Скидки

Thief

Тина Кароль, Dan Balan (кроссовер)
Гет
NC-17
Завершён
21
автор
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
21 Нравится 4 Отзывы 5 В сборник Скачать

1. Vintage

Настройки текста

*** — Что ты хочешь? — Я хочу убить время. — Время очень не любит, когда его убивают.

Льюис Кэрролл/ Алиса в стране чудес.

***

Начиная с Мотелей и Хостелов, Дан и не задумывался, что когда-нибудь ему удастся пробраться в один из дорогих отелей города, поздно вечером затерявшись среди постояльцев, однако сейчас, обойдя всю охрану в шикарном отеле в центре Киева, он начал думать, что фортуна наконец-то на его стороне. — Прошу прощения, кажется моя карточка не работает. — Дан виновато улыбнулся, показывая, что (не)его карта не может открыть дверь. Он стащил её из заднего кармана брюк какого-то мужчины, проходившего мимо него в коридоре на шестом этаже, сам же Балан быстро побежал вверх по лестнице на десятый этаж и, используя служебный вход очутился прямо на против номера, где цифра «3520» была выкрашена в золотой цвет подстать всему интерьеру. — Спуститесь в администрацию, возможно что-то повредилось. — Услужливо ответила горничная, отдаляясь. Дан демонстративно поднёс кнопочный телефон к уху, имитируя разговор. — Прости, мам, никак не успею, номер не открывается. — Помолчал пару секунд, прежде, чем продолжил. — Да, не говори, а ещё люкс класса… Горничная, которая специально замедлила ход своей тележки, чтобы подслушать разговор, слегка вздохнула. — Молодой человек, — Дан повернулся к ней полу боком. — Мам, подожди пару минут, я перезвоню. — Он «сбросил вызов», закрывая телефон от взора женщины. — Да? — Если очень торопитесь, давайте я открою. — Балан, изобразив удавление, поколебался пару секунд, прежде чем поблагодарить. — Спасибо большое, буду признателен. — Женщина провела своей картой по датчику, открывая номер. — Вы просто спасли мой семейный праздник! — Он, искренне улыбаясь, подошёл к женщине и пожал руку, затем слегка обнял, чего она никак не ожидала, но всё можно было списать на его Молдавскую кровь. — Всегда рады помочь! — От лица отеля произнесла та, а затем, направилась к лифту, не заметив, что с тележки в этот момент исчезла ещё одна универсальная карта. Воровать стало искусством и его единственной жаждой жизни. Мотивация заключалась в отработке своей ловкости и манер, ведь иногда жертву нужно обработать. Дан всегда был очень вежлив, учтив, быстро втирался в доверие, так что никто никогда бы не принял его за вора, но он им был — о чем никогда не жалел. Не важно что он отобрал у людей, смотря на них искоса, он в глубине души считал, что это весь мир забрал что-то у него, так что если и Дан украдёт телефон, либо какую семейную реликвию, то это не будет сильной утратой. Это абсолютно ничего. Он не знал этих людей, видел первый и последний раз, а их вещи приносили деньги. Всё всегда упирается в деньги. Ранее он не совался в очень дорогие места, лишь потому что какие бы деньги не принесла одна вылазка: она не стоила того. Однако сегодня всё пошло иным путём и Балану показалось, что воровать в больших отелях можно хотя бы раз в месяц, но лишь ради собственного удовлетворения. Он крут. Он ободрал этого чиновника, да и поделом ему, ведь и он вор. Все они воры. Все люди на земле — воры. Зато теперь мужчина упал в шелковые простыни, которые хозяева номера успели измять до ужасного состояния, но при этом не впустили горничную, чтобы она исправила это недоразумение, повесив на двери: «Не беспокоить». Конечно это был риск открывать дверь с такой табличкой, ведь постояльцы попросту могли спать, но сегодня всё пошло иначе. И это стоило того. Вид из окна просто замечательный, вечерний город так и манит своими огнями, люди ходят внизу, как муравьи, иногда сталкиваясь друг с другом. — Идиоты. — Произнёс тот вслух, на лице было улыбка, что-то внутри переполняло его. Будто родители отвезли ребёнка в путешествие, и маленький мальчик впервые увидел море, искупался в нем и теперь ничего не нужно. Ну, кроме мороженого? Но не было времени на все эти чувства и размышления: пора за дело, иначе его поймают. Люди, живущие в этом номере, были весьма предусмотрительными, хотя по простыням так и не скажешь, но все вещи, которые можно украсть, были хорошо убраны. Однако в столе он нашёл ноутбук, где-то в ванной лежала пара золотых серёжек, поняв, что если есть одна пара, то можно найти и ещё несколько, Дан осмотрел тумбочки и не ошибся, там действительно лежала шкатулка, где помимо серёжек покоилось колье и браслет, видимо из одной коллекции. Рассудив, что если хозяев нет на месте в такое время суток, значит: их не будет ещё около двух часов, и вероятно, что это какие-то чинуши, отдыхающие в ресторане или сидящие на какой-нибудь важной встрече, которая принесёт им миллионы. Но это были лишь его стереотипы о богатых, и Дан верил себе. Балан пошарился в мужской половине шкафа, найдя там часы, неизвестной ему фирмы, а также множество чистой одежды, он сразу разрешил вопрос о том, что наденет, а что заберёт как трофей. Подготовив себе все нужное, убрав найденное в рюкзак, который он так умело спрятал от глаз горничной, поставив его за колонну коридора, мужчина решил принять душ. В номере нашлась бутылочка вина, которая тут же оказалась открыта в руках Дана, он пил прямо с горла: сегодня был великий день, сегодня всё пошло иначе. Надев белье, на котором было написано Calvin Klein, чтобы это не значило, Дан, допивая содержимое бутылки, едва не уснул на диване около террасы. Разбудил его бдительность яростный рывок двери, который не увенчался успехом. — Какого черта? Номер закрыт с той стороны, как вы мне это объясните? — Кричал мужчина, но не понятно на кого. — Присылайте сюда охрану и администратора, живо! — Видимо крики предназначались кому-то, кто был по ту сторону телефона, ведь что сказали мужчине в ответ Дану слышно не было. — Дорогой, будь спокойнее. — А вот и обладательница пары туфель Jimmy Choo. Дан поперхнулся, но поблагодарил себя за то, что додумался закрыть номер изнутри. На сборы не было времени, натянув штаны, причём не свои, но они сели как влитые, кинув пустую бутылку в свой рюкзак, он надел кроссовки, накинул рюкзак на плечо и выбежал на террасу. Десятый этаж и смерть, ожидавшая его снизу, не была привлекательна, зато он мог перебраться на этаж выше по пожарной лестнице и выпрыгнуть в другой коридор. Едва не свалившись, но услышав, что хозяин открыл дверь и кричит будто его убивают, Дан поторопился с преодолеванием расстояния до окна одиннадцатого этажа, которое на его счастье, было открыто. Дыхание сбилось к чертям, так что он просто облокотился на стену. Никогда он не сбегал так быстро, но вдруг, на его лице появилась торжествующая улыбка, он посмотрел на потолок в поисках камер — мужчина находился в слепой зоне, а значит никто его не увидел и не увидит. Немного постояв, обождав и оценив свои дальнейшие возможности, он решил повторить успех, но сначала он осмотрел этаж. Он был приблизительно того же плана, что и десятый, в дальнем углу был номер, около которого было окно, а значит, что сбежать можно при любом раскладе, поэтому Дан открыл его на всякий пожарный, затем, полностью восстановив дыхание, позвонил в дверь. На той стороне была абсолютнейшая тишина, Дан обождал ещё пару минут, но лифт, который кого-то доставил на этаж, поторопил его решение, ведь нет ничего проще, чем выглядеть подозрительно, стоя с голым торсом и большим дорожным рюкзаком в руках перед чужой дверью. Мужчина провёл картой по датчику и вошёл, закрывая дверь и поворачивая внутренний замок. В номере горела лампа над кроватью и всё, дальше была темень.

***

— Так быстро?.. — Девушка выглянула из ванной, свет из которой на мгновение осветил небольшой кусочек комнаты, и сердце Дана опустилось. Глаза его забегали, он хотел было обернуться и бежать, однако вспомнил, что дверь он закрыл на замок. Допрыгался. — Я… Мне… — Но Девушка исчезла в ванной и тут же вернулась, не ней был шелковый халат, который слегка блестел, едва на него падал свет. — Вам уже ключи от номеров выдают? — Со скукой произнесла та, подходя ближе к Дану, который будто прирос к полу, он просто не мог бежать. Кивнул. — Лучше бы предоставляли одежду, слишком холодно, чтобы ходить без верха. — Она посмотрела на его торс. Девушка включила свет над кроватью, так что теперь он мог чётче разглядеть её и номер. — Где остальные? — Остальные? — Голос его стал хрипловатым, не мешало бы прочистить горло. — У этого отеля мужская проституция также плохо развита как и система обслуживания номеров. Попросила горничную прибраться, только посмотри на простыни… — Незнакомка усмехнулась, наливая в бокал вина. — Они мятые. — Обыденно произнесла та, будто ей и дела не было до этого. Её взгляд начал прожигать Дана, девушка явно оценивала его тело, но до мужчины уже пару минут как дошло: эта дама заказывала проститутку в мужском обличии. И он в ловушке. Комната эта была практически такой же как и предыдущая, однако отличалась чистотой, горничная пусть и была бестолкова по словам девушки, однако было ощущение и чувство порядка. Сама незнакомка была среднего роста, волосы её были около золотистого оттенка и возможно слегка мокрые, может быть она слегка высушила их до его появления. Макияжа не было, однако на глазах оставалась тушь, которая видимо не проявила желания удалиться, когда девушка смывала макияж, хотя Балан не особо разбирался в этом. Может Дан и не успел подметить многое, но от него не скрылось, что девушка была чертовски пьяна. Есть шанс сбежать, но тогда он никогда больше сюда не сунется. — Даже не знаю нужен ли ты здесь, я очень устала. — Она усмехнулась, беря в руки зажигалку, но будто передумав, вернула на место. Девушка подошла практически вплотную. Рукой она коснулась его голого торса, и он мысленно ударил себя по лицу. О нет, главный идиот — ты. — О чем вы все думаете, когда вас заказывают?.. — Он поджала губки, а затем подняла глаза. — М-м? Неужели нельзя жить по-другому? — Р-работа такая…- Выдавил тот, заикаясь на первом слове. Был вариант споить её и сбежать, ну и прихватить что-нибудь, а был вариант просто сбежать, но тогда она может всё испортить. Жаль, что девушка включила свет, ведь без него у Дана была возможность сбежать и не быть узнанным. Но в какой-то момент он перестал думать об этом. О побеге. Работа такая, Дан? У тебя другая работа. В этот момент он заметил на её руке часы. Они были на толстом ремешке, немного старые, возможно винтаж, так что мотивация у него повысилась. Хотелось снять их, его глаза заблестели, может от выпитой бутылки вина, которая поначалу его не вставила в нужный кайф. Он увернулся от её руки, которая хотела коснуться его щетины, однако она успела коснуться его щеки. Ладонь её была холодной, но не взгляд. Она была чертовски пьяна.

***

— У меня тоже была работа… Часа четыре назад. — Она глупо рассмеялась. — А ч-что случилось? — Механический вопрос. — Ты серьезно хочешь поговорить о моей работе? — Он задумался, она отошла в другой угол, тяжело вздохнула, садясь в кресло. — По-моему вам, эм….Н-ну не мужчина нужен, а собутыльник. — Она кинула на него один из тех взглядов, который показывает согласие человека, но озвучивать его не хочется. Девушка кивнула головой но террасу — это было приглашение. Дан кинул взгляд на девушку, чьё имя он не знал до сих пор, потом на свою сумку. Просто беги, просто беги отсюда. Но он не мог, ведь если он не тот, кого вызвал для неё отель, и не было сомнений, что услуга платная, то после него придёт другой, а как он понял — их будет больше чем один. А она просто расстроенная пьяная женщина. Дан взял бутылку, открытую незнакомкой, затем вышел вслед за ней на террасу. Она сидела на стульчике около перил, взгляд её стал мокрым, тушь, которая не захотела ранее покинуть ресницы, теперь как-то неловко поплыла по нижнему веку. — Что вы чувствуете, когда вас вызывают? Вам не надоело трахать этих шлюх, которые, прячась от мужей или от внешнего мира, приходят сюда ради Вас? — Девушка перешла на «Вы», при этом ставя себя на одну ступень либо со шлюхой, либо с человеком, который прячется от мира. Это уже не было ролевой игрой, в котором она светская дама, а он просто ошибся дверью и не знает, что ему делать. Но вопрос был поставлен и нужно было дать ответ. Девушка была расстроена окончательно, когда он молча сел на соседний плетёный стул. Оба услышали сирену скорой помощи. Этот звук всегда привлекает внимание, так что и ей было нечего сказать на его молчание. — Это то, что даёт мне жить. Я работаю. Если я не буду делать это, то я не смогу жить. Главное деньги. — Их взгляды встретились. Конечно Дан имел в виду воровство, которое кормит его чуть ли не с совершеннолетия. Однако такой ответ был принят, и она сделала глоток. — Мы больше никогда не встретимся. — Её это позабавило. — Расскажите, почему вы… Почему вы занимаетесь проституцией? Воровством, ты хотела сказать воровством. — В детстве я жил… В общем я попал в систему, так что когда я понял, что никто меня не усыновит, и когда меня просто выпустят на свободу в мои восемнадцать никто не встретит на улице и не даст в руки деньги, я начал искать как заработать. Он выпалил это как на духу. Эти слова давно стояли у него как кость в горле, их было некому сказать. Вино развязало язык. Сирены опять звучат на улице, в больницу везут умирающих, пьяных и просто не в себе людей. Вино развязывало воспоминания. Дан глупо рассмеялся. — Сбежал в Украину. — Она посмотрела на него взглядом, полным сожаления. — Ну и что мне делать, вот я и начал работать. — А я дурочка хотела создать семью. — Она хотела сделать вдох, но вместо этого сделала ещё один глоток вина. — Моим любовником был холостой мужчина. И этот идиот был моим боссом. Но потом я поняла, что он вызывает меня лишь на одно дело. — Она усмехнулась. — Я была для него проституткой. Он просто хотел со мной убить время.Когда я сказала ему, что не хочу этого, что мне нужно больше, чем его член по выходным, то узнала, что он женат. Он выгнал меня сегодня! — Торжественно произнесла та, но затем слёзы одна за одной покатилась по её щеке, что укрылось от взгляда мужчины лишь по той причине, что он не смотрел на неё. Он смотрел на город, совсем забыл про винтажные часы на ее руке, которые изначально велели ему остаться. — Будет лучше, если я уйду, а Вы поспите. Это не стоит ваших слез, вы… — Он встал, поставив бокал на столик. — Вы сами поймёте это очень скоро. Просто сейчас вы должны были пережить такой этап. Может то, что вы встретили этого козла будет бесценным опытом. Эта бутылка вина тоже. Вообще всё, что вы видите и чувствуете — ваш опыт. — Наша встреча тоже? Просто опыт? Она повторила его действие — поставила стакан, затем встала, проходя мимо мужчины в номер. Дан пошёл за ней, прикрывая дверь, ведь ночь была довольно холодной. Но у девушки были другие планы. Она выключила свет, чтобы ей не было стыдно. Стыдно за то, кого она пригласила в номер, а едва он сделал пару шагов, как она, повернувшись, сделала шаг навстречу, рукой приближая его лицо ниже, поцеловала в губы. Сразу отстранилась. Это была проба. Его губы были шершавые, будто нетронутые вином. Не получив от мужчины ни положительных ни отрицательных эмоций, она поцеловала его губы ещё раз, и ещё раз, целуя и опять отстраняясь. — Я могу получить ответ? — Умоляюще спросила та, будто это было мучением: не получать от него действий или слов. Дан наклонился ниже, беря её личико в руки. На щеках ещё были слёзы, не успевшие высохнуть. Девушка отстранилась, опустив голову. Она взяла его за руку, идя спиной к кровати. В темноте можно было едва ли различать лица, однако кровать была самым заметным предметом в комнате. Она развязала халат, мужчина стянул его с плеч девушки, наклоняясь всем телом к ней, пытаясь быть ближе к её губам. Она улыбнулась сквозь поцелуй, что в свою очередь подняло ему настроение. В голове Дана уже не было голоса совести, который ещё на террасе кричал ему беги, идиот. Руки делали, что душе угодно. Он целовал её нежно, не давая ей чувствовать себя грязной. Не делая, как делал её босс. Он не долго миндальничал. Вспомнив, что путь к груди открыт, он начал плавно спускаться ниже ключиц, иногда оставляя поцелуи на коже. Он начал целовать её грудь, уделяя внимание соскам. Её пальцы блуждали по волосам Дана, что его никак не отвлекало, наоборот, он считал это милым. Милым? Дан, ты — идиот! Голос совести, который не часто посещает своего хозяина, опять заставил его остановиться. Девушка перестала перебирать волосы, боясь, что он встанет и уйдёт. В тишине они слышали дыхание друг друга. Это было мучительнее, чем сирена скорой помощи. Дан, часы. — Снимите часы… — Он потянулся к её левой руке, однако та её отдернула. — Нет, я никогда не снимаю. Они мне очень дороги. Мне так легче. — Девушка вновь приблизилась к его лицу, привставая на локтях, целуя его нежно в щеку. — Я не чувствую тело. — Он начал вставать. Нет, он не может бросить её расстроенную, пьяную и возбужденную в холодном номере. Но он сделал бы это, если бы она в тысячный раз отказалась снять часы. Эти прекрасные винтажные часы. — Блять, вернись уже! — Она кинула часы куда-то на пол, вставая и беря его за руку. Слова сами вырвались, но она просто не могла играть в эти игры. Дан не понял, куда упала дорогая безделушка, однако сокровище, что ждало его с таким нетерпением на кровати, требовало большего внимания. После успешной манипуляции его возбуждение стало еще сильнее, и мужчина мысленно пнул себя за несдержанность. Дан не понимал своих чувств. Они притупились, особенно когда девушка окончательно растаяла в его руках, а всё о чем он думал: как доставить ей большее удовольствие, как поцеловать, чтобы в её голове не осталось и каких-то мыслей о том, что она поведала ему минутами ранее. Какой нужен темп, чтобы она не почувствовала себя грязной шлюхой, которую нагнули над раковиной в местном ночном клубе. Он взял её, хотя не должен был. Она что-то шептала ему, но в голове туманом всплывал то голос совести, говоривший о всех его преступлениях, где самым первым преступлением было задержаться в этом номере дольше, чем пару секунд, то злость на того козла, что обидел эту девушку, чьё имя он даже не думал спрашивать, то просто обида на всех и вся. Обида на родителей, который бросили его, отдав в детский дом, обида на то, что не смог простить и не стал жить как все, а выбрал кривой путь, обида на эти чертовы сирены машин скорой помощи, которые вселяют в него чувство незащищенности. Его эмоции девушка ощущала всеми мышцами, он отдавал боль, которую она получала, как наслаждение. Она говорила ему, что он хорош. Она кричала ему, чтобы он не жалел её. Она стонала под ним, думая, что это принесёт ему удовольствие и утвердит его первое место на стадионе этой кровати.

***

Поздно ночью его разбудил звонок. Звук шёл от телефона, находившегося на столе посередине номера. Он попытался выбраться из-под одеяла, не разбудив девушку, хотя при таком количестве выпитого ею алкоголя — её не разбудит ничто, кроме головной боли утром, либо рвотных позывов, если она не завсегдатай в деле тестирования продукции на ликероводочных заводах. — Да? — Уверенно произнёс тот. — Доброй ночи, вас беспокоит администрация, девушка заказывала особые услуги, но у нас случился инцидент, так что… — Видимо мужской голос в трубке в двенадцать ночи очень смутил девушку, сидящую в вестибюле. — Услуги не требуются, спасибо, а что случилось? — Кто-то прошёл мимо охраны, но не беспокойтесь, всё под контролем. — Спасибо, больше прошу не беспокоить. — Не дожидаясь ответа, он вернул трубку на место. Так приятно было слышать, что: «Кто-то прошёл мимо охраны, но не беспокойтесь, всё под контролем». На полу, около прикроватной тумбочки, при свете луны заблестело стекло прекрасных винтажных часов

У него всё было под контролем.

***

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования