Твое самое большое желание

Слэш
G
Завершён
16
автор
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Арсений завороженно смотрит на парня. У того глаза блестят от усталости и смиренности, что никогда такого не будет, только маленькая хрупкая надежда еще жива.
Посвящение:
/имя/, я знаю, ты это не прочтешь, но... мне жаль, что так получилось.
Примечания автора:
напомните мне больше не брать эмоции с натуры.
я здесь поставила бы и NC-21 – менталку мне эта работа поебала знатно.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
16 Нравится 3 Отзывы 1 В сборник Скачать

⑅ ˖ ♡ ◍ ✧ * 。

Настройки текста
      Пожалуй, в этом вузе самый нейтральный был Паша – сама непредвзятость. Он хорошо относился как к тихим заучкам, так и громким заводилам. Добровольский за любой кипишь – даже за голодовку, как любят говорить «его» компания, то есть, почти весь вуз. Ляйсан – его пока что девушка – на это только хмуро смотрит, но откармливать предпочитает дома, а не на глазах у всех.       И как-то все весело начиналось: чет скучно, чет грустно, вечеринку бы; да, Паш, давай вечеринку, а Паша не дурак: намекнул своему другу – тусовщику – Арсению, и они организовали масштабную вечеринку по великому поводу «А че бы и нет. Скучно». Туда были приглашены все: и громкая тусовка Арса, и тихая и умная Позова, и простые смертные вуза.       Снять домик за городом? Пацаны, помогите с выбором – глаза разбегаются. Остановившись на красивом доме посреди леса, Паша с Арсением договорились с риелтором на сутки.       Вечером, взяв малое количество алкоголя, – потому что за вход нужно расплатиться как минимум бутылкой градусного, – они прошли в дом для осмотра и маленького приготовления к вечеринке: все же, тут слишком уютно и нужно побольше яркости и неона. Вечеринка – не посиделки у костра с зефиром, им не тридцать плюс, в конце концов-то.

*

      К вечеру, когда начинает темнеть, этот дом напоминает необычный клуб: уютная деревянная мебель со вставками и это все вместе с мощными колонками и светоэффектами. Снаружи тоже немного приукрасили: неоновая вывеска и ручная записка на бумаге, стоящая на мольберте, что вход в «клуб» – только с алкоголем.       – Паш, а вот и первая машина, – Арсений ухмыляется, выглядывая в окно, где подъезжает белый Мерс, и из него выходит какой-то средне популярный чувак с девушками.       – Щас другие подтянутся, – Паша довольно хлопает по плечу друга и выходит из дома, встречая гостя и забирая из его рук три бутылки виски о чем-то говоря по пути.

*

      Все шумят: и музыка, и люди. Многие уже под градусом в сорок, а может даже и больше. Даже заучки отрывались, которые всегда в конспектах и на познавательных форумах. Непопулярное мнение – ботаники не умеют отрываться.       Дима, вот, с помощью знаний по химии встал за импровизированную стойку и начал шаманить: получались новые коктейли, некоторые с дымом или даже красивым перламутровым переливом, как в космосе. Он все говорил что-то, «Этилацетат¹ в ром, будет прикольно. Мешай, давай», «Да ты в хлам, а ты еще пить? Миш, лимонной кислоты² с водярой намешай ему хотя бы»; и только его компашка понимала, что и для чего.       Даже тихони отрывались. Чего только сто́ит местная скромняшка – Марина, – которая сейчас танцевала стриптиз посреди зала. Алкоголь – чудная вещь, может превратить тихого человека в развратного или же открыть мнение о смысле жизни. Вот ты танцуешь, а вот понимаешь, что все бессмысленно и твой друг – вовсе не друг; но когда протрезвеешь, все становится обратно.       Когда тусовка длится уже долгое время, некоторые разбредаются по спальням или подходящим поверхностям, кто-то – на кухню. Всего несколько человек за столом, включая Арсения, Пашу, Ильи, Оксаны и Антона. Пятерка общаются насчет своего вуза; рассказывают школьные истории, которых оказалось много и все они смешные; ближайших планах.       Оксана засыпает на плече Добровольского на теме о машинах, тихо посапывая. Паша и Илья решают отнести ее в спальную комнату и самим уже ложиться спать.       – Арс, спать идешь? – Воля стоит в проходе с уже закрытыми глазами – устал.       – Не, я еще посижу, – друг кивает и уходит. Арсений смотрит на полусонного собеседника и от скуки спрашивает: – Какое у тебя самое большое желание? Только честно, – в руках стакан с пивом, который брюнет слегка покачивает. Шаст дергается от неожиданно разорванной тишины и поднимает взгляд, думая.       – Наверное, это чтобы человек, который мне нравится, ответил тем же, – грустно вздыхает и отпивает свое пиво из такого же стакана. Мешать алкоголь – так по полной.       – Извечная тема любви, – Попов усмехается и откидывается на спинку стула, – а в чем, собственно проблема? – приподнимая бровь, спрашивает.       – Не знаю, – честно отвечает и тяжело вздыхает. – Я из кожи вон лежу, а он вообще меня не замечает, – он грустно ухмыльнулся, опираясь головой на руку держащую стакан, холодный алкоголь в пластике придавал приятные ощущения.

«Может, потому что он боится осуждения?» – в мыслях, но на словах:

      – Может, он просто слепой? – Арсений махнул рукой в воздухе, предполагая. На деле, ему больно, не так сильно пока что, благодаря алкоголю, но сердце не в порядке.       – Возможно, – хмыкнул Антон, прикрывая глаза: видеть человека, в которого влюблен, так близко, но при этом нельзя ничего сделать. Надо же, как банально. Влюбился в кого нельзя, потому что не будет никогда взаимно. «Мечтать не вредно, вредно не мечтать» – красивая фраза.       – Ты выглядишь уставшим, сколько уже пытаешься? – спросил брюнет, смотря в глаза собеседнику.       – Где-то… полгода. Да. Примерно так. Просто… нравится мне этот человек, – Шастун мечтательно начал вспоминать, чем же его так зацепило. – Я не представляю своей жизни без него. Я сделал бы все, чтобы его добиться.

Хоть бы мне так говорил один человек…

      – Что именно ты хочешь с ним?– Арсений склонил голову, чуть улыбаясь. Можно помечтать, что это скажут ему, а не тому человеку, о котором сейчас льются эти предложения.       – Просто общаться, смеяться, прикасаться, смотреть в эти потрясающие глаза и тонуть в них, – Антон начинает взахлеб говорить, а глаза-то светятся. Он не говорит кого, не уточняет, что этот человек сейчас находиться ближе, чем когда-либо; и «тот самый» сейчас с ним говорит. – Любоваться этим потрясающим смехом; смотреть на него сонного, он, наверное, такой милый, и вместе просыпаться; смеяться, когда он делает что-то невообразимое, а он умеет, – усмехается, вспоминая.

О ком ты так мечтаешь?

Арсений завороженно смотрит на парня. У того глаза блестят от усталости и смиренности, что никогда такого не будет, только маленькая хрупкая надежда еще жива.       – Я не хочу расставаться, хоть еще и не встречаюсь; я хочу быть как можно ближе. Как можно чаще. Хочу приезжать, когда ему скучно и скрашивать серое время; хочу вытаскивать его из дома и гулять до рассвета и вместе его встречать, – он смотрит на Попова и… в глазах видно просьбу, словно эти слова не про кого-то левого, а про одного конкретного человека.

Я бы тоже хотел…

      А еще Арсений думает, какой же Антон красивый, когда говорит так захватывающе. Он не слушает. Он любуется. И все равно – поддержать диалог для Попова самое простое. Не каждый день можно увидеть его так рядом, а тут еще и светящимся. Хотя, это может быть и алкоголь, но сейчас – все равно, сейчас хочется слышать этот красивый голос и смотреть.       – Хочу ходить в кино и кафешки, гулять под дождем, скидывать тупые картинки, ходить в обнимку… – он на время замолчал, грустно усмехнувшись, словно силы кончились, но продолжил уже тише, но также мечтательно: – вдыхать запах и ощущать мягкость волос. Видеть его каждый день и видеть его улыбку, его искрящиеся глаза…       Это же просто слова, но Арсений не может даже слово вставить, хотя это он тут знаменитый «босс», но под этим взглядом, этими словами – слов нет.       – Хочу, хочу… но… он не видит меня. Не видит, как важен для меня, – грустно посмотрел на Арсения. Брюнет видел боль; видел мокрые глаза; взгляд надежды, что все получится, когда-нибудь, но получится, наверное.       Арсений… видит. Будь больше силы, прямо сейчас бы сказал, но пока – смотрит и не может ничего произнести: от правды слова все закончились.       – Как я смотрю на него и защищаю за спиной, – шепотом говорит, смотря на брюнета, – я всегда рядом, а он... Он даже не видит меня! – громко говорит и чуть сжимает стакан, хоть он тут абсолютно не при чем. – Проходит мимо и улыбается другим. Общается с другими. Я устал, понимаешь? – поднимает брови, вздыхая. – Он такой манящий, но такой запретный одновременно, как чертово яблоко, что предлагает откусить змей, – отворачивается, отпивая пиво.       – А где он сейчас? – прокашливается и тихо спрашивает, стараясь говорить ровно. Сам же давно понял о ком это, только продолжает играть по не писаным правилам какой-то игры.       – Он находится здесь, – отвечает и улыбается уголком губ. – Ох, видел бы ты как он танцует! Столько грации, изящества, столько гибкости… он полностью отдается музыке, пропадая в ней.

Мне нужен один взгляд одной пары глаз для этого.

      – Как плавны его движения, как он смотрит на толпу с диким вызовом, – продолжает восторженно говорить, а у Арсения снова нет слов, уже лимит. – Как пытается отдышаться после такого выступления…

Потому что увидел нужного зрителя. Сцена без зрителей – просто дерево, а с ними – живое произведение искусства.

      – Это потрясающе.

Нет, потрясающе – это взгляд того человека. Единственный, кто неотрывно смотрит постоянно. Мой частый зритель.

      – Но, опять же, я – в сторону. Он никогда даже не посмотрит на меня, – также грустно усмехается, разглядывая стол.

Ты даже не представляешь, как этот человек хочет перебороть себя и подойти, наконец, ближе.

      – Никогда. Я тень. Просто буду ходить рядом, и завидовать его окружению, мечтая хотя бы просто нормально общаться, – тихо закончил свою речь.

Это я завидую его окружению. И также мечтаю общаться.

      Казалось – просто скажи. Но внутренние цепи звенят, что глохнешь. Сам поставил себе установки, а теперь мучайся. Да и другие совсем не помогают, только новые добавляют и закрывают на ключ, выкидывая тот в реку. Правильно: давайте будем мучить друг друга, но не разочаруем других людей, которых вообще не должна касаться чужая жизнь.       На земле несколько миллиардов и даже один процент не знает тех, у кого проблемы или счастье, они их просто не знают.       – Пойдем спать, – выдыхает Арсений и поднимается, Антон кивает и встает тоже, они идут в свободную комнату, где, если повезет, будет две кровати, а если нет, то… может замки и быстрее слетят, если их посильнее ударить?...

---------------------------------

А вот теперь у меня к вам вопрос:

какое твое самое большое желание?

Примечания:
1 - Этилацетат – сложный эфир; придает запаху рома фруктовые нотки.
2 - Лимонная кислота – смягчает вкус водки.
это, конечно, прикольно, но лучше не экспериментировать

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Импровизация"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты