Романтика по-студенчески

Гет
NC-17
Завершён
2
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
О студенческой романтике и запретных вещах для отрядников.
Посвящение:
Моим двум месяцам работы на Поляне.
Примечания автора:
Сюжет,сложившийся в голове после недели на юге
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

***

Настройки текста
      Всё началось в январе, когда Ника нашла своих братьев по делу и создала свой студенческий отряд. Тогда она горела желанием быть руководителем и отправиться на крупный южный объект. Ника была третекурсницей, которая со школы крутилась в отрядах. 4 года давали о себе знать: грамоты, дипломы, награды, мероприятия, слёты, обучения, тренинги, должности и вот она дошла до микро цели — она-Командир своего отряда. Она не представляла что может ждать их за 3 тысячи километров от Челябинска, главное — успех! В мае их приняли в число тех десятерых отрядов, которые отправятся на самый дорогой курорт страны — Красная Поляна. В июне они начали подготовку. — Я считаю что лучше самолёт. Сел, уснул, поел и уже в Сочи! — говорил голос из динамиков. — Артем, я понимаю что хочется быстро и безболезненно, но мы с Ксюшей думаем, что лучше поездом! И страну посмотрим и с другими отрядами может познакомимся. До нас они и в Новосибе, и в Красноярске остановятся. Полюбас кто-то из наших сядет, — отвечала Ника. Они часто зависали с ребятами в Дискорде. То ли привычка с карантина, то ли так удобнее, но несмотря на оффлайн встречи, они каждую неделю созванивались в дисе по любой теме. — Короче билет пятеру стоит, лучше оставить баблишка для местных развлечений. Поэтому я за поезд! — ответил Женя. — А я НАПОМИНАЮ О ЗАПРЕТЕ АЛКОГОЛЯ И КОННЕКТА С МЕСТНЫМИ АЛЛАДИНАМИ, с которыми кто-то может уехать курить калик! Чат засмеялся. — Ника! Это было один раз! — завизжала Ксю. — Ладно, ладно, — Ника улыбнулась, — Но «Сухой закон» никто не отменял. И начнется он в момент, когда мы приедем и выйдем с поезда. — ОПА, РУЧНАЯ КЛАДЬ НАХУЙ! Я ЗА ПИВОМ! — вскрикнул Дэн, — Тёмыч, не обессудь, но мы без бухла будем 2 месяца. — Только не будьте как Омичи в прошлом году. Чат одобрительно заржал. — Решено! 127 поезд, там три купешки плацухи свободно, — начала Ксю. — Только ПОЖАЛУЙСТА! Юля, БЕЗ ДЕМБЕЛЕЙ, а то будет как в прошлый раз, — Ника хихикнула. — Ой, не сильно то и хотелось! — обиженно промямлила Юля. Сроки были назначены. В конце июня они отправятся в самое лучшее путешествие. Поезд, вся Россия за три дня, а потом горы и море — что может быть лучше?

***

      Дима только встал на путь проводников и ехал с небольшой группой из Новосибирска в рейсы от Адлера. Дима был второкурсником с годом академа, для осознания чего ему хочется. Так за год он поднялся с обычного аутсайдера до командира маленького отряда проводников. Решение долго ждать не заставило. Они были заряжены по-полной, тем более в его команде были самые опытные проводники, откатавшие +1000 часов в рейсах. — Нам лучше всего подойдет 127 поезд, там по срокам укладываемся, и 31 августа двинем домой. К концу первой недели сентября вернемся!

***

      Судьба это или нет, но Ника завидела зеленые куртки на перроне ещё с моста. — А я говорила наши есть! — крикнула она толпе позади, — и стоят возле нашего вагона. — Нихуя прикол! Поезд ебнется с нами ехать. Компания из десяти студентов тащила за собой чемоданы и котомки с вещами, а где-то позади оставался родной дом, куда вернуться они смогут только в сентябре. Дима со своим -1,5 по зрению увидел отрядников ещё на спуске. — Ебать веселуха, — сказал Дима сунув сигарету в зубы, — Гляньте! — он махнул в сторону Ники и ее ребят, — едут вроде в соседнем вагоне. — И на том спасибо! Хоть горланить всей толпой не будем, — заметила Марина. — Хуя у них девчонка вся в значках, — заметил Заур, — Девочка то с опытом, — он ткнул Диму в бок. — Ой, да ну тебя, — Дима подкурился и продолжил смотреть на зеленые куртки подходящих. «Надо бы познакомиться, вдруг повезет», — подумал Дима, заходя в вагон. Ника в процессе загруза в вагон обратила внимание на высокого парня в очках. Оценочный взгляд никогда не обманывал Нику. «Шатен, слегка кудрявый, рост примерно 185, улыбается слишком мило, но на приторность не тянет. Классные очки, отрядная футболка… О, сижка — значит наш человек. Он в бойцовке курит?! Ох ебануть бы тебе, дружок за такие движения, » — думала Ника, увидев курящего в тёмно-зеленой куртке парня. — Мама Акула нашла свою цель, — крикнул Женя, чем привлёк внимание всего отряда. — Так, давайте без этого! — ответила со смехом Ника, — я ему потом все лычки оторву!

***

      Дорога началась как обычная поездка в поезде: загрузка, распихивание вещей по плацкарту, наслаждение от наличия кондиционера и биотуалета, первый, потом второй прием пищи по-поездному: курица гриль, яйца, свежие овощи, дошираки с колбасой и пыль из пакетиков, именуемая растворимым кофе. В первый же день дороги они потеряли счет станций, делая акцент лишь на самых долгих. Следующая долгая остановка была Уфа, а между ней ещё множество техничек и трёхминуток. В вагоне ребятам попала хорошая проводница, которая разрешала им курить с вагона на техничках, подгоняла бесплатный кофе и время от времени пускала курить между вагонами. Дорога обещала быть лютой, ибо до Уфы ехали дембеля… — Юля!.. — Ой, да ладно вам, весело же, — отговаривалась рыжая.

***

      Какая-то ночная станция. Никины ребята сладко сопели и видели третий сон, но сама Ника не могла уснуть. Так бывало перед каким-то важным событием. Стресс начинал накатывать новой волной, поэтому пора на перекур. Ника накинув форму, вышла из вагона.       Дима залипал в темноту, периодически смотря в телефон на предстоящие остановки. 10 минут для перекура его вполне устроили и он отправился к выходу. В дверях вагона Дима пересекся с невысокой русой девушкой в спортивном топе и шортах. Зеленая «бойцовка» и две лычки руководителя выдали в ней своего человека. — Привет, это вы с Челябинска? Не проводники случайно? — окликнул Дима девушку на перроне. — Нет, мы с сервиса. А вы проводники с Новосиба? Дима кивнул. Ему эта девочка показалась довольно симпатичной и раскованной. Кто додумается выйти в топе и шортах из вагона? Да и ещё и в вагоне с дембелями так ходить. Явно самая бесстрашная. Девушка стянула с себя бойцовку и достала из кармана сигареты. — Есть зажигалка? — спросила она у Димы. Парень подкурился и протянул зажигалку Нике. — Я Дима, — представился парень. Ника прикурила. — Ника. «Забавно», — подумал Дима. — У тебя дружок лычки хорошо пришиты? А то стоишь в форме куришь. Не по правилам, — сделала замечание Ника, подергав яркие круги шевронов на Диминой форме. — Ой, мамань, не нуди, — парень улыбнулся, — Правила созданы чтобы их нарушать. Ника улыбнулась. — Бля, справедливо. Они курили и рассматривали друг друга. — Двойная должность? И как в штабе универа? Ебут? — спросил Дима рассматривая лычки и значки на куртке Ники. — Поебывают, но в основном ебу я, — девушка посмеялась, — а так это было выгрызано четырьмя годами в организации, поэтому я еботни уже не чувствую. А ты? Давно? — Года полтора. Первый раз в рейс еду, но уже на командирке. Ника кивнула. — Заметно. Они разговорились, зашли в вагон к Нике, продолжили за чаем и игрой в карты. Спать не хотелось совсем. Ника ловила себя на мысли о симпатии. Да, они только познакомились, через 4 часа станция в Уфе, она слишком влюбчива, а он слишком сладкий, но не приторный. Диме нравилось с ней находиться. Несмотря на ожидание трудоустройства и пиздеца, сейчас это нисколько не волновало. Есть бесконечная дорога, поезд и они. Слишком спокойно и приятно. Обстановка разбавилась бутылкой колы с дешевым вискарем из вагона ресторана и курением между вагонами. Вот и сейчас Ника с Димой стоят между вагонами и курят «Честер» с кнопкой. — Кури быстрее, щас остановка будет, — сказал парень посмотрев в телефон. Ника скинула окурок в щель и стоило ей подняться, поезд резко затормозил. Ника чуть не упала, но ее резко перехватили сильные руки и прижали к себе. От неожиданности Ника стояла неподвижно, словно оцепенела. Её давно так не обнимали. Она повернулась в ту сторону, где предположительно было Димино лицо, и не ошиблась. Между их лицами было слишком маленькое расстояние, они оба заправлены алкоголем, весь вагон спит — можно творить все, что захочется. Однако Ника неохотно выползла из кольца рук и вышла в тамбур. — Спасибо что поймал, — Ника улыбнулась. Дима улыбнулся и снова обнял Нику. В парне с теплом и мурашками отзывалось каждое касание к маленькой уралочке. Она слишком манила. А вдруг они больше не увидятся? Да, скорее всего так и будет. Он уедет в рейсы и возможно забудет о ней, также как и Ника забудет о нём на работе, в окружении гор и моря. «Сейчас есть только я и она. Три дня, а потом неизвестность. Тогда почему я просто ее обнимаю? Может у нее кто-то есть?» — подумал парень. Ника обняла его в ответ и только сильнее прижалась, обвив руками шею. «Я красивая, не совсем идеальная конечно, но симпатичная. Может он думает об этом, а может трахнет меня в туалете и на этом мы закончим общение. Но камон! Я же его больше никогда не увижу. Это поездной роман, короткая интрижка — не более. Тем более у меня в команде ни одного нормального мужика, а с местными джигитами я явно зажигать не стану. Может пересечемся пару раз, но мы же не будем вместе в конце концов», — Ника крутила в голове мысли о происходящем. Она никогда не была в серьезных отношениях. Это не её, она по натуре прорывной человек — карьеристка, с которой сложно вести отношения. Парни для неё приятный бонус, удовлетворение, игра, интрижка. Но Дима стал другим случаем. — Слушай, у тебя есть кто-то? — Нет, а у тебя? — Я волк одиночка, не любящий сопливые отношения. Поэтому я предпочитаю просто общаться и хорошо проводить время с противоположным полом. Например с тобой, ибо ты из всей вашей компании самая привлекательная. Ника засмущалась. — Это комплимент? Парень нахмурился и опустил руки на талию девушки. — Скорее дешёвый подкат. Ника посмотрела на часы. — У нас есть два с половиной часа. Будем трезветь или спать пойдем? Дима посмотрел в телефон. — Смотря что ты имеешь в виду под словом трезветь? Ника прожигающе-соблазнительным взглядом смотрела в зеленые глаза напротив. Дима резким движением прижал девушку к стене и впился в сладкие от фильтра губы. Ника продолжала обнимать его за шею и ответно целовала. Они потеряли счёт времени, но небо на горизонте начинало светлеть. Восходящее красное солнце освещало их лица, делая момент ещё более романтичным. — Это способ протрезветь? — отстранившись спросил Дима. — Я бы предложила другой вариант, но не думаю что хватит времени. Уфа через полтора часа, дембеля щас начнут собираться. Туалет займут до самой остановки, — ответила Ника. — Бля, справедливо, — передразнил ее парень, засмеявшись. Ника хотела было возмутиться, но ее заткнули очередным поцелуем. Его рука опустилась на ее шею, отчего девушка издала тихий стон. Диму это позабавило. Однако ненадолго, ибо Никины длинные ногти царапали его шею и тянулись к затылку. Только сейчас она осознала что от Димы безумно вкусно пахло. Она узнала бы запах мужского Лакоста из тысячи. Закатываются глаза. Дима спустился с губ на шею, слегка кусая и проходясь языком от выпирающих ключиц до мочки уха. Ника потянула его за волосы на затылке, отчего парень издал вздох, смешанный с рычанием. Отвлечься пришлось из-за пятиминутной остановки. Сейчас нужен свежий утренний воздух. Дима обнимает Нику и смотрит на такой далекий рассвет. — Ты знала что ты охриненно красивая? — спросил парень. — А ты умеешь завести с пол оборота. — Что? — Что? Оба засмеялись и отправились по своим вагонам, договорившись встретиться на станции. Уфа. Толпа встречающих своих дембелей. Девочки Никиного отряда вышли на утреннюю зарядку. «Как же хуево с похмелья… Щас бы ещё поспать», — думала девушка делая очередной наклон в сторону. Несколько фоток на фоне вокзала и перекур. — Спортом позанимались, теперь перекур, — консиатировала Юля. Внезапно к шее Ники прислонилось что-то холодное. Это оказался Дима с двумя пачками мороженого и бутылками холодной минералки. — Бля, чел ты герой. Мне овер хуево, — тихо сказала Ника. — Я сам думал сдохну, — парень подкурился. Вид у него был и правда не супер: весь опухший, с синяками под глазами, с трясущимися руками. Какой-то особенно свой. «Какой милый сибиряк», — подумала Ника. Уралочка нахмурилась от светящего в глаза солнца и натянула очки. — Жаль в поезде так не походить, — сказала девушка, доставая сигарету. — Нихуя вы спортсмены, — засмеялся ее собутыльник. — Ой, ля! Сам то кросс сбегал, пока минералку принес, — она снова шарится по карманам и не находит зажигалку. Смотря на Никины попытки найти огонь, Дима достал из кармана зажигалку. Ника увидела протянутую ей красный предмет. — Вот мышь! Еще и жигу мою спиздил, — она нервно закурила. Дима подошел чуть ближе, почти вплотную. — Ты в тамбуре её уронила, — сказал парень на самое ухо, а отстранившись улыбнулся, подмигнув. Ника засмущалась. Час назад она стояла с ним в тамбуре и зажималась как школьница. А сейчас делает вид что ничего не случилось, хотя она привыкла делать вид что ничего не произошло. Никто ничего не знал о ее личной жизни и о том, что происходит внутри. Ника умело скрывала свое одиночество, окружая себя людьми. Но иногда это очень било морально, ибо никто не мог понять того, что она переживает. Подруги не понимали, родные не поддерживали ее начинаний, поэтому всё приходилось держать в себе и решать всё само за себя. — Вечером повторим? — обратилась к Диме подруга, — надо вискарь допить. Парень опешил. — А как же правила? — передразнивал он Нику. — Правила созданы для того, чтобы их нарушать, — легко чмокнув парня щеку, она забежала в поезд, — Разбуди на Самаре, я в отруб. Дима докурил и улыбнулся воспоминаниям прошедшей ночи. «Как же она сука, хороша» — подумал парень ложась спать. — Марин, разбуди за пол часа до Самары, — ткнул он соседку на верхней полке. — Опять к Нике пойдешь? — свесив голову, спросила подруга. Дима положительно замычал. — Герой любовник, — тихо сказала Марина, возвращаясь к чтению.

***

      В Самаре они снова пили минералку, курили и смеялись. По пути в Саратов играли двумя отрядами в настолки в свободном купе плацкарта, усевшись по верхним и нижним полкам. Знакомка прошла круто, мои довольны — гласило сообщение от Димы в Инстаграме. Ника: Моим тоже понравилось. Приходите на карты вечером) Дима: Простите, на вечер есть планы. Ника: Интересно какие? Дима: Сегодня я иду играть в свободное купе, допивать вискарь и играть в карты на раздевание) Ника опешила. Ника: Не много ли хотите? Дима: Ну я же тебя не ебаться зову. Хотя… Ника: Лять, дай поесть спокойно, а то заведусь сейчас, до вечера не дождусь. И придется тебе в Саратове за гандонами бежать😂 Дима: Недооцениваешь меня) я всегда ко всему готов😏 Ника начала заводиться. Дима на другом конце соседнего вагона начал знатно возбуждаться. Ника: Пойду до вагона ресторана минут через 15. Смотри там не кончи😂😘 Дима: Будешь жопой вилять, вечером получишь😏 Ника: Боюсь-боюсь) Ника успела помыть голову и переодеться в легкое летнее платье. «Теперь и по вагону пройти не стыдно», — подумала девушка поправляя волосы и игриво смотря в зеркало. Легкой, воздушной походкой Ника влетела в четвертый вагон и как ни в чем не бывало шла вдоль купе модельной походкой от бедра. Проходя мимо Диминого купе они встретились взглядами, отчего парень долго провожал её взглядом. Выглянул в проход, оценил вид сзади и сорвался следом. Догнал девушку только в тамбуре между пятым и шестым вагонами. Резко схватил за руку и развернув к себе страстно поцеловал. Ника прижалась к нему всем телом и ответила на такой порыв страсти взаимностью. — Не удержался? — отстранившись спросила девушка. — Как тут удержаться, — ответил парень рассматривая девушку, — тебе очень идут платья, — он наклонился ближе к её уху, — но уверен, что без него ты ещё лучше. Ника шутливо ударила его по лбу. — Раз ты тут, пойдёшь со мной в вагон-ресторан. А то там этот зэк из моего купе сидит буянит. Мало ли доебется. Недолго думая, он взял Нику за руку и пошёл через вагон.

***

      Вечерняя остановка в Саратове. Компанию главных «героев-любовников» дополнили некоторые ребята из отряда Ники. Несмотря на хорошую погоду днем, вечером стало прохладнее чем обычно. Ника стояла среди ребят и тряслась как осиновый лист. — Мы блять на море едем или что? Почему так холодно? — рассуждала вслух девушка, растирая плечи. — Потому что надо думать о погоде, — сказал Дима снимая толстовку. — Неее, чел, оденься! Я не возьму! — Ника начала убегать от Димы, но получилось это плохо. Он слишком резко схватил ее за руку и затянул в объятия. — Не выебывайся, — он натянул на девушку мягкую толстовку, — а то накажу. «И снова эта улыбка», — подумала Ника. — Ооо, кажется наша мама акула нашла не просто добычу, — хихикнул Женя. Никины земляки подхватили смех друга. — Чё ржете? — Ника подлетела к парням, — Щас поезд без вас уедет! Дима обнял Нику со спины. — Не буянь! Тут из вагона сонно выползла Юля, но резко проснулась увидев двух командиров вместе. — Опа-а-а. — Юля нет! — смеясь ответила Ника. — Понял, — Юля вернулась к поиску сигарет по карманам. — После остановки всем отбой. Если бухаете, то идите ржать в тамбур. Баху в соседнем купе не разбудите, а то получите как этот зэк, — давала указания своему отряду «мама акула». Толпа студентов вернулась в вагон, а Ника осталась с Димой в тамбуре. — Какие мы важные, — состроив важную гримасу заметил парень. — Они у меня по струнке ходят. Я за них бумагу подписывала, поэтому я им тут и мамка, и батька. Они молча смотрят друг на друга. Уралочка, как её прозвал Дима, потянулась к его очкам. — У тебя на даль? — Да, — парень улыбнулся, — охуенные очки, когда на солнце выходишь, они сами по себе темнеют. — Технологии…- девушка надела очки и состроила сексуальную гримасу, — Мне идут? — Тебе всё идет. Она вытащила его телефон из кармана толстовки и открыла камеру. — Забавно, — она сделала несколько фото, — а ты очень красивый без очков, но и в них ты симпатяжка, — девушка улыбнулась и протянула парню телефон. — А со мной, — Дима снова открыл камеру в телефоне. — Ты пиздец молодец конечно! — заметила Ника. Разница в росте дала о себе знать. Дима был выше на две головы. Ника отобрала у него телефон. — Нагнись, деда. Дима обнял девушку сзади и зарылся носом в спадающие на плечи волосы. Они пахли малиной с легкими нотками сигаретного дыма. Потом он повернул лицо в камеру, улыбнулся, а на последнем кадре чмокнул девушку в щеку. Ника оцепенела. «Не-не-не, ты же не будешь влюбляться?! Ника — нет! Забудь! Тебе это не нужно! Ты здесь не за этим! Но ведь он такой душка… Почему я ебучая снежная королева? Я мама акула. Я показываю пример… Да, бухая и зажимаясь в тамбуре с Димой — лучший пример! Но это мое личное дело. Почему нет? Что мешает быть любимой? Что мешает любить? Любить…» — внутренний голос противоречил сам себе. Ника повернулась к Диме. — Ты меня любишь? Парень опешил. «Я ловлю себя на этой мысли с Самары. Почему она спрашивает об этом сейчас? Она же не хочет отношений. А я? Я же не рассчитывал на такую движуху. Димооон, только не говори что влюбился в девочку, живущую за полторы тысячи километров от тебя… Это любовь? Когда тебя прет от человека. Наши шутки про еблю никогда не давали повода задуматься о чём-то серьезном. Трезвый, но пьяный. Да, она красивая, умная, смешная, у неё красивый голос, шикарный смех, она стремится стать кем-то. У нас общие цели, мы круто могли бы дополнять друг друга. Может это и есть любовь…с первого взгляда? Так не было раньше. Свою любовь к Лиде я пытался понять полтора года, но так и не понял. И что в итоге? Я люблю Нику?» — размышлял парень. Молчал он долго. Ника уже начала думать что зря спросила. — Ладно, забей, чел, я просто пошутила, — попыталась отшутиться девушка. — Люблю. Ника впала в ступор от услышанного. — Что, прости? — Я люблю тебя, — чётко и громко сказал Дима улыбаясь. Девушка долго обрабатывала сказанное. В голове пронеслась вечность. — Это ведь не для того, чтобы меня трахнуть? — спросила Ника. Дима закатил глаза. — Дурочка, — он прижал её к себе, — Моя ты дурочка. Ника растаяла. — И я люблю тебя.

***

      Утро. Волгоград. Дима открыл глаза в каком-то купе. Рядом сопела Ника в его отрядной футболке. Купе закрыто на защелку. На столе две пустые бутылки от виски, два пода, остатки еды, колода карт, пустая пачка сигарет и пачка презервативов. Что было ночью он не помнил. Голова была готова разорваться. Часы показывали 6 утра. Он вспомнил что просил у проводницы вагона с закрытыми купе оставить свободным одно. Помнил что признался Нике в любви, они пришли в купе, начали играть в карты… Игра для Ники не задалась. Сначала была снята Димина толстовка, потом выпита рюмка виски, потом ещё, потом «на брудершафт». Потом начал раздеваться Дима, сняв футболку. Потом с Ники слетело платье. В его памяти надолго осталось смущенное лицо подруги, которая старалась прикрыться. Потом началась игра в «Правду или действие». Ника выбирала правду, пока не начала пить рюмку за рюмкой. Она выполняла любое действие, которое выпадало. Последней каплей стал приват. Она забрала Димину футболку, надела на себя и исполнила для парня самый лучший танец. — Знаешь правила стрипухи? — Смотреть, руками не трогать? Ника кивнула. — А если очень хочется? — Тогда скажи стоп-слово, — она улыбнулась, — если хочешь остановиться скажи «надо выпить ещё». Это была игра по её правилам. Дима внимательно наблюдал за каждым её движением. Ника извивалась как змея. Каждое её движение отзывалось в Диме диким сердцебиением и всё большей твердостью в штанах. — Давай ещё выпьем, — хрипло сказал парень, когда девушка оседлала его сверху. Ника идею поддержала и выпив залпом продолжила танцевать. — Ты случайно не танцуешь в стрипухе? — Было дело. Дима удивился. — Я просто занималась стрипом, у девочек заболела танцовщица из основы перед важным выступлением. В итоге мы хапнули 150к на троих. — Вот это да… Днём командир, а ночью стрипуха. И какой пример подаешь, — с сарказмом говорил парень. — Ну, им не обязательно знать чем я занимаюсь по ночам, — она улыбнулась, — например сейчас они и не подозревают что я в каком-то купе бухаю вискарь и танцую полуголая. Никины руки стали блуждать по Диминому телу. Парень еле сдерживался. — Ещё… Ника села к нему на колени и протянула ему стакан. Оба выпили залпом. — Держишься? — Из последних сил. — Это только начало, — Ника сняла с себя футболку, оставшись в одном нижнем белье. В ночной темноте она казалась сном. Дотронешься, она исчезнет. Дима рассматривал каждую мелкую деталь на ее теле: шрам на ключице, родинка на ребре, сладкие, пухлые губы — всё это его. — Ну нахер твои стоп-слова, — Дима хватает Нику за ягодицы и затягивает в поцелуй. Ника впивается ногтями в его плечо и отвечает на такой желанный поцелуй. Резкое освобождение груди из оков нижнего белья, и вот Дима вкучает каждый сантиметр загоревшей кожи. Рука тянется вниз к самому сладкому. Аккуратные движения пальцами, и внутри всё намокает. Парень ускоряется, припадая губами к девичьей груди. Ника громко вздыхает и тихо стонет, двигаясь навстречу сильным рукам. Дима отстраняется и смотрит в похотливые голубые глаза, на приоткрытые губы, которые просят ещё. Он кусает ее за шею, она вздрагивает и учащенно дышит, насаживаясь на пальцы своего «сладкого, но не приторного» сибиряка. Руку неприятно сводит судорогой. Дима останавливается и перемещает руки на бедра. Ника тянется к его шортам, где натыкается не на пуговицу, а на колом стоящий член. — Если ты остановишься, я тебя прибью, — шепчет Ника. Его только раззадорили Никины слова. Каждое касание, каждый поцелуй стал таким медленным, словно Дима хотел запомнить каждый момент рядом с ней. Словно завтра уже не наступит, есть только здесь и сейчас. Ника наконец стягивает с него шорты, нащупывает резинку трусов и тянет вниз. Ощущая внушительный размер и толщину, томно вздыхает и пытается начать, не разрывая поцелуй. Дима ощущая дикое желание, отодвигает влажную кружевную ткань её белья и придерживая девушку за бёдра медленно опускает вниз. Внутри Ники было очень мокро и горячо, словно она готова кончить уже сейчас. Ника начала сходить с ума. Внутри всё горело. Долгое отсутствие близости давало о себе знать. Несколько толчков и она уже стонет в плечо своему возлюбленному, сжимая член внутри себя. — Ты так быстро? — Я члена пол года не чувствовала… — Даже так, — протяжно сказал парень, — значит тебя нужно хорошо наградить за пол года хорошей работы. Ника завелась ни на шутку. Её мазохистские наклонности дали о себе знать. Встав с сидения, Дима развернул Нику спиной к себе и резко вошел сзади. Поезд ехал слишком громко, а проезжающий мимо состав заглушал поток шлепков по ягодицам. Толчки учащались, девушка из последних сил держалась на ногах. Упасть не давали сильные мужские руки, сжимающие её грудь. Пальцы сжимали и поглаживали соски девушки, доводя её до очередной волны оргазма. Дима вытрахивал маленькое хрупкое тело до потери пульса. «Как же ты блять хорош. Да… Пиздец как хорош. Этот член меня разорвет. Господи, ещё немножко…» Ника срывается на короткий крик, но Димина рука затыкает её, вставив в рот два пальца. Ника старательно сосет его пальцы и двигает бедрами навстречу, ощущая как член дотягивается до матки. Она слегка прикусывает их, когда шлепки о бедра сменяются громкими хлюпаниями, а по ногам начинает стекать жидкость. «Какая она мокрая… Какая сладкая девочка…» — Ты такая сука со своими акулятами, но такая ласковая и покорная девочка со мной. — Хочешь чтобы я была твоей грязной сучкой? — мямлит Ника. Дима выходит из горячего тела и разварачивает её лицом. — А чего ты хочешь? — спрашивает парень, слегка оттягивая её за волосы. — Хочу чтобы ты был моим страстным и неугомонным зверем. Хочу усмирить тебя. — Любишь доминировать? — Люблю. — Не в этот раз. — С чего это? — Ника толкает его на сидение и пристраивается между его ног. Пухлые губы обхватывают головку члена, отчего Дима учащенно дышит. Член входит глубже, доходя до самой глотки. А когда она заглотнула его полностью, Дима не выдержал и схватив Нику за волосы, стал вдалбливаться а рот девушки. — Блять, я сейчас кончу, — на выдохе сказал Дима. Ника ускорилась. Парень запрокинув голову учащено дышал, сменяя вздохи на рычание. — Да, сучка, соси его хорошо. Папочка скоро отблагодарит тебя. Ника смотрит на него и ловит олоноватый привкус выплеснувшейся спермы. — Ты всё? — Это только начало, малыш.

***

— Ещё, ещё, — Ника обнимает его ногами и топит стоны очередного оргазма в поцелуе. Дима вдалбливает её в простыни, ощущая скорую разрядку. — Мой зверь… — Моя маленькая непослушная стерва. Он делает последний толчок перед разрядкой и бурно кончает, ощущая сжимающее его кольцо мышц внутри. Тела моментально обмякли, опустившись рядом друг с другом. Оба восстанавливали сбитое дыхание. И только немое «Я тебя люблю» замерло на губах. Они понимали всё без слов. Ника прижалась ближе и сладко засопела, думая: «Как он хорош, мой ласковый и нежный зверь…» А Дима все думал: «как же она сука хороша».
      В его голове с каждой минутой всплывали всё новые и новые подробности прошедшей ночи. От них на душе что-то трепетало. И даже сейчас, когда он смотрит на спящую Нику, в душе наступает полное умиротворение. Словно никого кроме них нет. Есть внезапно пришедшая любовь и желание видеть ее рядом каждое утро. Тут Ника начала вошкаться. Дима чмокнул её в макушку и зарылся носом в мягкие волосы, с запахом малины, дыма и секса. — Доброе утро, уралочка, — Дима улыбнулся. Ника неохотно разлепила глаза. — Доброе утро, зверь. Ты меня ещё не съел? Дима хмыкнул. — Такую сладость я не пернстану есть, даже если зубы заболят. Ника умилялась и гладила парня по щеке. — Я люблю тебя, Дим. — Я люблю тебя, Ника, — он прижал её к себе и поцеловал в губы. На пути оставался день пути, ночной Краснодар и несколько часов пути до Адлера. С приближением момента расставания становилось всё грустнее. Но они поймут это к утру, когда будут пить кофе, есть дешевые круассаны с вокзала и смотреть на долгожданный рассвет на морском побережье из окна вагона. В Адлере они будут долго обниматься, Дима отдаст ей свою толстовку, поцелует и прыгнет в уходящий поезд. Ника будет стрессовать из-за происходящего пиздеца с работой, спустя 3 дня поедет в больницу, скинет 8 килограмм из-за стресса, а потом начнет пахать в окружении стиральных машин прачечной. Дима откатает три рейса подряд и приедет к Нике в горы. Они снова будут вместе. Ездить на море, отмечать первую зарплату, они съездят в Абхазию, напьются вина и уснут в арендованной машине на берегу черного моря. И плевать на сухой закон, комендантский час и работу. Главное что они рядом. А потом по-новой: работа, рейсы, стресс, потеря веса, долгожданные встречи и страстные ночи. В конце августа они снова сядут в один поезд и проведут три дня пути в море чувств, романтики и малой доле алкоголя. Как же хороши поезда. И ведь есть в них какая-то особая романтика. Долгий путь, в котором ты видишь что-то далекое и неизвестное: поля, горы, города. И самое главное, ты даже не представляешь что за люди едут с тобой, будь то дембеля, цыганка с детьми или сидевший казах. А может этот парень, с которым ты встречаешь рассветы на станциях станет чем-то большим, чем просто попутчик? Но одно ясно точно: поезд — это то место, где тебя никто не знает. Ты можешь быть тем, кем не был раньше. Быть смелее, раскрепощеннее. Ты больше никогда не увидишь этих людей, но обязательно найдется тот, кто будет постоянно занимать твои мысли. Тот, кто будет сидеть в твоей голове вечно. Тот, кого ты захочешь видеть каждый день. Отчего думаешь: «Как же хочется чтобы этот путь не заканчивался…» А как сладко встречать этого случайного попутчика в будничной суете и терять счет времени. Море. Любовь. Лето… Год ожидания. Лето. Июль. Поезд. Ника подходит с ребятами к поезду и видит знакомые лица из Новосибирска. Среди них она видит знакомую фигуру, курящую в бойцовке. — Ещё раз, и я точно тебе лычку оторву! И не посмотрю что ты командир, — крикнула девушка в самое ухо. Дима обернулся, зная кого он там увидит. — Ты не меняешься, — он обнял Нику.  — Я скучала, зверь. — И я скучал, уралочка. Поезд. Июль. Ожидание. Лето…
Примечания:
Надеюсь вам зайдет ориджинал)

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты