон и откашливается, а потом продолжает, — ты имеешь ввиду то, что я твой ученик? Арсений кивает, внимательно всматриваясь в лицо напротив, чтобы предотвратить любые сомнения. — Ты хочешь сказать, чт… — Нет! — восклицает учитель и хмурится, для убедительности мотая головой, — не это я хочу сказать. Я хочу сказать, что если ты уверен в том, что ты чувствуешь, то тогда мы продолжим. Шаст даёт себе минуту на размышления и понимает, что ему не нужна эта минута. Ему нужны эти руки в своих руках, эти голубые глаза напротив и самый красивый смех из всех, что он когда-либо слышал. Ему нужен Арсений рядом, желательно всегда. — Я уверен, что я не смогу без тебя, — говорит Антон, а голос дрожит, а Попов задерживает дыхание, слыша эти слова. Это всё, что ему было нужно услышать. — Мой мальчик, — шепчет Арс и подаётся вперёд, обхватывая лицо парня ладонями и целуя эти губы. Самые-самые губы. Лучше нет. Антон отвечает на поцелуй, обхватывая ладонью предплечье мужчины, и внутри взрываются звёзды одна за одной. Они целуются, не в силах оторваться друг от друга, и даже уже ощутимый холод им не мешает. Есть только губы напротив и дыхание одно на двоих. — Я, — поцелуй, — никогда, — поцелуй, — никому, — поцелуй, — тебя, — поцелуй, — не отдам. Антон широко улыбается на эти слова и целует Арсения, восполняя все то время, что они провели не целуясь. — Арс, Арс, — шепчет Шаст и чуть отодвигает мужчину от себя, облизывая губы, — правда? — Правда, Шастун, правда, — смеется Арсений, легко чмокая парня в губы, — главное, чтобы ты был уверен в этом. Я готов ко всему, мне плевать на все. Я готов забрать тебя, если захочешь, готов остаться тут, готов быть рядом до старости, знаешь? Они оба хихикают, прижавшись лбами друг к другу на пару секунд и прикрыв глаза. Подумать только, куда пришли эти двое и какой путь ещё ждёт их впереди. — Ты не думаешь, что это как-то… — начинает Антон, прижавшись к боку мужчины, чувствуя себя довольно тепло в его объятиях. — Быстро? — заканчивает Арс, улыбаясь и смотря на небо, прижавшись губами к виску мальчишки. Сегодня особенно яркое, по-особенному красивое. — Мне плевать. И ты не думай об этом. Понимаешь, чувства не выбирают, когда им появится, они либо есть, либо нет. Антон чуть отодвигается и переводит взгляд на Арсения, замечая, что лунный свет просто охуительно отражается в голубых глазах. Он даже не думает, а достает телефон, открывает камеру и делает фото, сразу же открывая его и рассматривая. Попов обращает на это внимание и выхватывает у мальчишки гаджет, чтобы посмотреть. Они такие сопливые, видел бы их кто-то. — Я сброшу себе? Красивое, — спрашивает Арс, но уже отправляет себе в телеграмм и замечает, что записан как «Арсений секси тичер». Он смеется и блокирует телефон, отдавая парню. — Секси тичер? Я запомнил, — ухмыляется мужчина и специально отводит взгляд в сторону, а Антон краснеет, шлепая учителя по коленке. — Я мог бы и сам отправить тебе это фото, — бурчит он и утыкается лицом в куртку Попова. Ну что за еб твою мать, никто не должен был об этом узнать, он собирался поменять имя контакта, правда собирался! — Поехали, у нас ещё поездка по ночной Москве, — говорит Арсений и встаёт, подтягивая за собой парня, а потом беря его за руку, а в другую сгребая все пакеты. Антон резко останавливает мужчину за руку, заставляя обернуться к себе. — Ты не оставишь меня? — тихо спрашивает Шастун, смотря в глаза Арса и закусывая губу. Он хочет услышать это ещё раз, чтобы успокоить себя. — Я с тобой. И надолго. Я никуда тебя не отпущу, пока ты сам не захочешь уйти, — ровно отвечает Попов, ни разу не отведя взгляда от обеспокоенного лица Антона. Он хочет снести башку Вишняковскому-младшему. — Я не захочу. С тобой я сильнее, с тобой я — это я. С тобой всё лучше. Арс подходит ближе и чувственно целует парня, потому что эмоций и чувств слишком много. Ну и целовать Антона хочется всегда. Ему не слишком удобно из-за пакетов в руке, но брюнет не прекращает поцелуя, пока Шастун перестанет так сильно сжимать его ладонь, боясь отпустить хотя бы на секунду. — Я хочу, чтобы ты знал, что я люблю тебя. Я говорю это первый, чтобы ты был уверен, малыш, ты не обязан говорить это в ответ, да? — шепчет Арс и улыбается, когда глаза Антона напротив резко увлажняются и блестят ещё ярче. Никуда он его не отпустит, никогда. — Пойдём, Антон, ты замёрз, — добавляет Попов и они уходят с поляны, держась за руки. — Как ты нашёл это место? Я так и не спросил, — спрашивает Антон, когда они уже подходят к дороге. — Считай это местом моей силы. Здесь я прятался от родителей, здесь я принимал самые важные решения в своей жизни, такие, как уехать из России, или как начать встречаться со своим учеником, — усмехается Арсений и тянет парня вперёд, чтобы быстрее перейти дорогу и нырнуть в тёплую машину. Антон думает, что готов убивать за это. За него.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.