Проделки Локи

Гет
NC-17
Завершён
131
автор
Размер:
82 страницы, 6 частей
Описание:
Локи решает отомстить подруге за розыгрыш, но не продумывает все детали.
Примечания автора:
Мимолетный полет фантазии.
Пожалуйста, не воспринимайте эту работу серьёзно. Не спрашивайте, какой это промежуток времени... Я сама не знаю. Просто немного стеба и обычных будней не помешает. Улыбайтесь 😊

Приятного чтения. Очень важны ваши комментарии и оценка. Указывайте на ошибки. Люблю ❤️

Статус «Завершён», но главы будут переодически добавляться.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
131 Нравится 20 Отзывы 29 В сборник Скачать

Смех Баки

Настройки текста
Мари поняла что со спокойной жизнью она попрощалась, как только позволила Барнсу переступить порог своей спальни. Несмотря на то, что произошло между ними днем, оба чувствовали себя смущённо. Они даже почти не говорили, потому что подобрать слова было невероятно сложно. В кромешной тьме Баки неловко снял свою одежду, оставив только белье, и умостился на другой стороне кровати. Мари не могла сомкнуть глаз. С одной стороны она чувствовала себя в абсолютной безопасности рядом с ним, с другой всё это казалось таким неправильным. Баки чувствовал себя не в своей тарелке. Он забыл когда вообще последний раз засыпал рядом с девушкой. Его тоже разрывало двоякое чувство. Одна половина хотела защитить её, прижать к себе, вдохнуть запах волос, а другая хотела бежать куда глаза глядят, хотя он сам пришёл. Их ждало ещё много трудностей. Никто из них не понимал как вести себя. Ведь не было никаких свиданий, цветов, нежных слов, долгих объятий. Был только секс. Кто мы друг другу теперь? Может стоит всё забыть и жить так, будто ничего и не было? Но она ведь сказала, что её тянет ко мне даже без всяких порошков. Ко мне! Как странно. Мужчина повернулся на бок и осторожно положил руку на её талию, решив показать, что он может быть тем Баки, из 40-х, который ещё не познал всех мучений, может быть нежным. Мари сперва напряглась, шумно вдохнула воздух, но быстро успокоилась. Она закусила губу и сильно зажмурила глаза. Собрав волю в кулак, подвинулась к нему чуть ближе, уперлась спиной в широкую грудь. Возможно у нас есть крошечный шанс. Около 4 утра она проснулась от того, что больше не могла дышать. Стальная хватка сжимала шею, Барнс сидел на ней верхом. Его глаза сияли в полумраке спальни, горели яростным огнём. — Баки, - голос осип, воздуха в лёгких почти не осталось, — Баки, это же я. Пожалуйста, отпусти. Мне больно. — Ты моё задание, - он сжимал ладонь ещё сильнее, не обращая внимание на удары маленьких ручек. — Джеймс, - силы покидали её, лёгкие жгло от недостатка кислорода, кончики пальцев пощипывали, слезы бежали из глаз, щеки горели, — Джеймс, пожалуйста. Папочка... — Мари?! - он мгновенно отпустил её, соскочил с постели и отдалился к противоположной стене, — Прости. Прости. Я не хотел. Я... — Баки, - она рыдала, расчесывая ногтями горящую кожу на шее. Мари скрутилась в клубок и накрылась одеялом до самой макушки. Кровь стыла в жилах от ощущения, что смерть вот-вот могла её забрать, она уже касалась к ней липкими холодными пальцами. Девушка уткнулась носом в подушку, но та не заглушала её кашель и всхлипы. В этот момент Джеймс чувствовал себя чудовищем, монстром, не достойным любви и нежности. Она доверилась ему, а он так поступил. Бак не сразу смог пошевелиться, он только вжался спиной в холодную стену, словно пытался пройти сквозь неё, и сжимал кулаки, пытаясь успокоить дыхание. Он медленно и тихо подошёл к креслу, где лежала его одежда, сложенная в аккуратную стопочку, и принялся натягивать брюки. — Прости меня, Мари. Мне не стоило приходить. Я опасен. Тебе будет лучше без меня. — Стой. Пожалуйста останься, - она выглянула из под одеяла, словно испуганный котенок. Знал бы он какие усилия она приложила, чтобы иметь храбрость заглянуть в его глаза ещё раз. Но сейчас девушка не видела в них злости, лишь тоску и печаль. — Я чуть не убил тебя. Мне лучше уйти, - чёрные джинсы остались висеть на уровне колен, когда она поднялась и обхватила его талию тонкими ручками, прижалась щекой к груди. — Ты помог мне, а я помогу тебе. Останься. Я не хочу сейчас быть одна. — Нет. Я опасен, как ты не понимаешь? Вчера я не смог удержать свое желание, сегодня чуть не убил. Ты не заслуживаешь такого отношения. Я... Пожалуйста, просто дай мне уйти. — Я знаю о чем ты сейчас думаешь, но ты не монстр, Джеймс. Ты ведь сказал правду о своих ментальных проблемах. Я сама приняла решение впустить тебя. Кошмары когда-то пройдут. Ты не сможешь бегать от всех вечно. Его грудь размеренно поднималась и опускалась. Сердце пыталось вырваться наружу, словно птичка из клетки. Баки вёл борьбу внутри себя. Девушка, которую он пытался задеть, подколоть, обидеть с первого дня, словно глупый мальчишка, сейчас почему-то верит в него больше, чем он сам. Она подавила желание вздрогнуть, когда рядом с тёплой рукой на её талию опустилась и бионическая. Мари посмотрела на него сквозь влажные пушистые ресницы и слабо улыбнулась. Боясь, что сержант сбежит, как только она разомкнет руки, девушка просто шагнула назад, заставив его тоже сделать пару шагов, чтобы тот выпутался из штанов. Оба опустились на постель и забрались обратно под одеяло. Само собой, после такого нервного потрясения никто из них не питал особых надежд на спокойный сон. Она лежала на его груди и слушала монотонный стук сердца, Джеймс путался пальцами в копне её длинных волос. Они пахли карамелью, этот запах возвращал его в детство и почему-то ассоциировался с парком аттракционов. Когда солнечные лучи окончательно пробрались в спальню, Баки ужаснулся. На светлой коже виднелись синие пятна. Мари улыбнулась и убедила его, что большая часть следов принесла ей крышесносное удовольствие. Точнее все следы, кроме свежего отпечатка ладони. Как она и предполагала, голос, который стих ещё от страстного глубокого минета, после удушения совсем пропал. Стук в дверь, около 8 утра, заставил двоих подскочить на ноги. Джеймс не знал куда себя деть, поэтому заперся в ванной. Мари натянула водолазку с высокой горловиной и спортивные штаны. Закинула вещи Баки в шкаф и открыла незваному гостю. — Ты?! - прошипела она и, поморщившись, схватилась за горло, — Тебе здесь не рады. Убирайся. — Мари, прости. Я хотел отомстить, но поздно узнал, что Стива нет на базе. Пожалуйста, - Локи хлопал глазами и выставил руки в защитном жесте, — Мир? — Ты... Ты... Ты ублюдок ненормальный! Ненавижу. Как тебя вообще Земля носит? — Милая, я думал будет смешно. Как прошло свидание? — Не было никакого свидания. Я отменила его. — Что?! Почему? Как же ты справилась с «этим»? — Воспользовалась услугами мужчины по вызову. И вообще, не твоё дело. Убирайся отсюда. Видеть тебя не могу! — Что с голосом? Ты заболела? Мари! - он топнул ногой, словно обиженный ребёнок, и придержал дверь, когда она попыталась закрыть её перед его носом, — Ты же знаешь, что я не умею извиняться. Но я попытался. Ты мой лучший друг. — С друзьями так не поступают. Это не смешно. Мне было не смешно. Мне было ужасно стыдно. Мне стыдно до сих пор. — Это он с тобой сделал? - Лафейсон заметил синяк, который слегка выступал над воротником. В глазах сверкнули молнии, а потом брови сложились домиком, от осознания, что сам Бог Коварства в этом виноват. — Сделал что? Сделал то, что я умоляла его сделать? Его вины в этом нет, только твоя. Уходи, Локи. У тебя больше нет лучшего друга. В этот раз он не пытался остановить её. Дверь захлопнулась, а мужчина, опустив голову, тут же исчез. Мари села в кресло и снова разрыдалась. Одежда душила её, конечно на улице +27, а она вынуждена ходить в тёплом. Как объяснить это команде? Что вообще говорить? Черт! Джеймс слышал весь разговор. От начала и до конца. Он стоял, уперевшись лбом в холодное дверное полотно и много думал. Набравшись смелости, он повернул ручку и вышел к ней. Быстро надел всю одежду, подошёл к двери, но на секунду замялся. Даже не поворачивая голову, сказал: — Денег не нужно. Надеюсь тебе всё понравилось. Посоветуй подругам. — Джеймс, ты не так понял, - но он её шепота уже не слышал. Абсолютно раздавленный, Барнс отправился на кухню. Я ведь поверил, что она действительно что-то чувствует. Мальчик по вызову. Ах нет, мужчина по вызову. Какая к черту разница?! Так меня ещё никто не называл. Зачем тогда было просить меня остаться? Я ушёл бы и никого не тревожил. Мстители, не в полном составе, как раз начинали завтракать. Мужчина окинул кухню грустным взглядом, задержавшись на диване и столе. Ему даже показалось, что память воспроизводит её стоны. Тряхнув головой, он налил себе кофе и сел. Никто не заметил его состояния, потому что Баки всегда был таким. Грустный, мрачный, молчаливый и угрюмый. Минут через 15 на кухню вошла и Мари. Она так же глянула на диван и стол, а потом поздоровалась с друзьями. — Ты заболела? Что за одежда? Что с голосом? - Сэм даже привстал, он действительно беспокоился. — Сосала леденец, простудила гладны, - она натянула улыбку, налила кофе и села за стол. Баки чуть не подавился. Он вытаращился на неё, но потом стушевался, чтобы не привлекать внимание. — Что, Барнс, даже ничего не скажешь? Где твои колкости? — Не в настроении, - не смотря на эти слова, между ними, как и всегда до прошлого дня, началась словесная перепалка. В этот раз даже более ожесточенная. Они словно плевались ядом. — Началось, - Нат закатила глаза и покачала головой, — Иногда мне кажется, что вы просто хотите друг друга. Такая страсть. — Её? Да никогда! - он дергано усмехнулся и откинулся на спинку стула. — Так вот в чем дело, Баки. Что я говорю в твоих фантазиях? «Сильнее, папочка», «Пожалуйста, папочка», «Я была плохой девочкой. Накажи меня, папочка», «Заставь меня кричать, папочка», - друзья замолчали, их лица вытягивались, наблюдая за Джеймсом и ожидая ответной реакции. Сегодняшний спор куда интереснее предыдущих. Сегодня она переходит все границы. Барнс почувствовал, как член дрогнул от этого «папочка» и остальных слов, которые он хорошо запомнил. — Смотрю сегодня тебе снился именно я. Видимо заставил кричать. Даже голос пропал. Или леденец просто вошёл слишком глубоко? - парировал мужчина и отпил горячий кофе со своей чашки, — Я заставлял тебя просить? Надеюсь я не забыл сказать, что ты была хорошей девочкой? Сказал, что мне нравится твоя покорность? — Черт возьми, вы сегодня просто на высоте, - Сэм хлопнул в ладоши и толкнул Наташу в бок, — Баки, это было сильно. Мари расхохоталась, хотя низ живота уже горел огнём, от одних только воспоминаний о том, что вчера здесь произошло. Её тело покрылось испариной и она не могла разобрать от чего. От его слов или от тёплой одежды. — Баки, - она поставила чашку и наклонилась ближе к его лицу через стол, он сделал тоже самое, — Я уже начинаю завидовать той девушке, между чьих ног окажется твой язык. Судя по всему, он довольно длинный и проворный. Должно быть набрался сил за те года, что ты экономил слова. — А ты попроси меня в следующем сне. Может папочка будет в настроении, - он посмотрел ей в глаза и облизал эти до ужаса соблазнительные губы. Его взгляд бросал ей вызов «Чертовка, думала я отступлю? Не надейся». — Да уймитесь вы уже наконец! Это больше похоже не на ссору, а на мазохистический флирт, - Наташа стукнула кулаком по столу, — Стива сейчас доведёте до инфаркта. Он уже красный весь. — Простите,- Мари откинулась обратно на спинку стула, но даже не собиралась останавливаться. Ей нравилась эта игра, — Прости и ты, Баки. Я что-то сегодня не с той ноги встала. Ровно с этими словами, когда он уже почти праздновал свой триумф, по мужскому бедру скользнула женская ножка. Мари невинно улыбалась, когда почувствовала насколько он возбужден от одних лишь слов, а вот его довольное выражение лица быстро превратилось в напряженное. Девушка водила стопой по стволу, иногда нажимала, но не сильно. Джеймс прочистил горло. Маленькая непослушная ведьма. Почему я терплю это? Почему я не хочу уходить? Почему мне нравится вся эта ситуация? Клянусь, она что-то сломала внутри меня. Лёд раскололся. Лёд, в котором был заморожен Баки Барнс с 1943-года. Тот Баки был смешным, он был уверен в себе, он нравился людям. Он нравился девушкам. Я хочу снова быть таким, но смогу ли после всего, что сделал? Она поможет мне? — Ты тоже извини. И вы, ребята. Не выспался. Пока Сэм, Стив и Наташа разговаривали о деталях вчерашней миссии, Мари смотрела Джеймсу в самую душу. Так прошло около 10 минут. По его лбу уже стекали капельки пота, потому как ножка не оставляла ширинку в покое ни на секунду. Он кусал щеки изнутри, играл жевалками и тяжело дышал. — Эй, о чём задумались? - Сэм многозначительно поднял брови, — Или вы пытаетесь убить друг друга взглядами? — Нет, он просто представляет меня на этом столе. Я в его власти. Покорная и податливая. Смотри как пыжится. — А что представляешь ты?- Баки усмехнулся, ведь она буквально прочитала его мысли. Мужчина сейчас был бы рад остаться с ней наедине и сперва поговорить, а потом будь, что будет. — Представляю как смотрела бы в твои глаза, пока ты стоишь на коленях у моих ног. Пробуешь на вкус. Сходишь с ума от желания. В кухне повисла гробовая тишина. Стив уронил кашу из ложки себе на брюки, так и не успев донести её до рта. От услышанного он вздрогнул, а потом замер, как и остальные. — Чтож, - Джеймс отодвинул стул от стола, Мари убрала ножку обратно в тапок, — Попроси. Прямо сейчас. Попроси. — Ммм, - она изогнула бровь и поднялась. За каждым её движением наблюдали 4 пары глаз. Обошла стол, остановилась рядом с ним, положила руки на плечи и наклонилась прямо у уху, — Пожалуйста, папочка. — Громче. — Пожалуйста, папочка. Прости, я не могу громче, горло болит. Под нерушимое молчание друзей, Баки закинул её на плечо и вынес из кухни, стараясь идти так, чтобы никто не заметил стояк, который уже конкретно горел. Отойдя подальше, оба сорвались на смех. Баки поставил её на ноги и расхохотался так, что в уголках глаз появились слезинки. Мари держалась за горло, но тоже не могла остановиться. Девушка видела его таким первый раз и от этого смеха кольнуло сердце. Неужели я смогла делать то, что не удавалось никому с тех пор, как он свободен? Джеймс Баки Барнс хохочет, согнувшись пополам. Ради такого, я готова даже Локи простить. — Видела их лица? Даже Сэм и Наташа язык проглотили. — Стив овсянку на брюки уронил. Спустя ещё несколько мгновений выражение его лица стало более серьёзным. Глаза в глаза. Она не боялась, не отводила взгляд. В его голове скользнула та фраза, брошенная ею Локи. Барнс подошёл вплотную и она уперлась ягодицами в одну из многочисленных дверей. Животом она чувствовала его возбуждение и от этого бежали мурашки по коже. — Учти, что мои услуги дорого стоят. — Прости меня, Джеймс. Я не знала хочешь ли ты, чтобы все узнали о нас. Не хотела торопиться. У нас и так всё не как у нормальных людей получилось. Да и что у нас собственно получилось? — А чего бы ты хотела? — Кто-то обещал мне свидание. — Ты правда этого хочешь? Я не особо интересный. Зато опасный и могу причинить боль. — Хочу узнать тебя. Ты мне нравишься, - она улыбнулась, а он хмыкнул. — Давно? — Как человек давно. Но ты был словно кактус и это отталкивало. Как мужчина вчера, под действием порошка. Но оно прошло, а ты мне все-ещё нравишься. — Тогда до вечера? Я зайду за тобой в 7, - Баки влажно поцеловал шею, приспустив воротник, и уже собирался уходить, но она сжала член сквозь джинсовую ткань. — Ты же не думаешь, что я могу отпустить тебя после всех разговоров, взглядов на кухне и вот этих поцелуев в шею? — Можешь. — Но ты не можешь уйти, папочка. Забыл? Ты сошёл с ума вчера, - она выскользнула из его захвата и пошла в сторону своей спальни, покачивая бёдрами. От её слов и этой уверенности у него на секунду перехватило дыхание. В тот самый момент Баки понял, что она права. Сошёл с ума. И мне это нравится. Мужчина быстро догнал её уже у входа в спальню. Они вошли и он сразу же прижал её к стене, целуя губы и попутно закрывая дверь на замок. Лишние глаза им ни к чему. Сегодня она не под действием порошка, поэтому не набрасывалась на него с безумным взглядом. Сегодня она эдакая скромница. Барнс аккуратно снимал с неё водолазку и осыпал оголенную кожу поцелуями. Мягкими, нежными, такими тягучими. Он извинялся за каждый синячок, за каждое покраснение, зализывая их. Она помогла ему освободиться от одежды и снова задержала взгляд на руке и шрамах. Бак смотрел на неё с восхищением. Несмотря на то, что произошло под утро, она целовала его, целовала шрамы, целовала даже железо, попутно проводя тёплыми ладошками по коже груди, ребрам и животу. — Она могла тебя убить. — Больше не может. — Почему ты так решила? - уголки его губ мягко приподнимались, Баки изогнул бровь. — Я знаю код, который будит тебя, Баки Барнса, даже если я твоё задание, - Мари улыбалась и подталкивала его в сторону кровати, — Он состоит лишь из одного слова. Очень удобно, не считаешь? Кстати, почему именно оно? Тебя так называл кто-то в те времена? — Нет. Ты первая назвала меня так и это было словно удар молнии. Порочно и неправильно, но так возбуждает. Думаю ты заметила это на кухне, - бионика потянула её на кровать, Мари уселась на него сверху, оставаясь в одних трусиках. — Твои зрачки выдали тебя с потрохами. С каждым моим «Папочка» они расширялись и снова сужались. — Меня не покидает чувство, что мы спешим. Если тот раз вычеркнуть из памяти из-за порошка, то вот мы снова в постели даже до первого свидания, - он хотел сказать что-то ещё, но мягкие пальчики накрыли его губы. Он в свою очередь поглаживал все, к чему мог дотянуться. Живая рука ощущалась приятно, слегка шершавая, но это и понятно, он столько всего пережил, такая тёплая и довольно нежная. Бионика же была гладкой и приятной на ощупь, она издавала тихие звуки пластин, вот только от неё бежали мурашки по коже. То-ли от прохлады, то-ли от воспоминаний. — Ты красивый. Восхитительно красивый, - от нежного шепота теперь по его коже пробежались электрические импульсы, поднимая волоски дыбом, — Если вдруг ты подумал, что тогда я сказала это только чтобы задобрить и соблазнить. Я правда так считаю. — Почему ты так хорошо ко мне относишься? Я ведь вёл себя, как идиот с самого начала. Да и... Собственно, думаю, что любой на моем месте вчера смог бы сдержаться. Ради твоего блага. Стив сдержался бы, да и Сэм, и Тор, и... — Ты самый сильный человек из всех, кого мне доводилось встречать. Я знаю, что такое иглы под ногтями, что такое плен, что такое, когда окурки тушат о кожу, что такое задыхаться, когда поверх мешка на голове льют воду и ты отключается раз за разом. Знаю что такое когда пальцы ломают по очереди, каждую фалангу. Даже знаю что такое есть сырых крыс, пить их кровь, потому что тебе не дают поесть больше недели. Но это даже не капля в океане мучений, которые пережил ты. — Ты... Любишь меня потому что я сломан? Сломан, как и ты когда-то была? — Баки, «любишь» это громко сказано. Возможно в будущем, но сейчас рано об этом говорить. — Как ты смогла справится с этим? Как ты смогла остаться такой весёлой и жизнерадостной? Я тоже хочу излечиться, но терапия не помогает. — Баки, я не была палачом. Меня не мучает совесть. На моих руках есть кровь, но только плохих людей. А после плена... Морально я восстановилась месяца за 3. У тебя же другая ситуация. Ну вот, ты заговорил мне зубы и возбуждение сошло на нет, - она легла рядом, положив голову и руку на его грудь. Джеймс молчал какое-то время и просто наблюдал за невидимыми узорами, что рисовали её пальцы. Подушечки были такими мягкими, нежными, словно то, что она говорила про плен абсолютное вранье. Но он читал её дело, читал отчёт и знал, что это правда. — Психолог говорит, что я ассоциален. Что, судя по тестам, у меня есть суицидальные мысли и депрессия. — А как ты считаешь? — Не знаю даже что ответить. Рядом с тобой я чувствую себя лучше, хоть и боюсь сделать больно нечаянно. Сегодня я смеялся от чистого сердца, хотя думал, что больше не умею. — Поздравляю. Я рада это слышать. Люблю смущать людей, мне понравилось то, что мы провернули. От тебя они точно такого не ожидали. — Посмотрим какие результаты теста будут у меня завтра. Как же меня бесят эти сеансы. — Давай я заберу тебя? Надеюсь, что с горлом будет уже всё нормально. Тогда мы создадим приятный якорь в твоём сознании. — Какой? — Узнаешь завтра.

Тем временем на кухне.

Сердца Стива, Наташи и Сэма сперва пропустили удары, а потом ускорялись с каждым сказанным словом. То, что начиналось как привычная стычка между Барнсом и Грин, теперь резало слух и вызывало мурашки на коже. Воздух между ними будто искрился от страсти и напряжения. Ну а когда Баки унёс её на плече... Стив завис, как старый компьютер, на котором пытаются запустить новейшую игру. Шестерёнки в его ретро-мозгу отказывались обрабатывать то, что он услышал. «Язык между ног» «Попроси. Громче» «Папочка» «Леденец вошёл слишком глубоко». Леденец... От мороженого можно голос потерять? Ангина или что? Я наверное снова не понял какой-то намёк или сленг. На что похож леденец? Оооо... В рот?! Что за ужас? Как Баки мог сказать такое в её сторону? Господи, она сказала, что мечтает смотреть ему в глаза, когда его язык будет между ног. Так стоп! Он унёс её на плече, чтобы исполнить эту фантазию?! Стив поморщился, невольно представив такую картину, и отложил ложку. Аппетит совершенно пропал. С бедра на него смотрела овсянка, медленно растекаясь по ткани. Он задумчиво собрал её пальцами и вытер пятно салфеткой. — Что это, мать вашу, было? - Сэм наконец смог собрать слова и мысли в предложение. — Ты решил добить Стива своими словечками? Как не стыдно, Сэм, - Романофф сверкнула взглядом, не упустив возможность в очередной раз подколоть Капитана. — Что. Это. Было?! - Уилсон даже подпрыгнул со своего стула, размахивая руками, — Ты это слышала?! Слышала?! Скажи мне, что это шутка! — Мари могла бы пошутить, от неё такое вполне можно ожидать, но Барнс... Он вообще умеет шутить? — Знаете, в 40-х он был очень весёлым! Душа компании. — Ку-ку, Стив, - Сэм пощелкал пальцами у него перед лицом, — Мы не в 40-х. Я у него даже улыбки никогда не видел! — И... Вы думаете, что его язык сейчас... - Роджерс покраснел наверное с головы и до самых пяток от того, что сам сказал. — Нет. Конечно нет. Это же невозможно, да? Наташа? — Подожди, - она подняла палец вверх с закрытыми глазами, — Просто пытаюсь представить Зимнего солдата на коленях. Черт, как горячо. Если это так, то Мари сорвала Джекпот. — Что-то здесь не чисто. Значит вчера нас не было. Баки остался, утром у него был сеанс терапии. У Мари выходной. ПЯТНИЦА, выведи на проектор записи вчерашнего дня. — Записи стерты, без возможности восстановить, - тут же отозвалась искусственный интеллект. — Кто стёр? Как это? — Агент Грин. — Что абсолютно все? — Агент Грин стёрла записи на кухне. И остановила на всей базе. Включить снова? — Конечно включить! - Кэп сдвинул брови, — Совершенно безответсвенно с её стороны было отключать съёмку. — На кухне? - Сэм отошёл немного дальше от стола и поднял руки, — Ну тут два варианта. Диван и стол. Хотя и стулья. Черт! — Или всё это тщательно спланированая шутка, в которую Грин как-то смогла втянуть Барнса... Или то, что они говорили про фантазии и сны, оказалось реальностью, - Нат изогнула бровь и усмехнулась. — Он же как гризли. Хмурый, злой и агрессивный. Может это её попытка его немного растормошить? Ну, знаете, как терапия. Предложила идею, а он согласился нас обмануть. Она умеет убеждать. Локи в юбке.

Мари и Баки.

Какое-то время они ещё лежали вместе, просто разговаривали. Как Джеймс, так и Мари хотели узнать друг о друге больше. Он был скован и зажат, старался как можно скорее надеть всю одежду обратно. Она же наоборот ходила нагая. Мари знала, что у неё красивое тело и не стеснялась его, несмотря на шрамы. Девушка твёрдо верила в то, что они её нисколечко не портят, а наоборот рассказывают историю. Ближе к 6 Барнс отправился в свою комнату, чтобы подготовиться. Мужчина принял душ, переоделся, надушился, даже сделал лёгкую укладку. Наряд Мари выглядел немного странно. Вместо легкого летнего платья пришлось надеть осеннее с высоким воротником, чтобы скрыть след. Представив как ей будет жарко, Грин закатила глаза и поправила макияж. Возможность узнать Баки получше того стоит. Этот мужчина стоит любых жертв. Я приложу все усилия, чтобы услышать его прекрасный смех ещё не один раз. Ровно в 7 он постучал в дверь. Сразу же протянул ей небольшой букет, явно сорванный с ближайшей клумбы. Этот старомодный жест вызвал у неё улыбку. Поставив их в вазу, Мари взяла его под руку. — Платье такое тёплое. Тебе будет очень жарко. Но ты прекрасно выглядишь. Очень...уютно. Немного по-осеннему. — Как только синяк сойдёт, ты сможешь снова увидеть на мне летние платья. С открытыми плечами и ключицами, вырезом на груди и длиной до середины бедра, - он только собрался открыть рот для очередных извинений, как она его перебила, — Даже не думай сказать это ещё раз. Я столько извинений в жизни не слышала. Пара почти вышла незамеченной, но их настигла всё та же троица. Они как раз решили, что шутка затянулась и хотели скорее узнать «правду». — Так-так и куда вы собрались? — Что за строгий тон, Капитан Роджерс? — Я злюсь, потому что ты выключила камеры. Это нарушение протокола безопасности. Тони не для этого дал тебе такой высокий уровень доступа. — Я сделала это ради тебя, - Мари захлопала глазками и подошла ближе, провела ладошкой по щеке. — Что за черт? - Сэм отвлек внимание на себя. — Кхм-кхм, - Баки указал ей на место рядом с собой и она незамедлительно подошла, глядя ему только в глаза. — Прости. Я не должна была его касаться. — Может уже хватит? Шутка не смешная. С чего это вдруг такое тотальное понимание? Вы же терпеть друг друга не можете, - Сэм сдвинул брови и упер руки в боки. — Я стёрла видео, потому что... Потому что Роджерс не готов к такому. Может даже и вы не готовы. Не переживайте, мы там всё убрали на кухне. Никаких следов и телесных жидкостей. — Мари, ну хватит! Я знаю, что ты любишь пошутить, но как ты уговорила Баки? — Я умею убеждать. Как и он, - Грин теперь погладила мощную грудь Барнса, от чего тот усмехнулся. — Ага. И что «папочка» получает всё, что пожелает теперь? - Нат с вызовом посмотрела на них, желая скорее раскусить. — Малышка, - Джеймс обхватил её точеный подбородок и провел большим пальцем по губам, — Стань на колени. — Да, - она мгновенно оказалась на уровне паха. Стиву показалось, что у него кружится голова. Все до последнего верили, что она вот-вот выйдет из игры, но нет. Мари просто ждала дальнейших указаний. — Расстегни брюки, только не ручками. — Как скажешь, - у неё получилось не сразу, слюна капала на пол. А когда получилось, она снова смотрела ему в глаза, — Папочка хочет, чтобы они смотрели? — Ёб вашу мать, вы самые конченые люди из всех, кого я знаю, - Сэм поднял руки и поспешил удалиться. Сразу за ним и Капитан. А потом и Наташа. У них просто не было слов. Мари намекнула ему не выходить из образа, так как камеры включены. — Нет. У меня нет таких наклонностей. Просто хотел показать, что ты моя. — Твоя. — Застегивай обратно и пойдём. Мы и так задержались. Мари бережно застегивает молнию и пуговицу обратно и усмехается, чувствуя как тесно стало у него в штанах. Баки подаёт ей руку и они покидают базу. Лишь сев в машину оба снова заходятся смехом. — Подкинули мы им тему для обсуждений, конечно! А ты молодец, это было очень эффектно. Ты мой Кристиан Грей. — Кто это? — Ооо, это персонаж из романа. Я дам тебе почитать. — Интересно. Я уже и не помню когда читал что-то помимо отчётов, тестов и личных дел. Это твоя любимая книга? — Что? Конечно нет. Так, просто было интересно. Вообще я люблю детективы. Джеймс даже машину вёл сексуально. Брови слегка нахмурены, взгляд сосредоточен на дороге, рука в кожаной перчатке небрежно лежит на руле, а правая на специальном подлокотнике. Он ловил каждую деталь в зеркалах, маневрируя между машин. Мари закусывает губу и отворачивается, крепко сжав бедра. Чёрт, а до вмешательства Локи в мою жизнь, находится рядом с Баки было куда легче. Распробовав что такое страсть с ним, теперь мои мысли постоянно к этому возвращаются. Так и нимфоманкой стать не далеко. Джеймсоманкой. Дурочка. Что ты несёшь? Надеюсь он не умеет читать мысли. Но у него отличный слух, вдруг он слышит, как кричит моё возбужденное сознание? Ох, Мари... Интересно, о чем она думает? На щеках румянец, может о том, как я поступил в холле перед друзьями? Надеюсь, ей было не очень стыдно, хотя я бы провалился под землю. Закусила губу. Она меня хочет? Будет очень неуместно, если я положу руку ей на колено? Сосредоточься на дороге, а не думай о её коленках. Ох, Джеймс... Припарковавшись у небольшого кафе, Баки, как настоящий джентльмен, открыл дверь с её стороны и подал руку. Мари улыбнулась, думая о том, каким разным он может быть. Сколько всего ей ещё предстоит узнать. Сколько личностей в нем живёт? — Джеймс, у меня есть одна просьба. — Какая? — Мне не стыдно находиться с тобой рядом. Мне плевать, что думают другие. Я хочу узнать тебя. Поэтому не стоит скрывать от меня ничего. Хорошо? — Что ты имеешь ввиду? — Я знаю, как ты относишься к руке. Но мне она нравится. Первым делом мы избавимся от перчатки. — Без неё я чувствую себя голым. — Ну так оголись передо мной. Она часть тебя, а ты прекрасен, - ловким движением она стянула перчатку с руки и забросила в машину. А затем поцеловала колючую щеку. Ужин прошёл замечательно, Баки чувствовал себя более уверенно рядом с ней. Мужчине казалось, что от неё можно ничего не скрывать, что она видит его насквозь. Мари же наблюдала за ним ещё и с психологической точки зрения. Иногда в его фразах проскальзывали нотки ненависти к себе и безумная тоска по прошлому. Он чувствовал себя героем, выполнял свой долг, имел цель, а сейчас... Пытается отмыть кровь с рук и хоть немного очистить совесть. Барнс все пытался скрыть бионику от посторонних глаз, но успокоился, когда она переплела их пальцы. После он отвёз её на набережную, где держал за руку и рассказывал что-то о звездах. Видимо это его обольстительная тактика с юности. Он конечно же и куртку предложил бы, если бы она вечно не причитала о том, что ей и так ужасно жарко. Сидя на песке, они слушали шум волн. Людей не было и в её голову закралась безумная идея. Мари поднялась на ноги и скинула платье. Барнс сглотнул слюну, глядя снизу вверх. — Ч-что ты делаешь? — Я думаю, что на свидании с джентльменом, поэтому хочу разбавить его своим безумием. — Вода холодная, - взгляд поглаживал очертания бёдер, талии и груди. — Ну так согрей меня, - она скинула белье и быстро вошла в воду, которая дарила долгожданную прохладу. По телу пробежали мурашки, но это было приятно. Грин отплыла достаточно далеко, а потом нырнула. Джеймс заволновался, когда потерял её из виду. Он ждал. Потом ещё. Бегал глазами по волнам. — Чёрт! Мари! - мужчина со скоростью света снимал одежду и обувь. Оставшись в одном белье, он забежал в воду и нырнул. В темноте было сложно ориентироваться. Он набирал воздух и нырял снова. На поверхности кричал её имя, пока не заметил, что она хихикает у самого берега. Джеймс надвигался словно зверь, словно грозовые тучи. Нептун, не иначе. — Что ты творишь?! — Баки, ты таким лицом наверное всех рыб там распугал. Расслабься. — Я думал, что ты утонула! — Но я здесь. Целая и невредимая. Что ты почувствовал? — Что буду винить в этом себя. Цепь событий. Сон » кошмар » синяк » тёплое платье » жара » океан » смерть. — Ты не несёшь ответственность за мою жизнь и мои решения. Хочешь настоящую цепь событий? Идея искупаться ночью в бурлящей воде » смерть. Не бери всё на себя. Есть вещи, которые ты не мог и не можешь изменить. — Это психотерапия? — Это жизнь. Я не жалею о своих решениях, даже самых безумных, потому что они наполняют жизнь счастьем и красками. — Не обижайся, но проделка Локи лучшее, что случилось со мной после Гидры. Потому что я узнал другую тебя. — Звучит... Хорошо, - Мари улыбнулась и обвила шею руками, а талию ножками. Джеймс стоял словно титан, волны не могли сбить его с ног. Руки он опустил на талию и невесомо погладил, заглядывая в глаза. В них плясали чертята. Грин снова закусила губу и опустила взгляд на его губы. Не дожидаясь разрешения, Баки склонил голову и сладко поцеловал. Она ответила. Конечно, она ответила. Разве могло быть иначе? Пушистые ресницы распахнулись, когда она почувствовала стояк, скрытый под тканью боксеров. — Ты уверена что хочешь этого со мной? Тихого «Да» было достаточно для того, чтобы Баки спустил боксеры вниз и мазнул головкой по скользкому входу. Грин приподнялась выше и прикрыла глаза, уперлась лбом в его лоб. Тянущее чувство внизу живота не прошло ещё с прошлого раза. Каждый шаг, каждое движение напоминало о той наполненности, что она с ним испытала. А теперь она готовилась почувствовать тоже чувство, как когда в пазл из 3000 деталей вставляешь последнюю. Баки не торопился, как вчера. Он был нежен. Как только она начинала шипеть от напряжения, мужчина замирал и целовал её щеки, уголок губ, носик. Шептал, что не сделает больно. Складка меж ее бровей разгладилась, только когда он вошёл до конца. В её глазах были тысячи звёзд. — Двигайся, не бойся. Мне хорошо. — Не больно? — На грани, а значит идеально, - улыбка получилась слегка пьяной от накативших чувств. Фрикции были не слишком быстрыми и глубокими, скорее бережными. Особой пикантности добавлял тот факт, что они смотрели друг другу только в глаза. Мари застонала первой, за ней Джеймс, чуть тише. Потом ещё и ещё, пока стоны не превратились в рык. — Мне нравится, как ты звучишь. — Как? — Сильно. Сексуально. Утробно. Твои стоны и рычание завязывают тугой узел удовольствия у меня внизу живота. — Мне такого никто не говорил. — Я схожу с ума от того, что знаю о твоей нечеловеческой силе, мощи, репутации, но вот ты рядом... И ты держишь это внутри себя, чтобы не сделать мне больно. Я слышу зверя, но он лишь ждёт своего часа. — Своего часа? — Да. Когда ты спустишь тормоза. Когда я привыкну к размеру окончательно. Сейчас, - от первого оргазма она приоткрывает рот и цепляется ноготками за плечи. Перед глазами все плывёт, звуки затихают. Как лёгкая контузия. И Джеймс открывается. Он показывает ей силу. Показывает ей зверя, хотя та с ним знакома. Он уже брал её грубо на кухонном столе. Хорошо, что её голос ещё не восстановился, потому что на берегу всё-таки могли быть ещё другие гуляющие пары. Но её шёпот был для него громче любого крика. Барнс быстро доводит её до второй разрядки и тоже кончает. Облизывает сухие губы и забвенно целует. Перед ней снова он, нежный, заботливый Баки Барнс. Он выносит ослабленное тело из воды и помогает одеться. Мари глупо улыбается, проводя ладошками по его лицу. Тот улыбается в ответ. Она хохочет, когда Баки подхватывает её на руки и называет принцессой. — Не смеши, какая я принцесса? Они не спят с мужчинами до свадьбы. — Моя. А ты не такая, как все! И от того прекрасна. — Ммм, ты всем так говорил после секса? Признавайся. — Нет. Только тебе, - его тон вдруг стал более серьёзным. Заходя на базу, они встретили Тони, который хотел было начать кричать о нарушении протокола, но увидев её одурманенный взгляд, остановился. Такое можно сыграть? — Признайтесь, что выбрали самых слабых для шутки. У них совесть портит всё веселье. Я бы не ушёл, а досмотрел до конца. — Старк, у тебя что порноканал отключили? — Папочка не накажет тебя за то, что говоришь без разрешения? - Тони поднял брови и выстрелил вопросом на вопрос, глядя ей в глаза. — Я его достаточно задобрила без лишних глаз. Так что могу говорить и делать что хочу. — Черт! Почему он?! - Тони поднимает руки вверх, понимая что тоже не может заставить их расколоться. У Барнса такое непроницаемое выражение лица абсолютно всегда, а Грин мастак в розыгрышах. Хороший выбор, Мари. Стив бы давным давно раскололся, Сэм не смог бы сдержать улыбку, но сержант... Баки лишь усмехнулся и снова закинул Мари на плечо. Он бережно хлопнул её по ягодице. — Пойдём, ты заслужила десерт. — Тони, ты ел десерт от шефповара в ресторане с тремя звездами Мишлен? — Да. При чем тут это? — Десерту Баки я дала бы четыре. Ты всё-ещё задаёшься вопросом «Почему он?»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты