Тень Орды

Джен
NC-17
В процессе
752
автор
Дарт Малгус соавтор
Размер:
планируется Макси, написано 639 страниц, 69 частей
Описание:
Впереди у народа орков великие свершения и великие беды. Но куда лихой ветер перемен занесёт молодого ученика шамана? И какое влияние на судьбу своего нового народа окажет тот, кто помнит о своей жизни в странном месте под названием «Земля»?
Попадание в орка, ученика главного шамана маленького племени, незадолго до формирования Орды. Лор вселенной Warcraft используется выборочно и подвергается проверке на логику.
Посвящение:
Нашим терпеливым читателям, фанатам Warcraft и людям, помогавшим и помогающим нам в написании данного фанфика.
Примечания автора:
Фанфик будет выложен (или уже выложен) и на других ресурсах, в т.ч. ресурсах с возможностью материального поощрения авторов за ранний доступ к новейшим главам. Ссылок приводить не будем во избежание проблем с администрацией. Однако поясняем: на фикбуке текст в любом случае будет выложен целиком, вне зависимости от того, где главы будут выкладываться раньше, а где - позже. По этой причине пункт правил фикбука "Запрещено публиковать неполные работы со ссылкой на продолжение на стороннем ресурсе" к этой работе не относится, т.к., во-первых, работа будет выложена целиком, во-вторых, никаких ссылок мы давать не будем.
P.S. В ближайшее время будет произведено обновление оформления текста, возможно, с небольшой дополнительной редактурой.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
752 Нравится 176 Отзывы 206 В сборник Скачать

Глава 63.

Настройки текста
      Дорога в Ин’Данаар, Лейзими.       Акорран, доверенный ей Дувейли, мирно посапывал в переноске на груди у дренейки, Тисангра угнездилась на руках Фетисы, а Грунура и Нарилрон «оседлали» своих матерей. Мрак уверенно шёл впереди, проминая лапами неглубокий снег. Маленькая волчица семенила следом, стараясь ухватить зубами кончик хвоста. Вот ей это удалось, и она повисла, довольно рыча и мотая головой из стороны в сторону. — Ракша! * — окликнула её Бьюкигра. — Немедленно отпусти!       Мрак же не обращал на это внимания, стоически перенося завязшую в густом мехе хватку. Вскоре волчице надоела эта забава, и, разжав челюсти, она плюхнулась в снег. Вскочив, обогнала волка и стала пытаться допрыгнуть до его морды. Получалось не очень — взрослый Мрак был куда выше её возможностей. Теперь он перестал её игнорировать, стараясь придавить лапой к земле, но делал это не слишком быстро, и та, «яростно» рыча, уворачивалась, норовя в ответ тяпнуть за грозившую расплющить её конечность. «Ракша значит «ярая», — вспомнила Лейзими объяснение Бьюкигры, и теперь воочию убедилась в правильности данного волчице имени.       Понаблюдав за игрой животных, что умудрялись при этом идти вперёд, девушка перевела взгляд на орчёнка, что спал у неё в переноске. Сын Дувейли ощущался немного не так, как прочие дети Аргнака. Дренейка не могла сказать точно, но, кажется, у него был магический дар. Когда он вырастет, то станет шаманом, а ещё магом, если отец решит обучать его аркане. Почему «если»? Обязательно решит! Время бежит быстро, а дети орков растут ещё быстрее. Насколько могучим одарённым он станет, пока неизвестно, но отсутствие сильного дара можно компенсировать филигранным контролем. А с этим у дренеев проблем нет. И у орков, как показал Аргнак, тоже.       Мысли девушки скользнули на недавние воспоминания. Семья Аргнака, вдоволь накупавшись, выбралась в основной шатёр, и они остались в купальне втроём. Вместо привычного противостояния, когда они испытывали силу и контроль телекинеза друг друга, орк почистил воду от остатков мыла и грязи. Вылезать им не пришлось, и Лейзими ощутила, как сила шамана осторожно охватывает её тело. Чувствовать её вновь было очень приятно. А после…       Но вскоре радость девушки была омрачена новыми мыслями. Милый малыш, которого она сейчас везла, мог умереть в двенадцать лет! Суровый до жестокости обычай первой охоты не делал скидок ни сыну шамана, ни даже вождя. Ни сердцем, ни умом дренейка не могла принять такой миропорядок. Да, детей у орков много, но только короткоживущие могут так безответственно подходить к собственному потомству! Разволновавшись, она невольно поделилась своими чувствами с Фетисой и Аргнаком, те даже взглянули, всё ли у неё в порядке.       Улыбнувшись в ответ, она уняла тревожные мысли, откладывая их «на потом». Сознание долгоживущего умеет справляться с излишним возбуждением. Скоро она научится делать это осознанно, иначе срок жизни и неприятные воспоминания сделают существование невыносимым. Но у неё и Фетисы было преимущество, даже по сравнению с собственным народом — новый опыт и возможность постичь особенности мышления короткоживущих рас. Разум девушки переключился на попытку совместить их между собой, ещё больше отвлекая её от неприятных дум.       За время дороги до дома Фетисы дренейка смогла успокоиться, решив собрать побольше данных об обычаях орков. Возможно, есть что-нибудь, что поможет обойти этот страшный обычай? Создать хоть какую-нибудь альтернативу? Может быть…

***

— С прошлого раза как будто ничего не изменилось, — поделился Аргнак своими впечатлениями. — Это ты ещё лабораторию не видел, — отозвалась Фетиса. — Я пока размещу гостей, а ты помоги Лейзими. — Хорошо, — отозвался гость.       Отдав орчёнка Дувейли, девушка прошла сперва в библиотеку, а потом и в лабораторию. Больше она не напоминала собой склад ингредиентов, а соответствовала званию исследовательской комнаты высокоразвитого народа. Но иногда порядок и гармония нарушались — когда количество исследуемых объектов переступало разумную черту… — Что тебя гложет, Лейзими? — произнёс Аргнак, снимая с плеча объёмный и тяжёлый вьюк. Пристроив шаманские посохи, подошёл к ней и обнял, заглядывая в глаза. — Будущее. Оно такое неопределённое, но некоторые события кажутся неизбежными.       Слова дренейки заставили орка нахмуриться. Она с подругой знала, что разговоры о будущем неприятны для Аргнака, но и таить свои опасения не собиралась. — Что-то конкретное? Так говоришь, как будто прозрела его на годы вперёд. — К сожалению, да.       Приникнув к нему всем телом, вскоре вновь чуть отдалилась, чтобы установить зрительный контакт. Но прозвучавшая в её словах уверенность, казалось, сняла какой-то незримый груз с её собеседника. — С этим просила помочь Фетиса? — Что? А, нет, эта возможная проблема посетила меня во время пути. Я волнуюсь за твоих сыновей. — Что с ними не так? — вновь нахмурился орк. — Им же предстоит первая охота!       Губы его растянулись в довольной улыбке, а хмурое выражение покинуло лицо. Такая быстрая метаморфоза поразила дренейку. — Ещё бы! Я выращу из них настоящих воинов и охотников! Акорран, скорее всего, станет шаманом. — Но ведь это опасно! Они же будут ещё детьми!       Реакция Аргнака выбила девушку из себя. Он радовался предстоящим смертельно опасным событиям, которые произойдут с его потомками! Умом она понимала, что он яркий представитель орочьей культуры (пусть и не во всех её проявлениях), но такое отношение всё равно казалось странным. Слишком ценными были дети для дренеев, чтобы принять такое отношение. И пусть раньше её это не заботило (как и остальных представителей её народа), но сейчас она воспринимала детей Аргнака почти как своих! — Ты преувеличиваешь опасность. Когда моим сыновьям исполнится двенадцать лет, они будут готовы к этому событию. Я ведь не рассказывал тебе, как прошла моя первая охота? — Нет, Аргнак. — Тогда слушай…

***

      Мой рассказ несколько успокоил Лейзими. Никогда бы не подумал, что столь отдалённое по времени событие способно так пронять спокойную дренейку. Впрочем, может, она просто не в курсе того, как я уже готовлю своих отпрысков, не деля их по полу? Присовокупив и это, сумел развеять плохое настроение синекожей магини. — Так в чём же должна заключаться моя помощь? — задаю ей вопрос. — В двух словах не объяснить, — ответила та, проведя рукой по щеке. — А мы куда-то торопимся? — Нет, конечно. Но если позволишь, я всё-таки начну.       Рассказ не занял много времени и сводился к тому, что дренейки не знают способа, как объединить два шаманских посоха в один. По крайней мере, не знают, как сделать это при помощи арканы. Зато мои ответы на их вопросы и несколько замеров способны указать этот путь. — Ни известная нам магия, ни физическое совмещение тут не сработает, но то, как ты работаешь с Искрой, может помочь в этом деле. Ведь это манипуляция с самой сутью вещей и предметов. Можно сказать — с душой. Но прежде, чем применять эту методику на посохах, лучше потренироваться на тотемах. Они сильнее всего по своим свойствам похожи на шаманские посохи. — Да, Хатгаут говорил, что из посоха можно сделать многоразовый высокоуровневый тотем, — кивнул я словам девушки. — Да? Это ещё один довод в пользу работы с Искрой!       За дверью раздались шаги, и вскоре к нам присоединилась Фетиса. За время, пока её не было, она не только сняла верхнюю одежду, но ещё и успела переодеться. Причёска на голове говорила о том, что ей занимались орчанки — сделать самой такие косички можно, но не за столь короткий срок. — Остальные пока с детьми занялись на кухне, а я вырвалась к вам. Я ничего интересного не пропустила? — Если только рассказ Аргнака о его первой охоте, — отвечала Лейзими. — О, ты ведь расскажешь мне об этом? — обратила она на меня взор светящихся глаз. — Непременно, но сперва раздам подарки.       Под увлечёнными взглядами девушек развязываю тюк и раскладываю принесённые гостинцы. Горшочек с водой из священного озера и камни с его же берега. Несколько связок магических трав, собранных и выменянных мной на празднике. Несколько туесков варенья со звездолистом и две связки меховых белых шкурок. Объёмный мешочек соли я отложил немного в сторону — это был не совсем подарок. Дренейки принялись разбирать принесённое, весело переговариваясь, наконец, добрались и до соли. — Что здесь, Аргнак? — Соль. — Благодарим, но зачем её так много? — Для накопителя маны.       Вопросов больше не последовало, и я сам раскрыл девушкам свои планы. Из материалов, которые можно получить без помощи весьма непростой магии (например, стабилизировав в материальной форме магическую энергию), природные и искусственные кристаллы лучше всего служили для этой цели. Конечно, тот же горный хрусталь не сравнить по ёмкости с сапфирами или изумрудной друзой, но мне для тренировки лучше всего подойдёт соль. Если правильно составить ритуал, то вся она из раствора сформирует единый кристалл, что благотворно отразится на его маноёмкости. И пусть по предварительным прикидкам кристалл размером с голову можно будет заменить одним не слишком большим драгоценным камнем, таких (и куда большего размера) я могу сделать много. — Неожиданно и необычно, — вынесла вердикт Фетиса. — У нас есть достаточно драгоценных камней, чтобы не искать им замену, но такой подход по-своему интересен. — Ты опять сумел удивить нас, Аргнак, — добавила Лейзими.       Отблагодарив меня за подарки горячими поцелуями и крепкими объятиями, дренейки в свою очередь предложили исследовать мой посох, чтобы проверить, не нужно ли подправить очередную арканную накладку, предназначенную для него.

***

      Некоторое время спустя, лаборатория Фетисы.       Исследовательский ритуал был заранее подготовлен, а потому мне оставалось только напитать его своей маной да поместить посох в его фокус. Мягкое плавное нарастание свечения, несколько минут работы — и результат готов. — Поздравляю, Аргнак! — произнесла Фетиса, открывая глаза. — Новую накладку не придётся переделывать!       Лейзими подошла ко мне, протягивая ответный подарок. Выглядела дренейка довольной, как и я. Подтянув телекинезом свой посох, защёлкиваю новую часть арканного концентратора на нём. Хмм, а ведь уже половина его закована в металл, эдак скоро вся деревянная основа под ней скроется. Но разве стоит об этом жалеть? Зажигаю шар света, стараясь вкладывать в светоносную часть плетения как можно меньше сил. Опять нужно подстраиваться под возросшую пропускную способность, но я уже к этому привык. — Спасибо, красавицы. Придётся опять переучиваться. — Мы учимся всю жизнь, — отозвалась Лейзими. — Это точно. Особенно когда жизнь постоянно преподносит всё новые события. — Но ты постигаешь аркану куда быстрее нас, — сказала Фетиса, перенастраивая ритуальный артефакт на полу и разряжая его от остатков неизрасходованной маны. — Не надо меня перехваливать, а то зазнаюсь и прекращу развиваться, — улыбнулся я. Дренейки замерли, глядя на меня и не веря своим ушам. Изумление, граничащее с неверием, хлестнуло по чувствам. — Что я такого сказал? — спрашиваю у них, чтобы вывести из ступора. — Это было слишком… чуждо, — нашлась со словами Лейзими. — Такое даже представить страшно, — добавила Фетиса.       М-да, нет слов. Я-то думал, что уже хорошо знаю их, а тут такой сюрприз на обычную шутку. Хотя, может, это психологическая особенность долгоживущих? Правда, с другими долгоживущими я пока не общался, не могу сказать, общий ли это бзик или чисто дренейская заморочка. Могу предположить, но смысла пока нет. — Вы слишком близко приняли эту шутку. Застывать в развитии я не собираюсь, да и благодаря вашей помощи это просто невозможно. — Ты тоже нам очень сильно помогаешь, — произнесла Фетиса.       Ну наконец-то ожили. Чтобы отвлечь их от неприятных мыслей, интересуюсь успехами девушек. Оказалось, кроме совета тренироваться на тотемах, чтобы потом самому попытаться совместить два шаманских посоха, дренейки за время моего отсутствия успели провести много исследований, и сейчас с энтузиазмом делились ими.       Чтобы не терять времени, и слушаю, и заодно приноравливаюсь к новой арканной проводимости своего посоха. Сейчас, в отличие от первого раза, это идёт гораздо легче. Снова просматриваю множество диаграмм многомеров, влияние тотемов на окружающие материалы и друг на друга, исследования остатков от «выдохшихся» вместилищ духов. Сухая статистика, поданная с горячим энтузиазмом и знанием предмета, увлекла и меня. Но вскоре всё кончилось — даже несмотря на то, что кроме окончательных выводов меня ознакомили буквально с каждым этапом изучения. — Вы проделали гигантскую работу, — говорю своим магиням. — Не спорю, Аргнак. Но ещё больше её предстоит в будущем! — отзывается Фетиса.       Кивнув, зажигаю ряд шаров света, располагая их в несколько рядов по интенсивности света и размеру. Пустячное по тратам маны действие требовало, однако, изрядного контроля. Но со «светильниками» я работаю много и уже отточил создание этого плетения практически до автоматизма. Глядя на это, Лейзими внезапно лукаво улыбнулась и, подхватив телекинезом свой магический посох и книгу со стола, раскрыла её. Тихая фраза сорвалась с её губ, и символы, расположенные по краю страницы, налились светом. Отделившись от книги, они воспарили вверх и сложились в плетение, после чего ярко сверкнули и оставили после себя шар света. — Ты не выглядишь удивлённым! — удовлетворённо произнесла дренейка. — Мне оформление страниц с самого начала напоминало какой-то ритуал — слишком много знакомых фрагментов, — отзываюсь в ответ. — Попробуешь сам повторить или помочь? — интересуется девушка. — Если сразу не получится, — протянув руку, бережно стискиваю корешок фолианта.       Перелистав, дошёл до места с описанием нужного заклинания. Сейчас, когда я знаю, что следует искать, нужные символы сами бросаются в глаза. Чётко вычерченный ритуал, способный при вливании маны в нужные символы самостоятельно создать заклинание. Что-то подобное чертила на земле Фетиса, когда готовилась исследовать вызываемых мною духов или проверяла меня самого. Но большая часть была неизвестной. Сосредоточившись на картинке, перелистал на другие заклинания, сличая страницы. Высмотрел и знаки, содержащие в себе «солей» — руну света. Сопоставив общие места, подаю тоненькую струйку маны и завороженно гляжу на формирующееся вне моей ауры плетение. Вновь круговерть взлетающих вверх символов, сливающихся между собой и превратившихся в итоге в шар света. Хмм, даже с символами, отвечающими за цвет, угадал!

***

      После обеда.       Сытный перекус позади, и нам с девушками пока ничего не хочется делать. Утренние страсти уже улеглись, подарки раздарены, и сейчас Фетиса с Лейзими слушают колыбельные для орчат. Вон как ушки навострили — всё новая информация! Я же отдыхал душой. Пусть наша встреча будет короче, но я не собираюсь превращать её в непрерывный марафон магического «кача». Сейчас я стал достаточно образован (один словарный запас дренейского языка перевалил за две тысячи слов), магически подкован (создавать сложные плетения ещё не могу, но изучить и понять их самостоятельно — вполне), а кристаллы с записями можно будет не спеша освоить уже в клане. Зима высвобождает время от сбора трав, и показываться лишний раз на улицу из шатра не хочется. Конечно, никто не снимал с меня обязанности шамана, но свободного времени у меня всё равно будет больше. Вспоминая трапезу, мысленно усмехаюсь — дренейки ввели в свой рацион и корни оршанника, о чём поведали мне во время готовки. Конечно, у них есть аналог, дающий больше массы клубней на обработанной почве, но этот дикорос тоже пришёлся им по вкусу. Сытая малышня уснула, и мы перебрались в библиотеку.       В отличие от меня, жёны горели желанием продолжить учиться. Письменные принадлежности были разложены по столам, кисточки взяты в руки. Фетиса, кивнув Лейзими, начала с орчанками разговор, а другая магиня потянула меня в лабораторию. — С чего начнём, Аргнак? — спросила Лейзими, едва прикрыв дверь. — Не знаю. Писать совсем желания нет, может, просто поговорим? — Об аркане? Сейчас! — Стой, — прерываю девушку и притягиваю к себе. — Не торопись! — Хорошо, — откликается та негромко, чуть наливаясь синевой.       Не став превращать наше уединение в прелюдию перед сексом, начал разговаривать с ней. О том, что делал, пока был не с ними. О сделанном, о планах — Лейзими внимательно слушала, не перебивая и не задавая уточняющих вопросов. Учёба была забыта, и когда я выговорился, пришла её очередь. Тоже не нарушаю молчания, но когда наши ауры соприкасаются, многие слова становятся лишними.

***

      Вечер того же дня.       Снег сочно хрустел под нашими ногами. Идущая рядом Лейзими в этот раз оделась куда теплей, чем при нашей встрече. Тогда она с подругой бегала и не успела замёрзнуть. Теперь же под вечер подморозило, и дренейка оделась по погоде. Тёплая куртка с высоким воротником, где прятались «минилекку», добрые брюки до земли, оставляющие открытыми лишь копытца, и чехол для хвостика. Ни шапки, ни рукавиц она пока не носила. — Что-то снег совсем нетронутый. Или у вас метель была? — удивляюсь отсутствию следов. — Алморрен, когда работает, не показывается в Ин’Данааре, — отзывается Лейзими. — А он вообще с кем-нибудь кроме вас общается? — Конечно! Его все знают, и не только у нас. Он же воин Света, раз в год или два он отправляется в главный храм. Иногда уходит в путешествия к другим нашим поселениям, сопровождает путников или просто смотрит мир.       Ничего себе кузнец-затворник! Хотя, я же знаю, что он паладин. Сам об этом говорил, но о таких подробностях его биографии я не в курсе. Впрочем, с ним мы сильно и не общались — или он учил меня кузнечному делу (что без простейшей механизации почти бесполезно для орков), или мы сходились врукопашную, где я постигал непростое искусство мордобития. Послышался шум небольшого водопада, а вскоре мы увидели и клубящееся марево над главной трубой кузницы. — Работает, племянник! — констатировала Лейзими.       Самое забавное, что на мой взгляд он был психологически старше и её, и Фетисы. Но с прочими мужскими представителями дренейского народа я близко не общался, а потому не могу сказать, свойственно ли это всем дренеям или же только ему. И вряд ли узнаю в ближайшее время. Сходиться с широким кругом дренеев нет ни времени, ни смысла — изначально я вообще готов был получить «от ворот поворот» или общаться максимум с одной дренейкой. И уж тем более не предполагал, что наши встречи станут настолько близкими…       Приоткрытая дверь выпустила наружу клубы пара, запах раскалённого горна и шум работающих механизмов, соперничающий с рокотом падающей воды. Зайдя и затворив дверь, проходим внутрь. Вскоре показался и хозяин. Кузнечный кожаный фартук, краги с металлическими рунами. В одной руке был прямой меч, а в другой — кусочек кожи. Видимо, оторвали его от полировки лезвия, а может, просто решил заняться смазкой оружия. — Приветствую, Алморрен. — Здравствуй, Аргнак. Привет, Лейзими.       Спокойный, ровный голос. Ни удивления моим ранним появлением, ни вопросов, почему я здесь. Даже раздражения из-за того, что оторвали от работы — и того нет. — Мы не вовремя? — спросила Лейзими. — Горн пока работы не требует, — ответил дреней. — Располагайтесь.

***

      Несколько дней спустя, Фетиса.       Неделя счастья пролетела, словно один миг. Смахнув непрошеную слезинку, дренейка смотрит вслед уходящему клану орков. Время разлуки пришло со всей своей неизбежностью. Но это были отличные дни! Полные тепла, нежности, разговоров и исследований… Исследований, что позволят меньше скучать до следующей встречи. Аргнак снова стал сильнее — такой быстрый рост магической силы не светит ни одному дренею. Стараясь не думать об отпущенных им вместе годах, Фетиса повернулась к подруге и кивнула. Пора домой — хвост колонны уже скрылся из глаз, затоптав след двухколёсной повозки.       За время обмена обе девушки успели познакомиться с этим чудом инженерной мысли. Минимум металлических деталей, и все к месту. Может быть, Алморрен смог бы сделать и лучше, но это вряд ли. Если только вместо железа использовать дренейскую сталь, конструкция и так минимально-достаточная. Со временем таких у Разящих Топоров должно появится больше. — Идём, подруга, — окликнула её Лейзими. — Да, сейчас. Только давай сегодня ничего не будем делать. — Ты даже не станешь исследовать выращенный им магический накопитель? — Настроения нет. Я знаю, что время пролетает незаметно, но магией в расстроенных чувствах лучше не заниматься. — У меня есть то, что тебе нужно. Кайнати подарила отличную ягодную настойку. — Если только по чуть-чуть. Ты же знаешь, что при таком брожении продукт получается вредным? — Не волнуйся, я порасспросила орчанку, как они её сделали, — улыбнулась ей Лейзими. — Они использовали водяной затвор! Угадай, кто автор? — Аргнак? — Точно! Он объяснил своим жёнам, что так получается вкусней и полезней. — И это действительно верно. Он ведь не читал этого в нашей библиотеке? — Нет, я знаю все книги и кристаллы, которые просматривал Аргнак. — Значит, опять пророчество! — Именно!       Настроение дренейки немного улучшилось, и они направились домой к Лейзими.

***

      Несколько дней спустя.       Наконец-то мы встали на стоянку. Жалко, что провёл у дренеек всего неделю, но понимаю, что мог вообще «пролететь» мимо этой встречи. Обстановка в клане напряжённая — я не я буду, если соседи не попробуют проверить нас «на зубок». Но и мы не без клыков! Сейчас с новой накладкой на посох мои манипуляции с арканой стали ещё легче. Вспоминаю своих синекожих магинь, и губы растягивает довольная улыбка. Мой эксперимент с солью оказался удачным — из раствора удалось вырастить монокристалл* с максимально возможной для такого материала маноёмкостью. Но это только начало. Следующий этап — это попытка срастить несколько маленьких драгоценных камней в один. Получится или нет — неизвестно, но перспективы у такого направления весьма большие. Ведь магическая ёмкость кристаллов растёт нелинейно… А ничего не получится — тоже унывать не стану. Раскурочу к гроннам священную гору, там камней с отличной проводимостью и воды с маноёмкостью много. Для моих проектов — хватит.       Купальня сформирована, и Рокочущий уходит в своё измерение. Теперь долить воды, согреть и накрыть крышкой. Пока возился с купальней, жёны собирают шатёр. Не успели — стихии справились раньше. Берусь помогать — чем быстрее поставим жильё, тем раньше окажемся в тепле. Краем глаза замечаю, как стайка орчат, свободных от сбора шатров и другой повседневной работы, собирается возле повозки. Вот часть забралась внутрь, другие впряглись и покатили их по заснеженному полю. Похоже, собрались на другую сторону ручья. Вопреки моим ожиданиям, её вместе с мостом не оставили в какой-нибудь рукотворной пещере до весны. И пусть все мелкие ручьи уже промёрзли, но удобство переправы, когда не приходится сперва спускаться вниз, а затем карабкаться на противоположный склон, сделало своё дело. Вот так новинка оказалась полезней, чем сам рассчитывал…       Призвав огонька, нагреваю воздух в шатре, но в земляную печь его не отправляю — жёны разжигают небольшой костёр. Готовить нам пока не надо, а живой огонь навевает хорошие мысли и делится привычным с детства запахом дыма. Дети расселись вокруг очага, завороженно глядя в пламя. Правда эта идиллия не будет длиться долго — скоро расползутся по всему шатру, радуя нас своими криками и шалостями. Хотя что я на них наговариваю? Сам таким был!

***

      Утро следующего дня.       Пришло время заняться обучением подрастающего поколения. Как и большая часть воинской науки, как, например, стрельба из детских луков и тренировка совместных действий, на начальном этапе — бесплатно. Дальше уже зависит и от статуса родителей, и от способностей орчат, и от оплаты. Последняя, впрочем, не столь уж велика, но любое мастерство должно быть достойно вознаграждено. Бесплатное никто не ценит.       Добираюсь до края стоянки и смотрю в горящие глаза детей и подростков. Пропускать занятия никто не хочет! Пусть я и сам пока далеко не профессионал рукопашного боя, но база, поставленная и корректируемая Алморреном, много больше, чем знают все соседние кланы орков вместе взятые. Начинаем с пробежки без лыж по сугробам, как многие поколения наших предков. Лыжи будут в следующий раз, а пока толпа подростков месит сугробы следом за мной. Каждый раз стараюсь выбирать целину, чтобы получить максимальную пользу от тренировки. Теперь, пробежав три километра, мышцы достаточно разогреты. Командую остановку и начинаю разминочный комплекс, чтобы было меньше растяжений во время занятий.       Сперва идёт повторение пройденного занятия, а после того, как его отработают несколько десятков раз, добавлю следующие движения. После, разбив по парам, буду следить за правильным исполнением и сводить орчат с равным уровнем освоения, чтобы более продвинутые не филонили со слабыми противниками. Девственно-чистый снег будет смягчать падения, а если кто перестарается — лично исцелю.

***

      Бежим обратно. За время занятия вылечил пять вывихов и семь сломанных пальцев. А уж синяки никто и не считает. Подумаешь — синяк! Чувствую, скоро «ограм» придётся туго — орчата и без моей науки время от времени их побеждают. Но это уже не мои заботы. Из взрослых, как ни странно, ни один не выразил желания обучаться — за исключением вождя. Мотивы соплеменников я понимаю, сражаться безоружными — это почти гарантированная смерть, но ведь многие приёмы можно применять и с оружием… Впрочем, не буду далеко забегать вперёд. Несмотря на суровую жизнь, заставляющую вовсю использовать смекалку, в некоторых областях орки весьма консервативны. Одна надежда — на подрастающее поколение. Для них-то все новинки будут привычными с детства вещами.       Мрак наконец соизволил почтить мою тренировку своим присутствием и теперь бежит рядом. Следом увязался его «хвостик» — Ракша. Похоже, волк уже нашёл для себя спутницу жизни и теперь вовсю опекает её. Показались дымы стойбища, и я побежал быстрее — теперь даже теоретической опасности нет, и орчата сами разойдутся по шатрам. — Аргнак, у нас гости, — сказала Кайнати, едва я переступил порог.       Окинув шатёр взглядом, замечаю Хальвиду. Та, в свою очередь, поднимается на ноги и ждёт, пока я разденусь. — Приветствую, Аргнак, — сказала она с небольшим поклоном, а мне почудилось «кх» в конце её фразы.       Наконец-то выучила моё имя. Жизнь в шатре учителя определённо пошла ей на пользу — обновила одежду, даже обзавелась новыми украшениями. Сын вот тоже сыт и пристроен… — Здравствуй, Хальвида. — Я пришла предупредить тебя о грозящей опасности!       На эту фразу обернулась и кормящая сына Дувейли, нахмурив брови. Кайнати тоже подобралась — видимо, гостья им о цели своего визита не рассказывала. — О какой? — Реррия тебя ненавидит! Когда ты отъезжал, она хотела убить тебя взглядом! — Вот как. Всё никак не успокоится. — О чём ты, Аргнак? — спросила меня Кайнати.       Жестом пригласив всех к очагу, присаживаюсь сам и готовлюсь рассказывать. Пусть страхи орчанки пусты, гость остаётся гостем. Кайнати налила мне густого ягодного киселя, и я, промочив горло, заговорил. — Несколько месяцев назад Реррия предлагала отдаться мне в рабство на несколько лет, если я исполню её просьбу — найду Батертока. Я не стал обещать заниматься этим малоосуществимым делом, и она затаила злобу.       Рассказ получился коротким, зато отражал всю суть её неприязни. Желать отомстить и не мочь — очень поганая штука. — Я знаю, почему она так взъелась, — подала голос Хальвида. — Батерток упустил чужого охотника на нейтральных землях, что до этого убил брата Реррии. — Он об этом знал и отпустил чужака? — удивляюсь такой безалаберности. — Не знал, но это не уменьшает его вины! — с жаром ответила гостья.       То верно. Вот почему в земли к соседним кланам без знака гонца лучше не ходить — прибьют. Значит, Реррия потеряла брата. Теперь понятно столь ярое желание мести. Орчанки начали перемывать косточки неудачной мстительнице, а я, опустошив кружку, оставляю жён с гостьей и перебираюсь к своим вещам.       Пора поработать с тотемами. Идею совмещения двух посохов в один я не забросил, потому пока тренируюсь на чём попроще. Начинаю почти с азов. Подтянув целую связку веток, перебираю их, вслушиваясь в свои ощущения. С моей силой и контролем я могу сделать простейшие тотемы из чего угодно, но если я не хочу тратить лишнего времени, то заготовки нужно подбирать одинакового качества. Разложив материал на четыре кучки (последняя — на дрова), начинаю массовое создание. Беру первую, самую качественную партию в руку и прикрываю глаза. Искра отозвалась привычной дрожью, пропуская мою силу сквозь заготовки, говор орчанок на миг стих, но потом возобновился, пусть я и чувствовал интерес со стороны Хальвиды. Мои-то уже давно привыкли к подобному, а ей в диковинку.       Готово. Отложив связку в сторону, беру в каждую руку по свежесотворённому тотему и вновь сосредотачиваюсь на Искре. Вместе с маной транслирую образ того, что мне нужно добиться. Один тотем окутывает уплотняющаяся аура, а на второй начинаю воздействовать «духовным давлением», стараясь расшатать саму суть предмета. Тотем дёрнулся в руке, будто живой, и из самой глубины его естества проступила сложная структура. Пропустив силу через голову, обретаю «духовное зрение», чтобы лучше контролировать процесс переноса. Спутанная, переливающаяся зелёными и жёлтыми огнями структура повторяет своими контурами ветку, а материальная часть распадается невесомым прахом. Его даже потом убирать не надо — через несколько ударов сердца он полностью исчезнет. Подношу энергетический каркас к левой руке и протискиваю в оставшийся тотем. Миг — и тот тоже рассыпается, развеивая и тонкоматериальную оболочку. Не получилось, но у меня ещё много заготовок…
Примечания:
*Имя волчицы предложено товарищем Shedou Shadow Morbius. Это из сэра Редьярда Киплинга, так звали волчицу, приёмную мать Маугли. Означает (не в курсе, на каком языке) — «зверь, чудовище», а также «демон». Но у нас будет «ярая». Просто потому, что мы так захотели, да.


*Монокристалл — отдельный кристалл, имеющий непрерывную кристаллическую решётку (в противоположность поликристаллу — телу из сросшихся кристаллов).
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты