История одного человека 2

Джен
R
В процессе
128
Размер:
планируется Макси, написано 990 страниц, 26 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
128 Нравится 49 Отзывы 49 В сборник Скачать

Часть 3. Глава - 24. Реакция. П.1.

Настройки текста
Был уже поздний вечер, когда он достиг дверей дешевой забегаловки, что располагалась на первом этаже этого двухэтажного здания. Постояв пару секунд у двери, посетитель обнаружил свободный столик и вскоре занял за ним место. Минуты через три или четыре на него обратил внимание управляющий и подошел, держа в руках потрепанное меню. Впрочем, особой необходимости в этой вещице не было. И управляющий, и посетитель быстро узнали друг друга. Потому первый расплылся в любезной улыбке, а второй ответил ему дружелюбным оскалом. - Мне как обычно, пожалуйста, - сказал гость, кивнув знакомому в знак приветствия. - Подождите минутку, Дайчи-сан, - быстро ответил тот, направляясь обратно в сторону барной стойки. Скоро упомянутый Дайчи уже изливал внутрь себя подогретое саке. И закусывал его кусками свежеприготовленной рыбы. И судя по выражению его лица, любой свидетель мог бы заметить, что второе ему нравиться намного больше первого. Разве что управляющий возразил бы, что это не совсем так. И что именно в питие алкогольных напитков заключается главный смысл визитов этого человека. Выпить и расслабиться в компании незнакомцев после долгих месяцев тяжелой работы. И возражению этому стоило верить. Эти двое были знакомы далеко не один год. По истечению получаса, Дайчи отодвинул в сторону тарелки и пустой кувшин с саке. Его чуть помутневшие глаза нашли в помещении управляющего, который вновь заторопился к гостю. - Пока хватит, Риота-сан…. Мне, пожалуйста, продолжение…кх… стандартного заказа. Посетитель говорил медленно, с паузами. Напиток уже явно делал свое дело. Управляющий, глядя на слегка раскрасневшееся лицо, учтиво улыбнулся и тут же сунул тому в руки ключ. - Номер к вашим услугам, - сказал управляющий, сгребая посуду и возвращаясь к своим делам. Дайчи же, схватив ключ, направился к выходу, чтобы обойти здание и подняться по наружной лестнице на второй этаж. Туда, где в небольшой дешевой гостинице его ждала снятая комната. Номер был найден безошибочно. Вскоре ключ оказался в замке, тот щелкнул и ирьенин Корпуса АНБУ Госпиталя Конохи оказался в едва освещенном помещении. Еще один щелчок, и шум ночной улицы остался позади, уступив место полной тишине. - Рад вас видеть, Дайчи-сан, - произнес ледяной голос, как только дверь закрылась. Острый взгляд гостя легко обнаружил засевшую в темном углу человеческую фигуру. Даже мимолетного взгляда хватило Дайчи для того, чтобы с легкостью определить, кому именно она принадлежит. - Данзо-сан! – поприветствовал он его, направляясь к специально подготовленному для него стулу. Вскоре оба мужчины располагались друг напротив друга, а между ними появился небольшой журнальный столик, на котором скромно горела одна единственная свеча. Света от нее было не сказать, что много. Ее едва хватало, чтобы выхватывать из тьмы контуры собеседников. Но ни один из них не жаловался на недостаток освещения. - Чаю? – спокойно поинтересовался одноглазый старый разведчик, ставя на столик пиалу, уже наполненную терпким напитком. - Не откажусь, - столь же спокойно ответил его гость, принимая керамический сосуд и делая небольшой глоток. Следующие несколько минут пролетели в полной тишине. Дайчи попивал чай, при этом от всего выпитого саке, что говорится, ни в одном глазу. Он оставался абсолютно трезвым, сосредоточенным и серьезным. Между тем единственный глаз его собеседника неотрывно следил за трепещущим пламенем свечи. И будто не существовало для старейшины ничего важнее, кроме этого огонька. Наконец, пиала с легким стуком опустилась на гладкую поверхность стола. А сам ирьенин слегка откинулся назад, располагаясь с максимально возможным комфортом. Его телодвижения заставили мужчину напротив оторваться от наблюдения за огнем и сосредоточиться на нем. - Что нового? – буднично поинтересовался Данзо, словно его волновали мелкие подробности из жизни собеседника. - Не сказать, что есть какие-то серьезные изменения в моей жизни, Данзо-сан, - так же буднично ответил на эти слова Дайчи, - Работа выполняется, исследования продвигаются, а главный проект развивается в полном соответствии с пожеланиями нашего уважаемого руководства. - Это хорошие новости, - ровно отметил Шимура, слегка кивнув, - Приятно знать, что прогресс не останавливается, а такие люди как вы продвигаете его дальше. - Благодарю за теплые слова. - А как там поживает ваш ученик? Надеюсь, он всем доволен. От его хорошего настроения и желания сотрудничать зависит очень многое. Пусть это было лишь вступление, можно сказать, легкая светская болтовня ни о чем перед обсуждением действительно важных вопросов, последний вопрос был задан не просто так. Ирьенин чувствовал налет интереса в словах Данзо. Он лишь не понимал, что это: просто заинтересованность своим важнейшим некогда проектом? Или же главе Корня удалось разнюхать о недавних событиях, непосредственно с ним связанных. - Широ оказывает неоценимую помощь в реализации важнейших программ для деревни, - ровно ответил Дайчи, - Однако, сдается мне, что его начала раздражать некая….ммм… повышенная секретность вокруг его персоны. Слегка изогнутая бровь на неподвижном лице изображала как легкое удивление, так и вопрос. Совершенно понятный, оттого ирьенин предпочел не дожидаться его дублирования голосом. - Он, скажем так, обеспокоен тем фактом, что из-за повышенного уровня секретности о некоторых его заслугах не знают многие заинтересованные люди. И из-за этого те воспринимают его не столь серьезно, как хотелось бы. Бровь Данзо вернулась на исходное положение, вновь превращая его лицо в подобие заледеневшей маски. Ненадолго, поскольку скоро его губы пришли в движение. - Под «людьми» вы имеете в виду Иноичи Яманака и его клан? – прозвучал вопрос, который полностью подтвердил подозрения Дайчи. - Да, - кивнул он. - Значит, слухи не врали, - кивнул будто бы своим мыслям старый разведчик, - И повышенный интерес со стороны Яманака к его персоне и в самом деле имеет место быть. Ирьенир на мгновение позволил себе внутренне усмехнуться формулировкам Данзо и его «слухам». Эти слухи наверняка попали к нему в руки в виде секретных отчетов АНБУ, таинственным образом утекших из документооборота самой структуры. Несмотря на то, что Шимуру отстранили от командования масок довольно давно, Дайчи сомневался, что он растерял все свои связи среди них. - Верно. Интерес Иноичи-сана определенно высок. И мой ученик испытывает раздражение этим фактом. И соответственно тем, что этот интерес вызывает. Возможно, вам известны некоторые детали, - сказал ирьенин, не сводя взгляда со своего собеседника. - В чем именно выражается раздражение со стороны вашего ученика, Дайчи-сан? – ровно поинтересовался тот, проигнорировав последнюю часть обращенной ему реплики. - В его недовольстве тем фактом, что ему приходиться полагаться на помощь и поддержку других там, где он мог бы обойтись одним лишь своим авторитетом. В том, что из-за недостатка авторитета, чужая помощь сведется лишь к защите его от вероятных посягательств. Но не приведет к решению иных его проблем, которые удалось бы решить, будь у него этот самый авторитет. Данзо выслушал слова ирьенина с холодным вниманием. В его глазу не отразилось ничего, что могло бы натолкнуть на мысль, что старейшине известно что-либо об этих самых проблемах. В конце концов, говоря слово «проблемы» Дайчи намеренно хотел не использовать другое – «желание». Любое упоминание Карин могло спровоцировать появление ненужных сведений о ней и ее родословной у возможного заинтересованного лица. - Проблемы? – все же не обошел это слово своим вниманием разведчик. Его собеседник в ответ лишь спокойно кивнул. - Вопросы разной степени важности, - сказал он, тщательно формулируя свой ответ, - Те, что возникли бы у любого, кто выбрался из полной опеки со стороны АНБУ. Не говоря о некоторых, скажем так, амбициях. Последнее слово вызвало едва уловимую усмешку на застывшем, казалось бы, лице. - Вижу, ваши труды по прививанию этого важного элемента увенчались успехом, - заметил тот, сохраняя это подобие усмешки. Намек был понятен и ирьенин также усмехнулся. - Не скажу, что это чисто моя заслуга, но… - он сделал паузу, не договаривая остальное, давая возможность Данзо закончить предложение самостоятельно. Тот собственно, это и сделал. В своей голове, сопроводив финальную точку коротким кивком. - Что же, - задумчиво заметил он, чуть сильнее надавив спиной на спинку кресла, - Вопросы, мучающие вашего ученика, весьма злободневны. Учитывая наши общие интересы и вклад, который он сам того не ведая, внес в наше дело, важно, чтобы он справился с ними как можно скорее и почувствовал по итогам себя победителем. На минуту образовалась тишина. Данзо о чем-то задумался, а Дайчи, будучи представленный самому себе, начал прокручивать в голове состоявшийся буквально с утра разговор с Широ. То, как тот пришел к нему после очередной серьезной работы по секретной линии АНБУ и как поделился с ним неожиданными новостями. На вечно погруженного в работу исследователя сказанное произвело определенное впечатление. Причем практически все. От самого похода в клановый квартал Яманака ученика и выдвинутых им требований, так и ответной реакцией мозголомов. Обещание поддержки со стороны АНБУ, и внезапно взыгравшая гордость Широ, что хотел большего, только добавляли ситуации остроты. Их разговор тогда продлился несколько долгих часов. И все это время заинтересовавшийся произошедшим исследователь допытывал друга. Выпрашивал детали. Выслушивал его точку зрения, мысли и предположения. Пока, наконец, не смог в полной мере все оценить и вынести вердикт. Широ был зол, расстроен и растерян. Он, втянувшийся в самую настоящую авантюру из лучших побуждений, действовал ради своей ученицы. И защита АНБУ мало помогала ему добиться желаемого. Яманака, почуяв, что столкнулись с тем, за кем стоят маски, лезть на него не рискнут. Но это не окажет совершенно никакого влияния на ситуацию с Карин. Просто стороны отойдут на те же позиции, в которых они пребывали до злополучного визита в клановый квартал. Широ это совершенно не устраивало, что он и понял за одну мучительную ночь размышлений. Теперь он порывался что-то да сделать, чтобы преломить ситуацию в свою пользу, но решительно не понимал, что именно. - А как уважаемый Харада-сан подумывает поступить? – между тем заговорил Данзо, вынырнув из своих дум и подняв ледяной взгляд на ирьенина, - Он станет придерживаться рекомендованной линии поведения при оказании ему помощи со стороны заинтересованных лиц? Или же тут возможен другой какой-то вариант? Взгляд зеленого глаза обрел невиданную остроту. Шимура смотрел на собеседника, и казалось, ни малейшая мысль не смогла бы ускользнуть от него. И это при все том же безжизненно застывшем лице. - Уверен, он не станет поступать опрометчиво. Несмотря ни на что, благоразумия в нем более чем достаточно. Это его очень хорошая черта. Думаю, все закончится без лишних проблем, а Широ будет полностью придерживаться моих советов. Несколько мгновений Данзо просто смотрел на Дайчи, словно бы пытаясь прочитать его мысли, а после, не преуспев в этом деле, спросил. - Советов? Ирьенин позволил себе демонстрацию легкой улыбки. - Я очень ценю своего ученика и просто не мог не оказать ему небольшую помощь. Думаю после завтрашней встречи с другим весьма заинтересованным в его желании сотрудничать человеком, Широ эту помощь оценит. И успокоится. Снова небольшая пауза, во время которой разведчик вдумчиво анализировал данный ему намек без попыток выяснить подробности. Дайчи не сомневался в том, что он преуспеет в этом деле. - Вы уверены, что тот человек пойдет на встречу? Несмотря на отсутствие явных противоречий с Яманака, он не будет охотно играть ту роль, которую вы хотите, чтобы он сыграл. Несмотря на то, что имя заинтересованного человека так и не было озвучено, ирьенин уже знал, что старейшина все понял. Он даже внутренне похолодел от того, какие формулировки применялись по отношению упомянутой личности. Уж кому-кому, но не медику, пусть и заслуженному, рассуждать подобным образом об одном из самых влиятельных людей деревни. - Производство сыворотки слишком важно, чтобы игнорировать проблемы, с ней связанные. А он уже показал, что заинтересован в ней. Так что, тут я уверен. Данзо кивнул и задумался. А потом снова кивнул, слегка подавшись вперед. - Что же…. – сказал он, после взяв короткую паузу, - Надеюсь, все пройдет успешно, и наш с вами хороший друг сможет решить свои проблемы. А в свете некоторых событий, было бы даже кощунственно немного ему не подсобить. С этими словами он извлек объемную папку из-под повязки на руке и положил на стол. - Это все, что наработали мои люди, - сказал он, указав на то, ради чего они сегодня собственно, и собрались, - Все, основанное на ваших исследованиях, наших наблюдениях и проведенных вашим учеником работы. Меня боятся обнадеживать, но даже моих поверхностных знаний хватает, чтобы разглядеть в этих записях оптимизм…. Полагаю, вам нужно это изучить. Дайчи молча кивнул, беря в руки результаты работы исследовательской группы Корня и открывая ее на одной конкретной странице. Пробежавшись по ней глазами, он несколько долгих минут сидел неподвижно, вчитываясь в заветные формулы. После сделал глубокий вдох и осторожно положил папку обратно на стол. И все это под пристальным взглядом старейшины. - Итак? – сухо поинтересовался тот, причем ничего не выдавало в нем какого-либо интереса. - Сейчас, - с некоторым волнением произнес исследователь и извлек из припрятанной печати другую папку. Несколько мгновений спустя, он ее открыл на нужной странице и столь же осторожно положил ее рядом с первой. Ледяной взгляд Данзо спокойно просмотрел на цифры и условные знаки на обоих раскрытых папках после чего вцепился в глаза медика. - Они совпадают, - констатировал он столь же сухо. - Верно, Данзо-сан. Формулы сошлись, - тихо произнес Дайчи. - Значит, сдержанный оптимизм моих людей имеет под собой реальное основание? – задал вопрос старейшина подчеркнуто спокойным голосом. - Да. - И результат многолетних исследований шел к этому самому моменту? - Да. - И теперь мне можно спрашивать о конкретных сроках? - Да. Воцарилось молчание. Несколько минут собеседники молча смотрели друг на друга, пока старший мужчина не задал решающий вопрос. - Так сколько еще ждать, Дайчи-сан, прежде чем я получу конечный результат? Дайчи кашлянул, несколько мгновений думал над ответом, а после, вздохнув, ответил: - Месяцы, Данзо-сан. При удачном раскладе, меньше полугода. После ирьенин наблюдал одну из самых жутких картин, которую когда-либо видел за всю свою жизнь. Улыбающийся глава Корня АНБУ, от одного вида которого бросало в дрожь и заставляло покрыться мурашками. - Это воистину отличные новости, Дайчи-сан! – произнес Данзо, совершенно не стесняющийся демонстрации своих эмоций, - Давно я ждал этих слов. Спасибо, уважили старика…. Несколько секунд спустя, конечно, улыбка стала увядать, возвращая лицу привычный холод и неподвижность. Но радость все еще искрилась в единственном глазу. И проявилась в голосе, когда Шимура сказал следующую свою реплику. - Пусть ваш ученик не волнуется. В свете предстоящего, нельзя оставлять его расстроенным. Солнце едва-едва поднялось над горизонтом, а песнь редких пока еще птиц начали разливаться вокруг, а я бодрым шагом двигался в направлении полигона. Да, что там, шагом. Я туда чуть ли не бежал, чувствуя все нарастающее внутреннее напряжение. И чувствовал, что промедли я еще немного, и оно непременно разорвет меня. Голова моя в этот момент представляла собой котел, наполненный безумной смесью всевозможных мыслей, чувств, переживаний, предположений и прочего нужного (а чаще ненужного) хлама. Вся эта масса успела накопиться за последние пару суток, а всю эту ночь я только и делал, что перемешивал и разогревал это своими непрерывными размышлениями и рассуждениями. От этого смесь приближалась к критической температуре, и от этого становилось уже физически больно! Я не спал уже вторую ночь, все думал и думал, а эмоции под натиском разного рода мыслей расшатывали мою стойкость. В этот момент я был готов проклясть этих самовлюбленных блондинистых упырей, которые одним своим существованием доводили меня до такого состояния. Хотя до такого все же не опускался. Все еще живая логика в моей голове говорила, что Яманака лишь сыграли роль катализатора. И своими действиями и отношением только помогли выявить существующую проблему. Не более того. Полигон показался скоро. Мое привычное место для тренировок и испытаний одной страшной, я бы даже сказал, жуткой в своем несовершенстве, техники. Ровная площадка, всего лишь пару месяцев назад выровненная дзюцу оперативников АНБУ после очередных взрывов. С тех пор здесь прибавилось всего парочка новых кратеров, открывая широкий простор для новых разрушений. И да, сейчас я был настроен разрушать. Сделав глубокий вдох, принял привычную, давно отработанную стойку. Несколько секунд спустя между моими руками сформировался вихрь смертоносной чакры. Это был идеально ровный и безумно красивый голубой шар, глядя на который мне на короткое мгновение стало как-то легче. Мысли о предстоящей сегодня встрече как-то отступили, и я погрузился в созерцания рукотворного чуда. В прояснившуюся голову даже вернулись давно вынашиваемые замыслы, а сердце испытало творческий порыв. Как давно я откладывал одно исследование, напрямую связанное с моей техникой, все время находя отговорки и кучу лишних дел в стороне. Давай, попробуй сейчас! Сосредоточившись, я начал уверенно преобразовывать чакру под своими ладонями, превращая ее в стихийную. И попутно с этим осторожно увеличивал объем природной энергии внутри себя, перешагивая все ранее установленные ограничения. Мне нужна была сила, чтобы удержать то, что должно родиться из этого крошечного торнадо. Сила, которая, быть может, позволит мне потом обратить свое творение во что-то более совершенное. Мгновения, и шар начал увеличиваться. Чакра стихии воды быстро наполняла ее, доводя концентрацию энергии внутри вихря до невероятных пределов. Подстегнутый природной энергией мой разум и чувства позволяли видеть мельчайшие изменения, ощущать как наливающаяся мощью стихия в моих руках пытается сорваться с поводка. Обрести свободу. Но на этот раз во мне было больше сил и контроля, чтобы все это удержать. И плавно дойти до предела без потерь концентрации. Какое идеальное исполнение уже давно отработанного этапа! Быстро, легко и изящно! Неужели это было так просто? Всего-то стоило перешагнуть барьеры и позволить себе использовать весь доступный инструментарий. А я топтался на месте, боясь рисковать! Усиленное восприятие в тот же миг сыграло со мной злую шутку. Ведь я почувствовал чужое присутствие. Не непосредственно на полигоне. А так, на расстоянии. В той зоне, откуда мало-мальски обученный сенсор сможет не упустить свою цель (то есть меня) из виду. И этим сенсором, судя по чакре, просто обязан был быть очередной блондин! Сердце пропустило один удар, чтобы мгновением позже с силой удариться о грудную клетку. И все мое спокойствие смыло всей той смесью, что варилось в моем «котелке». Да, через секунду я вернул самообладание. Сжал зубы, натянул удила. Но этой секунды оказалось достаточно для начала цепной реакции. Вихрь, окруженный кольцами, прошел точку невозврата. Оставалось только пытаться продолжить эксперимент в экстренном режиме. Я напряг все свои силы, подпитанные природной энергией. И попытался отшвырнуть свое творение в сторону. Задолго до того, как до меня дошло, что это абсолютно бессмысленная затея, чисто на инстинктах выбросил львиную долю своей чакры перед собой, надеясь защититься от взрыва. Меня снесло далеко. Не помогло ничего. Ни выброшенная чакра, ни созданные прямо перед ударом клоны, ни попытка оттолкнуться от них уже во время полета. Ударная волна сокрушила мои попытки самозащиты с такой устрашающей силой, что я после не смог сразу встать. Благо, меня отбросило достаточно далеко, чтобы не задел селевой поток. Не случись этого, возможно проблемы мои на этом бы и закончились. Я валялся на земле, ощущая боль по всему телу, одновременно пытаясь провести самодиагностику и самолечение. И попутно дивился тому, насколько ощутимее оказался удар после того, как дзюцу было усилено природной энергией. При взвешенном подходе, такое улучшение могло превратить мою бомбу в действительно грозное оружие. Только бы научиться еще им пользоваться… Клонов, например, вместо себя использовать. Сейчас, вот, не помешало бы… Хотя ладно, сейчас использование клонов было абсолютно бессмысленно. За бомбу сегодня я взялся для того, чтобы сбросить напряжение самому, а не моим двойникам. Мысли о напряжении заставили мгновенно вспомнить и о наблюдателе, и обо всем, что с ним связано. Напомнило это и о произошедшем вчера моем визите в Башню Хокаге и передачей через одного знакомого чунина записку другому знакомому старику в очках. Совет Дайчи, который и выдвинул предложение попросить некоторую поддержку в решении моего вопроса у советника Митокадо. «Митокадо-сан очень заинтересован в бесперебойных поставках сыворотки. А ты – главный источник, от которого эти поставки зависят в первую очередь. Намекни ему, что ты недоволен текущей ситуацией. И покажи свои серьезные намерения», - сказал он, помогая составить мне послание с просьбой об аудиенции. Встреча с советником была назначена сегодня. Уже через несколько часов я должен был играть в большую игру, договариваясь и демонстрируя себя с самой серьезной стороны. Мысли об этом предстоящем разговоре были одной из причин моей головной боли. Надо было ведь не выступать в роли простого просителя. Требовалось провернуть разговор так, чтобы у советника появилось непреодолимое желание оказать мне этакую дружескую поддержку. Любой просчет, и я из кого-то действительно серьезного в глазах этого человека, рисковал превратиться в должника. - Как же я это все ненавижу! – прошипел я сквозь зубы, под наплывом негативных мыслей. Да, я ненавидел эту ситуацию, эту политику всеми фибрами своей души. Особенно сильно это уязвляло потому, что я оказался к ней не готов, хотя искренне мнил себя серьезным игроком в будущем. Чувство того, что меня осторожно прощупывают сенсорной техникой добавило дегтя и в без того переполненную бочку. Я вскочил на ноги, ощущая боль, но игнорируя ее. Природная энергия, вкупе с ирьениндзюцу и регенерацией делали свое дело. Не обратил я внимание и на появившийся новый кратер, что прежнего меня мог бы впечатлить. Мне не терпелось выплеснуть все накопившееся внутри меня, чтобы начать мыслить трезво. И окончательно почувствовать, что я контролирую ситуацию, а не наоборот. - Клоны, - ухватился я за ускользающую мысль, и пальцы сложили печати. Мгновение и рядом со мной вырос мой двойник. Следуя общей вспыхнувшей подобно падающей звезде идее, мы принялись накапливать внутри природную энергию. Перед глазами пронеслись несколько образов в виде одинаковых голубоглазых парней в красных плащах. А потом мы заняли исходную позицию. - Начали! – сказал я, начав формирование шара. Скоро идеальная сфера расенгана прекрасным торнадо вихрилась у меня в ладонях. Миг, и природа ее чакры изменилась на воду. И шар принялся увеличиваться, наливаясь всей своей чудовищной разрушительной мощью. Этот раз отличался от всего того, что я чувствовал до этого. Сейчас бушующую силу будущей бомбы удерживали две пары рук, укрощая ее порывы к саморазрушению. Два одинаковых разума, усиленных силой природы твердо и уверенно держали смертоносный вихрь, продолжая попутно накачивать энергией. И наконец, настал момент истины. Бомба обрела свою идеальную форму. Достигла установленного предела. Обзавелась многочисленными кольцами, ведущие вокруг нее свой веселый хоровод. - На счет три! – с трудом проговорил я, не в силах оторвать глаз от получившегося творения. - Раз, - сказал двойник, вместе со мной начав осторожно отводить руки назад, и дзюцу плавно последовало за ней, рискуя разорваться в любой миг. - Два, - сказал я, когда наши руки достигли нужной позиции, а бомба осталась целой, пусть для ее удержания пришлось влить еще немало сил. - Три! – сказали уже мы оба, когда поняли, что влитая дополнительная чакра начала приводить к резкому сжатию сферы под нашими руками, а кольца начали менять свои орбиты. В этот бросок мы влили всю доступную силу. Вся та огромная мощь природной энергии, что питала наши тела, высвободила страшнейшее из созданных мной орудий и отправила в недолгий последний полет. Все остальное было как в тумане. Очередной выброс чакры, причем и меня, и клона. Мой прыжок в противоположную сторону от предстоящего взрыва. И прыжок клона для того, чтобы прикрыть меня собой. Взрывная волна накрыла меня уже при выходе за пределы полигона. На меня обрушился шквал, что по касательной задел меня и оставил на плече несколько кровавых ран. Ствол дерева, за которым едва успел скрыться, исполосовало, содрав с него всю кору и сдув крону. Тонкое молодое деревце превратило в щепки потоком водных капель. А мгновением позже на мою голову попадали разодранные ветки и сучья, смешанные с ошметками листьев и щепками. Когда я выбрался из-за своего укрытия, моему взгляду открылась жуткая картина чудовищного разрушения. Все ближайшие деревья, растущие за пределами вверенного мне полигона, были превращены в жалкое зрелище. Их изодрало, сорвало всю листву, многие были вовсе превращены в щепки. Твердая до недавнего времени земля под ногами, ныне представляла грязевое болото, занимающее больше трети всего полигона. Когда я смотрел на последствия взрыва и удивлялся тому, как сильно отличается все это от виденного раньше, мне открылись воспоминания погибшего клона. И я имел возможность прокрутить в голове образы того, как наша общая техника перед своим взрывом резко ушла ввысь и разорвалась на большой высоте. Это, судя по всему, стало главной причиной того, что произошли подобные изменения в поражающих факторах. - М-да, - только и смог я сказать, закончив любоваться последствиями взрыва и быстро анализировать первичные свои выводы о новых свойствах дзюцу. Да, моя давно вынашиваемая мысль о необходимости вливания природной энергии оказалась в целом удачной. Но этого оказывалось недостаточно. Без клона было невозможно одновременно удерживать стабильность вихря с кольцами и пытаться отправить его в последний полет к противнику. Появилось некое внутреннее удовлетворение. Проблема, которая существовала настолько давно, что давно перестала восприниматься таковой, внезапно разрешилась. Моя недоработанная бомба внезапно обзавелась первой вменяемой тактикой ее будущего боевого применения. Это радовало. Причем настолько, что на некоторое время вовсе забылись прочие жизненные сложности, заставив сконцентрироваться на мелочах. Вроде изодранного плеча, которое пусть стремительно и заживало, но все равно выглядело неприятно. А стоит ли говорить про сохранность одежды? - Так, срочно домой! – сказал я, собираясь ринуться в указанном направлении. Стоило подлечиться, помыться, переодеться и уже потихоньку начать выдвигаться в сторону Башни Хокаге. Не успел. Передо мной выросла фигура бойца в бронежилете и полосатой маске, а вокруг появилось отчетливое чувство чужого присутствия. Видимо, дежурная команда АНБУ. - А предупредить заранее не судьба была, да Харада-сан? – раздраженно спросил офицер, обводя рукой несколько снесенных деревьев. - Виноват, - покаялся я, представив, какой шорох мог навести своим взрывом. Жахнуло и в самом деле не в пример сильнее обычного. Следующие пару минут офицер отчитывал меня за безответственное поведение, пока его подчиненные, обреченно качая головой, возвращали полигон в исходное состояние. Жаль, что деревья они лечить не умели. Те так и остались, то лежать, то стоять безобразными напоминаниями страшного взрыва. - Обещаю, в следующий раз обязательно предупрежу вас, - заверил я постепенно успокаивающегося командира, который, кажется, моим словам не поверил. Будто чувствовал, что при следующем творческом порыве мне явно будет не до этой мелочи. К моменту возвращения домой с раной уже было, в общем-то, покончено. Все та же ядреная смесь природной энергии, медицинских техник и моей регенерации сделала дело быстро и эффективно, практически не оставив шрамов. Потому я быстро принял душ, переоделся в чистое белье и после плотного завтрака (тренировка внезапно вызвала волчий аппетит), зашагал в сторону резиденции каге. Уже практически доходя до монументального сооружения вдруг сообразил, что в какой-то момент перестал ощущать слежку за собой. Главное административное здание Листа вскоре выросло передо мной. И встретило оно, окруженное суетой большого количества народу в довольно ранний час. Туда-сюда снова многочисленные шиноби в форменных жилетах. Сюда же подтягивались и учебные команды. Редкие, по крайней мере, пока, простые горожане, на их фоне как-то особенно сильно выделялись, заставляя обращать на них большее внимание. Собственно, засмотревшись на одного такого человека без протектора Конохи, но разодетого весьма солидно, я чуть не пропустил знакомого. Мияки Юдай сидел на одном диванчике на дальнем крае зала, через который я проходил. Заметив меня, он кивнул мне в знак приветствия, на что я ответил тем же. Мелькнувшая было мысль подойти к нему и поздороваться по настоящему, увяла также быстро, как и появилась. С благодарным пациентом меня не связывало ровным счетом ничего, чтобы делать этого. Потому, я продолжил свой путь. Но его мать, Акико из клана Сенджу, всплыла в моей голове, и некоторое время я шел и размышлял как о ней, так и о тех вещах, которые она мне рассказывала. В какой-то миг, уже двигаясь вверх по лестнице, сообразил, что на одном из этажей этого сооружения обитает кое-кто, которой в рассказе той женщины была отведена очень важная часть. Живо представив себе возможную реакцию упомянутой особы на прозвучавшее когда-то предложение, хмыкнул. Вот уж смешная мысль, жениться на Хокаге…. Потом, правда, стало как-то не до смеху. Я все приближался к нужному этажу и нужному кабинету, а озвученная когда-то мысль Акико внезапно перестала казаться такой уж забавной. Особенно в свете недавних событий. И дело вовсе не желании спрятаться под юбкой у выдающейся «жены» с важной должностью. Тут все было куда глубже. - Митокадо-сама ожидает вас, - произнес знакомый чуннин, стоило мне оказаться на нужном месте, - Прошу. Дверь открылась, и вскоре я очутился в кабинете с другим невероятно важным человеком, который бросил на меня холодный оценивающий взгляд из-под стекол своих очков. Правда, уже в следующий миг его глаза выражали полнейшую доброжелательность и готовность выслушать старого доброго друга. - Харада-сан! – сказал он, указывая на тот же диван, который я занимал в нашу прошлую встречу, - Прошу. - Здравствуйте! Благодарю, - ответил ему, усаживаясь и при этом собираясь с мыслями. Несмотря на то, что у меня были кое-какие заготовки для того, чтобы перевести данную беседу в нужное русло, все же я сильно сомневался, что пройдет так, как надо. Советник дождался, когда я усядусь на диване, и только после этого прервал установившееся короткое молчание. - Должен сообщить вам, что вашу просьбу о встрече, и беспокойство с вашей стороны о вероятных срывах сроков производства новых партий сыворотки я воспринял со всей возможной тревогой. Полагаю, нет нужды распинаться о том, насколько сильно наша с вами деревня заинтересована в том, чтобы никаких проблем с этими поставками не было. Я готов выслушать любую вашу просьбу и уделить максимальное содействие для того, чтобы таковые проблемы миновали нас стороной. Он чуть кивнул, давая возможность мне что-то сказать. Но прежде чем мне удалось с ходу подобрать хотя бы пару вежливых слов, последовала немедленная помощь с его стороны. - Прошу вас, Харада-сан. Если вам удобно, опишите характер проблемы, в решении которой требуется мое содействие. Являются ли это проблемами бытового уровня? Или быть может финансового? Его вежливые вопросы всячески намекали, что добрый советник искренне заботится о важном и нужном товарище, пусть и не в курсе его проблем. И что характерно, я искренне сомневался и в первом, и во втором. - Благодарю за ваше участие, Митокадо-сан, - вежливо ответил я на его слова, окончательно собравшись с мыслями, - Безумно жаль отвлекать вас от неотложных дел, но боюсь, возникло серьезное недоразумение. Оно, тем не менее, вызвало у меня тяжелые чувства и едва не подорвало мою веру в дух братства и товарищества в нашей деревне. И оттого все слова, повторяющие о Воле Огня, о Великой Конохе начинают отдавать некоторым… я не побоюсь этого слова, лицемерием. Бровь советника чуть поднялась ввысь, демонстрируя удивление. - Что это за недоразумение, если дошло до подобных тягостных впечатлений, Харада-сан? Столь странно слышать такие слова от столь уважаемого человека, как вы, пожертвовавшего для нашей деревни очень многим. Я сделал глубокий вдох, подбирая слова. Действуй осторожно, но в то же время четко! Как там говорил Дайчи, обозначь свою позицию, озвучь свое пожелание и упомяни о цене. Не я должен деревне, а она мне. Эту мою мысль собеседник должен освоить совершенно ясно. - Не так давно случилась весьма неприятная ситуация, Митокадо-сан. Я бы назвал это детской глупостью и упрямством. Обычная ссора между детьми, которая не редкость и которая была бы совершенно понятна. Дети ссорятся, обзывают и оскорбляют друг друга, из-за чего невольно вызывают тяжкую обиду у кого-то. Если стороны не осознают, не понимают того, к чему привел конфликт, то здесь время вмешаться взрослым, которые могли бы объяснить детям, что произошло. И как следует поступить. Я уверен, все так поступают, ведь это правильно. Взрослый шиноби Конохи должен уважать такого же другого шиноби своей деревни и членов его семьи. Однако неприятно, когда одной из сторон оказывается член влиятельного клана, и справедливую просьбу повлиять на своего ребенка он воспринимает как вызов. Он не только не станет поступать правильно. Он еще и начнет присматриваться к просителю с подозрением и намерением продемонстрировать тому, где его место. - Хотите сказать, что имело место быть подобное? – спросил Митокадо, смотря на меня внимательным взглядом. В этот миг он не счел нужным держать какую-либо маску. Оттого мне показалось, что услышанное для него было совершенно естественным. Хех, а ведь если пораскинуть мозгами, что в этом удивительного. Я – простой выскочка сейчас рассказывал о нанесенной «обиде» со стороны представителя клана другому клановому. Причем, птице куда более высокого полета. Уверен, не будь на моем месте источник ценной сыворотки, сам этот разговор был бы из области фантастики. - Совершенно верно, - кивнул я, старательно отыгрывая оскорбленную невинность. Да-да, я такой важный и нужный всем. И я чувствую себя достаточно оскорбленным, чтобы находить дальнейшее жертвование кровью безумием. С какой это радости мне отвечать на чужое высокомерие милостью? – Мне совершенно ясно, что кланы – это очень важная часть нашей деревни. Они внесли когда-то решающий вклад в ее основание и строительство. Но это вовсе не означает, что не клановый шиноби обязан пресмыкаться перед клановым и не иметь возможность попросить с того по справедливости. Митокадо смотрел на меня задумчивым взглядом. В его лице было трудно прочитать что-то конкретное. Этакая искусная маска, когда ни вашим, ни нашим. Проклятье, нужно что-то более тяжелое и сильное, чтобы его проняло. Или хотя бы заставило начать соображать активнее. - Поэтому, я и пришел к вам, Митокадо-сан. Пришел как к человеку, от которого когда-то услышал немало хороших слов о нашей деревне. О великих потрясениях, которые ее ожидают. О важности и необходимости вклада всех, кто обязан ее защищать. Такой человек, как вы, думаю, прекрасный пример достойного шиноби, кто осознает последствия подобных… разногласий. Последнее слово я старательно выделил интонацией и постарался вложить в свой взгляд всю твердость, на которую был способен. Несколько долгих секунд ничего не происходило, и мной в какой-то момент начали овладевать мрачные мысли о возможной неудаче. Потребовались еще секунды, что взять себя в руки, но часть тяжелых чувств, думаю, успела отразиться на моем лице. Глаза моего собеседника распахнулись. Ненадолго. Очень скоро он снова смотрел на меня прежним взглядом. Пусть в нем теперь ощущалось большее внимание. - Высокая оценка моих трудов греет душу, - ровно сказал Хомура, слегка кивнув головой, - Приятно знать, что уважаемый мной человек, сделавший многое для нашей деревни, доверился мне настолько. Потому, расскажите мне о том, кто является тем, что покусился на принципы братства и товарищества. Мы неотрывно смотрели друг другу в глаза. Я старательно не отводил от него взгляда и потому, как мне кажется, смог уловить изменение его настроения. Хорошо! Я назвал имя. Как только оно прозвучало, воцарилось продолжительное молчание. Митокадо, перестав старательно отыгрывать свою роль радушного хозяина, погрузился в размышления. Даже из-за его маски можно было разглядеть этот процесс, то как напряженно он оценивает навалившуюся на него информацию и расставляет приоритеты. Мне было нужно продолжать давить, чтобы приоритеты у него сместились в нужную сторону. - Должен предупредить, что в соответствии с протоколами АНБУ любое пристальное внимание к моей персоне рассматривается как состоявшийся акт шпионажа. Полагаю, вы, как человек, знакомый с моим вкладом в обороноспособность деревни, понимает почему, - сказал я, привлекая к себе его внимание. Советник поймал мой взгляд. - Разумеется, Иноичи-сан получит соответствующее предупреждение со стороны командования нашей структуры, - продолжилась моя речь, - Однако я, будучи возможно, чрезмерно скептическим на фоне недавних событий, считаю, что уважаемый глава клана Яманака сильно вовлечен в дела секретных служб. И может воспринять их не так, как стоило бы. Потому, собственно, мне чрезвычайно важно ваше участие, если вы понимаете, о чем я. Снова воцарилось молчание. Мы сидели и не сводили глаз друг с друга. Митокадо Хомура пристально изучал меня, будто пытаясь присовокупить взгляд моих глаз к сказанным мной же словам и своим умозаключениям. Я же сидел и в этот момент ощущал себя неожиданно спокойно. Словно не было ночи напряженных размышлений, утренней депрессии и волнений. Игра ва-банк внезапно поместила меня в глаз шторма, придав уверенность и твердость. И как же было приятно чувствовать это! Видеть то, что твоя уверенность отражается на собеседнике, в его глазах и возможно, даже в его мыслях. Это было то, с чем мне так давно не доводилось сталкиваться. Великолепное состояние! - Значит, вы хотите, чтобы мое вмешательство помогло Иноичи-сану оценить всю серьезность предупреждения со стороны АНБУ? – ровно и серьезно спросил он, придя к каким-то выводам. - Ваше вмешательство может быть каким угодно, Митокадо-сан, - в тон ему ответил я, - но я, делая свою работу, жажду быть верным шиноби Листа, которого окружают такие же товарищи. Даже братья. Десять лет я проливал свою кровь ради них. Но если кто-то считает, что его кровь обладает большей ценностью, то пусть он повторяет этот подвиг вместо меня! Я вложил всю доступную силу в последние слова. И демонстративно сложил руки на груди, пристально всматриваясь в лицо своего собеседника. - Ваши слова совершенно понятны и верны, Харада-сан, - немного спустя ответил Митокадо, разорвав зрительный контакт, - Уверен, что это недоразумение непременно уладится, и Воля Огня вновь укрепит наши ряды. Я приложу все силы для этого. Он встал, а я, немного погодя, повторил его движение. - Благодарю за ваше участие! – сказал я, разворачиваясь и покидая помещение. Тени все более и более удлинялись, тем самым плавно захватывая все видимое пространство в кабинете. Лучи заходящего солнца, уже перестали проникать сквозь открытые окна. Да и само солнце уже практически скрылось за горизонтом, и оттого начали сгущаться сумерки, которые в скором времени должны были обернуться ночной мглой. Человек, который сидел за рабочим столом в этом самом кабинете, обращал внимание на все это поскольку постольку. В не до конца померкшем свете еще можно было без труда читать, и оттого он не торопился дойти до ближайшей стены и щелкнуть переключателем. Конечно, скоро без яркого освещения лампы будет обходиться трудно. Даже тренированный глаз опытного шиноби был мало приспособлен для работы с документами в полной темноте. Но все же мужчина не торопился. Собственно, он в этот момент не сказать, что пытался что-то читать. Пусть стол был покрыт множеством разложенных листов, покрытых обилием разнообразных символов, его глаза в этот миг смотрели в закрытую дверь. Взгляд был зафиксирован на одной точке, будто бы затуманен, что давало веский повод предположить, что обладатель этих глаз погружен в свои мысли. И факт происходящего сейчас в кабинете волнует его мало. Время шло, а хозяин кабинета оставался неподвижным. Его взгляд все также не сходил с облюбованной точки. Уже ночь плавно входила в свои права, сквозь наступающую темноту было трудно что-либо разобрать. Но мужчина продолжил сидеть на месте. Наконец, кто-то постучался в дверь снаружи, выдернув тем самым человека из глубоких раздумий. Уже через мгновение он сморгнул и смотрел на недавнюю точку уже совершенно иным взглядом. - Да, зови, - прозвучал его голос. Никаких попыток разобраться, кто там стучится, что этому гостю надо не последовало. Для шиноби его уровня хватило этих жалких мгновений чтобы уловить как чакру побеспокоившего его человека, так и отдаленные сигнатуры тех, кто захотел с ним встретиться. Гость не стал как-то переспрашивать. Поняв отданный ему приказ, он быстро покинул дом, направившись в сторону ворот. И все это время хозяин кабинета внимательно отслеживал что его, что других гостей, стоящих в окружении его людей. Потребовалось совсем немного времени, прежде чем играющий роль проводника обернулся с посетителями. Благо, все являлись ниндзя, и двигаться быстро было у всех в крови. Но этого было достаточно для того, чтобы хозяин успел включить свет и навести порядок на столе. Несмотря на то, что к нему заглянули старые друзья, с которыми его связывали крепкие узы, некоторыми бумагами не стоило светить. В конце концов, у всех свои секреты. В дверь снова постучались. И дождавшись разрешения, проводник открыл ее, пропуская внутрь двух, сильно различающихся по комплекции мужчин. Один – высокий, худощавый, с несколькими отчетливо заметными шрамами на лице и темными волосами, собранными в высокий хвост. Второй – еще более высокий, без всяких преувеличений, толстый, с роскошной гривой красных волос. Шикаку Нара и Акимичи Чоза – главы кланов Нара и Акимичи соответственно. Двое старых друзей, товарищей по оружию и что главное, верных союзников и партнеров клана Яманака вот уже в течение многих лет. И Иноичи Яманака был откровенно рад видеть этих людей. Прелюдия в виде обычной дружеской беседы пролетела быстро. Расспросив друг друга о здоровье, о состоянии дел на службе, в семьях и кланах, все трое скоро настроились на деловой лад. Вокруг кабинета активировался защитный контур, блокирующий возможную прослушку, а гости были абсолютно серьезны. Их визит не был случайностью. Каждый из них получил особое приглашение и знал, что вызвали их не просто повспоминать прошлое. - Итак? – сказал Шикаку, наблюдая за тем, как Иноичи закончил активацию барьера. Чоза также смотрел за хозяином кабинета, развалившись на кресле. Глава клана Яманака некоторое время внимательно смотрел на друзей, после чего достал из ящика стола несколько сложенных вместе листов бумаги и положил перед собой. - Есть проблема, - сказал он, разглаживая листы и мазнув взглядом по нескольким особо примечательным символам, - Я не был до конца уверен в том, стоит ли напрягать вас всем этим…. Точнее, я изначально был полностью уверен, что разберусь со всем этим самостоятельно, и что проблема не настолько серьезна, как может показаться. Но потом я получил намеки, которые не смогли оставить меня равнодушным. - Что за проблема? – все также ровно поинтересовался глава Нара, оставаясь предельно спокойным. - Дело касается одного человека, - задумчиво начал говорить Яманака, решая, насколько откровенным ему следует быть в вопросах личности этого самого человека. В конечном счете, причины, заставившие его почувствовать обеспокоенность и вынудить просить помощи товарищей, напрямую касались этого вопроса. Шикаку и Чоза на последовавшую короткую заминку друга лишь переглянулись. И слово взял на себя толстяк с добродушным лицом. - Иноичи, ты знаешь, что можешь нам доверять, - сказал он, - Ино-Шика-Чо никогда не были пустыми словами. Главный специалист по исследованию чужих мозгов деревни в ответ на эти слова кивнул. И с уже куда меньшими сомнениями принялся излагать проблемный вопрос. - Харада Широ? – переспросил Шикаку, когда Иноичи назвал имя, - Что-то знакомое. Однозначно, это имя как-то раз уже упоминалось в штабе. Вряд ли в каком-то особо важном контексте, но то, что оно всплывало – это факт. - Исходя из моих данных – это ирьенин, - ответил на это Иноичи, - По крайней мере, это официальная информация. Шикак кивнул, а в его глазах отразилось озарение. - Точно. Тогда шла речь о Госпитале, - сказал он, вспоминая, - Озвучивался список ирьенинов А-ранга, и обговаривалась их готовность работы на поле. Сами знаете, по какому поводу. Мужчины покивали. А Иноичи, чуть подавшись вперед, поинтересовался. - Не помнишь, что про него там говорили? Шикаку пожал плечами. - Большая часть вопросов медицинского обеспечения прошли мимо меня, - задумался он, - Я только помню, что он, вроде, попал в список тех, кого не рекомендовали отправлять на поле. Причин сказать не могу. Тут надо смотреть по документам. Иноичи кивнул. - Возможно, в этой причине отчасти кроется и моя проблема. Его рассказ занял некоторое время. Глава клана поведал товарищам то, как обстоял визит упомянутого ирьенина, разговор с ним. Не упустил он и намеков, которые во время беседы допустил гость. Свою реакцию на наглое требование малознакомого человека Иноичи раскрыл четко, старательно избегая любых неточностей. Пусть кто-то из друзей мог воспринять ее чрезмерной, но никто из них не стал бы осуждать его за это. В конечном счете, он никогда не собирался позволять себе лишнего во всей этой ситуации. - Я попытался найти все, что про него известно, - признался он, - Мои люди следили за ним и за, так называемой, ученицей. Мы копались в документах, к которым был соответствующий уровень допуска. Цель была проста: понять, что это за персонаж такой, и что особенно важно, кто может за ним стоять. Шиноби перевел взгляд с одного друга на другого. - И чувствую, не зря он мне сразу же не понравился. Все-таки есть в нем что-то, что вызывает недоверие и настороженность…. Реакция на мои поиски была очень быстрой. И она же заставила меня обратиться к вам. Шикаку нахмурился. Глядя на листы бумаги, которые осторожно поддерживал своими пальцами Иноичи, он кивнул на них. - Это оно? Яманака кивнул. - Да. Все получены в течение сегодняшнего дня. Он перетасовал листы, выбирая подходящий, после чего выхватил один из них. Через мгновение каждый из гостей имел возможность ознакомиться со знакомым всем оттиском печати, заверявший сухой машинописный текст. - Это послание от командования АНБУ. Стандартное письмо, составленное по образцу 9 в соответствии с протоколами секретной службы и сохранения государственной тайны. - Ответственность за раскрытие информации о личности действующего сотрудника АНБУ, - кивнул Чоза, расшифровав сказанное. - И послание, заверенное в администрации Хокаге, - дополнил Шикаку, помрачнев, - Хорошее начало. - Верно. Как вы понимаете, оно не единственное, - Иноичи отложил в сторону бумагу с машинописным текстом и взял в руки следующий лист. То оказалось настоящим письмом, написанным от руки, - Полагаю, вам будет знаком почерк. Письмо пошло по рукам. Друзья прочитали его, отчего у обоих, пусть и ненадолго брови поползли вверх, выдавая их искреннее удивление. - Советник Митокадо Хомура настоятельно рекомендует тебе «помириться с товарищем по оружию и хорошим ирьенином Харада Широ»? - сказал Чоза, подняв взгляд на Иноичи. - Не узнаю советника, - хмыкнул Шикаку, - Чем-то его письмо отдает Третьим в прежние годы…. Но, а так да, согласен. Весьма любопытная картина получается…. И она еще не полная, судя по этой бумажке в твоих руках. Иноичи мрачно кивнул, после развернув лист, показал необычайно короткую, буквально теряющуюся на общем фоне записку. Но размашистая подпись на нижнем уголке послания не оставила равнодушным никого. - Данзо? – нахмурился Нара, выхватывая письмо и пристально вчитываясь в выведенные рукой старейшины иероглифы. - Текст другой, но суть та же, - сказал Яманака, смотря на то, как принимает записку уже второй его друг, - «Не суй свой нос туда, куда не просят». - Так кто же такой, этот твой Харада Широ? – спросил Чоза, закончив читать и возвращая лист владельцу, - Если из-за него переплошилось столько людей. Столько разных людей. - Да. Помимо того, что он ирьенин А-ранга и действующий член АНБУ, - поддержал Акимичи Шикаку. - В том то и дело, что я понятия не имею, - вздохнул Иноичи, - Я начал копать под него во многом из-за того, что мне как раз-таки ничего про него неизвестно. Хотя, нет, я знал, что это не совсем простой кадр. Он всплыл еще давно, сразу после бегства Орочимару. Третий тогда поручил мне миссию по его проверке как перебежчика из Корня…. А потом он пропал, и до недавнего времени мне о нем слышать не приходилось. - Стоп! Ты проверял его? – спросил Нара, всем своим видом намекая на нелогичность слов товарища. Чоза понял его без слов и поддержал кивком. - В том-то и проблема, что тогда у меня ничего не получилось, - раздраженно бросил Яманака, - Моя техника на нем не сработала и проверка провалилась. Это еще одна из причин, по которым я отношусь к нему с недоверием. - Серьезная заявка, - заметил Шикаку, переглянувшись с Акимичи, - Ирьенин, АНБУ, протеже Данзо и человек, которого не берут ментальные техники клана Яманака, приходит в гости к главе этого самого клана. С претензиями. Интересный получается расклад. - Попытка провокации? – спросил Чоза, - Прощупывание почвы? Оказание давления? - Не знаю, - ответил Иноичи, - Но в любом случае, мне не нравится то, как это выглядит. Мне не нравится то, как вообще все это разворачивается. И мне сильно не нравится сам этот Харада Широ. На вид вроде бы обычный человек, который не совсем понимает то, что он делает и как себя ему следует вести. Но проклятье, каким же неприятным и отталкивающим он казался каждый раз, когда его глаза отражали солнечный свет…. Это словно ночь 10 октября смотрит тебе в душу, если вы понимаете о чем я. - Девятихвостый? – спросил Нара, получив на это кивок. - Теперь я вовсе ничего не понимаю, - озадаченно покачал головой Чоза, - Это-то как тут связано? - Причина, по которой мне не удавалось пробиться сквозь его защиту – это пугающе сильные образы Кьюби, - ответил Яманака, - и ощущение реального давления йокай. Так что Харада Широ однозначно связан с этим. Интерес Данзо здесь имеет вполне конкретную причину. Наступила тишина, которая продлилась некоторое время. Все это время каждый думал о своем, пытаясь переварить услышанное. И чем дольше длилось оно, тем больше и больше участники разговора поглядывали в сторону Нара. Если здесь и был нужен чей-то совет, так совет главного стратега деревни, отлично умеющего раскладывать все по полочкам. - Ладно, - поднял руки Шикаку, - Выкладывай, что еще мы должны знать. Ты что-то говорил об ученице. Расскажи о ней. Может есть еще что-то. Рассказ Иноичи был не сильно долгим. Выдав все, что ему удалось выяснить о девочке, обида которой стала главным поводом всей этой ситуации, он ненадолго замолк. И только после небольшой паузы, рассказал последнее, что его людям удалось выяснить о Харада буквально за часы до того, как до него дошло первое предупреждение. - Техника S-ранга? – хмыкнул Шикаку, - Все интереснее и интереснее. Так и хочется прочитать протоколы заседаний штаба. Из-за чего же этого «ирьенина» не захотели выпускать в поле? Мужчины переглядывались несколько секунд, после чего синхронно покачали головой. - Во всем этом так и чувствуется какой-то подвох. Так и чувствуется, - снова заговорил Шикаку, - Вот только не ясно, какой именно. - Провокация? Давление? – снова предложил Акимичи, после чего обратил пристальный взгляд на Нара. Тот, поняв этот взгляд без слов, кивнул. И посмотрел уже на Иноичи. - Ну, или зондирование почвы. - Это крайне нелогично, - откинулся на спинку кресла Яманака, покачав головой, - Даже если во всем этом клубке, - он провел рукой над разложенными письмами от заинтересованных сторон, - кто-то в очередной раз затеял новую интригу, то какой смысл привлекать такую фигуру? - Но это и не просто выходка наивного паренька, - заметил Шикаку, - Когда за твоей спиной собирается такая кодла, очень трудно остаться наивным человеком. А если ты еще и выходец из Корня…. Он многозначительно промолчал, предоставив додумать мысль друзьям самостоятельно. - И как поступить? – ровно спросил Чоза, - Отступить? После такого пристального внимания ко всему этому, такой ход уже выглядит… не соответствующе положению. Особенно сейчас, когда еще ничего до конца не ясно. Старая коалиция уже рушится. А вокруг чего будет строиться власть и сила нового Хокаге – большой вопрос. Друзья кивнули, соглашаясь с позицией Акимичи. Ситуация вокруг вертикали власти в деревне и в самом деле сейчас была чрезвычайно запутанной. Несмотря на то, что Пятая правила деревней уже несколько месяцев, постепенно осваиваясь на новом месте и вникая во все дела, положение ее еще не было определено до конца. Советники, кланы, разные организации, структуры, гильдии приглядывались к ней, равно как и друг к другу. Позиции прежних игроков в лице всесильных Сарутоби с учетом их союзников казались чрезвычайно крепкими. Однако никто из присутствующих здесь мужчин не был уверен, что такое положение дел сохранится в следующие полгода. Третий, олицетворявший сложившуюся с момента уничтожения Учих политическую ситуацию и бывший главной точкой опоры этой системы, был мертв. А Цунаде, только-только вернувшаяся в деревню, при всем желании не могла играть ту же роль. По крайней мере, пока. Любое лишнее движение могло спровоцировать очередной этап ожесточенной борьбы за власть и влияние, в результате чего кто-то просто обязан был проиграть. Ино-Шика-Чо меньше всего хотели оказаться в списке последних. - А если попытаться свести все на уровень той же детской ссоры? – задумчиво протянул Нара. Чоза и Иноичи посмотрели на него. Под их взглядами мужчина развил свою мысль. - Поводом ко всему этому стала именно детская ссора. Харада Широ, кем бы он ни выступал во всей этой ситуации, пришел просить поступить по справедливости. Почему бы не удовлетворить его просьбу? Пусть Ино отыграет все назад. Нивелирует последствия ссоры, восстановит контакты с его ученицей и снова окажется среди ее друзей. Возможно, в таком случае, ей удастся выудить что-то интересное. А мы могли бы наблюдать за всем со стороны. - Это равносильно отступлению, - ответил Иноичи, - По крайней мере, так это может быть истолковано. - Может, - согласился Шикаку, - А может, и нет. Несколько наших встреч втроем – это верный способ напомнить каждому, что твоя спина всегда прикрыта не только силами твоего клана. К тому же, на самом деле, это как раз-таки не отступление. Возникла пауза, во время которой Нара переглядывался с Яманака. И последний отлично понимал, что имел в виду первый. Это же можно было сказать про третьего участника встречи. - Я уверен, что Ино, при нужном подходе, сможет сделать то, чего не можешь сделать ты или кто-либо другой из Яманака. АНБУ и старейшины увидят, что ты понял намеки и уважаешь их мнение. А в это время она, в отличие от тебя, не ограниченная такими намеками, выполнит миссию, - сказал Шикаку под кивок Акимичи. - Единственное, нужно чтобы твоя дочь поняла всю возложенную на нее ответственность правильно, - поддержал друга Чоза. Иноичи размышлял с минуту. И только после этого медленно кивнул. - Согласен. Ей будет полезно крутиться вокруг Госпиталя. Особенно сейчас, когда Пятая заинтересовалась этим делом. Оно же станет хорошей легендой. Кто не захочет попытать счастья и стать ученицей у легендарного саннина? Несмотря на серьезный тон, последние слова мужчина сопроводил смешком. Друзья поддержали его такими же усмешками. Разве что только Чоза нашел, что возразить. - Только это не должно быть хорошей легендой. Это должно стать правдой, - сказал он, и после короткой паузы эти слова нашли поддержку и полное понимание товарищей. - На том и порешим, - сказал Шикаку, чем вызвал согласный кивок хозяина помещения, - А теперь…. Не пора ли подумать об угощении? Где твое гостеприимство, Иноичи? Мужчина со светлыми волосами в ответ на это лишь улыбнулся, и скоро на столе появилась бутыль.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Naruto"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты