Проявление романтики 376

Reckless London автор
Jade_Stone бета
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мерлин

Пэйринг и персонажи:
Артур/Мерлин, Мерлин, Хунит, Артур Пендрагон
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER ОМП ООС Романтика Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Как Артуру доказать Мерлину, что он тоже способен на романтические поступки?
Маленькая смешная история о деревенском квесте наследного принца Камелота во имя любви.

Посвящение:
Ладан, хоть это и не лучшая моя работа, надеюсь, она тебя хоть немного порадует :3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
WARNING! Упорото!

При написании данной работы ни одна коза не пострадала :)

Минздрав напоминает: "Автор радуется каждому отзыву, как идиот" ХД
23 августа 2013, 19:45
— В Эалдоре сейчас очень хорошо. Вода в реке как парное молоко! О, кстати! А знаешь, какое у маминых коз молоко вкусное? М-м-м, — Мерлин мечтательно закрыл глаза. Артур и Мерлин не спеша ехали по живописной полянке. Солнце уже клонилось к закату, но они успевали добраться в деревеньку до темноты, поэтому можно было начать наслаждаться внеочередным отпуском уже сейчас. Лошади неторопливо помахивали хвостами, отгоняя случайных насекомых, где-то в траве стрекотали цикады, маленькие голубые цветочки – такие же, какие растут близ Камелота – устилали всё пышным ковром и источали нежный медовый аромат. «Так пахнет свобода!» - подумал принц. Всё-таки его слуга редко, но выдавал дельные идеи, и поехать на неделю в Эалдор к Хунит отдохнуть от государственных проблем была одной из них. Да и не слуга он вовсе. Младший Пендрагон даже сам свою кровать заправит быстрее, доспехи начистит лучше, если, конечно, захочет. Но хотеть ему не положено, всё же наследный принц. А вот целуется Мерлин отлично, да и вообще, это он на людях весь такой стесняшка фиалковая, глазёнками огромными лупает и застенчиво улыбается, а наедине с Артуром просыпается жадный до ласки и наслаждений, чутко реагирующий на любые прикосновения, страстно стонущий под ним изящный развратник. Его развратник. С приоткрытыми от тяжёлых вдохов влажными губами, раскрасневшимися нежными щеками, затуманенными послеоргазменной дымкой глазами. Он всегда поджимает пальцы на ногах и сильно запрокидывает голову, срываясь на хриплый крик от удовольствия. Мр-р-р. Артур в красках представил себе эту будоражащую кровь картину, от чего по телу разлилось приятное тепло, а чувствительная головка затвердевшего члена упёрлась в грубую ткань походных штанов. «Вот чёрт, а ведь при Хунит наши любовные игрища показывать нельзя. Грозит мне в этой глуши ежевечернее рукоблудие, - шутка ли, жить с Мерлином в одной комнате и не иметь возможности получить такое желанное тело. - Да-а-а, Камелоту же так необходим король-онанист! Или... вылюбить его прямо на этой премилой полянке, напоследок, так сказать? А что, чем не романтика?» — О! За этими деревьями начинается моя деревня! — радостно воскликнул Мерлин, приподнимаясь в стременах. «Не успел... — печально подумал Артур. — Ну, что ж, прощай, сладкая попка Мерлина, здравствуй, правая рука!» — Красивые тут места, да? В свете закатного солнца вот эти цветочки смотрятся особенно выигрышно, приобретая золотистую окантовку на синих лепестках. Так романтично! — восторженно щебетал Мерлин. — Угу, — отозвался принц, занятый мыслями о своих безрадостных перспективах на отпуск. — Да, нашёл кого о красоте и романтике спрашивать, дурак. Это же Его Высочество задница бабуина Артур Пендрагон! — в глазах цвета грозовой тучи мелькнула обида. — Я сейчас, между прочим, именно об этом и думал, — почти не соврал тот. — Знаю я тебя, вся твоя романтика сводится к одному — валить и трахать, — выплюнул фразу Мерлин и, пришпорив свою рыжую лошадку, начал пробираться через местные кусты. «А ведь он прав. Я именно так и поступаю, даже сейчас подумывал. А сам ни разу ласкового слова ему не сказал, не забираясь руками в штаны. Надо исправиться ради разнообразия, что ли. Принц я или где?» — кивнув своим мыслям, Артур тронул пятками бока чёрного жеребца и поскакал вслед за Мерлином. Удивлённая Хунит, дом которой находился почти на окраине Эалдора, встретила их на пороге, кутаясь в холщовый платок. Её уже предупредили деревенские мальчишки, заметившие приближение их маленькой группки ещё у кромки леса. — Мама! — Мерлин соскочил со своей рыжей лошадки и кинулся обнимать смеющуюся Хунит. Их глаза светились такой радостью, что и Артур невольно улыбнулся. Поздоровавшись, он спешился и взял под уздцы своего жеребца и кобылку... Слуги? Любовника? Любимого? Самостоятельно расседлав и привязав лошадей, принц зашёл в дом, где мать и сын увлечённо переговаривались, на радостях забыв о нём. — Ой, Ваше Высочество, проходите-проходите! — вскочив и всплеснув руками, засуетилась хозяйка, начиная накрывать на стол. — Знала бы заранее, что Вы приедете, приготовила бы чего вкусного! А так только молоко козье с вечерней дойки осталось да пара ржаных булочек. А уж завтра пирогов с вишней напеку! — Просто Артур, не надо титулов, у меня каникулы, как-никак. А молоко и булочки — это отличный ужин, не беспокойтесь, — улыбнулся младший Пендрагон, присаживаясь на добротный дубовый стул напротив сияющего, как солнышко, Мерлина. «Видимо, очень скучал по дому. Даже в лице поменялся, стал более расслабленным, что ли. И таким счастливым, — глядя на него, рассуждал про себя Артур, пока они, не торопясь, угощались предложенной едой. — И всё-таки он любимый, а не любовник и слуга». — Вкусно, правда? — жмурясь от удовольствия, спросил брюнет, обнимая глиняную чашку ладонями, будто греясь. Принц на это только кивнул, так как с полным ртом особо не поболтаешь, ведь всё действительно вкусно. — Жаль, завтра только вечером опять молочка попьём, мама утром подоить коз не успеет, так как с восходом по просьбе Гаюса мы с ней за цветками багряного медоцвета пойдём. Он, зараза, только в рассветных лучах раскрывается. Ты выспишься хоть, давно мечтаешь же. А вечером я тебя с козочками познакомлю. Их у мамы шесть: коза Зайка, Колючка, Серушка, Тигрица — характер у неё боевой, Герцогиня и козёл Артур. Пендрагон аж поперхнулся. — Ты меня козлом назвал? — Не тебя козлом, а козла как тебя. Только это не я, а мама. Я ей тогда как раз письмо написал. Пожаловался на тебя немного, а она вот так своеобразно за сына отомстила, — пролепетал Мерлин, виновато глянув на своего принца. — По приезде я самую своенравную и пакостную кобылу назову Мерлином. КОБЫЛУ, понимаешь? — беззлобно прорычал Артур. — Мальчики, я вам постелила уже, можете идти отдыхать, — в маленькой кухоньке опять появилась Хунит. Она потрепала смущённо улыбающегося сына по голове, чмокнула в макушку, отчего его губы растянулись ещё шире, и лукаво добавила: — Застелила, конечно, две кровати, но ароматное масло поставила на табурет около большой. — Ма-а-ам! — моментально вспыхнул Мерлин. «Ну, Хунит, я вам ещё козла не забыл, а вы уже мою стойкость испытывать начали. Сын-то у вас огонёк, а я не железный» — усмехнулся про себя Пендрагон. — Да что такого сказала-то? Два симпатичных парня в одной комнате. Сунул, высунул, уснул — дело молодое, — женщина пожала плечами и начала убирать со стола. — Он же принц! — И что? Нынешние принцы стали импотентами или членом разучились пользоваться? Совершенно смущённый Мерлин сверлил мать убийственным взглядом, думая, что покрасневший и хрипящий — видимо, от злости — что-то невнятное Артур казнит их подручными средствами незамедлительно. — Не смотри на меня так. Нет так нет. Маслом можно и локти смазать, чтобы кожа не трескалась. Полезная вещь, скажу я вам. Пендрагон-младший уже не мог сдерживаться и смеялся в голос. Хунит улыбалась, вытирая стол. — Нимуэ меня раздери, это не смешно! — ошарашено пролепетал Мерлин. Его мама спелась с принцем. Блеск! Артур чувствовал себя действительно уставшим с дороги. Глаза слипались, как намазанные мёдом, а поясница и зад ныли от долгого нахождения в седле так, будто на пути им повстречалась парочка весьма озабоченных и охочих до королевского седалища медведей. Но тощий Мерлин страдал обычно ещё сильнее. Ему хороший отдых нужнее. А он всё же воин, а не неженка. Поэтому, найдя силы, он всё же умылся и рухнул на меньшую из двух кроватей, находившихся в узкой тёмной комнатке. Вошедший следом Мерлин широкого жеста не оценил, а просто лёг на свободную, пожелав ему спокойной ночи. Когда принц открыл глаза, уже рассвело. Мерлин с матерью ушли за загадочными цветами багряного медоцвета, а он — выспавшийся и довольный, — с наслаждением потянувшись, уселся на неудобной кровати. Потерев пару секунд глаза, он встал, умылся и пошёл на маленькую, но весьма уютную кухоньку. На столе стояла небольшая мисочка с ягодами и что-то, закутанное в старую меховую безрукавку. Любопытство всегда было слабой стороной Пендрагона-младшего, поэтому он быстро развернул это нечто. От увиденного в груди Артура мгновенно потеплело, и губы растянулись в дурацкой счастливой улыбке. Свёрток оказался небольшой кастрюлькой, закутанной для сохранения тепла. В ней стоял кувшинчик с ещё горячим травяным чаем и плотно закрытая плошка с кашей. Видимо, на эту кашу было потрачено последнее молоко, и эту порцию слуга отдал ему, хотя так скучал по маминой стряпне и козьему молоку. Как доказать Мерлину, что он тоже способен на романтичные поступки? Мысль пришла в голову моментально: «Молоко!» Быстро позавтракав, принц закатал рукава своей лёгкой рубашки, взял кувшин (в нём же всегда приносят молоко?) и полный решимости пошёл в сарай. В маленьком тёмном помещении пахло навозом и сеном. Все шесть животин были здесь. — Так, главное не нарваться на козла и на ту, что с дурным характером, — сказал Пендрагон. — А как определить, кто тут самка, а кто самец? Самец козёл Артур, — он прыснул от нелепости сказанного и покачал головой. — Ну, Хунит! Все козы выглядели как козы. Артур первый раз видел их так близко, поэтому даже не знал, с чего начать дойку. Поразмыслив пару минут, он решил, что у коз должна быть грудь (или как это у животных называется? «Вымя!»), а как это узнать в такой темноте? Принц, глубоко вздохнув, подошёл к первому зверю со спины, наклонился и просунул руку под живот. Пальцы зарылись в мохнатую, слегка жёсткую шерсть. Коза — а Артуру хотелось верить, что это именно коза — никак не отреагировала на его манипуляции. «Значит, не Тигрица, — с облегчением подумал он. А потом нащупал что-то. — «Сосок!» И резко потянул, подставляя кувшин. Животное взвыло дурным голосом и со всего маху лягнуло в грудь стоящего в неудобной позе принца. Он отлетел к стене, проехавшись попой по настилу из соломы. — Я могу быть нежнее, милая, к чему так лягаться? — обиженно сказал Пендрагон, потирая ушибленное место. Изящный синяк в форме копытца ему гарантирован. Скотина же, услышав вопль, забилась в дальний от принца угол. — Тише, иди к папочке! Я всего лишь хочу добыть для Мерлина немного молока, — он медленно двинулся на малочисленную группку. Сделав пару шагов, Пендрагон-младший прыгнул на ближайшую козу. Рогатые, как по команде, отпрыгнули в стороны, и принц шмякнулся прямо в кучу соломы со свежесделанными результатами страха животных. — Мерсийские козы, не иначе! — зло прошипел Артур, поднимаясь и отряхиваясь настолько, насколько это было возможно после валяния на полу сарая. Так его унизить могли только мерсийцы. А коза, к которой он подошёл в первый раз, взвизгнув, попыталась забраться на соседку, но запуталась в куче соломы и оказалась прижатой к полу. Задние лапы животного смешно дрыгались, открывая обзор на брюхо. Артур уже двинулся к ней снова, но требуемого вымени у козы не наблюдалось. — Я же думал, ты самка, — он уставился на козла, уже без проблем понимая его пол. Козёл, выпутавший копытца, встал и в свою очередь злобно уставился на него. — Ну что, мои малень... Ой, а вы кто? — в дверях появился конопатый мальчишка в соломенной шляпе. — А ты кто? — в свою очередь спросил принц, не прерывая зрительного контакта с козлом. — Я Зейн, пастух. Пришёл за козочками Хунит, — растеряно проговорил пацанёнок, испуганно глядя на блондина. — Зайди через полчаса. — Не могу, я всегда в девять их забираю и веду с остальными на пастбище. — Через полчаса. Это приказ, - рыкнул Пендрагон. — Да кто вы такой, чтобы приказывать? Король, что ли? — Зейн упрямо насупился, уперев руки в бока. — Почти, — хмыкнул тот. — Принц Артур. — Ой! Простите, Ваше Высочество! Не узнал! А... А почему вы такой грязный и что делаете в сарае? — Я маскируюсь. И реализую новую антимонопольную программу Камелота, связанную с контролем удоя мелкого рогатого скота. — А-а-а, ну всё понятно. Это правильно. Да... Так я пойду и зайду через тридцать минут? — мальчишка с выпученными глазами попятился назад. — Иди, а у меня тут новый раунд. Новым раундом считался очередной прыжок принца на козу, в этот раз ему повезло — животное не успело отскочить. С победным криком: «Ага!» Пендрагон оседлал скотину и вцепился в пушистые бока, плотно сжимая их коленями. — Ме-е-е, — жалобно протянула бородатая, пытаясь скинуть с себя наездника. — Для тебя это честь — быть подоенной принцем! — пытаясь удержаться, сквозь зубы выдавил блондин. — Полюби меня Моргауза, тьфу-тьфу-тьфу, да как же крестьянки справляются с этими исчадиями Ада? Пока Артур пытался утихомирить строптивую козу, другая совершенно спокойно подошла и начала с царственным видом жевать выбившийся из штанов подол рубашки. «Герцогиня», — решил Пендрагон. А своенравный козёл пристроился около ноги будущего короля и попытался сделать ей козлят. — Что, оценил мои приставания? Извини, но мы можем быть только друзьями, Артур. У меня есть Мерлин. И, кажется, я его люблю. Не любил бы — не полез бы в ваше логово, ага. Так что окучивай кого-нибудь другого, у тебя тут целый сарай красоток, — и отпихнул недовольного тёзку пяткой. Кувшинчик, потерянный ещё после первой неудачной попытки добыть молока, никак не хотел попадаться на глаза. Осёдланная коза уже порядком устала и перестала дёргаться. На расстоянии вытянутой руки валялось только ржавое помятое ведро. Выбирать не приходилось, поэтому принц, дотянувшись до железяки, подсунул её под козье брюхо и, всё так же сидя верхом, начал аккуратно сцеживать молоко. Он сам удивлялся, как легко всё выходило. Когда от неудобной позы спина онемела, Артур решил, что надоил уже достаточно. Счастливый и довольный собой он, поболтав молоко в слегка грязном ведре, отправился в дом. Вот теперь-то Мерлин заметит все его старания! Поймёт, что и Артур способен на романтику. Зайдя во двор, он услышал голоса — значит, уже вернулись. Когда принц уже подошёл к крыльцу, из приоткрытой двери послышался заливистый смех и мелодичная песенка: — Почему рванул я в лес? У Гвиневры ПМС! Почему в дупло залез? И у Артура ПМС! Будущий король Камелота тут, значит, с козами квест устраивает, рискует своим здоровьем, чтобы что-то там доказать этому несносному мальчишке, а он ещё и издевается! «Ну я ему устрою!» В комнату влетел разъярённый Пендрагон с помятым ведром. Мерлин испуганно вытаращил глаза. Потешил маму песенкой на свою голову. — ПМС, значит! А ну-ка, иди сюда, — принц швырнул металлическую посудину в дальний угол, где она, бзякнув, завалилась на бок, выплёскивая белую жидкость. Подхватив испуганного слугу, он перекинул его тушку через плечо и поволок в соседнюю комнату. — От тебя навозом пахнет... — пискнул Мерлин, пытаясь вырваться. — Пра-авда? — протянул Артур тоном, не предвещающим ничего хорошего. — Может, потому что я был в сарае? — А что ты там делал? — Так ты же молочко любишь! А козочки-то у Хунит — милейшие создания! Это демоны, дракон их раздери! — Кривоглазый Килгара!.. Так ты из-за меня пошёл коз доить? — от неожиданности Эмрис даже перестал дёргаться. — Ты же не реагируешь на проявления моей любви, тебе же романтики подавай! Вот она, получай! — принц указал грязной рукой в сторону белой лужи в углу. — Ма-ам, — протянул Мерлин, улыбаясь так лучезарно, что можно было ослепнуть. — У меня в сумке есть сердечные капли! Накапай их Артуру, тому, что козёл. Да не этому, мам! И всем остальным козам заодно. А мы пока... Локти маслом смажем, ага... — и обращаясь уже к принцу: — Ведь, если ты не заметил, сир, и привязанную лошадь, и более удобную кровать я оценил. И вообще, твоя «романтика», после которой я, удовлетворённый и уставший, блаженно засыпаю в твоих объятиях, устраивает меня намного больше!