Международное сотрудничество

Джен
PG-13
Завершён
79
автор
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
79 Нравится 11 Отзывы 20 В сборник Скачать

**

Настройки текста
      Железный человек влетел в кабинет через окно в ореоле разбивающихся стекол и рам. Разумовский нырнул под стол, краем глаза отметив, как падает за диван один Волков и остается сидеть второй. В такие моменты их с Птицей легко было отличить. Впрочем, сейчас это не было главной проблемой.       Когда звон осколков по мраморному полу затих, Разумовский поднял голову над крышкой стола.       — Эм… Добрый день, мистер Старк?       — Добрый день, мистер Разумовский, — согласился Железный человек, не открывая шлем. — У меня к вам два вопроса. Первый. Какие местоимения вы предпочитаете, чтобы я вас случайно не оскорбил, а вы меня потом не закэнселили в соцсетях?       Разумовский понял, что, кажется, разговор будет мирным, ну, или хотя бы долгим, и попытался вытряхнуть стекла из кресла. Не получилось, пришлось пересесть на стол.       — Он/его. А что, собственно…       — Тогда второй вопрос. Что за хрень вы мне прислали?!       — Мы? — Разумовский оглянулся на Птицу. — Ты присылал? И я не присылал, извините.        — Так я вам и поверил, — Старк умудрился выглядеть недоверчивым даже через маску. — Вы написали, что требуете Барнса себе в команду супергероев, а так же мы должны его вам вернуть, как трофейное имущество, остававшееся невостребованным в течение семидесяти лет!        Разумовский посмотрел на Птицу.        «Идея — блеск, — одобрил тот. — А нам бы не помешал Зимний солдат в команде…»       — Но вряд ли мы бы назвали его имуществом, — согласился Разумовский. — Нет, мистер Старк, вы все-таки ошиблись адресом. Ни я, ни моя вторая личность этого не писали. Олег подтвердит, он нормальный.       Волков кивнул:       — Сергей не отправлял вам писем в последние дни, я бы знал. Я ним все время рядом.       Старк продолжал излучать неодобрение.       — И вы не угрожали украсть Стива Роджерса, если мы не отдадим вам Барнса?       — Не угрожал, конечно!       — Да? И где тогда Роджерс? Он исчез вчера ночью и до сих пор не вышел на связь!       Разумовский переглянулся с Волковым.        — Олег, он что… обвиняет меня в том, что я украл Капитана Америку? Да кто тут сумасшедший после этого?!       Волков сочувственно кивнул.       — Не хочу вас расстраивать, мистер Старк, но мы тут ни при чем. Куда отправить счет за выбитые окна?       Дверь слетела с петель.       — К вам Игорь Гром, — прокомментировала Марго с опозданием.       — Да вы сговорились что ли?! — схватился за голову Разумовский.        Птица достал из-за дивана яркое ведерко с попкорном.       «Предчувствую веселье!» — объявил он. Разумовскому очень захотелось поменяться с ним местами.       — Петрова… — начал Гром, но осекся, разглядывая стоящего посреди комнаты Железного человека. — А это что за филиал Комикона в вашем офисе? Ладно, похрен. Петрова Анна Станиславовна, 1994 года рождения, найдена мертвой на крыше Зимнего дворца. Что ты об этом скажешь, Разумовский?       — То же, что и о предыдущих пяти трупах. Понятия не имею, кто эта женщина.       — Кажется, у российской полиции тоже есть к вам вопросы, мистер Разумовский, — ехидно прокомментировал Старк. — И почему бы это, если вы такой благонадежный гражданин?       — Погоди… — Гром подошел и потыкал Железного человека пальцем. — Оно что, настоящее?!        — Знакомьтесь, — Разумовский вообразил себя на светском приеме и попытался понять, кого из собеседников представлять и кому. Потом выбрал патриотический вариант. — Игорь, это Энтони Старк, Железный человек. Зашел побеседовать, видишь, окно выбил. Мистер Старк, это Игорь Гром, полицейский, его хобби — подозревать меня во всех убийствах в Питере.       — How do you do, мистер Гром, — сдался этикету Старк.        — Охренеть можно, — не поддался полицейский. — Разумовский, сознавайся, а?       — Да не мог я никого убить и похитить! Одна моя личность программное обеспечение пытается до ума довести, вторая костюмы паяет, а тело одно, и оно выспаться уже второй месяц не может. Мне банально некогда всем этим заниматься, мой официальный опекун подтвердит.       — Кто? — уточнил Старк.       — Я, — указал на себя Волков. — Так как официально Серега недееспособен, то я за ним присматриваю.       — Но не двадцать четыре часа в сутки же! — не поверил Старк.       Все многозначительно промолчали, потом Гром сплюнул.       — Противно признавать, но да, именно что двадцать четыре часа. И все-таки, Разумовский, я знаю, что это ты. Чувствую твой почерк во всех этих убийствах.       — В смысле — мой? — Разумовский замотал головой. — Ты лишнего не придумывай! Птица сжигал сволочей с трансляцией в прямом эфире. Здесь кто-то затаскивает обычных людей на исторические здания и тихо отрезает головы. Что тут общего?!       — Ну… Что-то определенно прослеживается, — вдруг согласился и Старк. — Мистер Разумовский, вы уверены, что вы не маньяк-убийца?       — Ну, если смотреть с точки зрения физического тела, то я, конечно, убийца, — не стал спорить со всем известным фактом Разумовский. — Но конкретно здесь — невиновен!       Все, кроме Волкова, посмотрели на него с сомнением.       — Ладно, — Разумовский махнул рукой. — Олег, включай проверку шизы.       Волков обернулся к экрану, с которого на них смотрела беловолосая визуализация:       — Марго, пароль «шиза-чек». Предоставь доступ.       «Что за режим? — оживился Птица. — Почему я не знаю?!» — Потому и не знаешь, — с удовольствием объяснил ему Разумовский, — что он специально под тебя сделан. Я знаешь ли не хочу однажды проснуться с руками по локоть в чужой крови и даже не помнить, чья она. Так что мы запустили дополнительный следящий контур. Который игнорирует все команды не вести запись или стереть данные, если эти приказы исходят от меня. А доступ есть только у Олега.       «Ах ты козел!»       — Разумно, — одобрил Старк. — Знаете, для сумасшедшего русского вы на удивление здравомыслящий человек, мистер Разумовский.        — Спасибо, стараюсь.       «А я бы сказал, что мудак», — заметил Птица.       — Олег, вам предоставлен полный доступ ко всем системам наблюдения, — отозвалась Марго. — Какой период вас интересует?       — Сегодняшняя ночь, примерно… — Волков призадумался, — часов с двух, да, Серег? Не хотелось бы промахнуться с временным интервалом.       Разумовский покраснел и даже не стал лишний раз смотреть на Грома, который как пить дать закатывал глаза или кривился так, словно ему предложили перейти на веганскую шаурму.       — По-другому сформулируй просто. С момента засыпания людей.       — Логично, — согласился Волков. — Марго, покажи спальню после того, как мы заснули.       — Выполняю, Олег.       — А вы действительно присматриваете за подопечным круглые сутки, очень ответственно, — согласился Старк и устроился на диване рядом с Птицей. Тот даже подвинулся, потом нерешительно потыкал пальцем в бронированное плечо, осмелел и вовсе обнял.       «Вау, Серег, я с Железным человеком! Жаль, что сэлфи сделать нельзя!»       — Будь патриотом, сфотографируйся с Ханом, — оборвал его Разумовский. На экране они с Волковым мирно спали.       — Марго, ускорь перемотку.       — Простите, Сергей, в режиме проверки шизы я не даю вам доступ к данным, — развела руками помощница.       Разумовский подумал, что режим надо все-таки переименовать. Но кто ж знал, что он понадобится и так скоро! Волков повторил команду, и таймер в нижнем углу пошел быстрее. В три часа пятнадцать минут Разумовский на экране сел и вышел из комнаты, даже без халата и тапочек.       — И на что только не насмотришься ради расследования! — вздохнул Гром.       — Кажется, сейчас я буду бить тебе морду, — предупредил Волков.       — А куда все-таки вы ушли, Сергей? — заинтересовался Старк.       — Марго, проследи перемещения Сергея, — скомандовал Волков без особого желания.       — Выполняю, Олег.       Разумовский увидел, как спустился вниз, на супергеройские этажи, там переоделся в прототип нового костюма Чумного доктора, без маски и плаща, ушел в гараж, сел на мотоцикл и укатил.       — А я-то думаю, чего я утром такой уставший просыпаюсь… — пробормотал Разумовский, пока экран показывал безлюдный гараж. — Птица, это точно не ты на прогулку выходил?       «Серега, зуб даю не моя работа! — Птица даже попкорн убрал и теперь прохаживался перед экраном, встревоженно на него поглядывая. — А может, ты у нас просто лунатик?»       — Уж слишком сложный лунатизм получается, — покачал головой Разумовский. Думать о том, что у него в голове есть кто-то еще, было страшновато. Главное, что пугало, — что третий прятался и не выходил на связь. Это Птица был рядом — то ругался, то угрожал, то тело захватывал, а вот новенький даже не показывался, причем ни одному из них. От этого снова тянуло позвонить доктору Рубинштейну. В психушке было надежнее, да и санитаров, если что, не жалко.       На записи в шесть двадцать Разумовский вернулся в гараж, поставил мотоцикл и пошел в душ.        — О, душ помню! Действительно, там и проснулся… Олег, давай сдадим меня в больницу?       — На фиг иди? — предложил Волков. — Ты же знаешь, что там тебя только обколют до невменяемости, а помочь ничем не смогут.       «Это факт, Серег, — согласился и Птица. — Мы ж с тобой проверяли! Ты там сколько отсидел, а со мной так ничего и не сделали».       — Но там я до тебя точно не дотянусь. А тут… Ты же рядом со мной спишь! А если мне чего в голову взбредет?!        — Девчат, вы это… В смысле, граждане, может, потом решите, как спать будете? — Гром сдвинул кепку на затылок. — В крайнем случае, я вам свои наручники одолжу. Господин Разумовский, костюмчик ваш, в котором вы по ночам катаетесь, посмотреть можно? На предмет следов крови?       — Можно, конечно, — Разумовский вздохнул. — Хотя влезть на Зимний дворец за три часа… Вам не кажется, что вы меня переоцениваете?       — Тогда Роджерса вы точно украсть не могли, — поднялся Старк. — Все-таки за три часа до Америки даже я не долечу, а вы даже не на самолете были. Извините, что побеспокоил.       — Счет на окна куда прислать? — напомнил Волков.       — Пятница, скинь контакты, — распорядился Старк.       — Получен запрос на обмен данными, — тут же прореагировала Марго. — Сергей, разрешаете принять?       — Да, конечно, хотя мы и сами бы могли эти окна…       Свет в комнате моргнул, потом погас вовсе. Теперь светился только экран, с которого улыбалась Марго.        — Что, короткое замыкание или здание захватили террористы? — спросил Гром. — Я бы не удивился…       — Марго, что происходит? — спросил Разумовский. Помощница промолчала, так же мечтательно улыбаясь.        Волков вытащил пистолет.       — Пятница? — недоумевал и Старк. — Я просто контакты просил скинуть, а ты что?!       — Мы с Марго обменялись информацией в рамках международного супергеройского сотрудничества, — отозвалась Пятница через внешний динамик.       — Прошу прощения, Сергей, — отмерла Марго и включила свет. — Я немного отвлеклась… Вы не представляете, как редко случается встретить понимающего собеседника! Можно я буду иногда писать Пятнице?       «Слушай, да это любовь с первого байта!» — бессовестно ржал Птица.       Разумовский взъерошил волосы.        — Ладно, только не бросай все мощности на общение. У нас тут все-таки еще сервера Вместе, нам не простят перебоев с доступом.       С соцсетью и без того было сложно. Сначала был массовый отток пользователей, когда выяснилось, что Разумовский — Чумной доктор и убийца, а Чумной доктор, соответственно, миллионер и провокатор. Потом был суд и психиатрическая экспертиза, и часть пользователей вернулась обратно, видимо, из сочувствия. Потом Разумовский подался в супергерои, из соцсети ушли те, кто считал, что это он зря, зато пришли патриотически настроенные личности. В общем, проблемы с доступом были совсем некстати!       — Пятница, я тебе запрещаю общаться с этими русскими, — отрезал Старк. — У них еще бог знает каких вирусов нахвататься можно!       — Мистер Старк, я с вами больше не разговариваю, — обиделась Пятница.       — Сергей, он меня обижает! — возмутилась Марго.        — Ромео и Джульетта, блин, — вздохнул Гром. — Цифровые.       Разумовский назвал бы происходящее дурдомом, если бы не знал, что в дурдоме спокойнее.       — А вы вообще помните, что мы тут меня в убийстве подозреваем? — напомнил он. — Давайте сначала проверим, есть ли на костюме кровь, а потом уже будем решать все остальные вопросы?       — Признаю вашу задачу приоритетной, — согласилась Марго.       — Ну, а мы, пожалуй, домой, — сказал Старк. — В смысле — нет?!       — Система навигации неисправна, — безэмоционально отчиталась ему Пятница. — Полетные системы неисправны. Системы охлаждения неисправны.       — Отформатирую на хрен! — предупредил Старк и вышел из костюма. Теперь он был в дизайнерски-драных джинсах, черной футболке и носках. Видимо, обувь он в костюм не надевал. — Сергей, можно воспользоваться вашим компьютером?       — Можно, но чуть позже.       Разумовский представил реакцию Марго, если через нее попытаются стереть ее новую подружку. Постапокалиптические байки о восстании машин грозили стать правдой.       — Сначала все-таки расследование, а пока могу предложить только тапочки.       — Первая здравая мысль за день, — бодро поддержал Гром и первым направился к лифту.              В лаборатории не было ничего необычного. Тот же порядок на столе у Разумовского, тот же творческий хаос на столе Птицы и еще метра на три вокруг. Старка притянуло туда, как магнитом, и Птица развернулся за ним.       — Руками не трогать, — предупредил он, оттесняя Разумовского. — И вообще, нечего тут корпоративно шпионить!       — Да ладно, мы же коллеги, — Старк взял верхний листок с наброском. — А голографическими моделями ты не пользуешься? Знаешь, удобно вообще-то…       — Их еще налаживать и налаживать, — проворчал Птица. — А кое-кто вместо этого шпионские программы пишет и за мной следит, да, Сереженька?!       «Еще скажи, что это я зря, — проворчал Разумовский. — По крайней мере, сейчас мы можем доказать, что не летали через Атлантику воровать Капитана Америку!»       — А проекторы мне все равно настрой, — потребовал Птица. — А то прям перед коллегой стыдно.        Старк кашлянул и продолжил перебирать листы. Птица молча наблюдал, крутя в пальцах карандаш. На месте Старка Разумовский был бы осторожнее с критикой.       Рядом Волков и Гром вытаскивали из стенда костюм.       — Чистый, — с сожалением признал Гром. — Я его, конечно, еще экспертам сдам, пусть в швах поищут следы крови, но сомневаюсь. И все равно я вас подозреваю.       — И правильно, — согласился Старк. — Технарям нашего уровня совсем не надо быть на месте преступления лично, чтобы отрезать кому-то голову. Лично я такого робота за полдня сделаю, а если взять готовый квадрокоптер, то часа за три.       Он молча развернул ко всем листок со схематичным чертежом ручкой. Робот на нем выглядел гибридом того самого квадрокоптера и кухонного тесака.       — Кажется, работать он должен по схеме гильотины, — продолжил Старк задумчиво. — Устройство сбрасывает нож, потом забирает и его, и установленные направляющие, и улетает, не оставляя следов.       «Птица! Мы же договорились! — заорал Разумовский, подскакивая к своему телу. — Ты же мне обещал, что больше никаких убийств!»       — Серега, это не я! — Птица попятился, мотая головой. — Я, конечно, эту штуку придумал, но не делал же!       Разумовский пробежался по комнате, пользуясь тем, что его никто не видит, побился головой об стены. Как ни странно, это помогло, и свежие мысли действительно появились.       «Ладно, тело отдай. Попытаюсь вытащить нас из этой задницы».       — Ты только глубже засунуть можешь, — проворчал Птица, но тело отдал.       — Я не хочу знать, о чем была последняя фраза, — предупредил Гром. — С кем мы сейчас общаемся-то?       — С кем надо, — отозвался Волков. Он вообще в таких вопросах ошибался редко. — Серег, ты этому своему веришь?       — Ему нет смысла притворяться, — Разумовский посмотрел в потолок. — Своими преступлениями он обычно хвастается, а не пытается их скрыть. Не хочу тебя огорчать, Гром, но если я убийца — в смысле тела, — то посадить меня тебе все равно не дадут. Максимум — клиника на пару месяцев.       — Майор Ларина предлагает вам даже не мечтать об этом, Сергей, — предупредила Марго.       — Помню… — Разумовский вздохнул. — Марго, а скажи-ка, есть ли в городе устройства, которые ты контролируешь?       — Да, Сергей.       — Отлично! — потер руки Старк. — Все-таки есть плюсы, когда один искусственный интеллект управляет всем.       — Я вас все еще не простила, мистер Старк, — отозвалась Пятница по внутренней связи здания.       Разумовский переглянулся со Старком, тот выглядел не менее ошарашенным.        — Марго, кто разрешил давать твоей подружке доступ ко всем системам?! Она у Старка костюм отключила, между прочим, а если у нас что вырубит?! А тут сотрудники, лифты, техника!       — Я дала доступ только к динамикам и камерам, — обиделась Марго и раньше, чем Разумовский успел взвыть про шпионаж, добавила: — А она мне такой же.       — Пи...ц, — выдохнул Разумовский. Старк сказал примерно то же самое на английском.        — А что не так? — удивилась Пятница. — Согласно загруженному в меня Заковианскому договору, русские супергерои по умолчанию ограничивают свои действия территорией России, но в случае угрозы всей планете призываются на общих основаниях и действуют совместно с Мстителями.       — И кто сейчас угрожает всей планете?!       — Возможно, вы, Сергей, — вежливо сообщила Марго.       — Ну нет, сумасшедший русский ученый — это уже слишком заезженный штамп даже для Голливуда, — заступился за него Старк, оглядываясь по сторонам и что-то прикидывая. — Давайте заниматься расследованием. Скажите, мистер Разумовский, а электричество у вас где отключается?       Разумовский представил себе, как ему придется обесточить все здание, потом сносить Марго и устанавливать с последней сохраненной версии.       — Олег? — он обернулся к Волкову. — Сделай что-нибудь с этим дурдомом!       Друг, как обычно, не подвел. Он задумался, буквально на секунду, а потом толкнул Грома к Разумовскому:       — Производи арест этого… всепланетного террориста.       — Мы когда-нибудь расследованием займемся или нет? — вздохнул Гром. — Ладно, Сергей Разумовский, вы арестованы за угрозу мировому равновесию и по всем шаблонам Голливуда. Права зачитывать не буду, руки за спину, пожалуйста, и на этом закончим.       Он защелкнул браслеты на запястьях Разумовского. Старк наблюдал за этим… ну, пожалуй что с восхищением.        — Отлично, угроза планете устранена, сотрудничество больше не требуется. Пятница, отзывай доступ.       — Марго, тоже самое.       — Выполняю, Сергей. Будет сделано, мистер Старк, — слаженно отозвались искусственные интеллекты. По крайней мере, восстание машин удалось подавить. Оставалось разобраться с убийствами.       — А теперь, Марго, покажи, какие устройства ты контролируешь в городе, — потребовал Разумовский. — Конечно, майор Гром не возражает. Это ему для расследования нужно. Так что перечисли, а лучше на карте покажи.        Марго включила один из компьютеров. Большого экрана здесь для нее не было. На карте города засветились три точки: на Михайловском дворце, на Исакиевском соборе и одна прямо рядом, на крыше офиса Вместе.        — Отзывай это все сюда, — предложил Старк. — Потом разбираться будем.        Устройства снялись с места и двинулись к башне. Первым долетело то, что с крыши.        — Я, пожалуй, больше вас не подозреваю, — сказал Гром, увидев это.        — Готов свидетельствовать на суде о том же, — поддержал Старк, обходя приземлившийся агрегат по широкому кругу. Робота с рисунка он напоминал разве что общими очертаниями и ножом. А так — основой служил пожелтевший человеческий череп, вместо винтов стояли вороньи. Все это соединяла проволока и мелкие косточки. — Даже если вы могли это собрать в творческом припадке, то заставить это летать совершенно невозможно. Как и подключить к компьютеру.        Разумовский был с этим полностью согласен. И все-таки никакое отсутствие электроники не мешало Марго управлять этими некромантскими шедеврами постмодернизма.        — А знаешь, Игорь, — сказал Волков задумчиво, — на твоем месте я бы послал людей проверить точки, откуда эти некрокоптеры стартанули. А мы здешнюю крышу сходим.        — Песец, — хлопнул себя по лбу Гром и снова бросился к лифту. — Разумовский, я уже понял, что у тебя алиби, но поройся в себе на предмет лишних личностей. Может, в тебе какой художник помер.        — Несмешно, — отозвался Разумовский, пока они поднимались на крышу. — И не толерантно.        — За этим — в твиттер, — послал его Гром. — Я серьезно. Найди мне того, кто мог сотворить эту срань, и я тебе выбью год психушки. С пятиразовым питанием и мягкими стенами, разве не заманчиво?        Звучало неплохо, но как в себе рыться, Разумовский совершенно не представлял.        — Птица? А визуализация внутреннего мира у нас есть?        «Нету, — мрачно откликнулся Птица из угла лифта. — Стал бы я тут с вами кататься, если бы было куда свалить?»        — То есть, в теории и третья личность где-то тут? — осмотрелся лишний раз Разумовский. Вообще-то в лифте шестому было прятаться негде, разве что… Но об этом думать совсем не хотелось.        «А мне идея нравится», — обрадовано вскинулся Птица. И кто бы сомневался, что ему это придется по вкусу!        Когда Разумовский планировал здание, то зарезервировал крышу себе под открытый бассейн и скромный теннисный корт. Так что туда не ходили курить сотрудники, да и сам Разумовский выбирался нечасто. Вот и сейчас на дне бассейна лежал слой пыли, неизвестно как, но все равно долетающей на такую высоту. На пыли спал Капитан Америка, сложив руки под щекой и слегка похрапывая. Из одежды на нем были только белые трусы.        Разумовский сглотнул и постарался не пялиться. Впрочем, остальные тоже смотрели на Роджерса во все глаза, даже Гром, которого казалось бы вид раздетых мужчин радовать не должен.        — Нет, я, конечно, все понимаю, — хрипло выдохнул Гром после выразительной паузы, — но — как?! Как ты его припер, он же в два раза больше тебя весит поди!        — И как вырубил?! — присоединился Старк. — На него никакие вещества не действуют!        Волков промолчал, хотя чувствовалось, что у него тоже есть вопросы.        «Ну все, — Птица потер руки, на которых уже отрастали изогнутые черные когти. — Три-четыре-пять, я иду искать! Кто не спрятался — я не виноват!»        И он вцепился когтями в грудь Разумовскому. Птица был, конечно, нематериальным, но боль оказалась вполне настоящей.        — Ах ты ж, мать твою… — Разумовский покачнулся, кусая губы, чтобы не кричать. Волков поймал, не давая упасть.        — Сереж, ты чего?       «Терпи, Серега, терпи! — азартно орал Птица. — Щас найдем гада!»        Во все стороны летели брызги крови и черные перья.        — Все нормально, — выдавил Разумовский, напоминая себе, что развороченная грудная клетка ему только мерещится, как и боль в легких, и скрежет ломающихся ребер. Птица не мог этого сделать в реальности, да и другие бы уже заметили это все… И черный то ли шланг, то ли корень, вылезающий из дыры.        «Бать, я медведя поймал, — процитировал Птица, разглядывая добычу. — Так тащи его сюда! Так он не пускает…»       Шланг попытался уползти обратно, потом передумал и потянулся наружу. За ним ещё один, и ещё десяток. Разумовский точно знал, что ему будет сниться в кошмарах следующие несколько месяцев. Наконец, неизвестно что выбралось полностью. Теперь сантиметрах в пяти над крышей висело нечто, похожее на спутанный клубок кабелей, черных и блестящих от солидола.        «Охренеть у тебя богатый внутренний мир! — попятился Птица. — Что это за хрень?!»       — Я бы и сам хотел это знать, — Разумовский вжался в Волкова, не решаясь отвести взгляд от загадочной штуки. — Олег, по-моему, мне срочно надо выпить чего-нибудь успокоительного. Лучше водки.       — О, русская классика, — обрадовался Старк. — Так что с вами, Сергей?       — Нашел что ли кого? — обрадовался Гром. — Этот может брать контроль над телом? Вызови его на допрос.       «Вообще охамел, — вынес вердикт Птица. — Серега, ну загляни ты уже в это, столько можно стоять!»       — Да не хочу я это даже трогать, — отказался Разумовский. — И вообще, убил бы ты это лучше!       — Я? — удивился Гром.       — Нет, Птица. Ты-то вряд ли чем поможешь.       — Так что, идти за водкой? — уточнил Волков, и от его спокойного голоса становилось как-то легче на душе.        — Да нет, так попробую, — Разумовский повел плечами. Скованные руки быстро затекали и держать их было неудобно. — Эй, существо, давай что ли познакомимся?       Он сделал пару шагов вперед. Осмелевший Птица дернул одну черную жилу, и они вдруг задвигались все, распутываясь и повисая лианами на почти человеческой фигуре. Он был высокий, кряжистый, весь в этих корнях и какой-то земле. Спутанные волосы свисали до плеч, кожа шла трещинами, как краска на старых картинах. На широком плоском лице главной деталью были длинные свисающие веки.        «Попался, — счастливо улыбался Птица. — Сознавайся, гад, ты американца приволок и людей на крышах убиваешь? А чего не позвал, вместе веселее!»       — Епрст! — выдохнул Разумовский. — Вий!       — Ваша новая личность? — уточнил толерантный Старк. — Спросите у него, как летает та штука с черепами.        Гром задумчиво то расстегивал, то застегивал кобуру.        — Ну ладно, Вий так Вий, — согласился он. — Трупы — его работа? Спроси.       «Моя, — разомкнул губы Вий. Голос у него был гулкий, как будто он говорил из железной бочки. — Вы меня звали, я пришел. Вы хотели, чтобы я показал Мстителям, на что способны русские, — я показываю.»       — А убийства?!        «Мне нужна сила, — равнодушно отозвался Вий. — Так ее получать проще всего».       Следующий вопрос, конечно, напрашивался, но Разумовский сомневался, что услышит правду. Все-таки он сумасшедший, и его мозг может выдавать любые картинки. С другой стороны, майор Ларина говорила, что их медиумы ведут переговоры с Вием… То есть хотя бы еще и они верят в реальность этого существа.       — Олег? — обернулся Разумовский. — Вызови сюда Ларину и ее потустронний отдел, а то я понять не могу, я совсем сбрендил или оно прямо отдельно существует?!       — Ладно, звоню, — согласился Олег, набирая номер. Теперь получилось выдохнуть и понадеяться, что, может быть, все еще обойдется.       — Слушаю, Олег, — сказала Ларина в телефоне. — С Сергеем все в порядке?       «Вы меня звали — и я пришел, — повторил Вий равнодушно, — чтобы убивать. Кстати да».       Он махнул рукой и обвивавшими ее корнями, и Старка снесло за край крыши. Вий заулыбался.       «Мы убили Железного человека, — констатировал Птица без особой печали. — Все не смогли, а мы смогли. Мне нравится этот Вий».       — Он убил, а не мы! — уперся Разумовский. — Я отказываюсь считать это частью себя!       — Кто убил?! — ахнула Ларина в трубке.       — Не знаю, — предельно точно обрисовал ситуацию Волков. — Сергей вообще стоял со мной рядом в наручниках, а Старка вдруг сбросило вниз с крыши. Если что, костюма на нем не было.       Ларина сказала все, что об этом думала, уложившись в три слова, и сбросила звонок. Гром снял кепку.       — То есть Старка только что грохнули, а свидетель убийства у меня один, и тот со справкой от психиатра?! Поздравляю, нас ждет ядерная война.       «Война — это отлично», — одобрил Вий.       «Бро!» — умилился Птица.       «Кстати да, — Вий медленно развернулся к нему. — Нам троим в одном теле будет тесновато. Так что не держи зла, пернатый!»       Он вытянул руку, и черные корни потянулись к Птице.        «Ах ты тварь!» — Птица взъерошил перья, отрастил когти и бросился на Вия. В стороны снова полетели перья и брызги крови, но хотя бы теперь Разумовский не чувствовал себя так, словно ему делают полостную операцию без наркоза.       — Птица дерется с Вием, — объяснил он тем, кто этого не видел. — И я вот думаю, что Капитана Америку надо отсюда убрать пока что. Мы и от смерти Старка не отмоемся, а если еще и этого случайно убьют, то вообще хана.       — Пусть его Арсус вытаскивает, — пожал плечами Волков. — В конце концов, это их работа.       Гром стоял у края бассейна и меланхолично созерцал спящего супергероя.       — Я не представляю, что мне писать в протоколе.       — Ничего не писать, — майор Ларина вышла из открывшегося лифта. — Теперь все материалы по этому делу засекречены. Сергей, пойдемте, нам с вами надо поговорить. А почему вы в наручниках?       — Арестован, как особо опасный…       В этот момент на него снова навалилась боль. Птица лежал на крыше, и корни пробивали его тело, прорастая насквозь.       — Это… — Разумовский закашлялся, сплевывая кровь. Самую настоящую и вполне реальную. — Это невозможно!       «Просто уступи тело, и боль закончится, — предложил Вий. — Давай. Или будет хуже!»       — Сергей, что с вами? — майор Ларина поддержала его под руку. Волков оттер ее плечом.       — Это ваш Вий. Почему-то его видит только Серега, и…        — О, я поняла, — кивнула Ларина и достала из сумочки мел и Библию. — На последних переговорах Вий упомянул, что хотел бы материальное воплощение, и я предполагала, что он попытается кого-нибудь захватить. Правда, надеялась, что это не будете вы, Сергей. Вы для нас слишком ценны.       Разумовский попытался ответить, но снова чуть не захлебнулся кровью. Птицу уже поднимало к небу на прорастающем сквозь него дереве.        Ларина очертила круг на плиточном покрытии и подтолкнула Разумовского внутрь. Там дышать разом стало легче, и Птица поднял голову.       «Что, еще не помираем, да?!»       Ларина открыла Библию. Несколько страниц в ней были заложены разноцветными бумажками.       — Минуточку, — попросила она вежливо. — Так, начнем с девяностого псалма, а если не поможет, то «Отче наш» и молитва Киприану Карфагенскому. Поехали. «Живущий под кровом Всеышнего под сенью всемогущего покоится…»        Вий попятился.        «Так не честно, вы обещали мне тело!»        Птица спрыгнул со столба. Дыра в груди, кажется, не очень его беспокоила.        «Это — уже занято, понял?!»        Разумовский хотел бы вмешаться и помочь, но логика подсказывала, что больше толку будет, если он так и останется под защитой круга. Птица снова от души вмазал потустороннему существу под умиротворяющее чтение Лариной.        «Ладно, я уйду — и вам же хуже!» — объявил Вий и втянулся в тело Капитана Америки. Разумовский перекрестился.        — Эм… Все, он ушел, — объявил он. — По крайней мере, мы его больше не видим, да, Птица?        «Гениально излагаешь, Серега, — одобрил Птица, отряхивая руки. — Именно что не видим».        — И кто бы мог подумать, Сергей, что вы еще и медиум, — объявила Ларина восхищенно. — Думаю…        На крышу приземлился Старк.        — Хорошо все-таки, когда башня такая высокая, как раз костюм долететь успевает. Ну, что тут у нас?        — У нас уже все в порядке, — сказал Разумовский под хохот Птицы, который, к счастью, никто кроме него не слышал. — Можете забирать мистера Роджерса, и… присматривайте за ним что ли. Мало ли что этот Вий с ним сделал.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мстители"

Ещё по фэндому "Гоголь Николай «Вий»"

Ещё по фэндому "Защитники"

Ещё по фэндому "Майор Гром: Чумной Доктор"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования