1 июля в Шанхае.

Слэш
NC-17
Завершён
40
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
1 Июля Гун Цзюнь прилетел в Шанхань, где уже находился Чжан Чжэхань. Начало нескольких дней вместе.
Посвящение:
Да простят меня реальные Хань и Цзюнь. И да не увидят они никогда сие творение.
Примечания автора:
Цзюнь снизу. (Вдруг у кого пунктик на этом)
Цзюня смущает поза панды, да? Возможно, потому что он в ней недавно побывал...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
40 Нравится 2 Отзывы 5 В сборник Скачать

1

Настройки текста
В машину около аэропорта Гун Цзюнь прыгнул не тормозя и рыбкой. Там его уже ожидал самый желанный подарок, заслуженный упорным трудом последних дней. Заскочив, он с разгона влетел в сидящего Чжан Чжэханя и, не дав тому даже поздороваться, впился в губы голодным поцелуем. Сяо Юй рядом поперхнулся водой. — Кхе. Кхе. До дома бы хоть потерпел, не на час же встретились… — проворчал друг. — Прости. — Тут же извинился Саймон. — Я слишком соскучился. — Он отстранился, сел рядом с Ханем и засветился аки солнышко ясное. Старший же сначала застыл в шоке, но тут же растаял и ухмыльнулся в чужие губы. Пока партнер занимал место по соседству, он сыто и счастливо улыбался. Присутствие Цзюня действовало на Ханя, как валерьянка. Менеджер и по совместительству верный товарищ посмотрел на них и тяжко вздохнул. До дома ехать полтора часа и ему предстояло выжить в этом осязаемом напряжении и предвкушении. Пока эти влюбленные дурачки любовались друг другом, Сяо Юй пролистал Вейбо и прыснул от смеха. — Твой полет без чемоданов не остался незамеченным. Шанжэны уже все разложили по полкам и празднуют. А твои соло, Цзюнь, кажется недовольны. Не удивлюсь, если они начнут требовать от студии доказательства отеля. Не боитесь, что вас рассекретят? — А разве уже не все всё знают? — Хань поднял бровь и нагло посмотрел на друга. Они не собирались специально ничего скрывать, но и заявлять об отношениях при нынешних правилах было чревато. Кто следит, тот все увидит.  — Я думаю, ничего страшного. Билеты на самый удобный для нас рейс был без багажа, так что его отправит отдельно Сяо Мэй завтра. Ты же пожертвуешь пару маек своему диди? Вопрос был адресован Ханю. — Конечно, но это непременно заметят. — С хитрой ухмылкой оглядел младшего Хань. Обязательно заметят. Футболки Саймона все были на размер больше, чем у старшего, так что разница будет очевидна. И это если не брать в расчет дотошность фанатов. Мысль о том, что Цзюнь будет одет в его одежду вызывала приятное собственническое удовлетворение. Но это всё после. Сейчас нужно было пережить мучительный час, после которого бао будет полностью в его распоряжении. Чуть поманив пальцем Саймона, мол наклонись чего расскажу, он стал описывать ему на ухо свои фантазии относительно ближайших планов. После первых же строчек Цзюнь залился краской, сглотнул и заерзал на сидении. — Прекрати дагэ! Нам же еще ехать и ехать! Сяо Юй лишь поглядывал исподлобья на эту парочку и вздыхал. Спустя вечность пытка расстоянием, пробками и сладкими речами Ханя подошла к концу. Они приехали к закрытому жилому комплексу и вскоре остановились у дома. — Завтра за Цзюнь Цзюнем с утра прибудет машина, постарайтесь не проспать и вообще хоть немного поспать. — Родительским тоном поучал менеджер. — Может ты все же останешься? — Предложил вежливый и правильный Гун лаоши. — Ага, конечно! — В голос завопили два лучших друга. Они молча переглянулись и Сяо Юй сказал. — Нечего мне тут делать. У меня нет желания весь вечер наблюдать, как вы трахаете друг друга глазами!.. Ай! — Он тут же был наказан шлепком по плечу от Ханя.  — Все, валите уже. Я завтра приеду, тогда посидим, выпьем. — Чуть ли не пинками менеджер, глава охраны и вообще мастер на все руки стал выгонять их из авто. Гораздо приятнее общаться с этими двумя, когда они вдоволь насладятся друг другом и станут наконец адекватными. Путь до жилья составлял пять с половиной метров, но пройден он был за секунды. Вычищенный к приезду уборщицей дом радостно встретил гостей уютным светом множества лампочек. Хань зашел и сразу снял обувь. Стоило только двери за его спиной закрыться, как старшего поймали и поцеловали чуть ниже затылка, вызывая армию мурашек по всему телу. Тихий стон спрятался за сжатыми зубами. Мгновенно развернувшись, дагэ впился губами в чужой рот, сразу углубляя поцелуй. Длинные, совершенные и очень шаловливые руки Цзюня уверенно опустились на талию и нырнули под футболку. Нежно огладив спину, они опустились ниже и с силой сжали ягодицы парня, притянув его максимально близко. Хань тоже зря времени не терял. Нагло заигрывая и покусывая нижнюю губу диди, он положил руку на затылок, сжал волосы и потянул вниз, заставив тем самым Саймона поднять подбородок. Он стал следующей целью. — Мне стоит… — Предложение прервал очередной поцелуй. — все же сходить в душ… Хань… Кха… Я с дороги… — Пошли вместе. — Коротко отозвался старший, задев бедрами возбуждение Цзюня и вырвав очередной стон. С трудом передвигаясь, они ввалились в ванную комнату и стали стягивать одежду друг с друга, не забывая сопровождать все поцелуями каждой новой открывшейся части. В душевой, с первыми каплями воды, Ханя вдавили в стену и до синяков прихватили за бедра. Недолго думая, он обхватил ногами партнера и стал тереться уже готовым к бою членом о возбуждение младшего. — Так не пойдет Хань Хань. Мы сюда мыться пришли. Цзюнь нежно пощекотал бока старшего и опустил его на землю. Тот с возмущением и обидой смотрел прямо в глаза, словно это он один тут сходит с ума от возбуждения. — Ну не смотри так на меня, дагэ. Примем душ и делай со мной что хочешь. — Цзюнь умоляюще посмотрел на Чжэханя. От этого щенячьего взгляда не было спасения. — Хорошо! Будет тебе после! — Актер хитро посмотрел на партнера и схватил с полки шампунь. — Сидеть, бао! Голову помою тебе я! Цзюнь, конечно, садиться на пол не стал, но со смехом наклонился и позволил себя намылить. За такую покорность он получил внезапный поцелуй, который мог бы перерасти во что-то больше, если бы не внимательность Саймона. — Чжан ла-о-ши! — Настойчиво и с упреком протянул диди. — Ладно ладно, не начинай. — С неохотой сдался Чжэхань и повернулся спиной, дабы не искушать себя видом такого чудесного и совершенного тела. Чужие руки, вместе с гелем, тут же прошлись по плечам, спине, талии, растирая ароматное средство. Эти прикосновения вновь вернули только поутихшее желание, и Хань скрипя зубами вновь встал лицом к своему демону-искусителю. — Ты специально, да! — Он уставился на партнера, ткнув пальцем тому в грудь. — Все, заканчиваем! Не то я разложу тебя здесь. — Ладно ладно, не стал спорить Цзюнь. Лишь только направил на них воду и смыл остатки шампуня. В полотенце не было смысла, но Цзюнь все же прихватил одно, выходя из ванной и накинул на Ханя. Тот вопросительно поднял бровь. — Лужи по всей спальне ты потом будешь вытирать? Я так не думаю. Саймон шустро вытер, уже практически вставшую дыбом, шерсть своего кота и прошелся по себе, собирая остатки воды. Внезапно ткань пропала из его рук и оказалась нагло брошена на пол. Резкий, поцелуй в губы и толчок. Цзюнь рухнул на кровать и, приподнявшись на локтях, стал наблюдать за партнером. Его Хань сегодня решил оторваться по полной и бао не собирался ему мешать. Старший поставил колено на кровать и положил руки на бедра парня. Тот сразу напряг мышцы. Каждое прикосновение вызывало дрожь и электрические заряды по всему телу. С хитрой улыбкой на лице, чуть ли не облизываясь, как кот на воробья, старший провел руками по внутренней стороне ноги, наклонился и нежно укусил. Сверху послышался негромкий стон. — Не кусайся! — Цзюнь с возмущением посмотрел вниз, но увидев довольного Ханя, не смог сдержать улыбку. Его дорогой и любимый человек, родственная душа, получал искреннее удовольствие наконец-то, спустя столько времени после последней встречи. Как он мог ему препятствовать? Тем временем кот зря время не терял. Лизнув место укуса, он стал продвигаться вверх поцелуями. Живот, облизать каждый кубик чёртового пресса. Грудь, сосок, укусить до синяка. Сесть на бедра и дальше, вверх по ключице, до шеи, снова укус и лизнуть. Втянуть мочку уха, наслаждаясь очередным стоном. Саймон старался не мешать, но от бездействия хотелось выть. Не выдержав, он обхватил двумя руками ягодицы и с удовольствием смял их. Хань задохнулся от такой наглости, но сдержаться не получилось. Он потерся уже давно вставшим членом о Цзюня и выругался: — Если ты продолжишь… Я до главного так и не доберусь… Это слишком… Стиснув зубы, он резко вывернулся, перехватил руки младшего и прижал их к кровати над головой. — Лежи смирно, бао, не то накажу. Хань, с наглой улыбкой, под смех партнера, продолжил свои издевательства. Сперва поцеловать этот хитрый рот, сразу проникая языком внутрь, пройтись по зубам и втянуть полную и мягкую нижнюю губу, пососать её и куснуть. Наверняка останется след, над которым потом будут трудиться визажисты, тихо матерясь. Но сейчас это не имеет значения. Все потом. Только Цзюнь, его рот и ухо, которое так приятно вылизывать. Чёртовы руки, что будоражат умы сотен фанатов, длинные, тонкие, совершенные. Он медленно прошелся языком от ногтя до ладони вниз и обратно, втянул в себя один палец. Саймон задыхался. Горячий и вкусный рот, что он привык целовать, сейчас доводил его до безумия. Язык игрался с рукой, вызывая разряды удовольствия от которых сжимались пальцы на ногах. Вдоволь насладившись реакцией партнера, не сводя глаз с черных, горящих от голода и страсти, глаз, Хань провел рукой по давно вставшему члену. Собрал пальцами влагу и облизал. Цзюнь взвыл. Ханя хотелось до безумия. Не важно как, просто быстрее. Тело было напряжено до предела, с виска стекали капли пота, а возбуждение было сильным настолько, что становилось больно. — Давай же, Хань Хань. — Цзюнь метался по кровати, будучи уже на грани. Если старший сейчас же ничего не сделает, то ситуация поменяется на сто восемьдесят градусов. И тогда ему не поздоровится. Ядовито и нагло ухмыляясь, Хань поцелуями спустился вниз и легонько лизнул головку. Колени Саймона взлетели вверх и чуть не попали по партнеру. — Терпи — Настоял старший и, обхватив рукой член, взял кончик в рот. Сверху послышался громкий и отчаянный стон. Чуть опустившись вниз по кровати, Чжэхань сел поудобнее и продолжил свои издевательства. Медленно водя одной рукой по внутренней стороне бедра, а второй придерживая член, он вбирал его все глубже. Периодически сглатывая, он добивался бесконечных электрических зарядов по всему телу Цзюня. Тот, казалось сорвал себе голос. А ведь завтра очередная запись шоу. Но кто из них сейчас об этом задумывался? Безумие и страсть, голод и желание заполнили пространство комнаты. С каждым толчком в рот старшего, Цзюнь подбирался к краю все быстрее. Он сжал руками простыни и стиснул зубы, тем самым показав Ханю, что пора тормозить, не то игра закончится раньше времени. Выпустив член изо рта, старший услышал недовольный стон и отчаянный толчок, с намеком на продолжение. Чуть отстранившись, Хань оглядел партнера. Изящные и тонкие руки мелко дрожали, грудь ходила ходуном, словно он пробежал кросс, на глазах проступили слезы от удовольствия и тонкая нитка слюны текла по щеке из приоткрытого рта. Таким видом можно было любоваться вечность. Хань почувствовал непередаваемое удовлетворение, ибо именно он виновник такого состояния Цзюня. Но столь непотребный вид вызывал определенное желание. Собственное возбуждение уже итак приносило изрядно неудобств. Пора переходить дальше. Протянув руку к тумбочке, Хань достал из ящика смазку. Недолго думая, он вылил обильно себе на руку и приставил палец ко входу. Цзюнь дернулся от легкой прохлады между ягодиц. Чуть раздвинув ноги, он постарался максимально расслабиться. Первый палец проник без проблем. Аккуратно подвигав им чуть на себя и обратно какое-то время, Хань проследил за состоянием партнера и добавил второй палец. Тут уже пришлось задержаться. Мягко разрабатывая вход, старший опустил вторую руку на член Цзюня и, в такт движения пальцев, стал трахать его с двух сторон. Казалось сильнее возбудиться было уже невозможно, но как назвать следующее состояние Цзюнь не знал. Мыслить было тяжело, рот не слушался, отзываясь стоном на каждое новое движение внизу, руки жили своей жизнью, царапая простынь и подушку поблизости, спина выгибалась, желая то ли уменьшить, то ли усилить стимуляцию. Сколько времени прошло, прежде чем в анус уперся третий палец, Цзюнь не знал. Время словно остановилось на этом моменте. Только пальцы внутри, только рука на члене и только чужие губы, мягко выцеловывающие живот. Лишь это имело смысл сейчас, ничего более. Наконец вечная пытка подошла к концу. — Давай лучше на живот, бао. — Хань мягко постучал по бедру, как бы призывая не медлить. Пока Цзюнь переворачивался, старший взял подушку и подложил под партнера. Тот опустился на неё, приподняв зад. Прогиб и поза получились настолько соблазнительными, что Хань замер любуясь. Саймон тем временем спрятал лицо в локте и стал ждать продолжения. Но дагэ сзади бездействовал. — Что-то случилось? — Так и не дождавшись ответа от парня, младший повернулся и сердце пропустило удар. Чжэхань смотрел на него не отводя взгляда и не моргая. В его глазах отражалось бесконечное обожание и столько любви, что казалось в ней можно утонуть. Цзюнь тут же залился краской и смущенно отвернулся. Такие чувства одновременно и пугали, и распаляли. И он даже не представлял как выглядел со стороны. Стройное резное тело словно специально создавали тысячи художников и скульпторов. Ровные плечи, аккуратные ягодицы, длинные тонкие ноги. Им хотелось любоваться, его хотелось рисовать. Идеальное, совершенное. Каждую черту Хань желал проследить губами, оставить след. — Хань Хань давай же. — умоляющий голос на октаву выше, чем обычно привёл старшего в реальность. Он провёл руками по бёдрам, талии, коснулся губами между лопатками и почувствовал дрожь под собой. Подняв взгляд он заметил ярко красные уши Цзюня и прыснул от смеха. — Давай же! Или сейчас будешь… — его возмущённый тон, в попытке скрыть смущение был прерван стоном. Хань вылил смазки на член и вошёл наполовину. Терпение давало сбой, поэтому Хань уткнулся носом в спину и сделал глубокий вдох. Чуть подождав, он медленно вошёл до конца и, призывая Цзюня расслабиться, стал поцелуями спускаться по позвоночнику. Одной рукой он придерживал бёдра, второй обхватил член младшего, провёл по нему медленно, в темп с движением члена внутри. Два стона слились в один. Придерживая партнера, Хань несколько раз толкнулся и чуть изменил положение, в попытках найти нужную точку. Цзюнь только сильнее прогнулся в спине и задохнулся от электрического разряда, что пронзился все тело. Вскрикнув он прикусил губу со всей силы и почувствовал металлический привкус. Мгновенно облизав ее, он хрипло пробормотал — Здесь… Смелее, Хань. Давай же…. Получив отмашку, старший с рычанием начал толкаться быстрее, стараясь попадать по простате. Удовольствие смешалось с безумием и чувством правильности происходящего. Вот так, вместе, как одно целое. Хотелось остаться так навсегда. Каждый вскрик и стон все больше срывал самоконтроль Ханя. Он опустился сверху на спину младшего и второй рукой нашел напряженную ладонь. — Цзюньцзюнь… Ах… Бао… — Вбиваясь, он не переставал звать младшего, словно от этого зависела его жизнь. На каждый стон, он слышал ответный и чувствовал, как крепче сжимаются пальцы вокруг его руки, как срывается бешеными псами дыхание, как Саймон отчаянно пытается двигаться в ритме с ним. Ноги того уже не держали. Распластавшись на кровати, он задыхался от чужой руки внизу и бесконечного движения внутри. Вскоре мир перестал существовать. Оргазм накрыл до темноты в глазах. Яростными волнами он разлетелся по всему телу и потерялся где-то в ночи. Хань со всей силы сжал пальцы Цзюня и оглушенно замер. Реальность возвращалась медленно и неохотно. Сквозь толщу воды он услышал тихий хрип, поспешил подняться и оглядеть младшего. Тот растянулся на кровати, медленно восстанавливая дыхание. Губа чуть опухла, на глазах виднелась краснота от слез, по прессу стекали следы недавнего удовольствия. Гун Цзюнь выглядел настолько развратно, что Хань вновь почувствовал зачатки нового желания. Но нужно было остановиться. Младшему завтра еще на запись шоу. Поэтому он поднял мокрое полотенце с пола и помог тому вытереться. Отбросил подальше теперь уже грязную тряпку и рухнул обратно в кровать. В состоянии разваренной картошки хотелось только спать. Поэтому Хань подтолкнул еще пришибленного сексом, но уже зевающего Цзюня укрыться одеялом и нырнул к нему в объятия. Говорить не хотелось. Младший лишь посмотрел в глаза притирающемуся ближе Ханю и счастливо улыбнулся. Так они и уснули.
Примечания:
Цзюнь так мило смутился из-за позы панды, что это породило страшную идею в моей голове. Как-то так...

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Gong Jun (Simon Gong)"

Ещё по фэндому "Далекие странники"

Ещё по фэндому "Zhang Zhehan"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты