Покажи как тебя любить

Гет
NC-17
В процессе
39
автор
Размер:
планируется Макси, написана 21 страница, 4 части
Описание:
Она - это буря, огонь, вечное движение, запах книг и старого пергамента. Её руки вечно измазаны в чернилах, а на голове вечный беспорядок. Она любит чай с бергамотом, вечера у камина с книгой и строить планы на далекое будущее.
Он - это спокойствие, хитрость, хладнокровность, высокомерие. Его руки всегда в карманах, а голова всегда задрана верх. Он любит полеты на метле поздними вечерами, пить огневиски и смотреть украдкой на неё..
Примечания автора:
И так, пишу впервые по Драмионе, но надеюсь, мои дорогие читатели, вы получите удовольствие от прочтения данного фанфика!)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
39 Нравится 7 Отзывы 24 В сборник Скачать

Глава 3. Rubiconem suum

Настройки текста
      Он резко вскочил на ноги.       От совсем недавнего удушья его слегка мутило. Через несколько минут, которые он потратил, чтобы прийти в себя, Драко медленно подошёл к лежащей на холодной земле книге. Рядом с ней была потрёпанная годами сумка Гермионы. Малфой скривился, но решил поднять с земли старье Грейнджер. Взяв несчастный кусок ткани в руки, он струсил с него листву и другую налипшую грязь. Быстро закинув книгу внутрь сумки, он обернулся.       Гермиона всё ещё стояла на коленях, пытаясь восстановить сбившееся дыхание. Её непослушные волосы после недавних событий растрепались еще сильнее и теперь напоминали воронье гнездо. Верхние две пуговицы девственной блузки были расстёгнуты, а юбка покрыта грязными пятнами.       — Прекрасный вид, Грейнджер. Тебе очень подходит! — Подойдя к ней, Малфой скривился в своей фирменной улыбке, протягивая ей руку.       Гермиона злобно посмотрела на Малфоя.       Ударив парня по протянутой ладони, она упёрлась руками в землю и начала самостоятельно вставать на ноги. Стоя на своих двоих, девушка сделала глубокий вдох, окончательно восстанавливая поток воздуха в легких. Ещё минуту она не двигалась, ожидая, когда подкатившая к горлу тошнота покинет её.       Придя в себя, она посмотрела на блондина.       Они неотрывно глядели друг на друга. Внутри у каждого происходил ураган. Одна мысль сменялась другой. Было столько вопросов и пока, что ни одного ответа. А получат ли они ответы? Поможет ли им профессор Макгонагалл?       «Почему именно он?» — подумала Гермиона.       «Почему именно она?» — пронеслось в голове у Драко.       Он протянул ей сумку. Гриффиндорка резко её выдернула из его рук и повесила себе на плечо.       — Могла бы и «спасибо» сказать за то, что я поднял твою грязную сумку, — невозмутимо произнес блондин.       — Облезешь, — вторя Малфою, произнесла шатенка.       Малфой закатил глаза.       — Тебе всегда нужно быть такой сукой, Грейнджер?       — Нет, но при виде тебя, мне просто очень сложно удержаться, — холодно произнесла гриффиндорка.       — Ясно, — сухо ответил Драко засунув руки в карманы штанов, — нам нужно идти.       Гермиона согласно махнула головой. Развернувшись, она быстрым шагом направилась в сторону Хогвартса, не обращая внимания на позади идущего парня. Слизеринец шел за ней, не отставая.       С каждой секундой они ускоряли свой шаг. С каждым сделанным шагом разрасталась их паника, что ядовитыми ростками начинала цвести внутри у обоих. Казалось, ещё немного и они перейдут на бег и будут бежать пока их не спасут. Пока им не помогут спастись.       — Гермиона! — Гриффиндорка резко выдохнула, останавливаясь.       Знакомый голос со стороны, словно прибил её к месту.        — Гермиона, ты куда так бежишь?       Шатенка медленно начала оборачиваться в сторону голоса, натягивая на лицо нервную улыбку.       — Невилл! Я так рада тебя видеть! Понимаешь я сейчас немного занята, мне нужно бе… — жёсткая хватка под руку окончательно выбила землю из-под её ног. Сильные пальцы сжались на её предплечье и потянули вперед.       — Долгопупс, — рявкнул слизеринец, — позже пообщаешься с мисс Всезнайкой! У нас сейчас с ней есть вопросы поважнее, чем трёп с тобой!       Уносясь с места внезапной встречи, шатенка успела заметить лишь удивлённое и слегка растерянные лицо своего друга. Отведя взгляд от Невелла, чей силуэт постепенно начал исчезать, она посмотрела на Малфоя.       Он шел впереди неё продолжая сжимать её руку. Его лицо ни капли не изменилось, оно не выражало никаких эмоций. Лишь спокойствие, всепоглощающее спокойствие. Серые глаза парня смотрели прямо, а голова была слегка вздернута. Платиновые волосы были растрепаны.       «Он красив. Когда Малфой успел стать настолько симпатичным?»       Гермиона сглотнула образовавшуюся во рту слюну и слегка мотнула головой, отгоняя от себя глупые мысли.       — Грейнджер, любоваться мной будешь позже, а сейчас я попрошу тебя ускорить шаг и смотреть под ноги, — блондин резко убрал руку, засунув её обратно в карман штанов.       — Я… — Гермиона опешила, — я не любовалась! Не выдумывай, Малфой! — Громче обычного произнесла гриффиндорка, ускоряя шаг.       — Ага, верь в это и дальше, — ехидно произнес Драко.       — Только в твоих мечтах, идиот, — процедила Гермиона.       — О-о, в моих мечтах тебе делать нечего, Грейнджер.       — Пфф, — шатенка лишь закатила глаза. Она решила больше не отвечать на комментарии Драко Малфоя.       Дальнейший путь до класса трансфигурации они преодолели молча.       Лишь возле двери в кабинет они на секунду остановились, словно собираясь с мыслями.       Малфой, с тяжёлым и раздражённом вздохом, первый открыл дверь и зашёл, за ним последовала и Гермиона.       Профессор Макгонагалл сидела за своим деревянным столом и аккуратно перебирала какие-то только ей известные документы. Услышав как кто-то зашел в её кабинет, профессор оторвала взгляд от бумаг и посмотрела в сторону прибывших.       — Мисс Грейнджер и мистер Малфой, добрый день. Рада вас видеть. Что-то произошло? — Декан львиного факультета поправила свои очки, — кстати хорошо, что вы оба зашли. Я хотела бы узнать почему вас двоих во время затмения не было на поле для квиддича?       — Профессор Макгонагалл, я в первые слышу про то, что мне нужно было быть на поле для квиддича… — растерянно произнесла Гермиона.       — Разве мистер Уизли не передал вам мою просьбу? — удивленно произнесла Макгонагалл.       — Нет профессор, — тихо произнесла гриффиндорка.       Декан Гриффиндора устало поправила слегка съехавшие на переносицу очки.       — Тогда это все объясняет. Другого я и не ожидала от мистера Уизли. Мне очень жаль, — она не успела договорить, как Малфой резко перебил её.       — Может, профессор, мы позже поговорить об разочаровывающем поведение мистера Узли?! — ядовито произнес парень. — Профессор, мы не просто так пришли к вам.       Обескураженная поведением слизеринца, Макгонагалл на секунду потеряла дар речи.       — Мистер Малфой, я попрошу вас выбирать тон. — Грозно произнесла профессор, поднимаясь из-за стола. — Что же у вас такого произошло, что требует моего незамедлительного внимания?       — Вот это! — Малфой резко достал правую руку из кармана. — А так же вот это! — Он молниеносно схватил правую руку Гермионы и показал её профессору.       — Мистер Малфой, успокойтесь, я не понимаю почему вы… — Макгонагалл запнулась. — Это у вас на безымянных пальцах кольца?       — Да, мать вашу! Сранные кольца! И мы не знаем, как от этого избавится! — Произнося последние слова, слизеринец резко опустил свою руку и руку Гермионы. Он не моргая смотрел на профессора, ожидая, что та скажет.       — Это…это невозможно. — Макгонагалл медленно опустилась на кресло, пропуская мимо ушей грубую речь блондина. — Как вы… Как вы умудрились сделать обряд «Damnare luna»?       — Какой обряд? — тихо произнес Драко, бледнея на глазах.       Гермиона опешила от услышанного. Она не могла понять, что вообще происходит и почему учитель и ученик находятся в таком ужасе.       — Профессор, я не понимаю, что это за обряд такой? Его разве нельзя отменить? — произнесла шатенка слегка взволновано.       Макгонагалл сняла очки и пальцами потерла переносицу.       — Мисс Грейнджер, я вижу вы не понимаете всю серьёзность ситуации. Зато мистер Малфой, кажется, знает о чем я говорю.       Драко лишь мотнул головой, соглашаясь со сказанным.       — Мисс Грейнджер, мистер Малфой, как это произошло? — Одевая очки, Макгонагалл смотрела на своих студентов не моргая.       Гермиона окинула быстрым взглядом рядом стоявшего и впавшего в транс парня. Она понимала, что Малфой сейчас ей ничем не поможет, но хотела увидеть хоть какую-то эмоцию. Сглотнув слюну, девушка посмотрела на своего декана.       — Профессор Макгонагалл, помните вы дали мне разрешение на посещение запретной секции и позволили взять оттуда книги для изучения? — Гермиона на секунду остановилась в поисках одобрения со стороны профессора трансфигурации. Увидев как в ответ женщина махнула головой, гриффиндорка продолжила. — Я помнила ваши предупреждающее слова и потому долго выбирала книгу, пока мне на глаза не попалась книжка с названием «Тenetur in sempiternum». Она показалась мне довольно-таки простой и не настолько ужасающей как остальные, потому я решила её изучить.       — Вы прочитали книгу до конца? — Перебив, спросила Макгонагалл.       — Нет, я не успела её дочитать. Меня перервал Рон. Он зашел в гостиную Гриффиндора. Рон был в поисках Лаванды Браун.       Профессор трансфигурации молчала, потому Гермиона продолжила.       — Когда Рон ушел, я решила пойти спать. Поднимаясь по лестнице в спальню девочек, я поняла, что до сих пор в такое позднее время никого нет в гостиной моего факультета, что показалось мне странным. После недолгих раздумий, я решила отправится на поиски и узнать где все. Бродя по коридорам замка, я встретила лишь студентку Когтеврана, Полумну Лавгуд. Она мне так и не ответила, где остальные студенты, лишь упомянула об необычном затмении. После разговора с Полумной, я решила пойти к Хагриду. Выйдя на улицу и долго идя в темноте, я случайно столкнулась с Малфоем… — Гермиона остановилась, опустив глаза в пол.       — Мисс Грейнджер, я слушаю. — спокойно произнесла профессор.       — После того как между нами с Малфоем завязалась словесная стычка, через какое-то время книга, взятая мной из запретной секции, словно ожила. Будучи в моей сумке, она пыталась выбраться от туда, что ей и удалось. После того как книга оказалась на свободе, она поднялась в воздух. Книга осветила место, где мы стояли с Малфоем и из неё начался поток магии. Необычной магии, которая напоминала нити. Эти нити начали обвивать нас и словно впитываться под кожу. А после того как основной поток магии исчез, две ниточки зависли над нашими безымянными пальцами. Они резко впились в кожу и оставили ожёг в виде колец. После книга перестала излучать свет, закрылась и рухнула на землю.       Закончив свой рассказ, Гермиона посмотрела на профессора трансфигурации. Она ждала ответов, но увидела лишь растерянное лицо декана своего факультета.       — Мисс Грейнджер, как вы умудрились взять книгу с самой тёмной магией и при этом еще носить её по всему Хогвартсу? — Обреченно произнесла женщина. — Разве я не просила вас осторожнее выбирать книгу для изучения?       — Профессор, в ней не было описания черной магии или еще чего похуже. В ней описана лишь история двух богов! — Воскликнула Гермиона. — Что может сделать книга с легендой?       — Садитесь мисс Грейнджер, и вы мистер Малфой, — Декан гриффиндора сняла свои очки. Отложив их, она продолжила, — наш разговор будет долгим.       Гермиона села за рядом стоящую парту. Она посмотрела на блондина, который сел рядом с ней. Слизеринец был мертвецки бледным и продолжал перебывать в своих мыслях. Ранее спокойствие исчезло, будто бы его никогда и не было. Драко был в панике, которая захлестнула его с головой.       Профессор Макгонагалл молчала. Она словно подбирала слова, смотря прямо на студентов. Выдержав небольшую паузу декан львиного факультета, начала говорить.       — Видите ли, мисс Грейнджер, книга которую вы взяли не так проста, как кажется на первый взгляд. — профессор Макгонагалл поправила очки. — Она очень древняя и содержит в себе самую темную магию. Если быть точнее, темную магию, что первой появилась в нашем мире. «Тenetur in sempiternum» есть только в одном экземпляре и к сожалению этот экземпляр вы и нашли. Если кратко говорить о том как оказалась данная книга в Хогвартсе, то считается, что именно Салазар Слизерин, основатель факультета слизерин, принес её в стены замка.       Долгое время, книга никак себя не проявляла и находилась в вольном доступе для студентов, до одного дня. Дня когда книга самостоятельно в период затмения не провела темный обряд «Damnare luna». Другими слова обряд проклятого связывания, который чем то схожий с непреложным обетом. Лучшие умы волшебного мира пытались помочь двум молодым людям, но в конечном итоге им просто не успели помочь… — Макгонагалл остановила.       — Что с ними стало профессор? — тихо произнесла Гермиона, боясь услышать ответ.       — Их тела нашли мертвыми, — тихо произнес Декан.       Гермиона почувствовала как краска уходит с её лица, а тело немеет от ужаса услышанного.       — После данного случаю, книга перешла в запретную секцию и на неё начали накладывать дезиллюминационное заклинание. Студентам было строго настрого запрещено приближаться к ней. — Продолжила говорить профессор трансфигурации. — Когда профессор Дамблдор возглавил пост директора, я просила его уничтожить книгу, но он решил, что так как это единственный экземпляр, то волшебный мир не переживет этой потери. Так книга и осталась на своем месте. Многие ученые специально приезжали к нам, что бы изучить её, но мне не известно смогли ли они это сделать до конца.       Мне не понятно как вы, мисс Грейнджер, смогли найти книгу, ведь и по сегодняшний день мы накладываем дезиллюминационное заклинание на неё. Но я могу предположить, что именно из-за сегодняшнего затмения, чары могли спасть.       — Профессор, но… — запинаясь произнесла девушка, — но я не понимаю…       — Я знаю, что у вас много вопросов и я попытаюсь на них все ответить в силу того, что мне известно. — Макгонагалл продолжила. — Наверное мне стоит начать с самого начала.       Казалось, время остановилось. Гермиона сидела неподвижно, боясь что от малейшего её движения, что-то в ней рухнет, сломается. В голове звенело. Она положила руки на парту и нервно начала их переплетать между собой. Грейнджер ждала ответов, отчего сердце замирало при каждом сделанном ударе.       Девушка смотрела на профессора трансфигурации и видела как та подбирает слова. Это не внушало ничего хорошего. Гермиона аккуратно перевела взгляд на Малфоя. Он сидел неподвижно. Его взгляд был направлен на парту. Он не моргал, просто смотрел в одну точку. Его руки, как и её, лежали переплетёнными на учебном столе. Иногда он сжимал их, но через минуту расслаблял. Губы Драко были сжаты в тонкую линию, а голова слегка опущена. Гриффиндорка продолжала вглядываться в парня и думать о чём-то своём, до момента пока из раздумий её не вывел голос Макгонагалл.       — Мисс Грейнджер, — неуверенно начала профессор, — как я понимаю, когда вы читали «Тenetur in sempiternum» вы решили, что в книге описана трагичная история любви, но это не так. Это история довольна реальна и далека от романтической выдумки. Я расскажу вам о том, что действительно произошло в мире задолго до вашего рождения.       Декан факультета Гриффиндор поправила очки.       — После смерти Мерлина, в мире долгое время не рождались волшебники. Считается, что магия на долгое время покинула землю, после смерти самого первого великого мага. Но как говорят люди, чудеса случаются и случаются они в худшие времена. Так, во времена инквизиции и гонения за ведьмами, волшебство снова появилось на земле. А именно в двух новорождённых младенцах: мальчике Серпенс и девочке Лео.       Малыши росли в разных семьях и жили разными жизнями, не догадываясь о существовании друг друга. Время шло, но они всё не знали о своем даре. Уже в старшем возрасте у обоих начали проявляться первые магические способности и это стало их проклятием. Ни он, ни она долго не могли принять своей силы и скрывали их от чужих глаз, боясь смерти. Шли годы, оба волшебника продолжали скрываться от маглов, пока однажды их пути всё же не пересеклись.       С первой встречи Серпенс и Лео возненавидели друг друга, но через какое-то время их ненависть переросла в иное чувство. Чувство любви.       Именно благодаря ей, оба и решили доверить друг другу свою тайну. Серпанс как и Лео были поражены тому, что они двое владеют магией. И потом не желая больше скрываться от инквизиции, они решили сотворить свой мир, где волшебники смогут жить свободно и без страха, что их могут убить.       Уйдя из семей и бросив свой обыденный ритм жизни, они направились на поиски места, где могли обосноваться и создать дом для волшебников. Весь свой путь они держались вместе. Как муж и жена проходили испытания подкинутые им жизнью, но так и никогда не вступившие в брак.       После долгих поисков, Серпанс и Лео все же нашли место, где смогли без страха остаться навсегда.       Они вместе изучали магию и придумывали разные заклинания. Вместе искали людей, что тоже владели волшебством, как и они. Со временем их община начала расти. У Лео и Серпанс появились свои последователи и ученики, что перенимали от них знания о магии. Все продолжалось хорошо и спокойно, пока Серпанс не начал увлекаться темной магией и мнить себя богом. Он прозвал себя богом Luna, а Лео называл богиней Solis, и требовал что бы к нему обращались именно так. Становясь сильнее, Серпанс все больше пьянел от той власти, что была в его руках. Все больше погружался в мир тьмы и зла. Считается, что именно он придумал три непростительных заклинания, которые успешно использовал в своё время.       Становясь все сильнее, Серпанс вместе со своими последователями решил выступить против инквизиции и магглов. Он убивал всех, кто стоял на его пути. Мужчина считал, что магглы должны прислуживать волшебникам и сами находиться в страхе и ужасе, как когда-то были они сами. Так началась проливаться кровь виновных и неповинных.       Лео не принимала идеи Серпанс и хотела сохранить мир между маглами и волшебника, но бездействовала, не желая становиться против любимого человека. Так продолжалось долгое время, до дня когда Серпанс не начал проливать кровь детей. Это и стало последней каплей для женщины.       Зная, что мужчина окончательно сошел с ума, Лео решила, что должна убить близкого ей человека. День битвы Лео и Серпанс за судьбу волшебного мира, выпал в день парада планет, когда произошло первое в истории кровавое затмение. День затмения и до сих пор в магическом мире считается днём, когда пробуждается первородная магия.       Битва между Лео и Серпанс продолжалась долго, до момента пока один из последователей Серпанс не воспользовался непростительным и не поразил Лео в спину.       Увидев что Лео умирает, мужчина бросился к ней. В последних предсмертных минутах, Лео призналась мужчине, что ждала от него ребенка.       Так, волшебница, что впервые появилась за долго время, вместе со своим не родившимся ребенком, покинула мир навсегда.       Серпанс от горя свалившегося на него, окончательно сошел с ума. Он проклинал весь волшебный мир. В книгах пишут, что после того как с губ Серпанса сорвалось слова проклятия, затмение не уходило еще несколько месяцев. Правда это или нет, мне неизвестно.       Мужчина стал отшельником и изолировал себя от всего мира. В порыве своего безумия он и написал книгу «Тenetur in sempiternum». Считается, что книга впитала часть темной магии Серпанс и смогла начала жить без руководства своего творца.       На первый взгляд безобидная книжка, описывает жизнь Серпанс и Лео только в фантастическом варианте, но вот конец книги как раз и заставляет ужаснуться. — Профессор замолчала.       — То есть, если бы я дочитала книгу до конца, этого бы не случилось? — Тихо спросила Гермиона, пораженная от услышанного.       — Если бы ты не таскала с собой эту дурацкую книгу ничего бы не произошло! — Впервые подал голос Драко рядом. Он смотрел на девушку свирепыми глазами.       — Мистер Малфой, прошу вас. — Грозно произнесла Макгонагалл. — Скорее всего да, мисс Грейнджер, ведь в конце указанно: «Как говорят придания, два раза в год, когда луна и солнце встречаются на небе, если два ненавидящих человека сойдутся, их души свяжутся навеки, пока смерть не разлучит их. И связь та будет убивать их из-за дня в день, пока не поймут они, что созданы друг для друга или не покинут этот мир вдвоем навсегда. Пока не свяжут они свои души и тела, перед собой и людьми. Пока от союза двоих не появится новая жизнь, что разрушит связь магическую и создаст связь первородную. Пусть будет так и не иначе».       Декан львиного факультета, смотрела на лица студентов, что были в ужасе.       — Мистер Малфой, мисс Грейнджер, это точка, откуда нет возврата. Мне очень жаль.
Примечания:
¹Rubiconem suum - Точка, откуда нет возврата.
²Damnare luna - Проклятая луна.

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты