Я надеюсь получить от тебя ромашки, чтобы отдать их тебе.

Смешанная
R
Заморожен
182
автор
World without life соавтор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
108 страниц, 13 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
182 Нравится 158 Отзывы 35 В сборник Скачать

Часть 8.

Настройки текста
Примечания:
На это утро Итэр просыпаться явно не спешил. Наоборот, хотел как можно сильнее прижаться к Сяо чтобы согреться. Боль в горле сильно давила, глаза слезились, а нос был забит. Дышать было невозможно. Сяо же понимающе обнимал в ответ. Но всё же грудная клетка требовала кислорода. Итэр вновь постарался вырваться из этих тёплых и уже, кажется, родных объятий, но понял, что это невозможно. Из-за усталости тела. Такое ощущение, что он вчера не просто дошёл до дачи Рагнвиндра, а прошёл километров десять, бегал три часа без остановки и столько же отжимался. Дышать удавалось только через рот и то тяжело. Это не ускользнуло от глаз их соседей. Чун Юнь и Син Цю сразу же доложили об этом учителям. Те же подняли немалую тревогу и начали осматривать всех на температуру и подобные симптомы. Заболевших было выявлено всего четыре. Это сам Итэр, Сяо, который вероятнее всего подцепил от него, Люмин, которая скорее всего тоже от брата и Ноэлль, которая заболела из-за того, что спала с предпоследней. Старшие думали на этот счёт, как решать эту проблему. С одной стороны, эта четвёрка серьёзно заболела, ангина, а там и до пневмонии два шага. Но с другой, не хотелось чтобы кто-то ещё заболел, потому что остальные видели, как этим четверым тяжело давалось просто дышать. Поэтому мистер Рагнвиндр, забыв о своих словах по приезду, загнал в одну комнату всех заболевших, дабы они не разносили инфекцию по всему дому. Осталось только решить, что делать дальше. Увезти большую часть класса или только заболевших? Тут, конечно же, лучшим решением стало бы увезти только заболевших. Но видя, что они как вялые овощи, было принято решение увезти здоровых, а родителей заболевших предупредить. Конечно, многие были против того, чтобы уезжать, но необходимосться есть необходимость. Приближался момент временного отъезда. Все начали суетиться и собирать вещи в последний момент. В принципе было не страшно забыть что-то - потом вернутся. Но возвращаться собирались не все. У Фишль с её компанией завязался диалог. — На самом деле я не собираюсь радовать вас своим визитом в это заурядное, но довольно уютное место вновь. Во-первых, я слишком быстро прочитала все книги и в период свободы от обязанностей скука для меня весьма утомительна. Во-вторых, холод тоже докучает. И третьей причиной является моё отторжение к одиночеству, из-за которого по ночам в голову лезут мысли о бренности всего сущего, — высказалась девушка. — Ой, да брось ты! Мне бы твои проблемы. Вот как не хочется возвращаться к “любимой” сестрёнке, — выделив два последних слова ответил Скарамучча. — Не стоит обесценивать чужие проблемы, Скар. Но тебе я могу помочь. Ты можешь пока поехать ко мне, родственники всё равно уехали в отпуск, никому не помешаем. — Это чем же таким интересным ты предлагаешь им мешать? — с ухмылкой пошутил Скарамучча. — Чем душа пожелает. А ещё, ты не хочешь забрать своё нижнее бельё из моей сумки? Я конечно великодушное его постирал, но мне оно не нужно. Со стороны Скарамуччи раздался нестройный поток нецензурной лексики и ответ: — Я просто перепутал наши чемоданы. Стирать мои вещи было лишним. Мона с Кэ Цин смеялись с этой перепалки, а Фишль просто включила наушники и смотрела в окно. Все её вещи были собраны. А вот Мона потеряла свой дневник наблюдений за лунными фазами. Как выяснилось, потеряны были ещё и карты, с поиском которых ей вызвалась помочь Кэ Цин. Нашлись они в руках Эмбер и Эолы. Играли они на деньги, но пока выходило вничью. Син Цю снова пытался забраться на чердак, говоря что забыл там что-то, пока Чун Юнь уговаривал друга позвать кого-то из учителей, чтобы использовать ключ, а не подручные средства вроде ножа и булавок. Взрослые же активно вели спор о том, кто останется с больными, а кто отвезёт здоровых учеников. В конце концов решили, что останется Дилюк. Перед выездом Кэйа зашёл в комнату заболевших. Выглядели они неважно, да ещё и размышления о скучных каникулах не радовали. — Не грустите только, где-то через недельку мы вернёмся. Помните, что на чердаке осталось неплохое лекарство? — спросил Альберих, подмигивая. — Только не злоупотребляйте. Если вас будет обижать наш мистер злюка - звоните, примчусь в тот же день. — закончил он свою попытку приободрения. Ребята в ответ улыбнулись, а Итэр даже немного рассмеялся, но в горле сразу запершило. Сяо поспешил похлопать друга по спине, пытаясь помочь, но блондин только сильнее закашлял. — В общем лечитесь и не скучайте, — закрывая дверь попрощался учитель. Итэр смотрел в окно на одноклассников. Он бы тоже хотел сейчас пройтись по улице и поваляться в снегу, но здоровье не позволяло. Вот автобус подъехал поближе и все зашли внутрь. На всех лицах светловолосый видел улыбки. Им было всё равно не больных одноклассников. В голову пришла мысль, что и искали его охотнее всего товарищи по несчастью. В окне отразился силуэт Сяо позади Итэра. — Не тоскуй, мы тоже скоро выздоровеем и повеселимся как следует. — Эааэ. Хватит постоянно так пугать! — возмущённо и громко сказал Итэр подпрыгнув. — Да почему ты так пугаешься? Смущаешься? — Я? Смущаюсь? Чего? Бред. Было видно, что блондину был не очень приятен разговор, поэтому он начала двигаться вбок, стараясь всем видом показать, что тема закрыта. Неожиданно Сяо прижал Итэра к стене и придвинулся ближе. Между их лицами осталось сантиметров пять. Дыхание Сяо ощущалось на шее Итэра, при том, что взгляд последнего упирался ему в ключицы. Первый же в свою очередь пытался поймать взгляд второго, что кстати выходило без особых успехов. — Ты же смущаешся. Если бы ты был смелее, то посмотрел мне в глаза. — Ч-что? — Итэр резко поднял взгляд. Слишком близко. «У Сяо всегда был такой красивый профиль лица?» — пронеслось в его голове. А затем от собственных мыслей он залился густым румянцем. Но можно было и обосновать такое поведение. Итэр болеет, голова плохо работает. — Смущаешся же. От чего? Я тебе нравлюсь? — Ты-ы? Мне? Ни за что. Я гетеро. — Видно по тебе, — Сяо ухмыльнулся. «А у него всегда была такая красивая улыбка? Нет, это просто мысли». — Разденься, — сказал брюнет. — Что? — ещё сильнее смущаясь спросил Итэр. В комнату непринуждённой походкой заходят Люмин с Ноэлль. Обе, видя картину, сначала смотрят друг на друга, а затем улыбаются. И что смешного? То, что Итэр уже стоял как помидор или что? Это они над ним так хихикают? — Э-э-это не то, о чём вы подумали! Да это не я начал. И вообще, Сяо, убери уже руки, дай мне выйти. Сяо лишь пожал плечами и пропустил бедолагу. Тот, выйдя, пнул стул, но немного забыл о том, что он болеет и так получилось, что не он стул пнул, а стул пнул его. Из-за этого Итэр пошатнулся, но Сяо быстро среагировал и придержал его. — Уйди от меня ты. — Раздевайся. — Зачем? Мы не очень долго знакомы. — Засунь свою извращенскую фантазию. Просто сними верх и замени его на что-то более лёгкое. При ангине рекомендуют одеваться как можно легче. — Знаешь как это звучит на фоне того, что ты прижал меня к стене? — Всего лишь интерес, друг. А Люмин с Ноэль почти катались по полу от смеха. — ХАХАХА, СЯО, — Задыхаясь пыталась сказать Люмин. — ЭТО ВЫГЛЯДИТ КАК БУДТО ТЫ ДЕРЖИШЬ ТУ САМУЮ ГРАНЬ ДРУЗЕЙ, ХАХА. Ноэлль же подхватила идею подруги. Другой дуэт так и не понял, что эти две хотели сказать, поэтому глянув друг на друга, пожали плечами. Итэр же пошёл переодеваться. Когда светловолосый переоделся, в комнату зашёл Дилюк. — Как вы себя сейчас чувствуете? Может стоит вызвать вам врача? — спросил он. На самом деле вопросы были лишними, вид бледных подростков, укутанных в несколько одеял и с красными глазами говорил сам за себя. — Честно говоря, неважно, — ответила Ноэлль. — Но для начала давайте померяем температуру. Может лучше вам сразу дать жаропонижающее, — доставая градусники и сбивая с них показания предложил Рагнвиндр. Через 5 минут измерений были известны показания всех градусников. У Сяо была самая низкая температура - 37.9, у Ноэлль немного выше - 38.4, а у близнецов почти одинаковая - 39.5, но у Люмин на градус меньше. — Тогда через 10 минут вернусь с нужным средством. И кое с чем, проверенным временем, — с лёгкой улыбкой сказал директор. Когда он вышел, удивлённый Сяо спросил: — Что это он сегодня такой добрый? Он что, смерти нашей ждёт и сейчас чай с ядом принесёт? — Нуу, совсем демонизируешь Рагнвиндра. Стал бы он тратиться нам на врача, если бы собирался убить? — шутя ответила ему Люмин. — А может это он иллюзию помощи создаёт, чтобы насладиться нашими криками, пока будет медленно нас убивать, — продолжал стоять на своём брюнет. — Как будто мы в ужастик попали, честное слово. Самых разговорчивых, кстати, первыми убивают, — намекнула им Ноэлль. — Давайте лучше придумаем чем нам заняться на карантине. — О, я знаю, — встрепенулся Итэр. — Как вы смотрите на игры? — Смотря на какие. Хотя заняться нечем в любом случае, — высказался Сяо. Не успев разобраться на какие игры кто как смотрит, дверь вновь открылась. На пороге стоял Дилюк в красном фартуке с белыми сердечками. — Тут каждому по одной чайной ложке сиропа. Поможет сбить температуру хоть немного. Но он безумно горький, поэтому я заварил вам чай с лимоном. Сахар тут же, на подносе, добавите по вкусу. И я уже добавил лимон и малиновое варенье, надеюсь аллергии ни у кого нет? Иначе могу заварить заново. Ещё скоро будут готовы печенья, но, признаться, готовлю я плохо. Средство проверено годами, меня так ещё отец лечил. Через пару приёмов станет заметно лучше, главное выпить, пока горячий, — снова улыбаясь сказал директор. — А врач будет через пол часа. Если он пропишет вам лекарства, то мне придётся уйти за ними ненадолго, — поставив поднос на подоконник он возвратился к своей привычной серьёзности. — Выздоравливайте скорее, а то ещё скажут, что я вас тут извожу, — закончил красноволосый и вышел из комнаты, прикрыв дверь. Все замерли в тишине. Первым её нарушил Сяо. — Что-то он правда слишком уж добрый. Шутки шутками, но Рагнвиндр что, и сам заболел? — Даже если заболел, уж лучше так, чем вечная нервозность. Давайте вернёмся к обсуждению занятий, а пока и лекарства выпьем. Вы как хотите, но я рискну, — ответила блондинка. — Лю, я хотел предложить одну игру. Помнишь, в детстве мы играли с какими-то ребятами с площадки в правду или действие? Когда ты ещё песком объелась, а я пытался залезть в окно к какой-то соседке? Правду мы тогда, кажется, совсем не любили, — улыбнулся Итэр своим воспоминаниям. — О, я тоже играла раньше. Может затея среднего качества, но заняться всё равно нечем. Я не против, — согласилась Ноэлль. — Я тоже против не буду. Тогда было весело, хотя сейчас вряд ли можно многое сделать, но хоть не скучать, — поддержала близнеца Люмин. — Эх, кто я такой, чтобы идти против вас? — притворно вздохнул Сяо. Судя по всему просто смотреть в потолок ему тоже было не по душе. — Только сначала пусть нас врач осмотрит, он уже подъехал, — посмотрев в окно констатировал темноволосый. Через 5 минут в дверь комнаты снова раздался стук и вошли два мужчины. Третий раз за день пришёл директор и первый - неизвестный зеленоволосый мужчина в очках. Логично было предположить, что это и есть доктор. — Дети, это доктор Бай Чжу. Он осмотрит вас сегодня и повторит осмотр ещё через пару дней. Я вас пока оставлю, — ввёл в курс дела болеющих Дилюк. — Доброго дня вам, — поклонился лекарь, сходу раздавая градусники.— Не могли бы вы все представиться для удобства в общении? А я пока проведу измерение температуры. Знаю, вы уже это делали, но лучше следить за этим тщательнее. Заодно расскажете о своих жалобах. Начнём с Вас, молодой человек, — указал он на брюнета. — Ну, меня зовут Сяо. Мешает заложенный нос, затруднительно дышать и сильно болит горло. Бай Чжу осмотрел темноволосого. — Так, в целом у Вас, Сяо, всё не так плохо. Кто следующий? Справа от доктора сидела Ноэлль, поэтому Бай Чжу перевёл свой взгляд на неё. — Можете звать меня Ноэлль. У меня подобные Сяо симптомы, но ещё мешает головная боль. Также осмотрев её, врач сделал какие-то пометки в листке. — Да, у Вас и температура немного выше. Но это ещё ничего, быстро поправитесь. А дальше, как вижу, у нас дизиготные близнецы? Начнём с девушки. Как к Вам обращаться? — Люмин. Я чувствую себя также, как описала Ноэлль. Хотя температура у меня была выше. — Что же, если была, то сейчас она у вас с ней одинаковая. Вы, Люмин, тоже скоро выздоровеете. А что насчёт Вашего брата? — переключил внимание на блондина Бай Чжу. — Я Итэр. У меня есть симптомы, описанные ребятами, но мне ещё и ужасно холодно. — Это конечно не радует, но и Ваше состояние поправимо, — заканчивая осмотр сказал Бай Чжу. — Я лучше поговорю с вашим опекуном насчёт медикаментов, они будут немного различаться у каждого. В принципе, на этом всё. Ждите моего возвращения через два дня. Скорейшего выздоровления вам, — уходя закончил он. Оставшаяся четвёрка с небольшой грустью вздохнула. Кому хотелось проводить каникулы именно так? Сидеть на даче Дилюка и болеть. Но Сяо быстро вспомнил что пол часа назад, они должны были играть в "правду или действие". — Так это.... Играть будем? — О! Точно. — Люмин наигранно ударила себя по лбу. — А как ходить? Ноэлль быстро сообразила и предложила сесть кругом. Близнецы сидели друг напротив друга, точно также сделали Ноэлль с Сяо. — Я первая! — Вызвалась Лю, переводя свой взгляд на рядом сидящую девушку. — Ноэлль.... Правда или действие? — Зная твою фантазию - правда. — А... — Люмин сначала удивилась, но потом закрыла смущённое лицо волосами. Она уж точно не ожидала что Ноэлль выберет правду, так как уже готова была загадать ей действие. — Тогда.... Какие чувства ты ко мне испытываешь? — Исключительно положительные. — А.. Эй! Я не про это! Люмин взяла рядом лежащую игрушку и, надув губы, кинула её в Ноэлль. Последняя поймала и положила вещь рядом с собой, поглаживая и утешая её, словно она была живой. Это вызвало у Сяо и Итэра небольшой смешок. — Ну, про это ты или нет, но я ответила. А значит моя очередь. Гм... Итэр. Назови ваш с Люмин самый глупый поступок? — О-о. Это дело было в начальной школе. Люмин, помнишь, тебя какой-то мальчик обозвал. — О-о-о-о-о. Ну ты и вспомнил тоже. — Ну в общем, мы тогда с тем мальчишкой не общались, и понятия не имели кто он. И так получилось, что Люмин почти неделю узнавала где он живёт. — А зачем? — спросила Ноэлль, прежде чем блондин закончил. — Ну она решила ему под окном поорать. И меня, конечно, тоже за собой утянула. В общем Лю орала какой он дурак. А потом вышла мама и отругала нас. Потом всей семьёй мы пошли разбираться к директору. В общем тогда мамаша этого пацана подняла большой скандал, доказывая что её сын ангелок и мы всё выдумали. Ну от родителей нам тогда обоим досталось.... — Итэр усмехнулся, вспониманя эту ситуацию. — Теперь я? Люмин кивнула. Итэр начал осматривать всех, кому мог задать вопрос или загадать действие. Люмин или Сяо. Вот что он мог спросить у Люмин? Он с ней живёт, и теоретически знает всё. Но Сяо..... Что можно спросить у него? — Сяо.... — пересилив себя, он посмотрел на него. — Правда или действие? — Ну раз уж все пошли по правде, то выбираю её. Итэр прикусил внутреннюю сторону щеки. — На ком бы ты хотел жениться? Сяо вопросительно посмотрел на Итэра. — Ты бы ещё спросил с кем бы я хотел пересп.... Кажется, блондин понял, что Сяо собирался говорить и быстрым движением закрыл ему рот рукой. Сяо же, без капельки смущения, дотронуться кончиком языка до ладони Итэра. — Да хватит! Просто ответь на вопрос, — Итэр отдёрнул руку от рта Сяо, словно от горячего чайника. — Ну-у-у.... — он замялся. — В мои планы это не входило. Как и в целом отношения. Я думал над тем, чтобы закончить школу, потом университет. Поступить на работу, начать зарабатывать. А вот потом уже можно. Надеюсь, тебя устроил мой ответ. — Сяо начал осматривать всех в поисках своей жертвы. Но неожиданно взгляд пал на Итэра. В голове созрел план мести, а уголки губ по-хищному потянулись вверх. — Итэр... Правда или действие? — Так я же был... Но ладно. Мне стало страшно от твоей улыбки и мне показалось ты придумал какое-то действие. Поэтому правда. Как же мимо попал Итэр. — А ты целовался когда-нибудь? Люмин засмеялась. — Да... Что б тебя. Ты надоел таким быть! — Итэр, я чего-то не знаю? — спросила сестра, умирая от смеха. Пожалуй, не будь тут сестры, Итэр бы точно соврал. — Нет. Да и какое это имеет значение? — Эх, как с тобой люди встречаться будут? — Научусь. Сяо ухмыльнулся. Но почти сразу в его голову залезла шутка, которая явно не хотела уходить. — Научить? — он улыбнулся во все тридцать два зуба. — Сам как-нибудь разберусь. — О, удачи, но ты обращайся. Пока Люмин смеялась со всей этой ситуации, очередь дошла до Ноэлль. — Люмин, вот ты смеёшься с Итэра, а сама-то хоть раз целовалась? Близнецы переглянулись. А затем оба засмеялась. — Был, ХАХАХА. Но лучше не знать как. — Тогда я даю тебе выбор. Правда или действие? — Действие. — Покажи как прошёл твой первый поцелуй. — Правда, — резко сказала Люмин, явно не с большим удовольствием. — Тогда расскажи-и-и. Блондинка вздохнула. — Это было в начальной школе. Тогда моя лучшая подруга Барбара рассказала, что делают взрослые, когда начинают встречаться. И в шутку мне предложила. Ну вот тогда и случился первый раз. Хотя я его не считаю, но отрицать не стоит. Да уж, детский интерес, а до сих пор стыдно. — То есть... Первый раз ты поцеловалась с девушкой? — Да. — Погоди.... А это не та Барбара, которая у нас в классе?! — А. Ой! Да это же она.... А я думаю, почему лицо знакомое. Ну, их семья на следующий год после этого случая переехала. И вроде как да. Но не знаю. Но молюсь всем богам, что она этого не помнит. — Капец у вас детство весёлое было, — подметил Сяо. — О! Сяо правда или действие? — тут же переведя тему, спросила Люмин. — Больше двух раз одно и то же выбрать нельзя вроде. Ну вот, мой последний шанс ответить правдой. — Расскажи о своём самом смешном или стыдном поступке. — Ох, ну ты задала конечно. Смешных вроде нет. Но стыдливых.... В общем, у меня есть сёстры - Гань Юй и Ху Тао. А ещё у нас есть отец. И каждый год мы ездим к нему на дачу. А он нас часто посылает к соседям за мёдом. А у того соседа дом на две половины разделён. И мы втроём перепутали куда надо было идти. И уже входя в дом и слыша неприличные звуки в одной из спален мы вышли. Об этой истории кроме нас троих никто не знает. — Теперь мы знаем... — Сказал Итэр. — Уже темно, спать пора. — Ну-у-у Итэ-э-эр. Давай ещё немного? — начала упрашивать его сестра. — Да-а, пожалуйста. К тому же моя очередь, — сказал Сяо. Итэр тяжело вздохнул. — Да я-то не против, но Рагнвиндр... — Ой, да он уже спит небось, — проявила инициативу в разговоре Ноэлль. Настала очередь Сяо задавать вопросы или загадывать действия Люмин. — Итак, Люмин, что же ты выберешь? — шутливо-таинственным тоном спросил брюнет. — Действие! — с энтузиазмом отозвалась Люмин. — Как смело…— продолжал он сохранять атмосферу. Подумав пару секунд, выдал: — Тогда возьми зубную пасту и нанеси на лицо Дилюку! — Ты смерти моей хочешь?! — возмутилась девушка. — А нечего храбриться было. Теперь выполняй. — Ладно, я свои обещания выполняю. Идём все вместе? — Мы такое веселье пропускать не собираемся! Но надо тихо, — сказала Ноэлль. Итэр просто предвкушал то, что произойдёт, если директор вдруг проснётся. Но отговаривать кого-то от такой затеи было бы безумством - другого шанса не будет. Поэтому он просто молча последовал за друзьями. Забрав пасту из ванной комнаты, они подошли к комнате директора. Для начала надо было убедиться, что он не спит, поэтому Люмин тихо постучала. Ответа не последовало, так что они открыли дверь. Рагнвиндр спал, обнимая подушку и что-то шепча под нос. Блондинка начала тихо продвигаться ему навстречу. Ноэлль шла за ней, но немного отставала, а Сяо с Итэром остались в дверном проёме. Когда Люмин подошла ближе к кровати, Дилюк начал достаточно громко, чтобы все вздрогнули, говорить: — Кэ-эйа, это ты? Почему так долго? Блондинка остановилась. Если она продолжит движение, то точно разбудит директора. Но было поздно. Он уже распахнул глаза. — Что вы тут делаете?! Вас стучаться не учили? — не понимая что происходит, вспыхнул Дилюк. — М-мы стучались, но… Кажется, осознав, что с больными что-то могло случиться ночью, директор прервал Люмин. — Что-то случилось? Кому-то плохо? — уже более беспокойным, но всё ещё сердитым тоном начал он допрос. Люмин быстро сориентировалась и нашла объяснения даже тюбику пасты в руке: — Мы зубы чистить шли, а там… Там Итэру плохо — наигранно растерялась она. Хотя может растерянность в такой ситуации была не полностью наигранной, но в любом случае Дилюк поверил ей и сразу вскочил с кровати. Повезло, что Сяо и Итэра он не заметил - первый успел схватить блондина за запястье и потянул в сторону ванной комнаты. От всего этого у Итэра потемнело в глазах, болеющий организм не успевал переваривать информацию. Вероятно из-за этого он и ударился об какую-то тумбу со странной вазой на ней. Послышался звук разбивающегося стекла, но Итэр уже видел всё как в тумане. Он летел на пол, но перед падением почувствовал, что его успели подхватить. Пока близнец лежал в обмороке, подоспели его сестра в компании Ноэлль и Дилюка. Последний, увидев сложившуюся ситуацию, отправил девушек за аптечкой и веником, чтобы убрать осколки. Кажется, ваза Рагнвиндру была очень ценна, потому что в лице он заметно изменился, но важнее было здоровье ученика. Проверив пульс и дыхание, он сам отправился за водой. Когда никого не осталось рядом, Сяо прижал блондина к себе. Он гладил его по голове и думал о том, что он виноват. Причинил другу вред, хотя мог бы смотреть на него, тогда бы увидел его состояние и не дал бы упасть в обморок. Мог бы вообще выбрать другое действие и всё бы обошлось, но решил рискнуть. По щеке скатилась слеза, но не давая волю эмоциям, Сяо попытался вспомнить уроки первой помощи при обмороке. Нужно было устранить все преграды свободному дыханию. Он расстегнул верхние пуговицы его рубахи и ослабил пояс брюк. Вспомнил, что лучше перевернуть его на бок, если будет рвота, но её не было, так что начал растирать его конечности. В этот момент подбежали Ноэлль с Дилюком, Люмин появилась парой секунд позже. Рагнвиндр намочил ватку жидкостью из какого-то бутылька и поднёс на безопасном расстоянии к носу Итэра. «Нашатырный спирт», — подумал Сяо. Через пол минуты Итэр открыл глаза. — Как ты себя чувствуешь? Из-за чего тебе стало хуже? — переживал директор. «Если бы он знал из-за чего на самом деле, то вряд ли помогал бы с таким усердием», — пронеслось у Сяо в мыслях, но он промолчал. — Голова немного кружится, но жить буду, — ответил Итэр. — Наверное, переутомление повлияло. Люмин за спиной мистера Рагнвиндра кашлянула в кулак. — Если ты не уверен, то это могло оказаться и переохлаждение. Прими лекарство и давай-ка сегодня поспишь на печке, там будет теплее. А Сяо мы отдадим ещё несколько одеял, чтобы не мёрз, раз ваши одноклассники уехали и они никому всё равно не нужны. — Хорошо, — немного разочарованно, но всё же согласился брюнет. Блондину же сил хватило только на кивок. После обморока горло уже не просто болело, его как будто резали. Через пол часа все опять разошлись спать и на этот раз действительно все. Итэру было тепло, но он всё равно не мог заснуть. Тепло не значило уютно. В голову лезли грустные мысли, но он старательно их отгонял. Несмотря на болезнь, день всё равно завершился слишком интересно. А может и ещё не завершился. Послышался скрип дощечек. В коридоре показался Сяо, укутанный в одеяло и с подушкой под боком. — Не спишь? Мне холодно как-то одному. — Не сплю. Мне, кстати, тоже холодно, — соврал Итэр. — О, тогда я думаю ты не будешь против, если я тебя потесню? — Нет конечно. Забирайся уже давай, — нетерпеливо прошептал Итэр. Он не мог объяснить себе, почему сказал неправду в этой ситуации, но скинул всё на жалость. Всё-таки Сяо выручал его, когда блондин мёрз. Брюнет же почти залез на печку. Была правда небольшая проблема - Итэр лежал на самом краю, поэтому Сяо пришлось зажать друга, перелезая на свободную сторону. Вспоминая дневной инцидент, он не удержался от смешка. Итэр же просто отводил глаза, а потом сразу перевернулся на бок. От брюнета это не ускользнуло, поэтому немного подумав, он решил спросить: — Ты чего? Тебя задела та ситуация? — Честно говоря, не то чтобы задела, но мне было некомфортно. Всё же это нарушение личных границ. — Я тебя понял. Извини, — искренне попросил прощения Сяо. Он уже начал осознавать, что ему нравился Итэр, но кажется надеяться на что-либо ему не стоило. И всё же лучше было отложить грусть на потом и насладиться общением. — Я пока спать не особо хочу, может поговорим о чём-то лёгком? — Не буду против, только о чём? — Например, о Новом годе. Я могу рассказать несколько интересных ситуаций из детства. Лет в 10, к примеру, я дурачился с Гань Юй и Ху Тао - когда мы были детьми такое происходило иногда, — с тоской начал Сяо. — Оставалось несколько часов до Нового года. Мы начали драться в шутку, но в один момент Тао ударила меня в глаз, я отлетел в сторону Гань Юй, а она не понимая, что происходит ударила во второй. Мы тогда ждали отца из командировки с подарками. И представь себе картину: я сижу на кухне, держу два куска чего-то замороженного у глаз и он возвращается. Самым забавным было то, что он купил нам по свитеру с пандой и заказал семейную фотосессию на следующий день. До сих пор у меня хранятся эти фото. Под конец Итэр уже не мог удержать смех, поэтому уткнулся в подушку чтобы никого не разбудить. Прекратив, он решил тоже рассказать что-нибудь. — А мы с Люмин несколько лет назад очень не хотели общаться с гостями и залезли под стол. Тогда мы встретили Новый год, играя в мобильные игры под столом. А ещё как-то раз, когда были маленькими спрятались под ёлкой и зажгли её. Понятия не имею,как мы сделали это, но до сих пор помню, какие родители были рассерженные. Мы ведь чуть квартиру не спалили. Или вот ещё - на один из праздников мы оделись во всё зелёное и наряжали друг друга, как ёлки. Сяо тоже рассмеялся в подушку. Так они обсудили ещё несколько ситуаций, а Итэр уже начал зевать. Но тут у брюнета созрела новая мысль. — Слушай, а ведь этот Новый год мы отпразднуем вместе. Надо провести его не менее весело. Надеюсь, мы успеем поправиться к нему. — Должны успеть. Мне тоже хотелось бы провести с тобой хоть какой-нибудь праздник. Кстати, о торжествах - я даже не знаю когда твой день рождения. Мой, и соответсвенно Люмин, 5 июня. — Стой, то есть вы близнецы под знаком зодиака близнецов? — заглушая смех подушкой задал вопрос Сяо. — Я родился 17 апреля. — О, значит наши дни рождения впереди. Я тебя заранее приглашаю на свой! — Оу, мы редко празднуем дни рождения. Но не думаю, что отец будет против и тоже приглашаю тебя. — Я буду ждать с нетерпением, — зевая на каждом слове сказал Итэр. — Но кажется сейчас пора спать. Спокойной ночи, дружище. — И тебе тоже спокойной ночи, Итэр. Итэр как будто сразу отрубился, так как уже через минуту было слышно его замедленное дыхание. Сяо же не мог уснуть, но заметил, как по лестнице спускается силуэт. Мистер Рагнвиндр спал, соответственно это кто-то из девушек. Ноэлль. Причём пряча за пазухой бутылку. Только вот бутылку чего? Сяо не был столь любопытен как Итэр, но тут скорее всего даже самый незаинтересованный человек проявил интерес. Поэтому, кое-как слезая с печки, тихо окликнул её. — Ноэлль? — А! Это ты, Сяо, — сначала тихо воскликнула она, а затем, показывая бутылку продолжила диалог. — Пойдём посидим? Сяо спать всё равно не мог, поэтому кивнул. Включая свет на кухне, Ноэлль достала два стакана. — Будешь? Сяо поджал губы. И согласился. Всё же хотелось чего-то подобного из-за неразделённой любви к Итэру. — Это правильно. Не подумай, я не пью сама, но сейчас... К тому же мистер Альберих разрешил. — А у тебя есть повод? — На самом деле есть. Знаю, мы с тобой не особо общаемся, но Итэру или Люмин я такое доверять не могу. Они же брат с сестрой, и в конце концов доверяют секреты друг другу. Говорила она, наливая сначала Сяо, а потом себе. Как только закончила разливать, почти одним глотком опустошила стакан. — Мда... Будь это виски или коньяк выглядело бы более канонично. Сяо сначала принюхался, а потом, доверившись сделал глоток. — О чём ты это хотела поговорить? — О Люмин. Она такая зайка. Такая классная. Такая... Я не знаю какие синонимы мне сказать ещё. Мы с ней дружим относительно немного, но я поняла, что она мне нравится. У неё прекрасный характер, прекрасная улыбка. Прекрасное отношение к миру. Такая лапушка. Но я боюсь это не взаимно. Я вижу с её стороны намёки, но почти всегда в этих намёках есть намёк на то, что как бы она со мной не флиртовала - мы подруги. И я даже сделать ничего не могу. Она подлила себе ещё пол стакана и снова почти залпом его выпила. — Знаешь... Мы с тобой оказывается оба в одну ловушку попались. И оба не в очень натуральном направлении. Я не уверен пока точно, но каждый раз, когда я вижу Итэра, мне хочется его зажать в своих объятиях. Хочется не отпускать его. А ещё он так мило смущается, что просто вау. Его характер... Он не такой как у всех. Да, я много встречал людей, похожих на него, но конкретно так... Он запал мне в самое сердце. Я не уверен, но господи, как же мне хочется, чтобы это была неправда. Вот просто как? Я надеюсь, что мне кажется, потому что пока не готов к отношениям. Сяо, последовав примеру Ноэлль, тоже отпил. — Да уж... Попали мы с тобой конкретно. И самое забавное, что мы с тобой даже не общаемся, а нам с тобой нравятся люди, которые похожи друг на друга. Мне очень хочется сказать Люмин о своих чувствах... Но лучше я съем кусок мыла. — Боже, как я тебя понимаю. Итэр сам утверждал что он гетеро и мои надежды просто улетучились. О какой взаимности тут может идти речь? Брюнету видимо не очень понравилось вино, поэтом пил он его максимально медленно, в то время как Ноэлль уже четвёртый стакан себе наливала. — Знаешь... Жаль, что мы раньше с тобой не общались. У нас схожи интересы. — И обоих нас повело не в ту сторону. Так Сяо, всё-таки допив стакан, начал обсуждать все поступки Итэра с Ноэлль. Ему конечно было не очень приятно выставлять свои чувства наружу, но делал он это исключительно из-за того, чтобы разобраться в себе. Когда уже они от и до обсудили близнецов, оба тяжело вздохнули. Но также тяжело каждый принял сам для себя, что чувствует по отношению к близнецам. — Я наверное пойду, Итэру спать холодно. — Давай... — Ты тоже долго не засиживайся. Посмотрев на настенные часы, глаза Сяо поползли на лоб. Второй час ночи. Поэтому он поспешил залезть на печку и обнять уже дорогого для себя человека. Тот уже во всю сопел во сне. С еле заметной на губах улыбкой, Сяо уснул.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования