Поверь мне

Слэш
NC-17
Завершён
3822
автор
Размер:
74 страницы, 6 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3822 Нравится 422 Отзывы 1295 В сборник Скачать

Бонус

Настройки текста
Примечания:
— Как думаешь они отреагируют? — спрашивает Чонгук, блокируя телефон и сжимая его в руке. — Не знаю, — пожимает плечами Тэхён, следя за дорогой. — Хорошо, что наши родители знают о нашей ориентации, это упрощает дело. — Ну да, — усмехнулся Чонгук. — Если бы они думали, что мы натуралы, а тут «Здравствуйте, мамы-папы, мы любим друг друга и живем вместе», думаю, без скорой не обошлось бы. Тэхён рассмеялся, притянул пальцы Чона, которые сжимал в своей правой руке, и оставил на них легкий поцелуй.  — На самом деле, я думаю, что все пройдет нормально, — спокойно говорит Тэхён, делая легкий разворот. — Наши семьи знакомы, нас они знают с детства, и когда первый шок пройдет, они не будут против. — Я тоже так думаю, — улыбнулся Чонгук, смотря на профиль своего парня. Они уже почти месяц вместе. В те же выходные, после их разговора, они перевезли вещи Чона из квартиры Сокджина. Джин познакомился с Тэхёном, на самом деле крепко пожал ему руку и сказал, что теперь понимает, почему Чонгук влюбился в него, ведь Ким красавчик. Тэхён рассмеялся, Чонгук фыркнул и закатил глаза. Чон продолжал работать в редакции «Butter». Первую неделю после его выхода с «больничного» Сомин еще мозолил им глаза, но потом ушел из редакции, собрав свои вещички. Оба парня выдохнули, Чонгук с облегчением, Тэхён тоже, но с другим, потому что все равно ревновал, хоть и понимал, что это глупо. Жить с Чонгуком оказалось просто прекрасно. Тэхён наконец расслабился, и уже не дергался каждый раз, когда просыпался, а младшего не было рядом. Этот страх постепенно отпустил, и можно было просто получать удовольствие друг от друга, от жизни вместе, от прекрасных и свежих отношений. Несмотря на то, что они знали друг друга много лет, но всё-таки это было давно. Сейчас они совсем другие люди, привыкали друг к другу заново, узнавали и притирались. Но это легко давалось, потому что в прошлом они как никак были близки. Чонгук был легким, веселым и без проблем привык к новой жизни. При этом его накрывало иногда недовольство, он мог бубнить и строить недовольные гримасы, тогда Тэхён больше умилялся с него, чем воспринимал его фырканье всерьез. Ким был заботливым, внимательным и привык к младшему в своей жизни и квартире так же легко, потому что хотел этого. При этом очень ценил то, что когда на работе завал и нервы, как канаты, на его раздражение или грубость Чонгук реагировал спокойно, приносил кофе и чмокал в висок, уходя заниматься своими делами, давая старшему возможность закончить с работой. Ведь он знал, что потом Тэхён остынет, придет, обнимет крепко и прошепчет на ухо, как сильно он его любит. Они привыкали, притирались, уживались и были счастливы. Чонгук забывал прошлое, заменяя его прекрасными моментами настоящего и планами на будущее. Тэхён ценил и уважал, это выражалось практически в каждом поступке, и Чон наконец мог почувствовать себя полностью уверенным за спиной своего мужчины. Оставалась одна маленькая, но очень важная деталь. И это рассказать родителям об их отношениях. Они не стали говорить об этом по телефону, не хотели объяснять все сначала одним родителям, потом вторым, поэтому ждали совместной встречи, которая была запланирована. И на которую в данный момент парни ехали на машине Тэхёна. Родители Кима взяли недельный отпуск, чтобы погостить у друзей в Пусане, и уехали еще вчера днем. У Тэхёна и Чонгука пока не было возможности взять побольше выходных, поэтому в субботу рано утром они выехали из Сеула, чтобы к двенадцати часам быть в Пусане. Завтра после обеда им придется возвращаться обратно, но лучше уж так, чем пропустить долгожданную встречу двух семей. Тем более они собираются сообщить такую новость. — У меня такое странное состояние, — с улыбкой говорит Чонгук, откинув голову на подголовник. — С одной стороны, я волнуюсь, потому что ни разу никого с родителями не знакомил, а тем более это ты. Но с другой стороны, такое нетерпение поскорей все выложить и просто увидеть их лица. Тэхён рассмеялся, Чонгук тоже не сдержал смеха.  — Да, это будет интересно, — кивнул Ким. — Я даже думал в этот момент достать телефон и сделать фото на память. — Это жестоко, — усмехнулся Чон. — Зато весело. — Зато весело, — покивал Чонгук. — Все будет отлично, чудо, — с улыбкой сказал Тэхён, кидая на своего парня взгляд и крепче сжимая его пальцы в своей руке. — Я представить не могу такого сценария, по которому наши родители будут против. Шок да, будет, но они нас поддержат, я уверен. — Я тоже, — улыбнулся Чонгук. ________________________  — Господи, сынок! Чон Сонми выбегает из дома в фартуке, торопливо вытирая об него руки. Парни припарковали машину во дворе на дорожке возле гаража, и с улыбками подходили к дому. Мама налетает на Чонгука, крепко сжимает сына в объятьях, шепчет, как же она соскучилась. Чонгук также не может сдержать улыбки, обнимает родного человека, чмокает в щеки, получая кучу поцелуев в ответ.  — Чонгук, я так рада, что вы приехали, — с улыбкой говорит Сонми, выпуская сына из объятий. — Как дорога, все хорошо? — Да, все отлично, мам, — кивает Чон, отходя в сторону. К ним подходит Тэхён с сумкой в руке, и широко улыбается. — Добрый день, Сонми. Женщина распахнула глаза, улыбка застыла у нее на лице, она разглядывала парня перед собой. — Боже, Тэхён, — выдохнула госпожа Чон. — Ты такой… взрослый. Такой красивый. Иди сюда, сынок, я так по тебе соскучилась. Объятья были такими же крепкими, если не крепче, потому что Ким мог поклясться, что пара рёбер треснули. Из дома вышла мама Тэхёна, Ким Исыль, быстро приближаясь к парням и сразу же обнимая Чонгука. — Чонгук-и, как я рада тебя видеть, — с улыбкой говорит госпожа Ким. — Я тоже рад, — улыбается Чон и смотрит, как Исыль обнимает своего сына. — Вы, наверное, устали с дороги, — говорит Сонми, когда они вчетвером идут к дому. — Я подготовила комнату для Тэхёна на первом этаже, в ней раньше жил Чонгук. Сынок, ты не против поспать на диване? Гостевая комната на втором этаже занята. Парни переглядываются, поджимая губы. К вечеру ситуация со спальными местами явно изменится.  — Я не против, мам, — говорит Чонгук. — Думаю, мы с Чонгук-и можем занять одну комнату, — с улыбкой говорит Ким, и все трое на него удивленно смотрят. — А что? Как в старые добрые времена. Чон щурит глаза, видя усмешку на лице своего парня. Мамы в ступоре моргают, переводя взгляд с одного на другого.  — Как хотите, — сказала госпожа Чон. — Ваше дело. Они заходят в дом, Тэхён внимательно все осматривает. Ему хотелось знать, где жил его Чонгук до окончания школы, хотелось знать все. Дом был двухэтажный, но небольшой. Гостиная, кухня и обеденная зона на первом этаже, плюс небольшая спальня с отдельной ванной комнатой. На втором этаже две спальни побольше, одна ванная комната и небольшой кабинет отца Чонгука. — У вас прекрасный дом, — с улыбкой говорит Ким, осматриваясь. — Спасибо, сынок, — отвечает Сонми. — Мам, а где папа? — спрашивает Чонгук, кидая свою толстовку на диван и падая рядом, вытягивая ноги, которые немного затекли за пять часов в пути. — Они с Минджуном на заднем дворе убирают участок, готовят его для барбекю. — Нет, мы уже здесь, — говорит Тхан, отец Чонгука, заходя вместе с другом в дом. Чонгук обнимает отца, затем Минджуна, и слышит за спиной, как его папа хлопает по спине Тэхёна.  — Тэхён, сынок, ты так вырос, — смеется мужчина, пожимая руку парню, и обнимает его. — Отбоя от девушек, наверное, нет. Еще не надумал жениться? Чонгук поджимает губы и оборачивается, смотрит на усмешку своего парня. Лишь бы ничего не ляпнул, пролетает резвая мысль. — Вообще думаю, — с усмешкой кивает Ким, и кидает взгляд на Чона. — Лишь бы тот человек согласился. Все молчат и хлопают глазами, отец Чонгука первый смеется и обнимает Тэхёна за плечи. — Какая отличная новость, — говорит мужчина. — Сынок? — на ультразвуке вопрошает Исыль. — Мы чего-то не знаем? Тэхён ловит злой взгляд Чонгука, и поджимает губы. У них будет серьезный разговор, он это чувствует, потому что младший в нем сейчас дыру прожжет. — Это шутка, мам, — отмахивается Ким, и садится на диван. — Тоже мне, шуточки, — бубнит госпожа Ким. — Юморист. — Да уж, от него дождешься, — хмыкает отец Тэхёна. — Пошли, Тхан, мы еще не закончили. Мужчины уходят обратно во двор, Сонми поворачивается к сыну и говорит: — Сынок, покажи Тэхёну свою комнату. Потом приходите на кухню, перекусите. Парни кивают, Тэхён идет за Чоном с сумкой в руке, видит, как напряжены плечи его парня. Они заходят в комнату, и как только Тэхён закрывает дверь, Чонгук разворачивается и пальцем тыкает ему в грудь. — Ты, — шипит младший, — ты издеваешься? — А что я такого сказал? — хлопает глазами Ким. — К чему все это? — щурит глаза Чон. — «Мы поспим в одной комнате», — передразнивает Чон Кима, на что старший смеется. — Еще и жениться он на ком-то собрался. Ты издеваешься? — Если я соберусь жениться, Гуки, — тихо и серьезно говорит Тэхён, — то ты первый об этом узнаешь. — Да неужели? — фыркает младший, отходя от Кима на пару шагов. — Пригласишь? — Конечно, — кивает Тэхён, медленно надвигаясь на младшего, заставляя того отступать ближе к кровати. — Ты же будешь женихом. — Тэ… Ким сокращает между ними расстояние, легко толкает младшего, и тот опускается на кровать, Тэхён прижимает его сверху своим телом. — Мы потом все обсудим, Гуки, — хрипло говорит Ким. — Сейчас, думаю, не время и не место. Он целует сладко и медленно, распаляет, как делает каждый раз, когда прикасается. Чонгук отвечает, руками обнимая за шею, перебирает темные пряди на затылке.  — Тэхён, хватит, — выдыхает Чонгук, когда губы Кима переходят по подбородку на шею. — Дверь открыта, и если зайдет кто-то, то и разговор будет не нужен. — Еще немного… — Мы договорились, — шепчет Чон, и тихо шипит, когда тонкую кожу прикусывают зубами, — что в доме родителей ничего не будет. Подождем до дома. — Это просто поцелуи, Гуки. — С тобой не может быть просто, Тэ… Губы опять сминают губы, Ким глубоко пропихивает язык, вырывая из своего парня тихий стон. Потом отстраняется и с неохотой встает, смотря на бугорок в джинсах, вздыхает. — Да, зря мы это начали. Чонгук смеется, облизывая губы, и садится на кровати, поправляет свой член в черных брюках. — А я предупреждал. Надо успокоиться и идти к родителям. Разберем пока вещи. Ким вздыхает и кивает. Выбор здесь небольшой. ____________________________ Парни пообедали, и когда родители их заверили, что помощь им не нужна, решили покататься по городу. Чонгук показал свою школу, любимое кафе и парк, где иногда гулял с друзьями. Показал любимое место на набережной, где часто бродил с фотоаппаратом и делал снимки. Тэхён впитывал все, как губка, ловил каждое слово и воспоминание. Он хотел знать о Чонгуке все, поэтому с интересом разглядывал любимые места своего парня. Слушал, запоминал, любовался Чонгуком, который ушел в воспоминания, с легкой улыбкой на губах рассказывал интересные моменты. Они погуляли часа четыре, затем заехали в магазин, чтобы купить свое любимое вино. Как ни странно, им стало именно то, которое они пили вдвоем прямо из горлышка в тот вечер, когда раскрыли друг другу свои чувства. Это стало их маленькой традицией, бокалы были забыты, но плед и диван, пусть и без дождя за окном, всегда навевали приятные и теплые воспоминания. Вечером стол был накрыт в доме, а не на улице, как планировалось, потому что поднялся довольно сильный ветер. Горячее мясо, только что снятое с сетки для барбекю, пахло аппетитно, поэтому две семьи с удовольствием наслаждались им, хваля мужчин, которые гордо ухмылялись. Весь вечер навевал воспоминания, а вспомнить было что, ведь много лет дружбы между их семьями оставались всегда внутри приятными моментами. Они смеялись, шутили, вспоминали. Особенно доставалось детям, а в частности Чонгуку, который все же был младше, его пожурить было чем и за что. Тэхён смеялся вместе со всеми, наблюдая за Чоном, который закатывал глаза и дул губы, потому что понимал, что этого не избежать. Они сидели рядом, поэтому Тэхён мог незаметно под столом гладить его колено или сжимать теплые пальцы в своей руке. — Как твоя работа, сынок? — с интересом спросила Сонми. — Вы же в одной редакции работаете? — Ну да, — кивнул Чонгук, пережевывая мясо. — Тэхён мой начальник. Ким фыркнул, вспоминая, как Чон закатывает глаза на его указания по работе, или переводит все во флирт на рабочем месте, потому что знает, что в редакции Ким ему ничего не сделает. Но вот дома… Чонгук этого и добивается, распаляя парня, потом с наслаждением принимает «наказание» за свои выходки. — А тебе нравится твоя работа, Тэхён? — спрашивает отец Чонгука. — Очень, — улыбается парень. — Я ни разу не пожалел о том, что выбрал эту профессию. Мне она интересна, я получаю удовольствие от своей должности. — Тэхён очень хороший главный редактор, — непринужденно говорит Чонгук, палочками подхватывая овощи с тарелки. — С ним легко работать, его в редакции уважают. Родители довольно улыбаются, гордясь своим сыном, а Тэхён насмешливо ухмыляется, смотря на профиль своего парня. — Действительно? — спрашивает Ким. — Как будто ты не знаешь, — закатывает глаза младший. — Расскажешь поподробнее, как тебе нравится со мной работать? — Обязательно, — кивает Чон, и смотрит на Тэхёна с усмешкой. — Только потом. Родители наблюдают за этим диалогом, переводя взгляд с одного парня на другого. Те смотрят друг другу в глаза с усмешками, потом синхронно отворачиваются и продолжают ужин. — Вы как семейная пара, — смеется Исыль, смотря на парней. — Все же не растеряли свою дружбу за столько лет. Парни одновременно застывают и сглатывают, смотря на маму Тэхёна. Им стало неловко, но все же разговор «икс» не за горами, и видимо, они не могут контролировать свое общение. Настолько привыкли себя не сдерживать в общении, флирте и намеках, что даже не обратили внимания на родителей. — Кстати, Чонгук, — говорит госпожа Чон, — а почему твой парень опять не приехал? Мы так и не познакомились с тем, ради кого ты вернулся в Корею. Чонгук застывает и уже жалеет, что вообще ничего не рассказывал матери. Он не сказал, что расстался с Сомином, не сказал, что переехал к Тэхёну. Они решили выложить им все и сразу, вместе. Но вот мама взяла быка за рога, а пальцы на колене Чона сжимаются сильнее, парень поджал губы, смотря на маму, которая ждет ответа. Тэхён делает два глотка вина и откидывается на спинку стула. Напоминание о Паке и о том, что его все еще как-то связывают с его Чонгуком, взбесило, он тихо скрипнул зубами. Поэтому он берет руку младшего под столом, переплетает их пальцы и поднимает их сцепленные руки, кладет на стол.  — На самом деле, дорогие родители, — твердым голосом говорит Тэхён, прищелкнув языком и чувствуя, как пальцы младшего сжали его руку еще сильнее, — мы хотели вам кое-что сказать. Мы с Чонгуком встречаемся, уже месяц живем вместе и очень сильно любим друг друга. Чонгук застыл и исподлобья наблюдает за охреневшими лицами родителей, переводя взгляд с одного на другого. На фоне будто слышны пресловутые сверчки и даже истеричная кошка заверещала за углом. Родители молчали, смотря то на парней, то на их переплетенные пальцы. Первым в себя пришел отец Тэхёна. Минджун тихо рассмеялся, допил вино в бокале и сказал: — Отлично, Чонгук умеет готовить, поэтому я спокоен. Теперь все смотрят на него, а Чонгук и Тэхён закатывают глаза. Но Ким смотрит на отца с благодарностью за то, что тот разрядил обстановку, на что папа подмигнул и улыбнулся.  — Я не поняла, — прошептала мама Чонгука. — Тэхён, сынок, но разве тебе не нравятся девушки? Я думала… — Ага, мы тоже думали, — усмехнулся господин Ким, отправляя в рот кусочек мяса. — Но я выбором сына доволен, не понимаю в чем проблема? Тэхён поклялся сам себе, что сегодня расцелует своего папу, потому что несмотря на то, что отец вечно подкалывал сына насчет его предпочтений, в самый ответственный момент именно он поддержал первым. — Да никаких проблем, — немного заторможено проговорила госпожа Ким, — просто неожиданно. Они столько лет дружили… — И это только поспособствовало тому, что наши чувства так быстро раскрылись, — вставил Тэхён, смотря на маму. — Чонгук для меня не просто друг, он мой близкий и любимый человек. — Мои отношения с Сомином закончились, потому что он мне изменил, — спокойно сказал Чонгук, смотря на свою маму. — Тэхён был рядом, он очень мне помог, и получилось так, что стал для меня любимым человеком. Они решили не рассказывать родителям предысторию своих отношений о любви Чонгука к Тэхёну в подростковом возрасте. Зачем? Это не имело смысла, и ни на что не влияло. Это их история и она останется между ними. Главное, что родители должны знать, понять и принять, что их сыновья любят друг друга и будут вместе. — Неожиданно, — первый раз подал голос отец Чонгука, смотря на парней. — Я уже давно принял твою ориентацию, сынок, и более чем доволен выбором. Тэхён нам родной, поэтому я без проблем могу вам поверить. Что вы смотрите на них, будто они сказали, что земля плоская? — фыркает Тхан, обращаясь к женщинам. — Если бы они кого-то другого привели в дом, вам легче бы от этого было? — Да я не против, — воскликнула госпожа Чон, смотря на мужа. — Просто они так дружили в детстве и потом, подростками, а тут любовь. — Сонми, — с улыбкой говорит Тэхён, и женщина смотрит на него. — Я столько лет не видел Чонгука, поэтому когда снова встретил, то глаз не мог оторвать от вашего сына. Да, мы были друзьями, и это нас сближает. Но спустя столько лет я очень рад, что снова его встретил. Чонгук улыбается и смотрит на своего парня. Тот поворачивает голову и подмигивает, с улыбкой смотря в ответ. От этого становится спокойнее и теплее, Тэхён всегда будет рядом, кто и что бы ни сказал, Чонгук уверен. Как и уверен в их родителях, потому что нет криков и разборок, все более или менее спокойно. — Нам важно, чтобы вы знали и приняли это, — говорит Чонгук, снова смотря на родителей. — Потому что уже ничего не изменится. Мамы улыбаются и переглядываются. Отцы фыркают, смотря на жен, и чокаются бокалами. — Мальчики, это ваш выбор, и мы точно не будем против, — с улыбкой говорит госпожа Ким. — Раз вы уже месяц живете вместе, то смогли узнать друг друга заново. Неужели вы думали, что мы будем против? — Нет, мы так не думали, мам, — сказал Тэхён. — Знали, что будет шок, но были в вас уверены. — Ну, значит, выпьем, — громко говорит Минджун, разливая вино по бокалам. — Мой сын умеет меня удивлять, очень странно, что я дожил до своих лет, — все смеются, а Тэхён фыркает. — Но я очень рад за наших сыновей. И если они счастливы, то и мы, родители, будем счастливы тоже. Ведь нам большего и не надо. Все улыбаются, поднимая бокалы, а Тэхён смотрит на своего отца и понимает, как же он его обожает. Одними губами шепчет «спасибо», на что его отец подмигнул. Тэхён точно его расцелует и подарит самую дорогую бутылку виски, который коллекционирует его отец. _________________________ Был уже первый час ночи, когда все сытые, подвыпившие и уставшие решили, что на сегодня достаточно. Быстро разобрали стол, распихав еду по полкам холодильника, и разошлись по комнатам. Теперь вопросов не возникало, почему парни будут спать в одной спальне. Первым в душ пошел Чонгук, потом Тэхён. Усталость разливалась по телу после насыщенного дня, долгой поездки и всего выпитого и съеденного. Чон лежал на кровати в одних боксерах и футболке старшего, которую давно начал использовать для сна. Прикрыв глаза, Чонгук с улыбкой думал о том, что их отношения перешли и этот порог. Ведь было важно, чтобы родители поддержали. Хотя, на другое они и не рассчитывали. Тэхён заходит в комнату. На нем только полотенце, которое закреплено на бедрах, прикрывая ноги. Старший выключает основной свет, подходит к кровати и щелкает выключателем небольшой лампы, которая стоит на тумбочке. Смотрит на Чонгука, который скользит взглядом блестящих от алкоголя глаз по его крепкому телу, и ухмыляется. — Устал? — тихо спрашивает Тэхён. — Да. — Насколько сильно ты устал? — спрашивает Ким, начиная опускаться на кровать, и нависает над Чоном. — Ты хочешь уснуть и отдохнуть? Или хочешь скинуть напряжение этого дня в оргазме? Губы скользят по шее, зубы цепляют тонкую кожу, Чонгук заводится и жмурит глаза. — Тэ, мы же договорились, — выдыхает Чон. — И мы ничего с собой не брали. — Это ты так думаешь, — усмехается Тэхён, разжимает ладонь и на постель падает тюбик со смазкой. — Я всегда готов для тебя. Чонгук смеется с придыханием, чувствует, как теплая ладонь скользит по его животу, цепляет резинку боксеров и проникает под тонкую ткань. — Наверху спят родители… — Поэтому я очень рад, что мы на первом этаже, — пальцы сжимают полувозбужденный член Чонгука, рука начинает плавно двигаться. — Тебе просто надо быть потише. — И тебе тоже. — И мне тоже, — кивает Тэхён, целует Чона глубоко, мокро и быстро. Всегда с Чонгуком, из раза в раз, он будто впервые к нему прикасается. Вспоминает тот вечер, когда Чон остался у него, и они узнали друг друга близко, интимно, до звезд перед глазами. Ничего не меняется, он Чонгука хочет всегда, тот не дает ему расслабиться, просто находясь рядом и каждый раз дразня своим телом, улыбкой, взглядом. Тэхёну мало, Чонгуку тоже. Они познали друг друга и не хотят останавливаться, потому что необходима эта близость, несмотря на то, что утром они уже занимались сексом. Это как голод, как жадность до тела, которое всегда хочется сжимать в своих руках, чувствовать, что оно принадлежит тебе. Тэхён прерывает поцелуй, вытаскивает руку из боксеров Чона и шепчет в губы: — Коленно-локтевая, малыш. Чонгук облизывает губы и садится на кровати. Стягивает с себя футболку и, закусив губу, разворачивается спиной. Встает в упор на локти и колени, чуть оттопырив задницу, и сразу чувствует, как белье стягивают по бедрам. Поднимает колени, и боксеры улетают на пол. Тэхён сжимает в ладонях упругие ягодицы, смотрит на то, как прекрасно его Чонгук раскрыт сейчас для него. Чуть наклоняется и языком проводит по колечку мышц, облизывает, кружит самым кончиком по кругу, толкается внутрь, от чего Чонгук глухо стонет и опускает плечи, чтобы уткнуться лицом в постель. Тэхён пару раз чмокает влажный от слюны вход и присасывается губами, не отрываясь и с напором ласкает, влажные звуки заполняют комнату. — Тэ, господи… Язык кружит по кругу, губы целуют, расслабляют, посасывают, от чего колени дрожат, а по спине проходит дрожь. Язык толкается внутрь, и Ким разводит ягодицы Чона в стороны, пытаясь проникнуть как можно глубже. Секс был только утром, много времени для растяжки не понадобится, поэтому и язык может ласкать стенки изнутри, выбивать из Чона приглушенные стоны в подушку. Тэхён прикрывает глаза, губы сжимает плотнее, мычит, и сразу резко толкает язык вперед. Усмехается от того, как дергаются бедра Чонгука от его ласк, настойчивых и уверенных, как стонет его малыш в подушку, наслаждается. Последний широкий мазок по промежности, и Ким выпрямляется в спине, встает на колени позади Чона. Смазка размазывается по пальцам и сфинктеру, два пальца нажимают на вход и медленно проникают внутрь. — Ммммм… Чонгук глаза закатывает, кусая губы, когда чувствует пальцы внутри себя, которые вошли по костяшки. Тэхён их разводит в стороны, оглаживает стенки, расслабляет, растягивает. — Гуки, — шепчет старший, чуть наклоняясь вперед и обхватывая ладонью член Чонгука, — оказывается я так люблю твои стоны. Мне их сейчас не хватает. — Тэ, — выдыхает младший, повернув голову вбок, — быстрее… Тэхён ухмыляется и двигает быстрее пальцами, сжимает другой рукой член Чона, водит медленно и плавно.  — Ты же не хотел секса в доме родителей, — с насмешкой шепчет Ким, поворачивая и сгибая пальцы, ищет и находит. Чонгук вздрагивает и мычит громко в подушку, сам бедрами начинает подаваться навстречу пальцам. — Ещё, — стонет Чон, игнорируя прошлую фразу. Три пальца скользят внутрь медленно, по костяшки входят, и Чонгук жмурит глаза. Это невероятно, каждый раз ощущать все это. Когда обычная растяжка как самая жаркая прелюдия заводит так сильно, что горит все тело от желания поскорее быть трахнутым. В его жизни такого не было до Тэхёна. Его парни просили сделать это до секса, чтобы сразу перейти к процессу, поэтому он и готовился перед приездом к Киму в тот вечер. Но Тэхён заверил его, что для него этот процесс важен и нужен, он заводит, он дает чувство ожидания и предвкушения, поэтому младший наслаждается такой лаской, улетает от уверенных движений пальцев внутри него. Твердый член касается бедра Чона с внутренней стороны, и Тэхён шепчет хрипло: — Ты готов, Гуки. Но есть одна просьба. — Что? — растерянно шепчет Чон, поднимая голову. — Развернись. Чонгук плохо соображает, когда его тело начинают подталкивать в сторону, чтобы он был не вдоль кровати, а поперек. — Зачем? — спрашивает Чонгук, слыша влажные звуки, когда смазка размазывается по члену Тэхёна. — А ты подними голову и посмотри. Чонгук смотрит вперед и застывает, когда горячая головка касается входа. Перед его глазами большой шкаф-купе, дверцы которого сплошное зеркало. В приглушенном свете спальни он видит себя, раскрасневшегося и тяжело дышащего, а за его спиной стоит Тэхён. Он смотрит прямо в глаза через зеркало и плавно толкается бедрами вперед, головка входит, скользит внутрь легко благодаря смазке и растяжке. Чонгук опускает голову, губами прижимаясь к пледу, чтобы сдержать стоны, которые вырываются, пока вся длина заполняет его изнутри. Бедра Кима касаются его ягодиц, и Чонгук выдыхает, облизывая губы. — Никогда еще не занимался сексом перед зеркалом, — тихо говорит Тэхён, сжимая тонкую талию в своих руках. — Хочу видеть тебя со всех сторон. Он начинает двигаться быстрее, увереннее, член скользит, раздвигая упругие стенки. Меняет углы проникновения, крепче сжимает пальцы, насаживает на себя Чонгука, который лица не поднимает, стонет, пытаясь перебить этот звук. Чонгук дрожит и двигается навстречу члену Тэхёна, сам просит и насаживается, когда головка так точно каждый раз проходится по простате. Тэхён не отрывает взгляда от зеркала, но этого мало. Он видит себя, как он вбивается в это прекрасное тело, но Чонгук, чтобы заглушить стоны, лицом уткнулся в постель. Его спина дрожит и блестит от испарины, Тэхён гладит ее ладонями, бедрами двигает быстрее, возбуждаясь от звонких шлепков, которые не скроешь, как стоны.  — Громко, — шепчет Чонгук, повернув голову. — Тэ, это… ааах, черт… Ким облизывает губы, с усмешкой слушая возражения, которые переходят в стоны. Он наклоняется вперед и шепчет в ухо: — Хочу увидеть тебя, малыш. Рука нажимает на грудь, и Чонгуку приходится подняться вместе с Тэхёном. Он часто дышит, ощущая всю длину в себе, но старший пока не двигается.  — А теперь открой глаза. Шепот на ухо, хриплый, возбужденный, глухой и глубокой, заставляет дрожать еще больше, Чонгук открывает глаза. Смотрит в зеркало и выдыхает. Он стоит на коленях, его тело блестит, а полностью возбужденный член стоит и чуть подрагивает. Челка облепила лоб, щеки красные, губы припухли от трения по одеялу. Чонгук глубоко дышит и переводит взгляд на Тэхёна. Тот смотрит на него из-за плеча. Его взгляд прожигает и скользит по отражению его тела в зеркале. Одна рука сжимает шею, пальцы поглаживают нежно, но уверенно. Вторая рука лежит у Чонгука на животе, гладит кожу и нажимает, прижимая к телу Тэхёна за его спиной.  — А теперь, — глубокий хриплый шепот на ухо, — не закрывай глаза. Рука с шеи переходит на рот, прижимается плотно к губам, и Тэхён возобновляет движения. Член внутри скользит сначала плавно и медленно, потом быстрее и быстрее, и уже стоны не сдержать. Чонгук мычит в руку, которая плотнее прижимается к его рту. Он смотрит и не может оторвать взгляда от зеркала. Странно ощущение, будто он подсматривает. Но осознание того, что это он, а Тэхён стоит сзади и вбивается в его тело точными быстрыми толчками, заставляет стонать еще больше. Ким нажимает на его живот, прижимает плотнее, чтобы Чонгук больше прогнулся. Двигает бедрами несдержанно, прижимается щекой к щеке Чона, рычит и шипит тихо. От этих звуков внутри все дрожит, звуки их секса всегда заводят, распаляют. Это хриплое дыхание на ухо, шлепки кожи о кожу, шепот и стоны, смазка хлюпает от каждого движения внутри Чонгука. — Вот что я вижу, когда я сверху, Гуки, — шипит в ухо Тэхён. — Тебя хочется снова и снова. Сука, невозможно просто… Тэхён не сводит взгляда с их отражения, толкается быстрее, а Чонгук уплывает. Он видит себя во время секса и теряется. Его рот зажат крепкой ладонью, Тэхён смотрит на него из-за плеча, приоткрыв рот и быстро дыша в такт своим толчкам. Глаза закатываются от стимуляции простаты, но Чон каждый раз открывает их, и смотрит, смотрит… Смотрит как его мужчина берет его, как жадно целует его шею, и сжимает пальцы на его животе, проминая кожу, гладит ладонью пресс. — Так хорошо, малыш, — хрипло на ухо. — В тебе хорошо, с тобой хорошо… — Тэээ, — приглушенно из-под ладони. — Так, да? Тэхён знает, как надо в конце. Он ускоряется, и ладонь с живота переходит на член младшего. — Я близко, малыш, — шепчет Тэхён в щеку Чонгуку, двигая бедрами, член скользит между ягодиц, входит глубоко и точно по простате. — Хочу с тобой, Гуки. Всегда хочу с тобой… Рука на члене начинает двигаться в такт с бедрами, Тэхён рычит приглушенно, не может сдержаться. Он убирает ладонь, чтобы хоть немного услышать стоны, и Чонгук выдыхает облегченно. — Тэ, еще, — тихо, но с надрывом, — быстрее, да… Тэхён стиснул зубы и в несколько движений доводит Чонгука до оргазма, шипит в ухо: — Гуки… Не закрывай глаза… Чонгук уплывает сознанием, дрожит в горячих руках, и широкая ладонь резко накрывает его губы. Он стонет приглушенно и видит, как его глаза прикрываются в предвкушении. Видит, как ладонь Тэхёна двигается на его члене, как белёсая сперма размазывается по стволу, когда он кончает, теряя опору и контроль над телом. Но Тэхён прижимает его к себе крепче, дышит громко и часто, губами водит по шее. Стенки сжимаются плотнее, и Ким тихо рычит, стараясь себя контролировать. Толкается нетерпеливо внутри Чонгука, скрипит зубами и поднимает голову, смотря на Чона, который прикрыл глаза и мычит в его ладонь от жестких толчков в его тело. — Обожаю тебя, Гуки… Оргазм взрывает все внутри, движения бедер замедляются, когда Тэхён кончает, не выходя из Чона. Он жмурит глаза и стонет в плечо своего парня, открывает глаза и встречает в зеркале взгляд черных глаз. Ладонь медленно опускается и Чонгук вздыхает, облизывая губы. Ким осторожно выходит, он дрожит от наслаждения и легкой истомы, которая расслабляет все тело. Чонгук опускается на кровать и томно выдыхает, прикрыв глаза. Тэхён ложится рядом, облизывает губы и дышит часто. — Я хочу такой же шкаф, — с придыханием говорит Ким, не открывая глаз. — А еще хочу зеркальный потолок. Лучше всю комнату в зеркалах. Надо сделать отдельную, это отличная идея, я уверен. Чон смеется тихо, рукой находит бедро Кима и гладит медленно. — Что за новые фетиши, Тэ? — С тобой это неудивительно, — усмехается старший. — На тебя хочется смотреть со всех сторон. — Спорить не буду, это очень заводит, — выдыхает Чонгук и открывает глаза. — И на самом деле все не так как в порно. Там все так поставлено, так красиво и размеренно. Но тут смотришь, и все не так. Сбито, непонятно, но заводит еще больше. — Отличная идея, — кивает Ким, облизывая уголок губ. — Надо все это снять. — Блять, я вообще не об этом… — Это будет интересно, Гуки, — ухмыляется Тэхён. — Ты на большом экране будешь великолепен. — Ой, да иди ты, — фыркает младший. — Мне опять надо в душ. Мог бы и выйти. — Не мог, — лениво улыбается Ким. Чонгук смеется и встает с кровати. Надевает одну футболку и выходит из спальни. ____________________________ — Все прошло хорошо, — говорит Тэхён, делая глоток из бутылки вина. Они лежат на кровати, укрывшись одеялом. Чонгук между его бедер, опирается спиной на грудь и тянет руку за бутылкой. — Согласен, — шепчет Чон. — Твой отец молодец, я его потом расцелую. — Значит, нас таких двое, — усмехается Тэхён, смотря как Чонгук делает глоток вина. — Надеюсь, они ничего не слышали, — говорит младший, облизывая губы. — Гуки, даже если и слышали, — усмехается Ким, ладонью поглаживая живот младшего, — и что? Мы все рассказали, они в курсе, а нам не пятнадцать лет. — Тэхён, это наши родители, — недовольно бубнит Чонгук. — Они такое слышать не должны. — Что-то ты не думал об этом, когда я кинул смазку на кровать, — усмехается старший. — Все, отстань, — бубнит Чон, делает глоток и передает бутылку Киму. Они молчат какое-то время, просто наслаждаясь тишиной, близостью друг друга и не думая ни о чем важном. — Знаешь, — тихо говорит Тэхён, — мне нравится такая смена обстановки. Я бы хотел с тобой куда-нибудь уехать или улететь, чтобы вот так проводить время и не думать о делах. — Это называется «отпуск», Тэ, — усмехается младший. — Давно я там не был, — улыбается Тэхён. — Надо будет устроить. И я хочу слетать в Америку. Хочу, чтобы ты мне показал и рассказал о том времени, когда там жил. — Ты серьезно? — удивленно спрашивает Чонгук, поворачивая голову и смотря на своего парня. — Очень, — улыбается Ким. — Хочу знать о тебе все. Мне правда интересно. Чонгук улыбается широко и поднимается выше, чтобы поцеловать своего парня в губы. — Я с удовольствием с тобой слетаю в Америку. И вообще куда захочешь, — шепчет в чужие губы Чонгук. — Я рад, — улыбается Ким. — Значит, будем планировать отпуск. — Будем, — кивает Чон. Они долго говорили о том, что хотят сделать в будущем. Спорили насчет ремонта в ванной, потому что Чонгука бесит этот кафель горчичного цвета. Смеялись, когда обсуждали какого питомца им завести. И рассуждали серьезно стоит ли обставить квартиру комнатными цветами или те завянут нахрен от их невнимательности. Простые вещи, из которых складывается жизнь и которые кажутся повседневными, для них сейчас как дополнительная близость друг к другу. Она связывает, дает опору и планы на будущее, и эти планы так прекрасно строить, когда любишь и уверен в человеке, который находится рядом с тобой.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.