ID работы: 11356369

Воспитание нерадивых щенков

Chen Feiyu, Luo Yunxi, Бессмертие (кроссовер)
Слэш
NC-17
Завершён
118
Пэйринг и персонажи:
Размер:
23 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
118 Нравится 9 Отзывы 27 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
– Нет, это всё не то, – вздыхает режиссёр дорамы Чжоу Цзявэнь, складывая руки на груди. Смущённый Артур отходит от недовольно закатившего глаза Юньси и неловко потирает плечо, пряча взгляд. – Ты должен выглядеть рассерженным! Он злит тебя, бесит одним фактом своего существования! Никаких жалости и сострадания, просто схвати Ваньнина за шею и сожми хорошенько! Наори на него от всей души! Я же знаю, что ты можешь, Фэйюй, – чуть разочарованно добавляет мужчина, устало глядя на окончательно стушевавшегося Артура, нервно теребящего рукав ханьфу. – Так, трёхминутный перерыв, и пробуем ещё раз. Не расходитесь далеко. – Да придуши ты меня наконец, и пойдём кушать. Я с самого утра ничего кроме кофе не видел, скоро в голодный обморок свалюсь, – хмыкает вспотевший Лео, обмахиваясь руками. Артур невнятно угукает и, продолжая прятать глаза, отворачивается в сторону. Сцены с участием Тасянь-Цзюня даются парню очень нелегко, и Юньси прекрасно знает, почему: мягкий, дружелюбный и бережно относящийся ко всем Фэйюй чувствует себя очень некомфортно в образе злостного тирана, уничтожившего целый мир, а сейчас и вовсе не может отыграть необходимые режиссёру эмоции. Придушить его, Юньси, да ещё и прокричать столь злые, сочащиеся ядом слова? Парень искренне старается, но каждый раз, видя страдающего под его руками Ваньнина, запинается и смягчается, после чего стафф разочарованно вздыхает, а съёмку сцены начинают заново. Прошло уже полчаса, но с каждым разом Артур совсем нетипично для себя играет всё хуже, теряясь и выходя из образа. – Мне жалко тебя. И его, – жалобно ноет Артур, шумно втягивая носом воздух. Юньси легонько хлопает его рукой по спине, давая понять, что всё хорошо. – Мне некомфортно не из-за того, что ты на меня кричишь, а потому что мы в пятнадцатый раз делаем одно и то же. Так что давай, отработай разок нормально и пойдём ужинать. Артур недовольно сопит и внезапно вскидывает голову. – Я пытаюсь, Ло-лаоши, – слегка резко отвечает парень, раздраженно дёргая щекой. – Но… но это сложная роль. – Я понимаю. – Нет, не понимаешь, – бурчит Фэйюй, скрещивая руки на груди и поднимая хмурый взгляд на мужчину. – Не подумай неправильно, просто… просто твоя роль легче, чем моя. Ты всегда играешь спокойных героев, которым не свойственны такие перепады настроения и экспрессивные выпады. Практически все персонажи в фильмах и сериалах отлично вяжутся с твоим характером. Быть жёстким очень сложно, а быть Тасянь-Цзюнем… Я понимаю, что актёр должен справляться с любой ролью, но мне всегда казалось, чтобы идеально сыграть кого-то, нужно либо много работать, либо иметь схожие с персонажем черты. – Ты намекаешь, что я не смог бы сыграть Императора? – хмыкает Лео. – Смог бы. И довольно неплохо. Но, – вдруг добавляет Артур, – возможно, даже чуть хуже, чем я. Нет в тебе этих жестокости и огня, Ло-лаоши, которые нужны Тасянь-Цзюню. – Да? Ты так в этом уверен, чудовище? – улыбается Лео, иронично вскидывая бровь. – Ты многого обо мне не знаешь. – Уверен, – нагло задирает нос Артур. – Ты даже сильнее по заднице меня шлёпнуть не можешь, когда я прошу, о чём ещ… – Так, все на исходную! – хлопает в ладони режиссёр, привлекая внимание команды. – Давайте уже добьём эту сцену. – Делай вид, что давишь на горло не пальцами, а всей ладонью, – негромко подсказывает Юньси, подходя к стене комнаты, в которой происходит всё действо. – Наори на меня как следует и пойдём в гримёрку, никаких сил уже нет повторять всё по сотому кругу. Фэйюй мрачно кивает и встаёт напротив откровенно зевающего мужчины. Расправляет плечи, услышав команду "Поехали!", накидывает привычную злобную маску. И начинает играть. В который раз на Юньси льются оскорбления и упрёки, от которых тот не в силах сбежать. Артур действительно очень старается. Выкрикивает лживые, дерзкие и злые фразы, которые никогда бы не произнёс в реальной жизни, брызжет слюной и замахивается, из-за чего Лео хочет отпрыгнуть от парня подальше и подождать, пока тот успокоится. Но не может. – Я тебя ненавижу, Чу Ваньнин! – шипит Фэйюй в лицо Юньси, который, следуя сценарию, испуганно вжимается в стену. Ладонь Артура вновь крепко обхватывает его тонкую шею, и Лео яростно выгибается, хватаясь за предплечье парня и мысленно прикидывая, как это выглядит в кадре. Должно быть, весьма неплохо, раз Чжоу Цзявэнь не останавливает съёмку а, судя по застывшей фигуре, которую Юньси видит боковым зрением, завороженно смотрит на экран камеры. Отлично! Мужчина притворно кривится и пытается вырваться из захвата, но Артур держит крепко. Слишком крепко для человека, отыгрывающего роль, а не желающего придушить кого-то на самом деле. Лео с трудом сглатывает и хватается за пальцы Фэйюя, пытаясь разжать их, чтобы вдохнуть немного живительного кислорода. Тщетно. – Провались ты к демонам! – яростно кричит парень, наклоняясь к Юньси практически вплотную, громко презрительно цыкает и морщит красивый нос. Лео панически пытается сделать вдох. Затем ещё один. Безуспешно. Паника захлёстывает разум мужчины с утроенной силой, не давая адекватно мыслить. Лео лихорадочно пробует пнуть Артура ногой, но тот даже не замечает его трепыханий, полностью сосредоточившись на собственных эмоциях. Мольба "отпусти!" слабым хрипом вырывается из пережатого горла Юньси и мгновенно тонет в бурлящем потоке ярости Мо Жаня. Плохо. По примерным расчётам Лео, до конца сцены остаётся секунд двадцать, при условии, что Фэйюй не захочет продолжить, начав импровизировать. За это время его точно успеет отключить. В ушах шумит всё громче, глаза заволакивает тёмной пеленой, и мир вокруг, теряя чёткость, плывёт. Юньси мучительно сводит брови к переносице и из последних сил впивается ногтями в тыльную сторону ладони парня, отчаянно пытаясь расцарапать кожу до крови. Плевать на сцену и конечный результат. Плевать, что Артуру больно, а его самого за нанесённые повреждения точно по голове не погладят. Потому что ещё немного, и Фэйюй будет ужинать уже в отделении полиции, сменив вычурные наручи Императора на обычные стальные "браслеты". План срабатывает. Артур теряется и непонимающе смотрит на свою руку, удивляясь странному поведению мужчины. Слегка разжимает пальцы, и Лео наконец судорожно глотает воздух как выброшенная на берег рыба. – З… Задушишь, – сипит Юньси, и Фэйюй наконец-то слышит. Громко вскрикнув, он испуганно отдёргивает ладони, и мужчина, которого больше не прижимают за шею к стене, не удерживается на дрожащих ногах и тяжело валится на грязный пол, пачкая ханьфу. Отрывисто, лающе кашляет, безуспешно пытаясь отдышаться, елозит руками по холодным каменным плитам, пытаясь восстановить связь с реальностью. – Ло-лаоши! Ло-лаоши, ты в порядке? Скажи хоть что-нибудь, гэгэ, пожалуйста! – Артур обеспокоенно падает на колени рядом с Лео, хватая того за плечо и нервно пытаясь заглянуть в слезящиеся глаза мужчины. Юньси всё ещё пытается прокашляться и хоть немного выровнять дыхание, но спазмы не дают вдохнуть полной грудью: воздух застревает где-то на входе и раздирает лёгкие в клочья, с трудом проталкиваясь внутрь. Ещё и Фэйюй активно теребит его, мешая сосредоточиться на собственных ощущениях и прийти в себя. – Прости меня, пожалуйста, я случайно! Дыши! – Отстань! – хрипит Лео. Стафф уже со всех ног спешит к ним, и Юньси лишь раздраженно стискивает зубы, чтобы невольно не наговорить лишнего и сдержать новый приступ кашля. Фэйюй продолжает бормотать извинения, но мужчина уже не слушает. Дрожащими руками упирается в плечо Артура, игнорируя робкие попытки парня помочь, и, ощущая себя новорождённым слабым котёнком, неловко встаёт на колени. Длинные волосы парика падают вперёд, тёмной вуалью скрывая его побагровевшее лицо от внешнего мира. – Тебе б… – Выебу! – коротко выдыхает Юньси, обдавая жаром покрасневшее ухо Артура. – Так, что встать не сможешь, щенок! Фэйюй не успевает не то что отреагировать, а даже осознать услышанное, как к ним подлетает стафф, щебечущей беспокойной стайкой окружая Лео и оттесняя самого парня к стене. Артур несколько секунд стоит столбом, пытаясь понять до конца, что же произошло, тупо моргая и не зная, что делать дальше. Он… он только что чуть не придушил Ло Юньси? Что? Как?.. – Не стоит волноваться, я в порядке, – лаконично сообщает Юньси, внезапно выныривая из шумного моря людей. Моментально сориентировавшись, подхватывает Фэйюя под локоток и быстрым шагом направляется к гримёрке, утаскивая растерянного парня за собой. – Гэгэ, я… – Всё хорошо, пошли есть, – слабо улыбается Лео. Артур едва не плачет, слыша его непривычно слабый и сиплый голос. – Извинения приняты, но я сейчас и правда помру с голода. – Честно? – жалобно уточняет Фэйюй. Юньси вздыхает. Завернув в один из безлюдных коридоров с множеством дверей, за которыми почти безостановочно кипит рабочий процесс, мужчина останавливается и, убедившись, что их никто не подслушивает, манит Артура пальцем к себе. – Если я сказал, что всё хорошо, значит, так и есть, – шепчет Лео, слегка сжимая предплечье парня. Тот пристыженно опускает ресницы. – Произошедшее уже никак не исправишь. Поэтому запомни, учти ошибки и больше никогда так не делай. Пока я сам тебя не попрошу, конечно, – внезапно хихикает Юньси. Заглядывает в виноватые глаза Фэйюя и нежно оглаживает кончиками пальцев доверчиво подставленную щёку. – Не переживай. Вот если бы ты мне ногу вывихнул, я бы заставил тебя по всей площадке себя на руках таскать, а так… И прости за то, что нарычал. Виноват. Просто слегка испугался и перенервничал. Пошли. Артур послушно следует за мужчиной, пытаясь осознать произошедшее и то, что он только что услышал. Спустя несколько минут, когда Юньси уже вовсю уплетает свой завтрак, плавно перетёкший в поздний ужин, парень всё ещё сидит задумчивый, глубоко погрузившись в свои мысли. В каком смысле "пока"?

***

Артур счастливо улыбается и отворачивается к окну такси, которое увозит его на новую, пока ещё неизвестную точку на карте. Причин для радости у парня достаточно: во-первых, у них с Лео сегодня образовался внеплановый свободный вечер. Во-вторых, Ло-лаоши, судя по всему, внял его нытью и решил воспользоваться ситуацией по полной. Сообщение «есть настроение?» греет душу уже несколько часов, и улыбка Артура точно сияла бы на весь мир, если бы парень снял маску и солнцезащитные очки, в которых покинул пределы отеля. В-третьих, это приглашение означает, что Лео действительно не сердится из-за вчерашнего инцидента. И это радует Фэйюя больше всего. Отель, к которому его привозят, непривычный. Очень тихий и даже какой-то сонный. Девушка на ресепшене без лишних вопросов выдаёт ключ от номера 215 и жестом указывает направление к лифту. Одному, что тоже немного удивляет парня. Обычно он посещает отели, где жизни намного больше, но, видимо, Юньси нарочно выбрал подобное место. Что ж, у него нет ни одной причины не доверять своему мужчине. – Ой, как у тебя тут темно! – изумляется Артур, захлопывая двери номера и рывком стаскивая с себя надоевшую маску. В помещении действительно царит полумрак, а единственный источник света — маленькие лампочки на потолке, включённые в ночном режиме и создающие крайне интимную обстановку. Так мило. Юньси может заниматься сексом в любое время суток, и его абсолютно не смущает лишний, по мнению Фэйюя, свет. А значит, всё это только для него. – Там такие проб… – Остановись. Голос Лео негромко, но очень твёрдо прерывает слова, готовые звонким неудержимым потоком вылиться наружу. Артур резко тормозит, будто наткнувшись на невидимую стену, и непонимающе взмахивает тёмными ресницами. Оглядывается. Найти в стандартном небольшом номере мужчину оказывается нетрудно: Лео расслабленно лежит на диване, закинув ноги на подлокотник, и что-то лениво печатает в телефоне. Обзору слегка мешает стол, странным дизайнерским решением поставленный в центре комнаты, но, в целом, кроме него, кровати, кондиционера и дивана, на котором возлегает Юньси, в помещении больше ничего нет. Зато убирать легче, невольно думает Артур, переминаясь с ноги на ногу. Лео молчит, продолжая что-то набирать на экране, и абсолютно не обращает внимание на Фэйюя. Артур тихо кашляет и, выждав ещё полминуты, на цыпочках крадётся к кровати за бутылкой воды, очень удачно там оставленной. – Какой иероглиф в слове "остановись" ты не понял? – голосом Лео можно замораживать целые континенты. Парень нерешительно тычет пальцем в злосчастную бутылку. – Я… я попью и вернусь! – с лёгким вызовом в голосе отвечает он, всё же послушно следуя требованию мужчины. Юньси тяжело вздыхает, блокирует телефон и лениво поднимается с дивана. С видимым удовольствием потягивается, устало зевает и мягким шагом подходит к столу. Опирается ягодицами о жесткую столешницу и слегка наклоняет голову, рассматривая ещё не остывшего после летней уличной жары Артура. – Чэнь Фэйюй. Формат нашей сегодняшней встречи несколько отличается от привычного. Возможно, некоторые моменты тебе не понравятся. Часть из них я не заинтересован повторять на себе, а ещё часть для меня тоже будет в новинку. Ты хочешь услышать, что тебя ожидает? Артур широко улыбается. – Нет. Пусть будет сюрпризом. – Твоё право. Ах да, пока не забыл. Будет больно. Фэйюй сглатывает, и Лео невольно опускает взгляд на перекатившийся вдоль горла кадык. Зараза. Мужчина медленно смаргивает накатившее возбуждение и с хитрой улыбкой снова смотрит в глаза Артура. – Если тебя всё устраивает, и ты согласен на моё предложение — даю тебе три минуты, чтобы привести себя в порядок. После возвращайся сюда. Раздеваться не нужно. Не успеешь — я вызываю такси, и мы едем обратно в наш отель. Я не шучу, и поблажек не будет. Услышал? – Да. – Вперёд. Артур срывается в ванну с таким энтузиазмом, будто от этого зависит его карьера. Плещется в умывальнике не больше минуты, а потом так же энергично выскакивает обратно, громко клацнув выключателем. Подходит к кровати и наконец с наслаждением выпивает несколько глотков прохладной, очень вкусной воды, смачивая пересохшие губы. Юньси продолжает сидеть на столе и скучающе наблюдает за действиями парня. – Всё, – сообщает Фэйюй, бросая пластиковую бутылку на одеяло и поворачиваясь к Лео лицом. – Молодец. А теперь слушай внимательно, не перебивай и запоминай, – бархатный голос Юньси, кажется, заполняет всё окружающее пространство, заменяя собой воздух. – Мои условия на сегодняшний вечер весьма и весьма простые: первое — ты беспрекословно подчиняешься моим указаниям. Второе — не делаешь ничего из того, что тебе не нравится. Ты можешь остановить происходящее в любую секунду. Понял? – Да. – Хорошо. Следующий момент, который ты должен запомнить, – Лео усаживается на столе поудобнее и закидывает ногу на ногу. – Я не буду реагировать на твои хныканья, скулёж, крики о помощи и просьбы прекратить. У нас будут определённые знаки, по которым я пойму, что ты действительно привлекаешь моё внимание, и что сейчас твои слова нельзя игнорировать. Правила действуют не только сегодня, они будут универсальными для каждой подобной ситуации или встречи. Скажи "Юньси", если ты на пределе своего терпения — я приторможу, и ты сможешь скорректировать мои действия. Если же взаимодействие нужно прекратить немедленно, ты должен использовать слово "хайтан". Понятно? Это очень важно, так что если ты сейчас что-то не понял или забыл, то лучше переспроси. – Мне всё ясно. – Отлично. Если ты по какой-либо причине будешь не в состоянии говорить, чтобы привлечь моё внимание, тебе достаточно выронить предмет, который будет находиться у тебя в руках, или постучать ладонью по стене, матрасу, полу, бедру, в общем, всему, подходящему для этого. Понял? Повтори. – "Юньси", чтобы дать понять, что ещё немного и будет плохо. "Хайтан" — попросить остановиться. Ещё можно выронить предмет из рук либо громко похлопать ладонью по любой поверхности. – Хороший мальчик. Также никаких лишних движений без моего разрешения. И никаких разговоров. – Можно вопрос? – Фэйюй поднимает руку, как в школе. Юньси хмыкает. – Давай. – А потом я смогу сделать что-нибудь с тобой? На свой вкус. Побыть сверху, например? Тихий смешок сквозь сжатые губы. – Конечно, – Лео хитро смотрит из-под ресниц и медленно раздвигает ноги. Проводит тонкими пальцами по внутренней стороне бедра и коротко выдыхает. – Сегодня ты сможешь сделать всё, что твоей душе угодно. Но только сегодня. Глаза Артура предвкушающе загораются сотнями любопытных искорок. – Если это всё, то оставь кроссовки на пороге и садись у стены напротив меня. Левее, под крючками для одежды. С этого момента ни одного слова без разрешения. Если ляпнешь что-либо, то будешь наказан. Сделаешь что-нибудь без разрешения — будешь наказан. Отвечаешь односложно и быстро, если я не прошу иного. Надеюсь, ты в полной мере усвоил все эти правила. Лео по-кошачьи грациозно спрыгивает со стола и нарочно медленно идёт к сидящему на полу Артуру. Тот смотрит на него снизу вверх почти не моргая и с большим интересом ожидает, что же произойдёт дальше. Юньси подходит к парню практически вплотную. Теперь нос Фэйюя едва не касается тонкой ткани штанов мужчины, и Артур отклоняется назад, чтобы немного увеличить расстояние между ними и иметь возможность для манёвров во время процесса, на который так явно намекает Лео, однако почти сразу упирается затылком в стену. Поднимает всё ещё задорный взгляд и дразняще проводит языком по своим пухлым, дьявольски сексуально приоткрытым губам, смачивая слюной сначала верхнюю, а затем и нижнюю. Юньси криво усмехается, распознавая очевидную провокацию, а затем осторожно запускает ладонь в густые мягкие волосы Артура, с наслаждением пропуская длинные пряди сквозь пальцы. – Я тут подумал, – елейным голосом тянет Лео. – Что было бы неплохо извиниться ещё раз за вчерашнее, Фэйюй. К слову, у меня до сих пор ощутимо саднит горло, и я хочу, так скажем, поделиться с тобой ощущениями. Ладони положи на свои бёдра и не убирай их оттуда без крайней необходимости. К своему паху не прикасайся. Правила ты помнишь. Приступай. В полной тишине звонко щёлкает металлическая пряжка ремня, и Артур может поклясться, что его член встал уже от одного этого звука. Юньси ловко поддевает пальцами кожаную ленту, избавляясь от не такой уж необходимой части образа, а затем неспешно расстёгивает плотно сидящую пуговицу. Следом цепляет язычок ширинки, без промедлений тянет его вниз и приспускает штаны вместе с трусами. – Царапнешь зубами — будут последствия. Для тебя, разумеется. Артур кивает, прикрывает глаза и послушно позволяет протолкнуть себе в рот чуть затвердевший член, по привычке ненадолго задерживая дыхание. Юньси входит неглубоко — между восхитительных губ скрывается лишь покрасневшая головка, — оставляя Фэйюю возможность самостоятельно двигать головой, чтобы "извиниться" как следует. А уж в этом занятии ему нет равных. В жизни Лео уж точно. – Соси, – стонет мужчина, слегка надавливая ладонью на макушку Артура, призывая действовать смелее. – Давай, обласкай его как следует. Будь столь же усерден, как тогда, когда душил меня. Придерживая ствол у основания пальцами, мужчина начинает плавно двигаться, с каждым разом погружаясь всё глубже и глубже в этот чувственный, жутко болтливый рот. Теперь уже не Фэйюй управляет процессом, как это происходит обычно, а Юньси, практически полностью забравший контроль себе. Артур невольно причмокивает, когда покрытая слюной головка на мгновение выскальзывает из его плотно сомкнутых губ, чтобы в следующее мгновение бесцеремонно ворваться обратно, заполняя всё доступное пространство. Лео двигается. И смотрит. Смотрит не отрываясь, как один из самых перспективных молодых актёров вот так просто принимает его, скользя по члену теми же губами, которыми ещё несколько часов назад целовал в щёку какую-то старую знакомую и обещал завтра приехать на работу пораньше. Наивный. И невероятно послушный мальчик. Артур старательно массирует языком уздечку, сознательно доводя своего любовника до состояния, когда мозг начинает отключаться, уступая место лишь одному желанию: выебать. Впрочем, сегодня в подобном себе можно не отказывать. Фэйюй широко распахивает глаза от неожиданности и рефлекторно упирается ладонями в бёдра Юньси, когда тот с усилием подаётся вперёд и входит в его рот практически до конца. Быстро, настойчиво и так глубоко, что нос Артура на мгновение касается паховых волос. Но уже в следующую секунду Лео выскальзывает наружу, давая парню прокашляться. – Руки вниз. – Ты что… – Раз. Руки. Вниз. На бёдра. Смахнув невольно выступившие в уголках глаз слёзы, Артур послушно укладывает вспотевшие ладони себе на ноги и крепко прижимается затылком к стене. Горячий, покрытый выступающими венами ствол вновь оказывается перед его лицом, и Фэйюй приоткрывает влажные губы, позволяя Юньси беспрепятственно проникнуть внутрь. Лео терпеливо ждёт, пока парень привыкнет к нему, успокоится и расслабится, а после начинает двигаться. Сначала медленно и неспешно проникая почти до основания, затем всё быстрее и резче, удерживая Артура за волосы и заставляя всем телом вжиматься в холодную стену. Фэйюй протестующе мычит, но остановиться не просит. Редкие хриплые стоны мужчины отзываются в его теле где-то пониже пупка, заставляя нетерпеливо ёрзать и сжимать бёдра в попытках найти положение, в котором можно удовлетворить себя без рук. Тщетно. – Я сейчас кончу, – тяжело дыша предупреждает Лео, одной рукой упираясь в стену. Металлическая пряжка тихо звякает, ударяясь о покачивающиеся бёдра и отвлекая Артура своим мельтешением перед носом. Очень хочется прижать её, убрать подальше от своего лица, но парень помнит указания Юньси и усилием воли заставляет себя удерживать руки на собственных ногах. – Прими всё до последней капли. Последние несколько фрикций более размашистые и развязные, чем все предыдущие. Артур прекрасно знает, что это означает, и мысленно молится всем небожителям, чтобы мужчина сделал это как можно ближе к кончику языка. Судорожно вздрогнув, Лео протяжно стонет и толкается глубже. Оргазм накатывает приливной волной, охватывая спазмами всё тело. Фэйюй брезгливо зажмуривается, но сбежать ему сейчас просто некуда. На напряжённый язык толчками выплёскивается тёплая скользкая субстанция: сначала совсем немного, пара капель, а затем всё больше её беспрепятственно разливается внутри рта. Юньси рукой старается выдавить из себя всё, чтобы после на белье не осталось липких пятен, но они оба знают, что это невозможно. Артур покорно ждёт, когда тяжело дышащий над ним Юньси немного придёт в себя. Он практически никогда не мучает его, зная, как сильно Фэйюй не любит ощущать у себя во рту семя. Что будет сегодня, парень не знает, но искренне надеется на лучшее. – Хороший мальчик. Придерживаемый рукой у основания член выскальзывает из его рта, оставляя после себя неприятный привкус спермы, которую Артур продолжает удерживать на языке. Юньси непослушными руками натягивает на себя штаны, оставляя ремень расстёгнутым, и отворачивается, направляясь за бутылкой воды. Парень облегчённо выдыхает и выгибается, разминая затёкшую спину. В целом, всё не так уж и страшно, скорее наоборот. Зря его Ло-лаоши все эти правила придумал. Лео, стоя рядом, искоса поглядывает на него, размеренно глотая живительную влагу. Фэйюй шутливо двигает бровями вверх-вниз и осторожно пытается встать с затёкших колен. – Куда? Парень мычит и строит Юньси "страшные глаза", указывая пальцем на свой рот, но тяжелый взгляд мужчины быстро осаживает его, напрочь лишая зародившегося было веселья. – Два. Я не разрешал тебе вставать. Лео закрывает бутылку и под негодующий писк Артура отбрасывает её подальше на кровать. Несколько твёрдых шагов, и мужчина снова нависает над Фэйюем, заставляя того невольно сжаться. Сегодня его Ло-лаоши какой-то другой. От привычных тепла и заботы не осталось и следа. Юньси наклоняется ниже. С довольным видом всматривается в покрасневшие глаза Артура и вдруг цепко хватает пальцами за острый подбородок. – Глотай. Артур брезгливо кривится, протестующе мычит, пытается вырваться из рук мужчины, но хватка Юньси твёрже камня. – Глотай. По шее Фэйюя бегут предательские мурашки. Тон Лео непривычно жёсткий, желания — возмутительно дерзкие. Артур жалобно скулит, пытаясь выпросить хоть немного сострадания, но в блестящих глазах его мужчины проскакивают какие-то совсем уж странные искры. Похожие на… животное любопытство? Похоть? Или… Стараясь не задумываться над тем, что сейчас делает, парень сглатывает. Юньси тихо посмеивается и отпускает его подбородок, позволяя Артуру отфыркаться и яростно растереть покрасневшие губы тыльной стороной ладони. – Вот видишь, – бархатным голосом проговаривает Лео, выпрямляясь. – Всё не так уж и страшно. – Ло-лаоши! Ты! Зачем… – Три. Раздевайся. Артур давится невысказанными словами, задыхаясь от возмущения. Некрасиво кривит рот и рывками хватает воздух, разрываясь между желаниями наконец высказать Лео всё, что он думает о его гнусной выходке, и продолжить их игру. Не решаясь выбрать ни один из этих вариантов, Фэйюй громко сопит, пытаясь описать всю степень своего недовольства, но Юньси его попросту игнорирует, поворачиваясь к нему задницей. Да, именно задницей, а не спиной, мысленно дуется Артур, обиженно рассматривая филейную часть, так удачно оказавшуюся прямо перед его глазами. К счастью, Лео не умеет читать мысли. Мужчина неспешным шагом возвращается к столу и, отодвинув смартфон подальше, снова забирается на него. Фэйюй нерешительно встаёт и, переминаясь с ноги на ногу, поглядывает на Лео из-под нахмуренных бровей. – Можно я хотя бы рот прополощу? Мужчина тяжело вздыхает и коротко бросает: – Нет. Артур расстроенно опускает глаза и закусывает губу. Юньси еле сдерживает очередной смешок. – Я тебя обо всём предупреждал заранее. Хочешь классического секса — скажи об этом, и я остановлюсь. И, да, это ещё далеко не конец, я пока даже не начинал делать то, что собирался. Однако тебе, по всей видимости, очень нравится нарываться. Повторяю в последний раз: раздевайся. Снимай всё. Носки тоже, – улыбается мужчина. Артур смущённо фыркает, наверняка краснея от этого невинного подтрунивания, но рассмотреть точно мешает царящий в комнате полумрак. Неловко касается края футболки, задумчиво сминая его пальцами, а затем внезапно игриво улыбается и одним движением стаскивает с себя верхнюю часть одежды. – Пока ты раздеваешься, расскажи, какая твоя самая смелая фантазия о нашем сексе? Фэйюй на секунду растерянно замирает, удивлённый вопросом, а затем бросает футболку на кровать. – Я никогда не представлял ничего такого. – Врёшь. Артуру никак не удаётся ухватиться за металлическую пуговицу на джинсах: та постоянно выскальзывает, словно играющая с ним юркая рыбка в аквариуме. Фэйюй наклоняется ниже, якобы чтобы в полутьме лучше рассмотреть предательницу, но Лео прекрасно знает истинную причину этого движения. – Смотри мне в глаза. Отвечай. – Я… – парень послушно поднимает взлохмаченную голову, – все мои фантазии сводятся к тому, что я тебя беру. Везде: в душе, на подоконнике, в примерочной, в автомобиле или туалете во время мероприятия, когда рядом множество журналистов, которые даже не догадываются, что происходит буквально у них под носом. Разрываюсь между желанием заставить тебя стонать и заткнуть рот, чтобы никто не услышал. Штаны падают рядом с футболкой. Юньси молча наблюдает, как Артур стягивает с себя носки и неловко касается голыми ступнями прохладного пола. Как рефлекторно поджимает пальцы на ногах, а после всё же встаёт ровно. Лео ждёт. Сегодня они никуда не торопятся. Сегодня их точно никто не потревожит. Фэйюй заводит большие пальцы рук за резинку трусов и нерешительно останавливается. Поднимает жалобный взгляд на мужчину, но тот непреклонен. Вместо ответа Юньси скрещивает руки на груди и неотрывно смотрит туда, где отчётливо виднеется подтверждение того, что Артур возбуждён. Лео знает, как сильно смущает парня этот факт, и что тому хочется прикрыться, отвернуться, сбежать от его наглого взгляда, но сделать это он не может. Наконец, Фэйюй пересиливает себя и решительным рывком стягивает с себя последний элемент одежды. Лео растягивает губы в довольной улыбке, бесстыдно глядя на то, что Артур так старался от него спрятать. – Не прикрывайся. Хочу тебя рассмотреть. Фэйюй совсем по-детски ноет сквозь сомкнутые губы, и даже тяжёлый взор Юньси его не останавливает. Вот ещё! Запрет был на слова, а не звуки. Артур смущён. Артуру крайне неловко. Артур хочет сбежать от этого властного, ощипывающего его взгляда, но жгучий интерес и плотское желание намного сильнее стыда. Перебарывая себя, он убирает руки за спину и гордо выпрямляется, принимая независимый вид. Помирать, так с достоинством. – Умница. Лео сладко потягивается и снова закидывает ногу на ногу. Скользит взглядом вдоль мерно вздымающегося живота Артура, рассматривая его тело. Дьявольски красивый. Ещё пару лет и отбоя от сохнущих по нему фанаток не будет, придётся тоже нанимать телохранителя, чтобы разгонял всех желающих получить больше внимания и тесного контакта с его прекрасной тушкой. – Тебе известно, для чего взрослые иногда используют это по отношению к детям? – Юньси двумя сильными рывками вытягивает из шлёвок длинный кожаный ремень. Складывает его вдвое и укладывает себе на бедро, начиная поглаживать по всей длине так, словно это живой кот. Артур несколько раз непонимающе моргает, больше не обманываясь ласковым тоном мужчины. – Чтобы те не сбегали от них в торговом центре? – наивно уточняет Фэйюй, слабо улыбаясь. Юньси хмыкает, бросая саркастичное: – Очень оригинально, другого от тебя и не ожидал. Отвернись к стене. Не оборачивайся. Артур успевает увидеть, как Юньси откидывается назад и подхватывает с края стола небольшую поясную сумку, которую изредка носит с собой. Но уже спустя мгновение он может только догадываться, что происходит за его спиной, рассматривая причудливый узор на обоях. – Я по такому случаю подготовил несколько подарочков для тебя, – сообщает Лео, и Фэйюй изо всех сил прислушивается. Глухой стук неизвестного предмета о стол. Раз, потом второй. И более звонкий третий, словно поставили что-то увесистое. Артур делает логичный вывод, что один из предметов должен оказаться лубрикантом, но о предназначении двух других может лишь гадать. Обезболивающие средства? Что-то съедобное? Алкоголь? Парень лихорадочно перебирает варианты, испытывая жгучее желание обернуться и подсмотреть, с чем же там возится его Ло-лаоши. Тихое шуршание ткани штанов по лакированным доскам звучит невероятно интригующе. Паркет тихо похрустывает, когда Юньси подходит ближе, останавливаясь рядом, и Артур спиной ощущает жар, исходящий от разгорячённого недавними действиями худощавого тела. Лео оказывается так близко, что его лёгкое дыхание на мгновение касается оголённой кожи руки парня, чтобы спустя секунду исчезнуть без следа. Очень хочется ощутить его в другом месте, где-то внизу живота, но Фэйюй понимает, что у мужчины на него совершенно другие планы. Запястья нежно обхватывает длинная шёлковая лента. Артур с интересом наблюдает, как Юньси выверенными движениями наматывает скользкую материю сначала на одну, а затем и на другую руку. Фэйюй удивленно хмыкает — Лео связывает его не как в порно-роликах, которыми парень иногда делится с ним томными вечерами: между кистями остаётся не менее десяти цуней свободного пространства. Этого вполне достаточно, чтобы, при желании, иметь возможность самостоятельно высвободиться из пут, и Артур решает обратить внимание на этот факт, практически беспрепятственно подвигав кистями. – Это ради соблюдения оговорённых правил и твоей безопасности. Лео небрежно подхватывает пальцем провисающую ленту и, подняв руки парня выше, набрасывает её на один из длинных металлических крюков для одежды, надёжно приколоченных над их головами. Артур кривит губы в улыбке. Лента действительно сковывает движения, и просто так отмахнуться от мужчины он уже не сможет, но, если возникнет необходимость, подать знак будет очень просто. – Постарайся не вырвать вешалку вместе с креплениями, а то будет неловко перед персоналом при выезде, – предупреждает Юньси, самокритично осматривая результат своего творчества. – Это ещё не всё. Несколько секунд проходят, пока Лео берёт что-то за его спиной. – Чтобы много не болтал. На ещё хранящие вкус спермы губы опускается широкая тёмная повязка, надёжно закрывая рот. Юньси аккуратно расправляет образовавшиеся складки, натягивает край ткани на подбородок и завязывает на затылке крепкий узел, плотно фиксируя импровизированный кляп. Артур шумно выдыхает и тут же ради эксперимента пробует позвать Лео, но мягкая ткань отлично глушит его вполне уверенную попытку. Парень в полнейшем восторге от происходящего, а миллион вопросов в голове не даёт ему стоять спокойно. Ло-лаоши придумал это всё сам или где-то подсмотрел? Сколько раз он прокручивал этот сценарий у себя в голове? Наверняка не раз возбуждался, раздумывая, что такого интересного можно провернуть в этот вечер. Возможно — Артур мысленно облизывается — даже несколько раз ласкал себя, представляя, что и как будет делать с ним. Дьявол, какие же восхитительные картинки сейчас подкидывает его сознание! И самое интересное: сколько же ещё в этой голове подобных горячих фантазий? Ответов на эти вопросы у Фэйюя пока нет, но он готов поклясться, что будут. Иначе он просто сдохнет от любопытства. Юньси ещё раз скептически осматривает парня и одним небрежным движением достаёт что-то из кармана. Щёлкает пластиковой крышечкой, выливает порцию прозрачной жидкости себе на ладонь и вкладывает нагретый увесистый тюбик в руку парня. – Держи крепко. Сделай шаг назад, упрись руками в стену и прогнись в пояснице. Не так сильно, быстро устанешь. И раздвинь ноги. Шире. В ближайшее время ты будешь стоять так. Около минуты из-за спины доносится лишь тихое шуршание, которое парень никак не может идентифицировать. Помня указания мужчины, Артур послушно не оборачивается, но опускать голову в попытках высмотреть, что же там делает его Ло-лаоши, ему не запрещали. Увы, видно плохо. – Ты очень нетерпеливый, Чэнь Фэйюй. Впрочем, как и большинство нынешней молодёжи. Сердце Артура внезапно царапают противные острые коготки ревности. Так и хочется сорвать повязку и саркастично уточнить, много ли "молодёжи" тот перетаскал в свою постель, чтобы получить релевантные данные, но парень быстро успокаивается, прекрасно зная ответ. На ягодицы аккуратно ложится тёплая ладонь, легко оглаживая мгновенно покрывшуюся мурашками кожу. – Заказал несколько интересных штук. Вот эту даже успел опробовать на себе, – мягкий голос Юньси ласкает его слух своей сексуальной хрипотцой. Расслабляет. Окутывает спокойствием и чувством безопасности, пока тонкие пальцы мужчины уверенно опускаются вниз, прямо к тому месту, которое ещё полгода назад Артур даже и не думал приспособить под всё ещё постыдные для него игры. Два обильно смазанных лубрикантом пальца беспрепятственно проникают внутрь, разминая плотно сомкнутые мышцы. Они не часто занимаются этим вот так, когда Лео имеет возможность войти в него, но после этих спешных встреч его тело восстанавливается чуть дольше, чем он мог себе представить. Артур закрывает глаза и упирается головой в стену, сжимая твёрдый тюбик в руках. Он любит, когда Юньси уверенно двигается в нём, готовя к большему. Ему нравится ощущение полного доверия, расслабленности и заботы, которое наряду с возбуждением дарит мужчина в такие моменты. Лео не нежничает, но и лишней грубости себе не позволяет, слегка проворачивая скользкие пальцы во время движения. Посмеивается, зная, что Фэйюй сдерживается из последних сил, а затем чуть сгибает пальцы, надавливая на чувствительную точку. Сука. Приглушенный стон Артура заполняет каждый уголок комнаты, проникая даже в самые мелкие трещинки на потолке. Блять, как же охуенно ощущаются внутри эти длинные тонкие пальцы. Двигающиеся так твёрдо, так правильно, так мокро и развратно, что Фэйюй готов стоять здесь, подставляя свою задницу, до конца времён. Техничное смазывание незаметно превращается в нечто другое, куда более чувственное. Юньси больше не выполняет необходимую процедуру, а попросту трахает его пальцами, словно награждая за недавние страдания. Артур подаётся ему навстречу, насаживаясь на всю длину, и чувствует себя сорвавшейся с цепи псиной, готовой удовлетворить себя любой ценой. Возбуждение охватывает всё его естество, и для стыда просто не остаётся места. Лео со знанием дела ласкает его, и Фэйюй теряется в этом фейерверке ощущений, уже не понимая, стоит у него сейчас из-за ритмичных движений внутри или из-за хлюпающих звуков, разносящихся по комнате. Впрочем, ему сейчас абсолютно наплевать на причины. Он жаждет большего. Хочет, чтобы Юньси наконец взял его, выебал до потери сознания, до слёз и соплей, до восторженного писка. Чтобы обхватил его член ладонью, отдрочил, отсосал, облизал яйца, взял их в рот, вылизал каждый сантиметр его тела. Но он даже не может попросить об этом, обречённый коротко постанывать в импровизированный кляп. Блять. Внезапно Юньси без предупреждения убирает руку, вызывая у Артура целую бурю негодования. Сейчас он действительно возмущён и разочарован. И если бы ебучая повязка не закрывала ему рот, лишая возможности говорить, Лео узнал бы о себе много нового, причём в крайне нецензурной форме. Но, к счастью обоих, парень не в состоянии произнести ни слова. – Не ной, я просто добавлю ещё немного этой штуки, – Фэйюй нетерпеливо дёргается, но мужчина действительно вскоре возвращается внутрь него. – Тебе так нравится ощущать меня здесь? Ответ, в целом, не требуется, ведь и без слов всё предельно ясно. В этот раз Юньси просто добавляет загадочного средства, особое внимание уделяя отчётливо выступающему под подушечками пальцев бугорку. Артур снова прогибается как дворовая сучка, откидывая голову назад, но Лео быстро заканчивает с манипуляциями, не давая ему насладиться моментом подольше. Знакомый шорох одноразовой упаковки заставляет сердце Фэйюя забиться чаще. Да, святые небожители, наконец-то! Он был готов молиться на эти едва уловимые звуки раскатываемого латекса, который сейчас смажут лубрикантом и… – Мой последний подарок на сегодня. Расслабься, она чуть толще, чем то, что ты только что имел честь держать во рту. Артур старается унять дрожь в коленках. К анусу прижимается что-то твёрдое и тёплое, но не похожее на член. Игрушка? Его Ло-лаоши купил девайс для секса? Уже один только этот факт приводит Фэйюя в неописуемый восторг. Он искал, просматривал варианты, сравнивал разные модели и формы, представлял, как будет это использовать. А может, даже успел протестировать на себе? Парень закрывает глаза, представляя, как после тяжелого съёмочного дня его гэгэ лежит на диване с широко раздвинутыми ногами и засовывает в себя эту пробку, поступательными движениями разминая ещё, возможно, девственный анус. То, что Юньси сейчас вгоняет в его тело именно пробку, Артур даже не сомневается: форма слишком уж характерная, чтобы это было что-то иное. Подарок Лео цунь за цунем проникает внутрь него, распирая прежде сомкнутые мышцы. Фэйюй нетерпеливо вздыхает и опускает взлохмаченную голову. Сегодня он обязательно доберётся до задницы его-величества-короля-кадра Ло Юньси и уж тогда вдоволь с ним наиграется. Доведёт до исступления и заставит просить засунуть в него эту пробку поглубже. Или будет ласкать его языком так долго, что мужчина начнёт умолять его трахнуть. А уж это он умеет. И терпения ему не занимать. Артур тут же обещает себе, что даже не подумает поиметь его, пока Лео сам об этом не попросит. Трижды. Нет, пока сам не накинется на него, насаживаясь на член с особым энтузиазмом. В какой-то момент становится немного дискомфортно, и Артур даже на секунду думает над тем, чтобы воспользоваться оговоренным знаком, но внезапно всё заканчивается. Широкая часть полностью скрывается внутри, заполняя собой пространство, и Фэйюй из любопытства сжимает мышцы, чтобы проверить новый диапазон ощущений. И тут же разочарованно выдыхает. Ничего интересного. А получить удовольствие без помощи Юньси и вовсе не получится. Обидно. За спиной снова хрустит паркет, разом заставляя отвлечься от текущих мыслей. – Что ж, а теперь приступим, – голос Лео слаще карамели, но звонкий хлопок обработанной кожи по раскрытой ладони не даёт забыться. – Чэнь Фэйюй. Мне кажется, ты стал слегка перегибать палку в общении со мной. Расслабился и начал тявкать, не думая над словами. Ты, наверное, хочешь спросить, а что же такого успел наговорить, что сейчас находишься в таком положении. Я объясню. Во-первых, ты чрезмерно давишь на меня с экспериментами в постели. Я ещё для себя не… хм… не "откатал" классическую программу, а ты уже требуешь во всех позах и местах. Я понимаю, что у нас осталась всего пара месяцев совместной работы, но ты слишком спешишь жить, чудовище мелкое. Во-вторых, что важнее — вчера ты очень обидел меня. Я даже полночи заснуть не мог из-за этого. Тебе не хватает эмоций? Я не могу быть жёстким? Чэнь Фэйюй, если бы я не был жёстким, то сейчас был бы на подсосе у одного режиссёра в надежде получить хоть какую-то мало-мальски приличную роль. Ты думаешь, балет сделал меня мягким? Ты правда так думаешь? Что ж, я знал, что ты иногда тупишь, но не думал, что настолько. Поэтому ты сейчас и будешь наказан. Также ты трижды нарушил мои правила. За это тебе полагается дополнительная порция наказания. Артур нервно сглатывает и невольно сжимается, желая стать маленьким, прозрачным и незаметным. – Потому что щенков надо дрессировать. Первый удар ремнём приходится на левую ягодицу. Артур вздрагивает от неожиданности, а после фыркает прямо как самый настоящий пёс. Это всё что ли?! Шлепок получился ощутимым, но не причиняющим боли, из-за чего Фэйюй вздыхает и совсем расслабляется. – Один. Второй удар такой же силы и в ту же точку. Артур скучающе разминает затёкшие кисти. – Два. Звонкий шлепок по услужливо подставленной заднице. – Три. Четвёртый всё ещё смешит его. Пятый неприятно кусает за нежную, не знавшую грубого обращения кожу, но пока Артура больше беспокоит чешущийся кончик носа, чем то, что происходит сзади. Шестой, более сильный удар заставляет невольно сжать мышцы ануса. На седьмом Фэйюй начинает ёрзать, ощущая, как кожа начинает нагреваться под ремнём в руках его мужчины. – Не двигайся! – звучный рык свозь стиснутые зубы пугает парня до холодного пота между лопаток. – Терпи. Или накину ещё. На десятом ударе становится уже не до смеха или скуки. Левую ягодицу начинает ощутимо припекать, кожу, налившуюся кровью, жжёт и саднит, а Юньси даже и не думает останавливаться. – Это за первый инцидент. Артур шумно глотает прохладный воздух. Одиннадцатый обжигающий удар ложится на пока нетронутую правую ягодицу. Фэйюй с облегчением выдыхает, радуясь сомнительной, но всё же передышке. Громкий щелчок после нескольких секунд тишины больно бьёт по ушам. – Двенадцать, – тихо сообщает Лео, поправляя в руке ремень. Ещё восемь ударов, и парень чувствует, как его напряженные ступни начинают потеть. Теперь уже совсем не смешно. Артур чувствует искреннее желание встать на колени и попросить прощения за своё поведение. Словами. – Думаю, после этой порки ты ещё дня три сесть не сможешь, – лениво тянет Юньси. Замахивается. Под раздачу снова попадает левая ягодица, и Фэйюй оказывается не в силах сдержать болезненный стон. – И в следующий раз считать буду уже не я. Артур изо всех сил упирается руками в стену и зажмуривается. Звонкий шлепок. Обжигающая боль, расползающаяся вдоль напряжённых мышц. Свист рассекаемого воздуха, и всё повторяется снова. Только с каждым последующим ударом чаша терпения парня грозит наполниться доверху быстрее, чем он сам от себя ожидал. – Тридцать. Половина. Фэйюй вздрагивает и в ужасе распахивает глаза. Половина? Половина?! Да он сумасшедший! Какая ещё, нахрен, половина?! Закончить надо было на двадцатом максимум! Артур протестующе мычит в повязку, но обернуться назад, чтобы прожечь Лео взглядом, не решается. Внезапно на разгорячённую саднящую кожу ложится прохладная ладонь, и парень не может сдержать вздох облегчения. Тонкие пальцы медленно скользят вдоль красных отметин, нежно поглаживая места ударов. Фэйюй всхлипывает, не в силах сдержать эмоции. Лео гладит его очень бережно и нежно, охлаждая горящие огнём участки. Вырисовывает причудливые, известные только ему самому узоры, иногда намеренно щекоча кожу подушечками. Совсем легко, практически неощутимо, доводя мелкого до исступления и яростного желания сорваться к демонам с этого крючка и бесцеремонно завалить мужчину на кровать, облегчив свою участь. – Тише, мой хороший, – шепчет Юньси, плотнее прижимая холодную ладонь к телу парня, и наклоняется вперёд, чтобы Артур хорошо его слышал. – Вот видишь, не так уж и больно. Фэйюй судорожно выдыхает, радуясь, что не может произнести ни слова. Хочется опустить уставшие руки, выпить воды, и чтобы Лео наконец потрогал его стоящий, несмотря на все манипуляции, колом член. Он хочет, чтобы его коснулись, погладили, размяли ноющие мышцы. Достали распирающую задницу пробку, вжали в стену и отымели. Быстро, дерзко, кусая за все доступные участки кожи. Хочет, но по понятным причинам молчит. Артур протяжно стонет, поддаваясь приятной ласке. Отрывисто выдыхает, закрывает глаза и слегка откидывает голову назад. – Отдохнули и хватит. Фэйюй не успевает осознать значение прозвучавших слов, а может, просто не хочет. Приятная прохлада чужой ладони исчезает, удар — высекает первые слёзы. Больно. Терпеть ещё столько же шлепков сил уже нет, и парень это прекрасно понимает. Нужно остановить это. Сейчас, вот после этого замаха. Бросить дурацкий лубрикант, чтобы Лео остановился и больше не мучил его. – Тебе нравится, когда тебя раскладывают вот так, Фэйюй? – Артур выгибается и коротко вскрикивает из-за очередного удара. – Нравится, когда с твоими желаниями не считаются? Когда больно? Отвечай! – парень яростно машет головой, отрицая, и тут же снова орёт после громкого хлопка по заднице. – Врёшь. Спасительной прохлады больше не предвидится. Лео шмагает его от души, не обращая внимания на жалобный скулёж и слабые попытки увернуться от очередного удара, распаляясь всё больше и больше. По щеке Фэйюя скатывается первая крупная слезинка и тут же впитывается в ткань повязки. – Пятьдесят. А ты терпеливый, молодец, – бархатным голосом хвалит его Юньси и отбрасывает орудие пытки на кровать. Артуру почему-то очень хочется зарыться лицом в подушку и громко разрыдаться, жалуясь на свою тяжкую долю. – Не ной. Фэйюй всхлипывает. Легко ему говорить! Кожу жжёт так, словно её намазали красным перцем, но облегчения искать попросту негде. – Захочешь меня ещё в чём-то упрекнуть — вспомни сегодняшний вечер, – от голоса Лео фонит холодом как от металла на морозе. Ловкие пальцы хватаются за стоппер пробки и тянут за него, медленно вытаскивая игрушку из Артура. Фэйюю неловко, он уверен, что Юньси наблюдает за этим процессом, смотрит, как мышцы снова раскрываются, позволяя выйти наружу самой широкой части. Мужчина некоторое время удерживает их в этом состоянии, разминая непривычно расслабленные стеночки ануса. – И в следующий раз подумай дважды перед тем, как ляпнуть что-то своим длинным языком. Пробка выскальзывает из тела Фэйюя, даря облегчение. Больше ничего не тянет и не распирает, но пустота внутри заставляет немного загрустить. Впрочем, он уверен, что это ненадолго. Стук стекла по столу и тихое шуршание одноразовой упаковки приводят его в чувство, заставляя немедленно взбодриться. Внизу живота сладко ноет, а в голове не остаётся ни одной мысли, не относящейся к категории "блядская пошлость". – Плесни смазки, – Лео требовательно протягивает раскрытую ладонь, подставляя её под крепко сжатый Артуром тюбик лубриканта. Непослушными пальцами парень открывает его и щедро льёт прозрачную жидкость на руку Юньси, боковым зрением посматривая на мужчину. Он был абсолютно уверен в том, что у него не может стоять ещё сильнее, но слабый свет очерчивает идеальную линию носа и скул, падает на опущенные ресницы, и Артур понимает, что его уносит. Вихрь эмоций мешает думать, но больше всего сознанием завладевает тот факт, что Лео стоит рядом с ним в свободной белой футболке. И только в ней. – Нравлюсь? – иронично усмехается Юньси. Фэйюй готов утвердительно кивать как китайский болванчик вечно и на весь мир кричать о том, что его гэгэ самый охуенный, самый сексуальный мужчина в мире. Что за возможность видеть подобную картину хотя бы несколько раз в неделю он готов каждый день есть вместе с Лео его любимые блюда, приправленные самим Сатаной. Сука. Артур обещает себе, клянётся, что как только съёмки закончатся, он тут же соберёт вещи Юньси и перевезёт их к себе домой вместе с этим диким котом, чья душа настоящие потёмки. Он заберёт его, будет любить, беречь, готовить завтрак и делать массаж, лишь бы иметь возможность видеть его таким. И делать с ним подобные штуки. Или даже круче. В месте, где только что была пробка, как-то совсем… необычно. Фэйюй пытается с усилием сжать мышцы, но те слушаются плохо. Как по утрам, когда сразу после пробуждения пытаешься стиснуть руку в кулак, но максимум — это лишь слегка собранные вместе пальцы. Сейчас так же. Артур пробует сжаться ещё и ещё, но результат каждый раз один и тот же. Его тело плохо слушается, не желает подчиняться и… ох. Фэйюй отчётливо ощущает, как внутри всё пульсирует. Как чувствительность, обычно сконцентрированная лишь в одной точке, сейчас охватывает куда большую площадь. Неимоверно хочется проверить, как это будет ощущаться под тонкими пальцами Юньси, но с его желаниями сегодня не считаются. Сильная ладонь ложится на его плечо и крепко сжимает, не давая увильнуть от твёрдости, упирающейся между ягодиц. Артур и не собирается. Он, выгибаясь, подаётся назад, чтобы самостоятельно насадиться на член Лео, но сильный шлепок быстро осаждает его. – Какой ты сегодня нетерпеливый, – фыркает Юньси, сильно сжимая пальцами горячую кожу. – Я знаю, из-за своей роли Мо Жаня и моих не самых… не самых возвышающих меня персонажей, ты считаешь себя главным в нашей паре. Но посмотри на себя сейчас, – ладонь мужчины ныряет под живот парня, касаясь напряженного ствола. Кончик указательного пальца скользит вверх, стирая выступившую каплю смазки, которой сегодня необычно много. – У тебя стояк из-за того, что тебя выпороли ремнём, Фэйюй. А ещё, – от развратного голоса Ло-лаоши между лопаток пробегают мурашки, перебираясь на взъерошенный затылок. – А ещё у тебя стояк от одной мысли, что я тебя сейчас поимею, не так ли? Стой смирно. Выдержка на нуле. Желание подчиняться — тоже. Парень надеется, что Юньси в том состоянии, когда его слабые попытки ускорить проникновение останутся незамеченными, и как будто случайно слегка подаётся назад. Зря. – Самонадеянный щенок! Ты никогда не слушаешь меня. Охуительное ощущение прижимающегося к анусу члена внезапно исчезает, и Артур резко оборачивается, чтобы взглянуть назад. А увидев, что делает мужчина — с писком вжимается спиной в стенку, пряча ягодицы под защиту прохладного бетона и перекручивая наброшенную на крюк ленту. – Развернулся. Артур отрицательно мотает головой и ещё сильнее прижимается спиной к спасительной стене. – Встал, как стоял. Считаю до трёх. Раз. Фэйюй горько всхлипывает в кляп и опускает голову. Ладонь ещё сильнее сжимает тюбик с лубрикантом. – Два. Выбор очень скудный. Смотреть на Лео — страшновато. – Прогнись. Что конкретно в словах "не двигайся" и "не оборачивайся" тебе не понятно?! – каждый удар брендового ремня похож на лёгкую пытку. Замах. Звонкий щелчок. Протяжный мучительный стон. Судорожный выдох. Несколько секунд тишины, и снова замах. – Неужели так сложно подчиниться простейшим правилам? – щелчок. – Почему, чтобы тебя чему-то научить, нужно применять грубую силу, Артур? Какого хрена ты молчишь, только если тебе физически заткнуть рот?! Два нарушения — два десятка ударов. Ремень беспощадно кусает измученную кожу, выбивая из Артура стоны и крупные слёзы, неудержимо скатывающиеся из уголков закрытых глаз. Лео не видит, как парень морщится, вздрагивая под его руками, и поэтому его не мучает стыд. И сострадание. Двадцать. Целых двадцать ударов Фэйюю приходится выдержать, прежде чем Юньси перестаёт хлестать его. Парень мелко подрагивает, но властная твёрдая рука цепко хватает его за волосы. – На кровать. Артур не соображает. Единственное, что он понимает, это то, что его задница сейчас цветом напоминает закат где-то в Хуашане, а что там требует от него Лео уже не важно. Он почти бездумно следует за тянущей его рукой, неловко срывая ленту с крючка для одежды. Кровь наконец-то приливает к кистям, возвращая чувствительность вместе с покалывающими ощущениями. Юньси напирает, не давая сделать ни шага в сторону, и Артур тяжело падает коленями на кровать, неловко перебирая по мягчайшему постельному белью связанными руками. – Ляг на спину. Фэйюй не протестует: стоять на четвереньках у него просто нет сил. Парень устало укладывается на матрас и с облегчением вздыхает, радуясь небольшой передышке для уставшей поясницы. – Раздвинь ноги. Лео торопливо и небрежно суёт ему под ягодицы высокую подушку, вынуждая лечь выше и бесстыдно раскрыться перед мужчиной. Артур всегда смеётся над тем, какой его Ло-лаоши лёгкий, практически невесомый, но сегодня его тело почему-то ощущается иначе. Тяжёлым, почти свинцовым. Юньси вдавливает его в кровать и фиксирует кисти над головой, не оставляя ни малейшей возможности сбежать. – Фэйюй, посмотри на меня, – Лео тяжело дышит, смотря ему в лицо. Артур с видимым усилием поднимает расфокусированный взгляд и вопросительно дёргает подбородком. Юньси тяжело вздыхает. Сука. Безумно хочется сорвать этот проклятый кляп с его лица и поцеловать. Мокро и жадно вылизать эти абсолютно блядские губы, которые Артур так провокационно приоткрывает, хрипло постанывая во время секса. Которые так и просятся, чтобы их искусали, а после раздвинули, проталкивая язык глубже, до самой глотки, занимая всё свободное пространство. Но снимать кляп это последнее, что им сейчас стоит делать. Иначе Артура будет не заткнуть с его вечным "гэгэ, глубже", "гэгэ, ты такой красивый", "гэгэ, хочу потрогать тебя сзади". – Хочешь, наставлю на тебе засосов, и ты ещё неделю будешь стафф по стеночке обходить? – посмеивается Лео и ведёт влажным языком вдоль податливо подставленной шеи, поднимаясь вверх к мочке уха. Идея оставить несколько тёмных отметин сейчас кажется дьявольски привлекательной, но Юньси понимает, что после такого у них наверняка будут проблемы. Впрочем, сегодняшние следы останутся с Артуром ещё как минимум на пару дней. Твёрдая головка снова прижимается к расслабленному входу и, к огромному облегчению Фэйюя, наконец-то беспрепятственно проникает внутрь. Лео сначала по привычке двигается очень медленно, даже бережно, внимательно отслеживая реакцию парня, но спустя мгновенье резко входит до упора, выбивая из Артура короткий вскрик. Блять. Нужно будет после извиниться за этот неосторожный поступок, но делать это сейчас нет ни смысла, ни желания. – Ты такой тугой, – жарко шепчет Лео на ухо, волнообразными движениями жёстко вбиваясь в тело парня под ним. – Сколько раз уже трахал тебя, а ты всё такой же как в первый раз. Мой член идеально подходит для твоей задницы, Артур. Она создана, чтобы я имел тебя сутками напролёт. Фэйюй выгибается, протяжно стонет, закатывая глаза, и самообладание Лео моментально идёт нахуй вместе с последними отголосками сострадания. Потому что, когда он внутри, думать хоть о чём-то кроме этого охуительного щенка, разложенного под ним на постели, попросту невозможно. Мелкий сучёныш, который каждый раз намеренно дразнит его, заставляя член стоять колом. Провокации действительно всегда достигают цели. И хоть Юньси никогда не признается в этом, но, если Артур так жаждет ощущать его в своей заднице — он готов воплотить в жизнь эту маленькую юношескую прихоть. И раз тот сам напрашивается — что ж, Лео абсолютно не жалко своих сил и времени, чтобы порадовать парня лаской. Юньси раз за разом с бесстыдным хлюпаньем вбивается в горячее тело Артура, извлекая из того стоны вперемешку с хныканьем. Мужчина тяжело дышит, стараясь не кончить только от этих возбуждающих лучше любой порнухи звуков. Фэйюй сегодня невероятно громкий, и Лео страшно представить, что случилось бы, если б он не додумался заткнуть ему рот. Орал бы так, что и на первом этаже бы услышали. Парень под ним натурально рыдает, но это мало похоже на слёзы боли. Во всяком случае, активно подмахивающая задница и каменный стояк явно намекают, что если Артур там и страдает, то только от отсутствия возможности наконец отдрочить себе, кончив раньше, чем Юньси успеет произнести "Мо Жань любит трахаться с Чу Ваньнином". Фэйюй слабо изгибается, пытается вырваться из захвата, но Лео держит его руки крепко сцепленными над головой. Давит на них, наваливаясь всем весом, не давая выскользнуть из-под себя. Возможно, останутся синяки, но ему плевать. – Какой же ты развратный, – стонет Юньси, кончиком языка слизывая скатывающуюся по виску слезу. Шепчет: – Даю тебе десять секунд, чтобы улечься на живот. Взгляд Артура затуманен и рассеян, но тем не менее, как только Лео привстаёт, выскальзывая из него, парень тут же переворачивается, укладываясь пахом на подушку, прогибается в пояснице и высоко задирает задницу. – Зрелище, достойное целой фотосессии, – выдыхает Юньси, и, придерживая член у основания, снова проникает в скользкий анус на всю длину. Наваливается на Фэйюя, прибивая одеяло по обе стороны от парня, и хватается за растрёпанные волосы, вынуждая улечься щекой на кровать. – Лучше этой растянутой и растраханной дырки я в жизни не пробовал. Тебе надо подумать над сменой профессии, чтобы иметь возможность делиться ею с другими. Стыдно за все эти слова если и будет, то точно не ему. Артур зачем-то продолжает крепко держать заветный тюбик с лубрикантом, прижимая его к себе, пока Юньси вбивает его в подушку, по которой парень безбожно елозит, периодически съезжая куда-то вниз, но исправно возвращаясь обратно. – Фэйюй, – с довольной улыбкой стонет ему на ухо Лео, – я выебу тебя так, как попросишь. На полу, раком в подворотне, с грязными фразочками, да даже натянув на себя костюм горничной, в машине и на каблуках. Просто пока щажу твою драгоценную задницу, потому что я л… лучше приберегу её для более полезного времяпрепровождения. Но, – вдруг шепчет мужчина, ощутимо прихватывая упругий хрящ зубами и меняя темп на более быстрый. – Запомни кое-что на всю свою жизнь, Артур: во мне дохуя огня. Смотри только не сгори в нём. Иметь парня в такой позе чистое наслаждение. Кровать протестующе скрипит под их телами, раскачиваясь в такт активным движениям Юньси, и абсолютно любой человек в этом отеле может понять, что происходит в этом номере. Артур как может упирается руками в деревянное изголовье, чтобы не съезжать вперёд, но это исключительно его проблемы. Лео невольно вспоминает сношающихся уличных котов, которых однажды видел в программе о природе. Коты. Дьявол. Они действительно занимаются этим словно два похотливых животных, наконец-то оставшихся наедине. Для полного сходства остаётся только прихватить орущего под ним Фэйюя за холку. Это мало похоже на их привычные встречи, во время которых Юньси обходится с парнем максимально нежно и бережно, уделяя большое внимание подготовке и самому процессу. Потому что ему важно, чтобы Артуру не было больно. Важно, чтобы не осталось видимых следов. Важно, чтобы никто не узнал. Но сейчас всё совсем иначе. И значение имеет лишь то, чтобы Фэйюй не захлебнулся собственными соплями, а на всё остальное можно положить огромный болт. Ну, почти. Парень сжимается, царапая лакированное дерево короткими ногтями и громко стонет, утыкаясь носом в одеяло. Лучший любовник в его жизни, в лучах тепла которого захочет погреться не один десяток человек. Потому что эти харизма, обаяние и доброта просто не могут не подкупать. Даже мужиков. Но сегодня и сейчас он занимается сексом исключительно с ним, стонет от его движений и стараний. Выгибается только для него и под ним. Проклятый ебливый щенок. – Однажды я кончу в тебя и буду смотреть, как сперма вытекает из твоей опухшей растраханной дырки, – хрипло стонет Лео на ухо чуть притихшему Артуру. – Но не сегодня. Оргазм накрывает его словно цунами. Скручивает мышцы, уносит все мысли и картинки из фантазий, оставляя на языке сладкий привкус имени, коротко прозвучавшего в тишине номера. В глазах темнеет, а по затылку пробегают щекотные мурашки, которые Лео всегда считал признаком отличного окончания секса. Тяжело. Он задыхается после произошедшего. Ему хорошо и плохо одновременно, разгорячённое тело продолжает подрагивать от прилива энергии и адреналина, впрочем, они оба знают, что это ненадолго. – Ты там живой? – слабым голосом уточняет Юньси, непослушными пальцами развязывая узел кляпа. Снимает влажную от дыхания и слюны ткань и отбрасывает на кровать. – Артур? – В… вый… выйди из… из меня, – едва слышно выдыхает Фэйюй, и Лео поспешно выскальзывает из его тела. – Я в порядке. Юньси садится рядом и быстро разматывает ленту, позволяя парню расправиться и улечься поудобнее. Мужчина осторожно заглядывает ему в лицо, но Артур, видимо, совсем выдохся и, прикрыв глаза, тихо лежит. – Давай я тебя приласкаю, – мурлычет Лео, ловко забираясь ладонью под расслабленный торс Фэйюя. Парень слабо протестующе мычит, но всё же сгибает одну ногу в колене и чуть приподнимается, чтобы Юньси было удобнее. – Так… Что? Рука натыкается на тёплое мокрое пятно, которое ну весьма отдалённо и только при хорошем воображении напоминает пот. Лео подозрительно смотрит на поднесённые к лицу пальцы и внезапно прищуривается: – Арту-у-у-ур? – Испач… испачкал немного подушку, – из последних сил выдаёт Фэйюй и тяжело поворачивается лицом в мужчине. – Но в свою защиту скажу, что она отличная любовница. Юньси искренне смеётся, не обращая внимания на смущённое фырканье парня, и ложится рядом. Обнимает Артура и нежно прижимает его голову к своей груди, целуя в пахнущую сексом макушку. Фэйюй по-детски шмыгает носом, сглатывает и затихает. Очень хочется несколько минут побыть в абсолютном покое, а ещё — горячий чай с вредными, но вкусными бутербродами. – Ничего не болит? – шепотом интересуется Лео спустя некоторое время. – Ягодицы просто горят, – надувает губы парень, касаясь тыльной стороной ладони упомянутого места. – Могу поспорить, что останутся синяки. – Останутся, – не отрицает Юньси, поглаживая Артура по плечу. – Сейчас, дай мне полчасика, и я буду готов повторить. Фэйюй вскакивает на колени так резко, словно ему сообщили, что через минуту здесь будут его менеджер вместе с отцом и доброй половиной семьи. Широко распахнутыми глазами смотрит на довольно раскинувшегося на кровати Лео с откровенным ужасом. – Нет! – Да-да, можешь готовиться снова орать. Артур хватает валяющийся рядом с ним тюбик лубриканта, протягивает руку за пределы кровати и демонстративно бросает его на пол, продолжая испуганно смотреть на мужчину. Юньси не выдерживает и начинает бессовестно ржать, тоже усаживаясь на постели. – Как скажешь. А что насчёт меня? – Лео игриво раздвигает бёдра и проводит пальцами по члену. Фэйюй следит за этим манящим движением, а после с явным разочарованием сглатывает и отрицательно мотает головой. – Мне кажется, – донельзя печально тянет он, с пыхтением сползая с кровати, трёт уставшую поясницу и театрально воздевает руки к потолку, напоминая молящегося в Древнем Египте, – что я буду на тебе лишь по какому-то очень значительному поводу. Если ты контракт с Диором подпишешь, например. – О-о-о! – оживляется Лео. – Если я подпишу с ними контракт, то на радостях дам тебе где и как угодно, хоть на шанхайской телебашне, хоть в кафе, хоть в машине. Главное, не раздвинуть ноги прямо там, где узнаю об этой новости. – Уж постарайся, – ворчит Артур и уходит в душ. Юньси, мечтательно напевая какую-то попсовую песню, идёт следом. Щенки такие предсказуемые.

***

– Что с ним такое? – шёпотом спрашивает гримёрша, стреляя глазами в Артура. – Целый день такой сдержанный, обходительный, и спину так красиво держит, будто палку проглотил. Если бы все мужчины были такими, я бы даже замуж вышла. – Да так, просто входит в образ Мо-цзунши, – небрежно бросает Лео, продолжая бесцельно листать ленту вэйбо. Слава небожителям, утренний шокированный взгляд парня, обалдевшего от всей гаммы ощущений после размашистого плюха на сидение, видел только он. А уж в какой интересной позе Артур будет вечером возвращаться в отель, паскудно хихикающий Юньси пока предпочёл ему не спойлерить. Скоро сам всё почувствует.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.