Как получить Улучшенный аккаунт и монетки для Промо совершенно бесплатно?
Узнать

ID работы: 11087392

ne me sors pas de la fête.

Слэш
NC-17
Завершён
394
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
394 Нравится 13 Отзывы 82 В сборник Скачать

un.

Настройки текста
Примечания:

***

Это обычный вечер пятницы, где они все вместе сидят в очередном клубе и отдыхают от излишнего внимания, которого и так хватает от фанатов. Все хорошо, все счастливы, танцуют и пьют. Что может быть лучше? Классная компания, хорошая выпивка и ахуенная музыка. Что ещё нужно? Ничего. Они всей командой танцуют, кричат слова любимых песен, наслаждаются свободой. Только двое из них никак не могут удовлетворить своё желание насмотреться, поэтому жадно пожирают друг друга взглядами, улавливая каждую ухмылку, улыбку или смешок. Красивое женское тело рядом не вызывает больше тех ощущений, карие глаза больше не затягивают, а голос вызывает порывы злости. Антон знает к чему все идёт, чувствует каждой клеточкой, не сомневается, что грань так близка. А демон неподалёку отрывается на всю, улыбается всем вокруг и кусает свои губы в порывах слишком широких улыбок. У Шастуна скрипят зубы, но он упорно заставляет себя восстановить давно рухнувшие отношения, делая все для Иры. Она улыбается и смотрит ему в глаза, танцуя рядом, а он делает вид, что слишком увлечён атмосферой, чтобы не замечать этого взгляда. Коктейль за коктейлем заказывает ей, парочку для ребят, но Арсений вежливо отказывается, уходя к барной стойке, чтобы выбрать самому, и подолгу стоит там, болтая о чем-то с барменом. Антон делает вид, что ничего не замечает, что его это не волнует. Парень танцует и хочет просто забыться в чем-то. Алкоголь, наркотики, шлюхи. Что угодно. Что-то, что могло бы хоть на секунду выкинуть из головы внимательный взгляд голубых глаз, но это невозможно. С этой мыслью Шастун уже смирился. Ему пришлось со многим смириться, чтобы продержаться ещё столько в отношениях с Ирой. Арсений знает что делает, когда захватывает все внимание за их столом. Ему остаётся лишь ловить жадные взгляды Антона на себе и ухмыляться, а никто уже и не обращает на это внимание, потому что в голове Арсения целый мир, понятный ему одному, и все с этим смирились. Довольно много смирения? Антон считает так же. Ира рядом смеётся с шуток Арсения и всегда смотрит на своего парня, потому что любит. Но он ускользает между пальцев, растворяется тенью, становится таким далеким и чужим, что иногда это ощущается сильнее, чем обычно. Например, когда они дома. Антон почти не говорит, а если говорит, то по делу, иногда проявляет чувства и всегда просто поддаётся Ире, когда та инициирует что-либо. Это же так просто? Быть рядом, целоваться, трахаться, и быть любимым. Да, Антон? Но ты с этой задачей провалился, думает Шастун. Проебался. Руки с крупными венами хочется чувствовать на себе, а вечно влажные губы хочется целовать до дрожи в пальцах. И он такой красивый в свете прожекторов клуба, когда танцует под известную песню, что Антон не удерживается и натурально залипает. Матвиенко заказывает огромный сет из шотов и Шастун мысленно спрашивает себя, готов ли он к такому. Три секунды размышлений и вот он уже хватает стопку, Ира вторит ему, пытаясь понять, увидел ли этот жест её молодой человек, а потом Арс с ухмылкой тянет к себе стопку с подноса, смотря прямо в глаза Антону. Органы скручиваются в узел, хочется выть и бить посуду. Арсения Попова нужно запретить на законодательном уровне. Слишком грешен. — За то, чтобы эта ночь никогда не кончалась! — восклицает Арсений и все гудят в ответ, громко чокаясь рюмками, а потом опрокидывают их в себя. Арс даже пьёт красиво. Аккуратно запрокидывает голову, обнажая шею и горло, а потом со стуком ставит стопку на стол, даже не закусывая. Он никогда не закусывает, потому что принципы ему дороже. Ира рядом что-то показывает в телефоне, пытаясь обращать на себя внимание, но это уже бесполезно. Стопка за стопкой, смех, шутки, долгие взгляды через стол. Все смотрят на него. Он мог бы залезть на стол и начать танцевать, а остальные бы поддержали. Антон почти не отрывает взгляда от Арсения, пока тот что-то рассказывает, но и Попов внимательно следит за реакцией Шастуна и улыбается шире, когда парень смеётся. Или Антону кажется и он перепил. Ира рядом дергает его за рукав и что-то говорит на ухо, пытаясь вести диалог, но блондин почти рычит, потому что не выдерживает. Ему хочется напиться, но алкоголь не оказывает нужного эффекта на голову. Шастун безошибочно выцепляет у бара Марата, потому что тот всегда там тусуется, и неожиданно для всех поднимается, уходя к барной стойке. — Сейчас вернусь, Ир, — кидает Антон, предотвращая все вопросы от своей девушки, и упорно игнорирует настороженный взгляд Арсения. Плотно сжатые купюры греют карман, но вот лёгким движением вместо купюр совсем мелкий пакетик. — Хорошего вечера, — бурчит Марат и исчезает в толпе, а Антон ухмыляется, словно сумасшедший. Две минуты и этот вечер снова можно будет вынести. Парень заходит в туалет, с громким стуком открывает первую свободную дверь и запирается. С его-то ростом будет неудобно, но снюхивать на раковине общественного туалета звучит очень глупо. Антон опускает крышку унитаза и начинает натирать чёрный пластик туалетной бумагой. Потом, конечно, понимает всю тупиковость ситуации, и быстро высыпает содержимое пакета прямо туда. Отточенным движением формирует две дороги и достаёт пятитысячную из кармана, скручивая трубочку. — Да, Шастун, с крышки унитаза ты ещё не убивался, — бормочет блондин и закатывает глаза. Нужно быстрее действовать. Глубокий вдох и он запрокидывает голову назад, зажимая правую ноздрю и закатывая глаза. Блять, какой же кайф. Такой же ещё один глубокий вдох и Антон так же замирает, принимая эти ощущения, а потом чешет нос, проверяя, вся ли дрянь попала в организм. Вся. Он встаёт на ноги и глубоко дышит ртом, чувствуя тот самый приход. Сначала полное расслабление, а потом чистый кайф. Энергия, которую не ждал, но получил. Мир вокруг будто стал лучше и даже громкая музыка начинает доставлять удовольствие. Он встаёт на ноги и отряхивает джинсы, а сам не может перестать улыбаться. Выходит из туалета, а по ощущением словно плывет по клубу к их столу. — О, явился не запылился! — кричит Позов и смеётся, привлекая внимание к Антону, а тот смеётся в ответ, усаживаясь рядом с Ирой и обнимая её за талию. Девушка начинает шире улыбаться и льнет ближе, а Шастуну плевать. Когда, Антон, тебе нужны были наркотики, чтобы быть рядом со своей девушкой? Ответ есть, но признавать его всегда так тяжело. Ответ прямо сейчас жжёт своими глазами и вынуждает смотреть на него. Как будто недостаточно того, что в голове Антона только один человек. — Тох, все хорошо? — интересуется Матвиенко и чуть хмурится, заметив испарину на лбу Шастуна. Тот в ответ качает головой и улыбается, и это успокаивает Серёжу. А Арсений все знает. Все, сука, знает. Знает куда ходил Антон, знает, что парень борется с собой зачем-то и играет в эту игру сам с собой. — Антон, пойдём покурим? У меня сигареты кончились, — и это первое прямое обращение к Антону от Арсения за этот вечер. Глаза в глаза, а сердечко у обоих слегка колышется от предвкушения. Поз рядом закатывает глаза незаметно для всех, а потом жестом обращает внимание Серёжи. Пару секунд тишина, Ира и Катя поднимают головы от своих телефонов. Антона это просто заебало. Она одним видом набивала оскомину, хотелось кричать и разбивать все вокруг. Ему просто хотелось одного конкретного человека. А почему он до сих пор здесь и оплачивает любую её прихоть — не знает никто, все просто вздыхают и закрывают глаза. Никто не знает, когда это началось и никто не знает когда закончится, кроме одного человека в этом зале. Простое «пойдём покурим» сбивает с мыслей, добивает сильнее, чем свинцовые шустрые, и доводит до желе вместо коленных суставов. — Пойдём. Начало конца, думает Антон. Они выходят на улицу, Шаст достаёт пачку Парламента, а в ней зажигалка. Звуки басов резко стихают, приятно лаская слух. Он протягивает упаковку Арсению и тот осторожно вытягивает одну. Зубами Антон вытаскивает себе тоже и одновременно с этим убирает пачку в карман, чтобы было удобно зажигать. Руки слегка потряхивает, улыбка не сходит с уст, и все вокруг будто чуть ярче и светлее. Парень щёлкает зажигалкой и подносит огонь к своему лицу, чтобы затянуться сигаретой, но вот Арсений наклоняется вслед за ним и так же затягивается. Расстояние ровно две сигареты. Глаза в глаза, снова. Дым окутывает их, огниво давно забыта и убрана в карман вслед за пачкой. Только далеко отходить не хочется друг от друга, поэтому Арс делает полшага вперёд, чтобы быть ближе. Картина достойная голливудских романтических фильмов, но это их жизнь, в которой они ходят около друг друга, но не решаются сделать ни шага. — Будь осторожнее, — хриплый голос в тишине ночи почти оглушает и Антон выдыхает дым в сторону, кивая. — Я всегда, Арс. — Я заметил. Опять. — Я хуевый актёр. — Да, потому что актёр тут я. Шастун тихо смеётся, вокруг них тяжелый дым от сигарет, ни единого порыва ветерка. Оторваться от Арсения выше вообще любых сил, нет ни одного повода, думает Антон. Они курят и улыбаются друг другу. Блондин пытается выглядеть трезво, но срывается на глупые смешки без дела, а Арсений шикает на него, посмеиваясь. Они в моменте, счастливые, опьянены друг другом и этой такой нужной близостью. Антон глубоко затягивается и запрокидывает голову, чтобы выпустить дым. Между ними натурально искрит и если бы кто-то подошёл ближе, чем на метр, то почувствовал бы обязательно. Арсений не удерживается и поднимает руку, чтобы пальцами провести по венкам и мышцам на шее, где кожа натянулась. Шастун замирает, сглатывая, и кожа мгновенно покрывается мурашками. — Арс? — Посмотри на меня. Шёпот пулей в голову. Парень опускает голову и чувствует, как лёгкие сжимает в тиски. Арсений смотрит так, как хочется, чтобы всегда смотрел. Облизывается, как хищник, и улыбается, смотря прямо в глаза. Мужчина вновь касается пальцами кожи на шее, медленно ведёт ладонью и кладёт на затылок, пальцами едва-едва ерошит уже отросшие волосы, а Антон поддаётся, наклоняя голову так, как нужно, а потом замирает глаза в глаза, чувствуя, как горячая ладонь Арсения удерживает его на месте. — Не надоела игра в кошки-мышки? — ухмыляется Попов и не отрывает взгляд ни на секунду. — Я хочу все послать. Арс удивленно вскидывает брови, явно не ожидая такого ответа. — Мне надоело. Я вообще не знаю, почему все ещё терплю такую жизнь. Голос Антона грустный, но он ухмыляется и прикрывает глаза на секунду, чувствуя, как все тело расслабляется наконец-то. Арсений рядом и от этого почему-то в тысячу раз легче. — Нужно возвращаться, Антон, — тихо говорит Арс и продолжает поглаживать пальцами затылок парня, улыбаясь. — Ещё две минуты, ты нужен мне, — выдыхает Шастун, даже не фильтруя, и впервые игнорирует свой внутренний аларм. Он чувствует себя, словно на воздушном облаке, потому что Попов смотрит прямо в душу и это приятно. Только от него. — Я всегда здесь, — шепчет Арсений и улыбается, облизывая губы. У Антона сводит челюсть из-за того, как хочется поцеловать, да и расстояние такое маленькое, хочется просто податься вперёд и все приобретёт ещё большие краски. Но почему-то Шастун кивает и продолжает улыбаться в ответ, готовый стоять так неделями. — Пойдём, Арс, — хрипит Антон и закусывает губу, а Арсений убирает руку. И становится так холодно, что словно по костям этот мороз прошёлся. Они заходят обратно в клуб и безошибочно следуют к столику, где ребята уже наперебой спорят, осилят ли они ещё одну батарею шотов. Антон чувствует, как все тело будто летит, а с губ не сползает пьяная улыбка. Казалось бы, ничто не может испортить этот вечер, потому что он сделал для этого все. Алкогольное и наркотическое опьянение перемешались в удивительно приятную смесь внутри него. Шастун не отходит от Арсения, как нужно было бы наверное сделать, а стоит рядом. Попов улыбается и не спешит садиться, наблюдая за этими дебатами, и убеждает себя, что не из-за Антона, который жмётся к нему, как котёнок. — Антон, садись, чего ты там встал? — вдруг кричит Ира сквозь музыку в клубе, а у парня сводит скулы от резко накатившей злости. Он смотрит на Арсения непонятно зачем и тот кивает, первый отходя от него. «Сделай все правильно». Блондин усаживается рядом и девушка берет его за руку, улыбаясь ему. Антон больше не пытается улыбаться в ответ, пытается не устраивать сцен, но больше нет сил. Она не его. Не то, что ему нужно. — Тош, может поедем домой? Уже поздно, — говорит Ира ему на ухо, крепко держась за его ладонь. Они приехали два часа назад. Шастун молчит, жестом показывая, что ничего не понял, чтобы успеть успокоить себя и не наорать на неё. Девушка повторяется и кладёт руку Антона себе на колено, тонко намекая. Шастун чувствует на себе взгляд, знает кому он принадлежит, поэтому убирает ладонь и отпускает руку Иры, отрицательно качая головой. Та снова предпринимает попытку намекнуть для чего она хочет, чтобы они уехали, потому что она уже достаточно пьяненькая, чтобы вести себя развязно. Да и ей действительно очень хотелось уехать домой вместе со своим парнем, чтобы хорошо провести остаток ночи. Только бедная девочка не знает, что её мужик давно и крепко привязан к своему коллеге, что сил никаких нет развязать этот узел, да и не хочется больше пытаться даже. Злой взгляд Арсения, которым он прожигает пару, не добавляет спокойствия. Антону хочется начать кричать и послать её к черту, но он пытается сдержаться. Остальные даже не знают какая драма за их столом сейчас происходит, перескакивая с темы на тему, даже не замечая, что трое сосредоточены друг на друге. — Ир... — Поехали, Антон, я так соскучилась... Всё. Наркотики гоняют злость по венам, усиливая в стократ, открывают его самые грязные и тёмные стороны, и кому, как не Арсению, знать об этих сторонах. Попов знает сколько вертится на языке у Антона в адрес его девушки, что довольно скалится, наблюдая за играющими желваками на лице парня. Вот оно. — Ты че вообще лезешь ко мне?! Отъебись, боже, тебе не надоело?! — вскрикивает Антон и чуть отодвигается от девушки на диванчике, — я видеть тебя не хочу, ты разве не поняла ещё?! Все вдруг оборачиваются на пару и хмурятся, потому что ни разу не видели такого Антона. По-настоящему злого. Один Арсений ухмыляется и внутри себя гордится тем, какой сукой стал Антон, общаясь с ним. Они одинаковые, просто однажды Шастун зарылся в образе веселого глупенького мальчика, что теперь его разрывает нерастраченный потенциал. — Ты, блять, неужели нихуя не видишь? Ты не нужна мне! И никогда не была! Хотя.. — Шастун притворно задумывается и зло ухмыляется, — ты же знаешь это? Знала, когда тратила огромные бабки в том отеле? Конечно, знала! Все охают и девушка стыдливо опускает глаза, уверенная в том, что Антону помогли узнать эту информацию. Она действительно отдала немалую сумму, чтобы скрыть от Антона факт пребывания не в одиночестве там. Только деньги все равно списывались с карты, которую пополняет Шастун. Да и есть у её парня лучший друг, который знает слишком много. — Отъебись, езжай домой и собирай свои манатки, чтобы к утру тебя не было в моей квартире, ясно?! — рычит Антон и вскакивает на ноги, нависая над девушкой, — Ты не нужна мне! Нахуя ты мне? Правильно! — и тут Арс понимает, что нужно уводить блондина, чтобы успокоить, но понимает не он один. Дима тоже встаёт, чтобы помочь, но Попов мягко усаживает его обратно. Брюнет быстро пробирается через весь стол к Антону и обхватывает его за торс одной рукой, за плечи другой, чтобы не дать ему совершить глупостей. — Иди нахуй, понятно? Не порть мне вечер, иди нахуй! — орет Шастун, пытаясь вырваться из рук Арса, и вдруг все в клубе взрываются громкими аплодисментами и улюлюканьем, потому что на сцену вышел крутой диджей. Символично. Парень порывается вперёд, чтобы высказать ещё своей, уже бывшей, девушке, но Арсений крепко держит его и наклоняется к уху. — Тише, милый, не совершай глупостей, хорошо? Успокойся, я тут, держу тебя, — шепчет Арсений и это работает. Дима встаёт вместе с Катей и они поднимают с места плачущую девушку, которая натурально испугалась своего, уже бывшего, парня. Поз бросает осуждающий взгляд на двоих парней, но это мало кого волнует из них, и на ходу вызывает такси до квартиры Шаста по просьбе Иры. — Неважно, кто будет осуждать тебя за сегодня, я всегда буду здесь, за твоей спиной, — продолжает шептать Арсений и ухмыляться, потому что парень в руках расслабляется и опускает голову, тяжело дыша, — вот так, а теперь повернись ко мне, малыш, — и Антон поворачивается. Пожар, вместо искры. Губы, которые хочется целовать. И весь Антон сейчас такой взъерошенный и взбешённый, такой горячий, что сил никаких просто нет. — Идём, я хочу выпить за твою свободу, — усмехается Арсений и закусывает губу, ведя Антона ближе к столу. Шастун усмехается в ответ и берет стопку текилы со стола. Арсений повторяет и все вокруг охуевают, смотря на них. — Ты всегда знал, чей ты на самом деле, — говорит Арсений, выпивая залпом следом, и даже оглушающая музыка не перебьёт эти слова. — Я всегда знал, что я твой, — заканчивает Антон и повторяет, запрокинув голову. Арс жадно наблюдает за ним и хочет на этой молочной шее оставить кучу засосов, чтобы все знали чей это мальчик. Никогда и никому больше он не позволит быть рядом с ним. — Что, блять, происходит? — одними губами произносит Оксана, а Серёжа даже не удивляется мату из её уст. Действительно ведь. Не романтический фильм, а какое-то артхаусное кино. Арсений обнимает парня за шею, прижимаясь к нему всем телом, а Антон будто на рефлексах кладёт ладонь на поясницу Попову. Они ухмыляются, дыша почти друг другу в губы, и чуть пошатываются, потому что выпили они оба так много за этот вечер. Шастун сейчас счастлив так, как давно не был. — У них демоны в голове ебутся, — важно изрекает Матвиенко и все начинают смеяться, кивая и соглашаясь. Оксана пишет Кате, чтобы узнать как Ира, а остальные поглядывают на Арса и Антона, обсуждая насколько давно это должно было случиться. Стас говорит что-то о том, что Ира не должна была стать участницей грязных игр между этими двумя, а Серёжа закатывает глаза, ничего не говоря. Арсений оборачивается, чтобы посмотреть на своих друзей, и решает, что так и должно быть. Все случилось так, как должно, это жизнь. — Хочу уехать с тобой, Арс, — вдруг кричит ему на ухо Антон. Мужчина поворачивается к Шастуну, облизывая губы и улыбаясь. — Хочу быть в тебе как можно скорее, — одними губами говорит Арсений и Антон чувствует, как тело покрывается мурашками от осознания. Все можно, ни одного запрета, даже тех, что он сам себе придумал. Блондин тяжело выдыхает и кивает, переплетая пальцы их рук в замок, чтобы увести отсюда Арсения.

***

Открытая дверь и Арс прыгает на заднее сидение, следом садится Антон и на его губах застывает улыбка. Водитель захлопывает дверцу и садится за руль. — Мясницкая, 21, — бросает брюнет и поднимает перегородку, оставляя их наедине. Плюсы бизнес-класса. Арсений поворачивается к Антону, чтобы просто посмотреть на него, но тот даже не раздумывает, а просто рывком садится на колени к Попову, зарываясь пальцами в волосы и впиваясь в его губы со всей жадностью. Арс сдавленно стонет в поцелуй и перехватывает инициативу, за задницу подтягивая Антона ближе к себе и толкаясь вверх бёдрами. Шастун жмурится и стонет, ерзая на коленях у мужчины. Попов углубляет поцелуй и их языки впервые сталкиваются друг с другом, и это так хорошо, что страсть накрывает с головой. Антон жадно и быстро толкается бёдрами вперёд, оттягивая пальцами волосы Арсения, пытаясь вжаться в мужчину и пропасть в нем. — Как же я хочу тебя, блять, Арс! — шепчет парень и мычит, наклоняясь к шее Попова, чтобы зубами оставить там парочку меток. Арсений послушно откидывает голову и позволяет этому мальчику всё. — Да? Покажи мне как сильно ты меня хочешь, — усмехается брюнет и сжимает одной рукой талию Антона, удерживая его на месте, но буквально вжимая в свои бёдра. Парень откидывает голову назад и тяжело выдыхает, хватая другую руку Арса и перемещая её прямо себе на ширинку. — Очень хочу твой член внутри, — ухмыляется Антон и упирается руками в спинку заднего сидения, чтобы начать вращать бёдрами так, словно внутри него уже есть член. Арсений тяжело дышит и ему определенно нравится картина, где Антон на его коленях вытворяет немыслимое своими бёдрами. — Ты получишь его так глубоко, малыш, я буду так глубоко внутри тебя, — шепчет Арс и с нажимом проводит по члену Шастуна, заключённого жесткой джинсой. Антона конкретно ведёт и он скулит на весь салон, шире раздвигая ноги и двигаясь навстречу руке. Арс чуть наклоняется и с наслаждением впивается в кожу на шее, так приветливо подставленной ему, зубами оттягивая плоть, чтобы быть уверенным, что засос расцветёт на коже красивой розой. — Зачем мы так долго ждали? — лихорадочно шепчет Антон прямо в губы Арсу и стонет, потому что мужчина так хорошо управляется со своими руками, стимулируя возбуждение парня прямо сквозь ткань. — Ты. Я готов был выебать тебя ещё тогда, когда ты сказал, что тебе и парни нравятся, — усмехается Арсений и вновь целует Антона, проникая в рот языком и шлепая его по заднице легонько. Сквозь стон Шаста слышно тактичное постукивание и это означает, что они приехали. Антон нехотя пересаживается, тяжело дыша, и Арсений поднимает перегородку, а потом водитель выходит, чтобы открыть им дверь. Шастун выходит и тянет свитшот вниз, чтобы не отсвечивать своим стояком на весь двор, а Попов следом за ним, довольно ухмыляясь. Машина уезжает и они быстро заходят в подъезд. Вызывают лифт. Стараются держать руки при себе, но каждый надеется, чтобы лифт был пустой. Ночью он, естественно, блять, пустой, и когда двери закрываются, а до пентхауса ещё дохуя этажей, то Антон толкает мужчину к ближайшей стене и целует, расстегивая его ширинку и обхватывая пальцами ствол на сухую. Арс громко стонет в поцелуй и шире расставляет ноги. Шастун спускается ниже и проводит языком по шее, потом немного прикусив кожу. Попов запускает ладонь в волосы Антона и чуть надавливает на затылок, побуждая спуститься ещё ниже, потому что он тоже не железный. Парень послушно встаёт на колени и расстегивает ширинку джинсов мужчины, чуть стягивая их на бёдра. Одновременно с этим он припадает губами к члену через боксёры и проникает ладонью под футболку Арса, чуть царапая подтянутый торс. Попов ухмыляется и откидывает голову назад, тяжело выдыхая и облизывая губы. Антон поднимает глаза на брюнета и медленно приспускает боксеры, а потом обводит языком головку члена. — Давай, хочу трахнуть твой рот, — и этого достаточно для Антона, который дорвался до этого прекрасного тела, поэтому он обхватывает губами ствол и медленно опускается, втягивая щеки и прижимая язык к члену. Арс сдавленно стонет и опускает голову, чтобы увидеть, как его орган исчезает во рту Антона, и как тот смотрит на него совершенно по-блядски. — Такая шлюха, да? Отсасываешь мне прямо в лифте? Давай, глубже, — хрипит Попов и толкается бёдрами вперёд, а Шастун, как послушный мальчик, все принимает, заглатывая больше и начиная двигать головой на члене. Лифт наполняется пошлыми хлюпающими звуками из-за того, как жадно парень сосет, загоняя орган чуть ли не до глотки. Арсений скулит, сжимая волосы на затылке блондина в кулак. Лифт звонком оповещает, что они приехали, и Шастун с громким чпоком выпускает член изо рта, вставая на ноги. Натягивает обратно боксеры и джинсы мужчине, облизывая припухшие от минета губы и улыбаясь. — Твой блядский рот, боже, — шипит Арс и выталкивает парня из кабины, дрожащими руками вытаскивая ключ-карту и слепо прикладывая её к замку, потому что Антон уже выцеловывает его шею. Они попадают в квартиру, наконец, и Шастун с порога начинает избавляться от вещей, кидая их куда придётся. Попов ухмыляется и кидает в сторону свою футболку, выскакивая из джинс и трусов. — Иди сюда, — шепчет мужчина и прижимает к себе Шаста, наконец чувствуя контакт кожа к коже, а это сносит башню покруче любой наркоты. Антон ведёт их к постели, а потом падает на неё, двигаясь к изголовью и приглашающе раздвигая ноги. Арсений такой наглости вытерпеть не может, поэтому ловко из тумбочки выуживает смазку и устраивается между ног блондина. Он наклоняется и обводит языком сосок, чуть прикусывая и пальцами лаская чувствительное место под яйцами, заставляя Антона громко застонать. — Не тяни, А-арс, — тянет Шаст и цепляется за одеяло руками, выгибаясь и ещё шире раздвигая ноги. — Так хочешь мой член в себе? Давай, малыш, расскажи как ты хочешь, чтобы я тебя трахнул, — хрипит Арсений и выдавливает на пальцы смазку, влажными поцелуями целуя живот и грудь блондина, — расскажи как хочешь, чтобы мой член был глубоко в тебе, — добивает он и смазанными пальцами обводит вход парня, чуть надавливая, но не сильно. Антон скулит и одной рукой хватается за плечо Арса, царапая. Так хорошо и так много всего хочется, что сложно сложить мысли в что-то сформированное. — Да, так хочу, чтобы ты трахнул меня, папочка, — стонет Шаст и подаётся бёдрами вперёд, а у Попова загораются глаза от такого обращения к нему. Грязный и желанный. Прямо перед ним, раскрытый, такой нуждающийся. Что ещё нужно? — Хочу, чтобы ты оттрахал меня, хочу чувствовать тебя очень глубоко внутри, хочу, чтобы ты кончил мне на лицо после. Антон говорит все, что сейчас на уме, даже не думая, и получает желаемое. Один палец проникает внутрь медленно, осторожно, на пробу, и Шастун расслабляется в умелых руках, глядя мужчине прямо в глаза и одним взглядом умоляя его продолжать. Арс улыбается и начинает двигаться внутри, разрабатывая и смазывая стенки. — Ещё, Арс, хочу больше, — стонет Антон и толкается вперёд, и Арсений даёт ему второй палец, чуть раздвигая их внутри, чтобы растянуть. Не то, чтобы он хвалился, но член у него действительно не маленький. Пока Попов растягивает парня он шепчет ему на ухо всякие пошлости, целуя во все места и оставляя сладкие засосы по всему телу. Антон мечется по постели и мечтает, чтобы пальцы наконец сменились членом. Большим и толстым членом. — Арс, Арс, боже, Арс, трахни меня, — вскрикивает парень и отчаянно толкается бёдрами вперёд, насаживаясь уже на три пальца внутри себя, — папочка, хочу твой член внутри, мне он нужен. Арсений рычит и вытаскивает пальцы, ладонями раздвигая ягодицы в стороны и наслаждается тем, как сфинктер пульсирует, желая принять в себя что-то большее. Он нарочито медленно выдавливает смазку себе прямо на член, потом выливает ещё на промежность Антона и откидывает бутылочку в сторону. Брюнет делает пару движений рукой на стволе Шастуна, ласкает пальцами яйца, а потом размазывает смазку по своему члену, прижимая головку ко входу и чуть надавливая. Антон облегченно стонет и расслабляется, закидывая руки на шею Арсению. Попов улыбается блондину и плавно входит до конца, замирая, чтобы дать Шасту привыкнуть. — Папочка, хочу, чтобы ты оттрахал меня, как следует, — шепчет парень и стонет, когда мужчина начинает раскачиваться, медленно двигаясь внутри. — Боже, посмотри на себя, так жадно принимаешь мой член, да? — шипит Арсений и с шлепком загоняет ствол до основания, чтобы перейти к более быстрому ритму. — Да, папочка, быстрее, — скулит Антон и выгибается навстречу, обхватывая своими бесконечными ногами талию Попова. И вот тогда он и срывается. Выпрямляется в спине и руками удерживает бёдра парня на месте, чтобы начать быстро двигаться внутри, не давая и секунды передышки. А Антон даже вскрикивает от прошившей его резкой волны удовольствия, когда член Арсения через раз проезжается по простате и возносит в небеса. Они кусаются, целуются и царапаются, пока трахают друг друга, как самые настоящие животные. Антон кричит от удовольствия, насаживаясь на член ещё глубже, а Арсений рычит, царапая бока и бедра блондина, пока жестко имеет его. Шлепки тел и стоны заполняют квартиру в элитном ЖК, сводя с ума их обладателей. Попову хочется всю ночь трахаться с Шастуном, чтобы всю ночь слышать, как тот горячо стонет его имя, как просит глубже, быстрее, сильнее. Как умоляет разрешить ему кончить и как скулит, когда Арс разрешает кончить без рук. — Я не могу, папочка, не могу, мне нужно... — Ты можешь, — хрипит брюнет и ускоряет движения, буквально вытрахивая этот оргазм из Антона, — давай, малыш, кончи для папочки. Антон вскрикивает и жмурится, царапая Арсению плечи и шею и сильнее толкаясь навстречу члену. Они оба уже потные, в комнате плюс тысяча градусов, и Шастун чувствует, как оргазм лавиной собирается накрыть его. Он впивается ногтями в спину мужчины и прижимается к нему, выстанывая ему прямо на ухо. — Да, да, да, ещё, папочка, глубже, да! Арсений стонет и сильнее втрахивает Антона в кровать, чувствуя, как горит все тело и как желание кончить отдается пульсацией в висках. Блондин вдруг замирает и закатывает глаза, а потом громко стонет на всю квартиру, кончая без стимуляции и без рук на их животы. Вся эта картинка вкупе с тем, как до звёздочек в глазах Шастун сжался вокруг ствола Арса, доводит мужчину до пика и он грубо раздвигает ноги размякшего от оргазма парня и делает буквально пару движений, а потом кончает прямо внутри него, разрываясь громким стоном. Пару секунд и они приходят в себя, тяжело дыша и не в силах открыть глаза. — Я просил на лицо, — хриплым голосом говорит Антон и облизывает пересохшие губы, пытаясь восстановить дыхание. Арсений задушено усмехается и медленно выходит из Шастуна, падая рядом и поворачивая к нему голову. — Будешь выебываться – накончаю прямо в горло. Антон машинально сглатывает и думает о том, что хочет пойти в душ и дать Арсу оттрахать его раком, потому что одного раза мало. Очевидно мало. — Лучше выеби меня ещё раз. И Арсений целует, теперь уже, своего парня, усаживая его к себе на колени.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.