Мы не будем вместе

Слэш
NC-17
В процессе
91
автор
Размер:
планируется Мини, написано 18 страниц, 3 части
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
91 Нравится 5 Отзывы 11 В сборник Скачать

Часть 3

Настройки текста
Кэйа посмотрел на протянутую руку недоверчиво, и тут же как-то странно прикрыл глаза: — Какое пламя? Обкурился что ли? – он не пошевелился. – Я не знаю, как тебя зовут, где я нахожусь, с какого хера мне тебе помогать?! — У тебя штанина тлеет, — произнес Дилюк, будто ничего не случилось, убрав руку и обратив равнодушный взгляд в окно. — Может, объяснишь, умник? Или генерировать пламя для тебя нормально? Парень сбил пламя рукой, тяжело вздохнул: -Я помню мать такой, какой запомнил. Моя жизнь меня полностью устраивает, и я ничего не хочу менять. Верни меня домой. Глубоко вздохнув, Дилюк поднялся из кресла и дал юноше знак следовать за собой: — Идем. Я провожу тебя до дверей отеля. Одного тебя просто не выпустят. — Дай позвонить. И скажи где я. Пешком я не пойду, — парень не наглел, казалось даже, просил, что было весьма…непривычно. Достав из нагрудного кармана пиджака телефон, Дилюк протянул его Кэйе, не удостоив его поворотом головы. По мелодичному перестуку немногочисленных кнопок, Дилюк без труда узнал номер, даже не глядя на экран. — Адрес? – парень не спешил звонить, логично, он ведь не знал, куда просить машину. Услышав нужный адрес, он нажал на кнопку вызова. После того как прошли гудки и в трубке послышался голос, Кэйа тихо и кажется даже нежно поздоровался. Назвал адрес и попросил подобрать его. В трубке послышался приятный мужской голос, соглашение, затем парень завершил звонок. Стерев номер телефона, что было совершенно бессмысленной процедурой, он вернул аппарат. — Спасибо, — сухо выдавил Кэйа, направляясь вперед, выходя в коридор и останавливаясь в ожидании. Дав знак двум коренастым мужчинам на входе, Дилюк безэмоционально произнес, выжигая фразу в памяти парня: — Можешь идти. Если понадоблюсь, то ты знаешь, как меня найти. — Я даже имени твоего не знаю, — фыркнул Кэйа, наблюдая, как молодой человек лет двадцати пяти или двадцати семи быстро приблизился к парадному входу на спортивном мотоцикле. Чуть больше Кэйи, но примерно той же комплекции. Короткие рыжие волосы и синие глаза. Он смерил Кэйю коротким взглядом, и, увидев паренька, улыбнулся ему. Кэйа поспешил забраться на сидение позади Тартальи, обняв того за талию, уткнувшись лбом в спину водителя, тихо что-то говоря. Юноша, обернувшись через плечо, хмыкнул и стартанул с места, уносясь прочь от здания. Поднявшись в номер, Дилюк первым делом зашел в ванную, где на бортике сидел, дрожа и обхватив свои плечи руками, Венти. Взяв мальчика на руки, Дилюк позволил обнять себя за шею. Погладив заплакавшего ребенка по голове, Дилюк как можно нежнее произнес: — Не бойся, малыш. Все пройдет. Чжун Ли, который находился рядом с парнишкой и помогал обрабатывать ожоги, вытер руки большим махровым полотенцем и взглянул на Дилюк: — Я чувствую светлого. Что делать, Дилюк? – остановившись на выходе из ванной, Дилюк замер и с отвращением выплюнул, глядя перед собой: — Устранить. *** Тарталья всю дорогу до его дома молчал. У Кэйи также не было желания разговаривать. Было просто приятно обнимать рыжего. Чувствовать родной запах, тепло. Вечно спокойный ритм сердца, казалось даже, что он никогда не умеет нервничать. Почему-то рядом с Тартальей Кэйе всегда было спокойно. Он не задавал лишних вопросов, никогда не закатывал истерик и часто успокаивал Кэйю… Казалось бы, ну вот что может быть лучше? И ответа не знаешь, поскольку мысли разлетелись… Кэйа плюхнулся на кровать, в чем был, и принялся наблюдать за Тартальей – как он раздевается, скидывая рубашку, джинсы, надевает свои любимые шорты и уходит в кухню, вскоре маня вкусными запахами еды. Квартира у Тартальи такая же небольшая, как и у Кэйи, только светлая, в кремовых тонах. Мебели немного больше. Две комнаты: в спальне рабочий стол с компьютером, стул, кровать и шкаф, выход на балкон. В гостиной шикарный диван, пара кресел, телевизор. И, конечно же, святая святых любой заботливой «женушки» — кухня! Сколько всего интересного происходило именно в кухне. Все гармонично, приятно, ничто не режет глаз… На зов к обеду Кэйа не отозвался. Было лень вставать с мягкой кроватки, еще нежились в расслабившемся мозгу мысли о том, что обед принесут в спальню. Но вместо этого, шеф-повар пришел сам. Легкий поцелуй и прикосновение к щеке заставили Кэйю сесть на кровати, поскольку Тарталья игриво отклонился. Недовольно вздохнув, Кэйа все-таки поднялся на ноги и отправился в крестовый поход на кухню. Тарталья почему-то задержался. Вроде что-то нашел занятное за окном, подойдя к балконной двери, но ждать его почему-то Кэйе не захотелось. Раз сам позвал, значит скоро придет. Имел такое свойство Тарталья иногда зависать, глядя в окно, чаще всего на небо. Сев на свое законное место, лицом к входу на кухню, Кэйа не спешил брать вилку и приступать к трапезе, тяжело вздохнул, глядя на вкусный обед, который ожидал его желудок. «Вот она моя жена родная…» Кэйа облизнул пересохшие губы, громко позвав Тарталью, подождал несколько минут, но в спальне никто не отозвался. Недовольно закатив глаза, специально громко и тяжело вздохнув, всем своим видом показывая, что жутко недоволен, Кэйа поднялся со своего места. «Вот что за наглость, а? Сам позвал, сам пришел, а теперь ждать заставляет…» Недовольно бубня про себя, Кэйа прошел до двери в спальную и, взявшись рукой за ручку двери, потянул ее на себя. Открыв дверь и сделав несколько шагов в комнату, Кэйа буквально врезался в препятствие, а именно – в грудь Тартальи, лицо его сияло ехидной ухмылочкой. «Че-е-е-е-ерт…опять попался…» Сделав шаг вперед, он заставил Кэйю шагнуть назад к двери, которая мгновенно закрылась, прислоняя спиной к теплой древесине. — Красивые шмотки…— Мягкий тембр приятного хриплого голоса Тартальи. Руки, что уперлись в дверь, дабы загородить проход Кэйе, и добавить нужного настроения в ситуацию, плавно скользнули к телу. Тыльной стороной ладони Тарталья провел по левой щеке Кэйи. Клянусь богом, будь Кэйа котом, он бы заурчал! За эти четыре года Тарталья изучил слабые места юноши вдоль и поперек и всегда знал, как быстро успокоить или возбудить Кэйю. От подобного безобразия, что он иногда вытворял, Кэйе даже становилось стыдно. Прикрыв глаза, Кэйа чуть приподнял подбородок, чтобы его ладонь не соскальзывала с щеки так скоро. Новый шаг вперед с его стороны – и Кэйа почувствовал, как его нога, плавно и навязчиво раздвинув его острые колени, уперлась в дверь. Тело прижалось к его, а губы накрыли мягким и в то же время властным поцелуем. Кэйа закрыл глаза, когда его язык заскользил по краю языка Кэйи и послышался звук расстегивающейся молнии его кенгурухи. Теплые проворные ладони легли на пресс синеволосого, и Кэйа с трудом сдерживался, чтобы не простонать в его губы. Руки сами собой потянулись к его груди, заскользили по горячей коже и ушли на спину Тартальи, крепко обнимая парня и тем самым заставляя его сильнее прижаться к Кэйи. Резкий и до безобразия противный звук звонка в дверь испортил всю малину. Тарталья перевел ладонь с его щеки на ручку двери и придержал Кэйю, чтобы парень случайно не растянулся на полу. Если Тарталья отправился открывать дверь, значит, он кого-то ждал. А если он кого-то ждал, то смело можно было отправляться с перевозбужденным организмом в кухню и мучительно долго ждать, пока его руки вновь доберутся до Кэйи. Встретив гостя, какого-то неприметного серого мужчину, ужасно худого с темными волосами и толстыми очками, скрывающими его карие глаза, Тарталья расположился с ним в гостиной. Мужчина прошел как-то неуверенно и сел на край дивана. В темном потрепанном деловом костюме, в галстуке, который ему был абсолютно не к лицу и выделялся из общего ансамбля. Покончив с обедом, вымыв за собой тарелку и вилку, Кэйа направился в душ. Разговор обещал быть долгим, страдать Кэйа не собирался. Приняв холодный душ на скорую руку, чтобы погасить в себе возбуждение, принося на его смену холод, Кэйа высушил волосы и надел любимый халат Тартальи. Пусть теперь ходит и убивается так же, как и Кэйа сидел и страдал. Сухо поздоровавшись с гостем Тарталья, Кэйа отправился в спальню. Делать было нечего, а все возможные развлечения в этом доме в лице единственного рыжего были заняты. Компьютер средством развлечения для Кэйи не был, к тому же Тарталье не нравилось, когда Кэйа сидел за ним без разрешения хозяина этого добра. По серьезному виду рыжего можно было прекрасно понять, что разрешения получить не удастся. Вновь став «постельной» звездой, раскинув руки и лежа на спине, Кэйа закрыл глаза и попытался заставить себя заснуть. Тело ныло остаточной болью, напоминая о том красноволосом, заставляя вновь вскипать злостью, но тут же успокаиваться, слыша в соседней комнате голос своего «ангела». Кем работал такой молодой человек, чтобы жить в центре города в такой квартире и содержать свой байк? Кэйа думал, что Тарталья работает фотомоделью, когда оба первый раз встретились четыре года назад. Но это не так, Кэйа глубоко ошибался, ставя его внешность впереди интеллекта и его интересов. Тарталья работал хирургом в одной из самых хороших больниц этого города. Кэйа помнит свои эмоции, когда парень так спокойно начал рассказывать о своей работе… удивляло, что он успевает абсолютно все из своих дел, которые планировал вечером или в начале недели. Словно он рассчитывает возможное время на любое свое занятие и место случайности просто не находится. Кэйе всегда казалось, что жить по расписанию – жутко скучно, тем более, когда это расписание длиться уже пять или шесть лет. Но его мнение изменилось, вернее, его изменил сам Тарталья. Он, конечно, не стремился к этому, но его порядок в действиях, мыслях, иногда перебрасывался и на Кэйю. Порой Кэйа становился его точной копией, даже начинал готовить. Не сказать, что получалось так же хорошо, как у него, но Кэйа долго ломал себе голову, как можно испортить банальную жареную картошку под его чутким руководством… Тарталья выпал из его мира на целых два долгих мучительных часа. Что можно было обсуждать с этим мужиком так долго, оставалось только гадать. Наконец, послышался звук закрывающейся двери и повороты замков. Кэйа принципиально закрыл глаза и повернулся на живот, отвернувшись лицом к стене, чтобы Тарталья не сразу распознал его притворство. Тихо закрылась дверь спальни, и через пару секунд кровать ощутила проникновение на свою территорию второго участника боевых действий. Руки юноши сами собой расползались в стороны. — Манипулирование посредством халата карается смертной казнью через «не дам»! – тихо пробубнил Кэйа, не желая открывать глаза. — Соблазнение посредством моего халата плохо сказывается на твоей заднице, – ехидно протянул Тарталья, стягивая за шкирку с его спины халат. — Тарта-л-л-л-лья! Я только поел! – сопротивление было прервано на корню мягким укусом в шею, заставив Кэйю закрыть глаза и тихо выдохнуть через губы. — Два часа назад – это не только поел, а уже и переварил почти… – шепнул Тарталья, закусывая мочку уха Кэйи, мгновенно отстраняясь, легко переворачивая юношу с живота на спину, развязывая пояс, проводя рукой по груди, распахивая полы халата, словно вспарывая махровую тушку. Все-таки этот гаденыш заставил Кэйю сесть на кровати очередным коротким прикосновением к щеке, стянул с синеволосого халат, заставляя вздрогнуть, и грубо повалил на кровать, выкинув единственную одежду Кэйи в сторону стула. Вслед тряпке вскоре полетели и его шорты… *** Кэйа любит его теплое одеяло и просто без ума от его тела. К нему можно прижаться и почти сразу же согреться. От ощущения его руки в волосах Кэйи, по телу расплывается тепло. «Не лезет, значит, что-то серьезное случилось…» — Все нормально? – самый тупой вопрос, Кэйа прекрасно это понимал. — Не совсем, но терпимо… — Тарталья вздыхает, а значит врет. Значит все гораздо хуже, чем могло бы быть. Но он ведь не расскажет. Не потому, что не доверяет, а потому, что не хочет волновать. Он такой идиот. — Расскажешь? – Кэйа провел ладонями по его груди, кончиками пальцев. — Позже… все терпимо, Кэйа… — улыбается и крепче прижимает Кэйю к себе, заставляя улыбнуться в ответ и закрыть глаза. Картина сменилась слишком резко. Мир просто взял и выключил свет в его глазах. Тарталья не спал, даже и не думал засыпать. Он лишь лежал рядом, крепко обнимая паршивца. Тот мужчина принес весьма нехорошие вести, долго убеждал и выспрашивал всю необходимую вышестоящим руководителям информацию о ком-то. Тарталья долго молчал, однако, после получаса «пыток» все же начал рассказывать. Ровно полтора часа продлился диалог, после чего хозяин квартиры проводил гостя до двери и вернулся к своему сожителю, который притворялся, что спит… Размышления рыжего развеял тихий стук в дверь. Осторожно освободившись от объятий Кэйи, парень быстро надел синие джинсы. Поцеловав спящего, словно младенца, в лоб, Тарталья направился к входной двери, натягивая на себя черную свободную футболку. Когда Тарталья открыл дверь, на пороге его ждал длинноволосый брюнет. Чжун Ли стоял, облокотившись на косяк двери и скучающе разглядывая свои ухоженные ногти — Не ждал? Взяв с крючка в прихожей кожаную куртку, Тарталья надел ее и вышел на площадку, пройдя мимо блондина, чуть пихнув его плечом, когда закрывал за собой дверь. — Отчего же? – Тарталья посмотрел на свое левое запястье, кожа которого немного светилась, словно там были часы. – Опоздал на целых двадцать минут. Ну что же... вы всегда не отличались манерами... — сухо произнес парень, едва заметно улыбаясь. — Переходишь на личности, пернатый? Хм... Даже не знаю, здесь тебя завалить или все же дождаться нейтральной территории… — Чжун Ли широко улыбался и говорил тихо настолько, что их разговор больше всего походил на разговор двух давних друзей.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Genshin Impact"

Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования