Изменить все +147

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг или персонажи:
Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Лили Эванс, Джеймс Поттер, Северус Снейп
Рейтинг:
G
Жанры:
Драма, POV, AU
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
После событий 2 мая 1998 года прошло три года. Гарри Поттер не может примириться со смертью Северуса Снейпа, а Гермиона Грейнджер не может смотреть на страдания своего друга. Хроноворот может помочь, но что именно захочет изменить Гарри Поттер?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
23 августа 2013, 13:06
Сигарета. Еще одна. Окидываю взглядом старую консервную банку, до отказа забитую окурками, пытаюсь запихнуть еще один. Окурки сминаются, но "собрата по несчастью" не пускают. Он выпадает из моих пальцев, укладываясь рядом с банкой, на кучу таких же "неудачников".

О чем думал профессор Снейп, когда отдавал мне свои воспоминания? О том, чтобы я оправдал его? Или о том, чтобы я его простил? Или о том, что... О чем он вообще думал?

- Гарри? - легкий шепот из темной части коридора.

- Гермиона...

- Я знала, что найду тебя здесь, - моя подруга усаживается на другую сторону подоконника, точно так же поджав ноги. Банка с окурками - между нами. Помедлив, Гермиона берет лежащую рядом пачку и вытягивает белую палочку.

- Я не знал, что ты куришь, - говорю, пуская клуб дыма.

- Я тоже не знала. Многие не знали, что они курят, Гарри, - отвечает девушка, прикуривая от собственной палочки.

- И чего тебе не спится? - задаю следующий, риторический, вопрос.

- А тебе чего?

Молчу. Один-один.

- Гарри, ты не должен себя так терзать, - говорит Гермиона спустя минуту, пытаясь погасить уже докуренную сигарету. Я же просто прикуриваю следующую. Какая за эту ночь? Десятая? Двадцатая?

- Я ненавидел его.

"Кого" - нет необходимости пояснять.

- Все его ненавидели, - соглашается (или возражает?) Гермиона.

- Он защищал меня.

- Но ты не знал.

- Никто не знал!

Гермиона достает из пачки еще одну сигарету, прикуривает от моего брошенного прямо на подоконник окурка.

- Черт, Гарри. Не могу видеть, как ты себя мучаешь, - говорит, словно выплевывает.

И лезет в карман.

- Что это? - смотрю на лежащие в ее руке бронзовые песочные часы.
Вопрос снова риторический - я знаю, что это.

- Хроноворот, - подтверждает мои мысли Гермиона. - Забирай и вали.

- Изменить историю? Ты разве не знаешь, что это запрещено?

- А плевать, - с напускной веселостью говорит моя подруга, выпуская в воздух замысловатую кривулю из дыма, светящуюся в лунных лучах. - Гриффиндор - это диагноз.

Беру в руки тяжелую металлическую фигурку.

Сколько времени я думал, как поступить!

- Спасибо, Гермиона.

- Да не за что. Давай, жду твоего возвращения. До встречи.

- Прощай, Гермиона...

Но говорю я это только тогда, когда уже делаю оборот, уносясь в прошлое...

***



2 мая 2000... 2 мая 1999... 2 мая 1998...

На секунду задерживаюсь, но...

Простишь ли ты меня, Гермиона? Простите ли меня вы все?

2 мая 1997... 2 мая 199... 2 мая 199... 2 мая 198...

2 мая 1975.

Вылезаю из кустов. Тот дом, в котором я курил с Гермионой, больше не существует. Или, что вернее - "еще" не существует.

Сегодня - 2 мая 1975 года.

***



Дамблдор все такой же. Ничуть не помолодевший. Смотрит на меня сквозь свои неизменные очки.

- Хорошо, мистер Норт. Ваш уровень знаний вполне достаточный для шестого курса. Правда, первого сентября вам придется пройти распределение. Вы слышали о нем?

Киваю.

На календаре - солнечный и жаркий август. Август 1975 года.

И для всех - я Гарольд Норт, прибывший в Хогвартс после домашнего обучения.

Даже для Дамблдора. Три года - достаточный срок, чтобы научиться окклюменции.

Неприятно, конечно, что придется снова идти на шестой курс.
Рассматриваю портреты бывших директоров школы.

"Снейп и Мародеры пойдут на пятый курс..."

***



Шляпа пыхтит, ворчит...

"Ты уверен? Мальчик мой..."

"Уверен!"

"Ты точно так же уже уговаривал меня... Правда, все было наобо..."

"Заткнись, на нитки раздергаю!"

"Поняла. Ладно. Уговорил..."

- СЛИЗЕРИН!

Снимаю Распределяющую Шляпу с головы, бережно кладу на стул.
Девять лет назад ... шестнадцать лет вперед... все было с точностью до наоборот.

Слизеринцы косятся на меня, но сдвигаются, давая мне место.

- Привет, я...

- Привет, я...

Киваю на приветствия, но смотрю на одного-единственного человека.

Единственного живого здесь человека... Живого для меня...

- Привет, я Гарольд Норт, - протягиваю ему руку.

- Северус Снейп, - равнодушно говорит он, вынужденно пожимая мою ладонь.

Ладонь такая же узкая... С мозолями на точно тех же местах, правда, еще мягких мозолях...

Не многолетних...

***



- Это же Нюниус! - весело смеется Джеймс Поттер.

Три года в аврорате. Три года выслеживания всевозможных отбросов общества. Три года полевой практики.

Раз, два, три...

Самое сложное - сдержаться, чтобы не сломать руку Джеймсу Поттеру.

- Не смей. Называть. Его. Нюниусом! - кончик моей палочки упирается в шею лежащего подо мной парня, чья правая рука едва не хрустит в профессиональном захвате.

- Норт, Поттер! - визг МакГонагалл режет уши.

Никогда не думал, что мой бывшебудущий декан будет мне противен.

- Двадцать баллов со Слизерина! Мистер Норт, отпустите мистера Поттера!

***



- Зачем ты это сделал? - спрашивает черноволосый парнишка, чьи волосы еще не такие сальные, как у того...

- На это есть две причины, - сую в рот отломанную с какого-то дерева веточку. - Первое - я не люблю, когда лезут вчетвером на одного. Во-вторых, ты - с моего факультета.

- И что?

- И все, - отшвыриваю измусоленную палку. - Мне этого было достаточно.

- Они всегда издеваются надо мной, - вдруг говорит Снейп, поудобнее перехватывая сумку.

- Издевались.

- Что?

- Издевались, а не издеваются, - говорю, запахивая поплотнее мантию. - Теперь - только прошедшее время.

Снейп молчит, лишь шагает по дорожке. Молчу и я, приноравливаясь к его шагу.

- Зачем тебе это? - спрашивает он через пять минут, когда мы почти подходим к школе.

- Шляпа предлагала мне Гриффиндор, - отвечаю на его вопрос. - Так что...

Снейп фыркает и заходит внутрь.

А я остаюсь на крыльце. Покурю и пойду.

***



- Я полукровка, - говорит Северус, неумело затягиваясь взятой у меня сигаретой.
Где-то в другом конце замка бродит Филч и Миссис Норрис - странные существа, живущие вне времени и пространства.

- Я тоже, - пожимаю плечами.

- У тебя кто маггл?

- Мать магглорожденная.

- А... А у меня отец... маггл, - очередная затяжка дается моему приятелю с трудом, он едва не давится дымом, но все обходится.

- Сочувствую, - абсолютно честно говорю ему.

- Где твои родители?

- Умерли, - отвечаю ему тоже честно, хотя Джеймс Поттер и Лили Эванс сидели с нами в Большом зале за ужином.

- Соболезную.

- Я их не помнил, - пожимаю плечами. - Неважно...

***



Помогаю Снейпу поднять разбросанные и местами порванные учебники. Часть страниц залита чернилами. Чернилами же залита мантия моего соученика и левая сторона лица.

- Спасибо, Норт, - равнодушно говорит Снейп.

- Не за что, Северус.

***



Пальцы на руке ломаются очень легко. Если знать, как.

Я - знаю.

Джеймс Поттер теперь тоже знает.

Дергается, пытаясь кричать, но Силенцио - хорошее заклинание.

- Еще раз, Поттер, - прикасаюсь кончиком палочки к носу пленника, - подойдете к мистеру Снейпу хоть на два метра - сегодняшняя процедура повторится. Я ясно выражаюсь?

Джеймс Поттер смотрит на меня злыми глазами, но потом кивает.

Фыркаю, отпускаю захват.

***



- Мистер Норт, будьте так любезны, скажите, где вы были сегодня ночью? - хмурится МакГонагалл.

- Спал в своей кровати, а что? - смотрю на своечужого декана абсолютно честными глазами Лили Поттер.

Не-крестный и не-отец - в Больничном крыле.

У МакКошки нет доказательств.

А у меня тоже есть мантия-невидимка и Карта Мародеров.

***



- Северус, смотри...

- Лили, надо так...

- Гарри, а что ты думаешь?..

Я - третий в занятиях по Зельям со Снейпом и Эванс .

- Я думаю, что...

***



- Лили - хорошая, - говорит Северус, прикуривая. В его левой руке - стакан сливочного пива, который он едва не роняет.

- Знаю, - киваю и подхватываю пьяного друга под руки. - Тсс...

***



- Левикорпус!

- Либеракорпус! - парирую через доли секунды.

Северус едва успевает выставить руки, прежде чем грохается на землю.

- ДЖЕЙМС! - цокот каблуков. - КАК ТЫ МОГ?!

- Спасибо, - приглаживает взъерошенные волосы мой друг. - А... откуда ты знаешь контрзаклинание?!

- Северус, с тобой все в порядке? - зеленые глаза устремлены на темноволосого паренька в слизеринской мантии. У паренька удивительно длинный нос и не очень приятные черты лица.

- Спасибо, Лили, я нормально... Гарри, так откуда... Гарри?!

***



Смотрю, как мои пальцы постепенно становятся прозрачными, словно растворяются в пространстве.

Все получилось.

Лили Эванс больше не будет дружить с Джеймсом Поттером.

Северус Снейп не встанет на сторону Темного Лорда.

Лили Эванс не станет Поттер.

У них не родится сын.

Их не убьют в ночь на Хелоуин восемьдесят первого...

И Дамблдор не попросит убитого горем Пожирателя Смерти защитить маленького сына Джеймса Поттера...

И в девяносто первом году никто не будет страдать от ненависти профессора зельеваренья.

И никто не умрет в девяносто восьмом, второго мая.

Прости меня, Гермиона...

***



- Как мы назовем его, Северус?

- Гарри, - пожимает плечами худой темноволосый мужчина. - Мы же обсуждали.

- Да, точно, - зеленоглазая женщина целует в лоб своего маленького сына, Гарольда Северуса Снейпа.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.