Прячься

Джен
PG-13
В процессе
7
автор
Размер:
планируется Макси, написано 314 страниц, 36 частей
Описание:
Я брел оттуда, где меня никогда не было, туда, где не должно быть.

Становление Северуса Снейпа как Пожирателя смерти.


Приквел к фанфику "У нас впереди целая жизнь, Северус".
Посвящение:
Посвящается Валерии. Ты делаешь этот мир волшебным.
Примечания автора:
Повествование начинается сразу после "сцены у озера", описанной в Ордене Феникса, будет охватывать деятельность Снейпа в качестве Пожирателя и закончится в 1985 году.

Работа будет состоять из трех частей:
Часть I. Студент
Часть II. Пожиратель
Часть III. Профессор

Автор будет стараться сохранять характеры персонажей, все произошедшие в книге события.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 1 Отзывы 3 В сборник Скачать

Глава 26. Перстень

Настройки текста
В бешенстве. Так я отвечу, если кто-нибудь спросит: какое у меня настроение? Единственный день, когда можно было устроить себе выходной и нормально выспаться — и на тебе. Темный Лорд вызывает в два часа ночи. Натянув кое-как мантию, я прихватил маску и вышел из дома на мороз. Коснувшись раскаленного добела рисунка на предплечье, я аппарировал в совершенную неизвестность. Такое перемещение как правило бывало удушливее и казалось дольше, чем обычное, при котором знаешь цель своего путешествия. Во мне от внезапности вызова проснулся страх застрять на полдороге. А ведь я никогда не боялся расщепления. Все прошло легко, и я очутился на тропе, ведущей к двухэтажному дому, увитому плющом. Слева проступали очертания загона для гиппогрифов, который стоило обогнуть ради своей безопасности. Метка горела настойчиво, из чего я сделал вывод: случилось нечто из ряда вон. За лакированными дверьми обнаружились темные интерьеры со стенами, обитыми мореным дубом. Кругом заженные лампы, но никого не было. Пройдя по коврам, заглушающим шаги, я обнаружил лестницу, которая вилась вокруг внушительных масштабов люстры, свисавшей со второго этажа. Наверху послышался голос Темного Лорда, затем крик. Засмотревшись на расписные потолки, я не сразу сообразил, что по лестнице почти кубарем скатился Нотт. Он со злостью пнул подставку для зонтов и вылетел из дома, даже не взглянув на меня. Из всего этого был один вывод — Лорд в бешенстве. На всякий случай, я надел маску, мало ли кого сегодня тоже вызвали, поднялся по скрипучим ступеням, прошел на голоса по коридору, освещенному полуслепым окном и оказался в крохотной гостиной, в которую набилось человек двадцать. За спинами трудно было что-либо разглядеть. Дверь в смежную комнату была открыта. Видимо, туда удалился Темный Лорд. Я снял маску, так как ни на ком больше ее не было. Отсюда обозреть можно было разве что треснувшее зеркало. — В чем дело? — почти не разжимая губ, спросил я Люциуса. — Вероятно, в этом, — он подвинулся, и я увидел тело старика Розье, под которым расплывалась лужа крови. Протолкнувшись между братьями Роули, я присмотрелся к характеру ран. Поза говорила о борьбе, как и порванная манжета, и треснувшее зеркало. Скорее всего, его убили случайно. Куда «чище» воспользоваться Смертоносным заклятием. Может, хотели пригрозить, но старик Розье не послушал и сцепился с собеседником. Что это у него под рукой? Из-за скопившейся крови было трудно разобрать, но он как будто держал небольшой предмет. Перешептывания стихли, я оторвался от созерцания трупа: Темный Лорд вернулся. Все поспешно опустили головы в знак скорби или из страха. — Мне не важно, зачем это сделали! Ваши глупые разборки меня не волнуют! Вы, должно быть, рехнулись, если подумали, что я стерплю это… Ради вашего же блага, советую к утру найти виновного! Право слово, отчитывает нас, как школьников. Однако и я отступил вместе со всеми, давая дорогу Лорду, когда он покидал гостиную. — Вот тебе раз, его все-таки укокошили, — ехидно сказала Беллатрикс, и обстановка разрядилась. — Давно было пора, — согласился ее дражайший супруг голосом, протравленным отвращением. — Вы бы помолчали уже, — с напором изрек Люциус. В этот момент сидящий в кресле у ног покойника Пожиратель поднял голову и пристально посмотрел на Люциуса. Это был Эван Розье. — Никогда не любила старика. Что мне теперь, дифирамбы ему петь? В каком-то смысле Люциус был прав: не стоит все это вываливать перед родственником покойного. Сам Розье был, кажется, не против: он очень внимательно слушал. Эйвери громко зевнул: — Ладно, я и иду спать, а вы — как хотите. — Хм, первым сбегаешь с места преступления, — заметил незнакомый чародей. Он покручивал конец козлиной бородки и всем видом выражал задумчивость, хотя я с уверенностью мог сказать, что в голове у него пусто. Эйвери удивленно смерил новую персону неприязненным взглядом и вышел. Постепенно все разбрелись: некоторые не стали задерживаться, кто-то разглядывал убранство в явной надежде разжиться новыми столовыми приборами или книгами. Само собой, мне совсем не хотелось в это впутываться, но настрой Темного Лорда не вселял оптимизма. Люциус с Беллатрикс, переругиваясь, спустились вниз, и через пол были слышны их приглушенные реплики. Незнакомый маг, продолжая поглаживать щетину, посмотрел на меня, как на ничтожество, и отправился вслед за всеми. Из любопытства я склонился ближе к покойнику. Осмотрел голову: ударили сзади, наверное, когда он не ожидал. То есть он настолько доверял убийце, что повернулся спиной? Пришлось пошарить в складках мантии. Палочки нигде не было. Что-то не сходится. Если они подрались, то с чего вдруг Розье настолько расслабился, что подставил тыл? Может, он потянулся за чем-то и заработал удар по голове? Я осмотрелся: что могло ему понадобиться? Колдографии с изображением близких, плед, лежавший на кресле? Может, все-таки палочка? Для человека, выросшего в окружении магии, довольно странно не носить ее при себе. А потом неведомый гость забрал ее, чтобы нельзя было проверить, какое заклинание последним отразил Розье-старший. Жаль, слишком много народу побывало здесь и могло запросто замести следы. Кажется, я упускаю ключевое. Повреждение на зеркале говорят о том, что была схватка. Что если, Розье ударил противника, и думал, что оглушил? Он мог пойти к камину, чтобы вызвать Темного Лорда. Естественно! Восстанавливая его путь, я заглянул в соседнее помещение: там в самом деле находился очаг. Значит, это почти наверняка кто-то из наших. Розье был старинным другом Темного Лорда, — если к нему применимы подобные понятия — и, хотя он не участвовал в боевых операциях, пользовался его уважением. Фактически, он единственный открыто поддерживал Темного Лорда в магическом сообществе. Мне вообще казалось, что он был авторитетной фигурой в нашей среде. Но, видимо, я слишком мало о нем знал. Вернувшись к телу, я напоследок окинул его взглядом и вспомнил о детали, которую заметил в самый первый раз. Раз никто не соизволил обратить на это внимание, то я вправе утолить свой интерес. Я запустил руку в загустевшую кровь и аккуратно выудил из-под пальцев трупа металлический предмет. — Что ты делаешь? Розье. Я крепко сжал находку в кулаке. — Играю в следователя, — безмятежно отозвался я. Совсем не хотелось, чтобы он подумал, будто мне есть, что скрывать. — Его убили не авроры, — хмуро произнес Розье. Убрав руки в карманы, я рассеяно походил по комнате и спустился вниз. — Убитым горем его не назовешь, — сказал я о Розье на небрежный вопрос Люциуса: «Что там?» — Еще бы! — фыркнул Рабастан. — Он получит, наконец, свое наследство. Мне не стоило стыдиться того, что я не их круга и не в курсе всех этих тонкостей. Но я все равно ощутил свою неполноценность. В небольшой гостиной, — сколько же их в этом доме! — осталось совсем немного людей. Я невольно чувствовал их общность, единение перед лицом неприятностей и всеми силами пытался себя уверить, что тоже имею к этому отношение и могу на равных решать, как теперь держать ответ перед Темным Лордом. Но, конечно, слабая уверенность испарилась, как только Рабастан заговорил: — И что скажем ему? — Валим все на Беллу, — фыркнул Родольфус. Не рассмеялись только я и незнакомец. Он решил, что это нас роднит: — Игорь Каркаров, — представился он под прикрытием шума. Делать было нечего. Но я бы с радостью сохранил инкогнито. — Северус Снейп. — Никогда не слышал о вашей фамилии. — Как и я о вашей тоже, — буркнул я, отдергивая руку, которую протянул было. — Туше, — этот Каркаров прямо светился, а глаза холодные, настороже. — Так что предпримем? — спросил Родольфус у всех. Беллатрикс опустилась на софу и закинула ногу на ногу: — У меня есть пара идей. — Советую не прибегать к ее помощи, — запротестовал я. — Она все испортит. — А тебя вообще никто не спрашивал, — огрызнулась Беллатрикс. Люциус хмыкнул и накинул плащ. — Куда ты? — спросил Родольфус. — Отдыхать? Повесишь это на нас? — Отправляюсь решать проблему, — обронил он, натягивая перчатки. Мне стало спокойней. Пожалуй, я тоже пойду. — Кстати, Снейп, я уверена, что это ты убил Розье, — окрикнула меня Беллатрикс. — Скормим тебя Нагини. — И тебе спокойной ночи, Беллатрикс, — попрощался я, торжественно изобразив поклон. — Гори в Аду! * * * В ту ночь мне приснился замок Лорда. Но не такой, каким я его помнил. Он окончательно зарос мхом, как большой придорожный булыжник, и в холле высился дуб, который упирался бы кроной в потолок, если бы тот не отсутствовал. Вместо пола пробивалась трава, а в углах лежали груды ветвей, занесенных ураганом. Не было больше и картин на обнаженных стенах с выбоинами и подтеками. Рамы без стекол лишь обозначали окна. Крошащиеся лестницы не выглядели безопасно, но я решился пойти по одной, держась рукой за стену, до того покатыми были ступени. Внизу, совсем близко трепыхались воды Черного озера, и я неожиданно осознал, что нахожусь в Хогвартсе. * * * Несколько дней было тихо и спокойно. Я окончательно решил, что Люциус и впрямь разобрался. Не знаю, как он вычислил убийцу, но срочных вызовов среди ночи больше не было. Со спокойной совестью я занимался своими делами. Переправив последнюю партию золота, Баклэнд известил запиской, что просит заглянуть к нему. Наверное, хотел узнать доволен ли Темный Лорд. По правде сказать, я этого не знал: старался не попадаться ему на глаза. Сколько золота нужно для подкупа пары высших чиновников Министерства? Об этом представление было довольно смутное. Баклэнд выглядел молодецки. Ограбление гоблинов явно придало ему жизненные силы. — У меня для вас новость. Напрягшись, я заметил лежащую перед ним на столе важную на вид бумагу, окаймленную золотым кантом. — Что это? — Постановление суда, что собственность после смерти вашего троюродного дяди переходит к вам. Других наследников у него не было, вы единственный живой родственник, — пояснил Баклэнд. — Там только деньги. Если хотите, могу навести справки о недвижимости, но, скорее всего, он ее продал. Нехотя я принял из его рук пергамент. Ничего, кроме очень сильного удивления я не чувствовал. Впервые я мог воспользоваться деньгами, принадлежавшими мне по праву. Жить так, как захочешь, не оглядываться на других, позволять себе все, что пожелаешь? Я не собирался покупаться на этот роскошный подарок судьбы, если хотя бы немного себя уважал: — Эти галеоны выкиньте вместе с остальными. — Вы уверены? — удивился Баклэнд, но не сильно, а скорее даже удовлетворенно. — Абсолютно. * * * — Моего дорогого друга Розье убил Тэтиус Харпер. Так Темный Лорд открыл собрание. Само собой, он рассказал, как расправился с ним, но без смачных подробностей. И на том спасибо. Я почти не слушал, думая о другом. Перед тем как разойтись, несколько человек, в том числе Рабастан, поздравили Люциуса. Словно он совершил подвиг. Подождав, когда толпа рассосется, я приблизился к Темному Лорду: — Мой Лорд, позвольте высказаться. Он величественно взглянул на меня. Так, имя Розье лучше не упоминать. Пришлось извернуться: — Это насчет Харпера. — Ты держишь меня за дурака? — раздраженно спросил Лорд, так что я опешил. — По-твоему, я не понял сразу, как Люциус притащил его ко мне, что Харпер тут не причем? Я не осмелился на это ответить. Да и зачем он тогда убил его, если знал, что тот не виновен? Соображай, Северус. Чтобы ослабить бдительность настоящего виновника. — Ты должен сказать мне, кто это был, — потребовал он. — Твой приятель Люциус? Этот вопрос застал меня врасплох. Мне совсем не хотелось делаться своими подозрениями и находками. — Он мне не друг, — нашелся я в последний момент. — Не досаждай мне, — раздраженно бросил он, отвернувшись и демонстрируя мне лысеющий череп, оплетенный проступающими сосудами, как у смертельно больного. * * * — Видел, как ты задержался после собрания. Успел обвинить меня в чем-нибудь? — спросил Люциус, когда я вошел в его кабинет. — Как-нибудь в другой раз, — я с досадой сменил тему: — Что это у тебя? Столбцы монет выстроились на его письменном столе и даже на кофейном столике. Будто попадаешь в сейф Гринготтса. Наверное. Я там никогда не был. — Рассовываю золото по тайникам, как видишь. Не знаешь, кому можно верить. Особенно гоблинам. В последнее время у многих моих друзей появилось ощущение, что деньги утекают, а по бумагам все в порядке. Действительно, с чего бы. — Что ты хотел? — Люциус достал небольшой сундук из-под стола и прикидывал, влезут ли в него все галеоны. — Не поместятся, — вынес вердикт я. — Собственно, я только пришел сказать, что с твоей стороны было глупо подставлять Харпера. Темный Лорд на это не повелся. Не понимаю, как купились другие. — А они и не верят. Прикидываются дураками. Я избавил их от головной боли. Тебе бы кстати тоже стоило сказать «спасибо». — Невиновный человек пошел на корм червям, а я должен благодарить тебя? — Не ты же умер. Да и не такой невинный, — небрежно сказал Люциус. — Если хочешь знать, старик Розье был заядлым картежником и совсем не видел меры. Он взял в долг у Харпера огромную сумму, как я выяснил. — Зачем убивать того, кто должен тебе денег? — Импульс, — он нехорошо мне улыбнулся. — Иногда мы всем им поддаемся. Предпочитая не замечать набивших оскомину намеков на то, что мне стоит быть осторожнее, я задал вполне резонный вопрос: — А палочка? — Что с ней? — Рядом с телом ее не было. Она была у Харпера? — Откуда мне знать. Может, Темный Лорд подобрал, — саркастично отозвался Люциус. — Иди и спроси его, если так желаешь докопаться до правды. Слишком уж много у него объяснений. — И тем не менее, — настаивал я. — Допрашивай кого-нибудь другого, — высокомерно заявил он, захлопнув крышку сундука. Почти сразу с диким треском распахнулись двери. Толком не успев ничего сообразить, я только выхватил палочку. В кабинет ворвался Эван Розье: его волшебная палочка была нацелена на Люциуса, моя и Люциуса на него. Несколько секунд мы трое смотрели друг на друга. Ерунда какая. — Давайте все опустим палочки и поговорим, — предложил я, пряча оружие в карман. — Сядь на место или убью, — брызжа слюной, выплюнул Розье, тыча в Люциуса палочкой, с конца которой посыпались искры. — В этих обстоятельствах я, конечно, сяду, — миролюбиво заметил я, выполняя его просьбу. Любопытно. — Что, Малфой, думал, выкрутишься? Я все узнал, ясно? Это из-за денег, да? Ты убил моего дядю из-за проклятых галеонов? Вот не повезло. Гора золота на столах говорила не в пользу Люциуса. — Успокойся для начала, — Люциус держал палочку на изготовку. — Мы можем обсудить то, что тебя волнует, как цивилизованные люди. — Да ты варвар! Будь у тебя хоть крупица достоинства, ты бы применил Смертоносное заклинание! Если он до сих пор ничего не сделал Люциусу, значит, он не был уверен в своих догадках. Пора навести его на мысль: — А убийца так не сделал. Не похоже на Люциуса, правда? Он убьет расчетливо и по более веской причине: например, чтобы стать правой рукой Темного Лорда. Хорошее предположение, кстати. Люциус округлил глаза: — Спасибо за помощь, Северус. — Да, не вмешивайся, полукровка! — воскликнул Розье. Как грубо. Я знаком показал, что обещаю молчать. — Ты, кажется, не был особенно привязан к своему дяде, — произнес Люциус. Аргумент. — Я понимаю, что такое семья, твое имя, Эван, не сомневайся. Наказать виновника — твой долг. Так поступаем мы все. Но подумай, прежде, чем драться со мной? Хочешь ли ты этой войны? Я готов к дуэли. И отвечать перед Темным Лордом. — Это его не касается! — рассердился Розье. — Я думал, он прилюдно накажет тебя, но он предпочитает устраивать спектакль с Харпером. Тут я был отчасти согласен. Мне вообще показалось, что апеллировать к Лорду со стороны Люциуса не совсем достойно. — Мы поклялись, что объединимся, стоя в круге, — веско произнес Люциус, и хотелось вообразить, что искренне. — Каждый из нас носит на своем предплечье знак нашей общности. — И ты наплевал на это! — Я этого не делал. Похоже, это тупик. Люциус, кажется, тоже так подумал, поэтому решил привести хоть какие-то доводы в свою защиту: — Ты искал других виновных кроме меня? И подтверждений своей теории ты не нашел, как вижу. Вспомни, наши семьи всегда дружили. Стал бы я разрушать идиллию? А теперь скажи мне: с кем Розье всегда враждовали? — С Роули, — после его криков голос казался почти шепотом, рука с палочкой начала опускаться. — Не мне тебе напоминать, как твой прадед убил одного из Роули — ударом по голове. И Роули одними из первых прибыли на место, когда Темный Лорд вызвал нас. Для таких ленивых людей весьма необычно, — подсказал Люциус. — Раньше это не приходило в твою голову? — Справедливости ради: я бы на месте преступника явился бы как можно позже, — вставил я. — Чтобы запутать всех. Заклятие Розье просвистело в дюйме от меня и разбило старинную вазу: — Я что тебе велел?! Вот это взрывной характер. Я стряхнул с плеча осколки фарфора. Люциус был со мной согласен, и наконец я увидел возмущение и гнев, которых ждал с первой секунды. Он кинул в Розье заклятие, которое тот блокировал, и разразился целой тирадой: — Ты приходишь в мой дом и крушишь мебель. Вон отсюда! Некоторое время было слышно только прерывистое дыхание Розье, а потом мститель все-таки сдался: круто развернулся и вышел, тяжело топая. Похоже, я так пристально всматривался в Люциуса, что он процедил сквозь зубы: — Что-то не так? — Это сильное преуменьшение. * * * Зелье булькало в котле. На разделочном столе лежал найденный мной перстень, я то и дело поглядывал на него, когда нарезал ингредиенты или помешивал густое варево. Снова и снова я тасовал факты, пытаясь прийти к твердому решению, но их было недостаточно. Зачем Темный Лорд отправился к Розье среди ночи? Что могло заставить эту глыбу сдвинуться с места? Совпадение ли то, как умело Люциус настроил Розье на Роули? Или это имело иную, более глубокую, подоплеку? Перстень заманчиво блеснул, подсказывая, что знает ответы на эти загадки. Теперь я не сомневался, что видел точно такой сразу у двух человек. Не так сложно сделать дубликат этой побрякушки. Только вот, что было раньше? Перстень Люциуса? Или Роули? И главное: чей он все-таки? И подбрасывал ли его кто-то или обронил случайно? Должен был его обнаружить Темный Лорд или Эван? Когда в моем присутствии Нагини душила Торфина Роули, на его руке определенно красовался такой же лунный камень. Может, он демонстрировал его специально, чтобы в будущем обвинить Люциуса? Тогда почему он не сделал этого в ночь убийства? Все Пожиратели были там. Впрочем, возможно, он поделился своими мнимыми подозрениями в приватной беседе с Лордом. Как сделал я. Роули определенно преследуют неудачи в последнее время, и они хотят восстановить свой статус в кругу Пожирателей. Но убить близкого друга Лорда ради того, чтобы обвинить Люциуса и таким образом сместить его? Слишком рискованно. Достаточно ли сильно им досаждал Малфой и его мания величия? Настолько, чтобы провернуть изощренный план? Да и к тому же вчера Люциус упомянул о идиотской кровной вражде между Роули и Розье. Выходит, они сами сознательно выставили убийство именно в этом свете. Что это? Двойной блеф? Это первая версия. Посмотрим на дело под другим углом. А пошел бы на такое Люциус ради теплого места? И разве его могло чем-то не устраивать нынешнее положение дел? Если советчиков у Лорда поубавится, им станет легче манипулировать. Ладно, допустим, это слишком громкое слово. Но проталкивать свою политику станет намного проще, когда рядом не будет чистокровного старца со старомодными взглядами. Розье-старший не раз выступал на собраниях за то, чтобы Пожиратели Смерти оставались немногочисленной закрытой организацией. А таким, как Малфой, подавай господство. Люциус вполне был способен в сердцах убить Розье, когда тот попытался связаться с Лордом. Совершенно очевидно, что мог сделать Повелитель на эмоциях, даже если это шло вразрез с его интересами: покончить с Люциусом и его амбициями одним зеленым лучом. Предположим, Люциус забрал палочку, чтобы ее нельзя было проверить, но не заметил перстень. Или в последнюю минуту решил подкинуть его, чтобы выставить Роули виноватым? Нет, Люциус убил бы хладнокровно, точно рассчитав удар и выставив сцену, как акт мести. Да и перстень на него указывает тоже. К тому же куда легче было сразу выставить виноватыми Роули, чем возиться с Харпером. Может, у Роули более обширные связи, чем у Малфоев и он побоялся связываться с ними, чтобы не навредить себе? Версия вторая такова. Ничья. В обеих имеются серьезные изъяны. Дело в том, что люди непредсказуемы, никогда не знаешь, что творится в чужих головах. Одно может казаться глупым для меня, и совершенно естественным и логичным для Люциуса и братьев Роули. Однако не только вокруг происходящего с ними крутились сегодня мои мысли. Ненароком я раз за разом возвращался к странной превратности судьбы. Наследство. Оно могло многое изменить еще пару лет назад. Но почему не тогда? За что я получал желаемое именно теперь, когда оно мне не нужно? Я Снейп, а не Принц. Хочу быть самим собой, а не воображать из себя… Пора признать, что я не их круга. И все-таки глубоко на дне во мне жило сожаление и толика сомнения. Жизнь станет намного проще, если я позволю себе пойти на поводу алчности. Что я несу? Этому не бывать. Погоня за богатством и положением мне претит. Завести эльфа? Принимать гостей? Неловкость и насмешки сведут в могилу. Стоп. Домовик. Вот о ком, все забывают. Темный Лорд наверняка не удосужился выяснить у него, кто приходил к хозяину в ту ночь. А вот Эван Розье точно должен был о нем вспомнить. И тут мне стало все ясно. * * * В особняке Малфоев эльфы давно меня не встречали. То ли не держали за важную персону, чтобы докладывать, то ли Люциус не считал мои визиты существенными. Неудобно было разыскивать его по дому. В кабинете я его не застал, он и Нарцисса нашлись в гостиной. Портной снимал мерки для новой мантии, и Нарцисса руководила процессом: — Рукава нужно укоротить, — она придирчиво осматривала Люциуса со всех сторон. — И сделайте подкладку из чистого шелка, а не как в прошлый раз… Добрый вечер, Северус. — Здравствуй. — Мы скоро закончим, — пообещала она. — Сядь пока. Приказной тон не был мне по душе, я остался стоять. — Я ненадолго. — Что-то срочное? — нахмурившись, спросил Люциус, поднимая руку, на которой переливался в приглушенном свете перстень с лунным камнем. — Нет, я узнал все, что было нужно. Я развернулся к выходу. Ах да, едва не забыл. Вытащив из кармана перстень, я оставил его на туалетном столике. Вне игры не бывает проигравших.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты