everything i wanted

Гет
PG-13
В процессе
11
Размер:
планируется Мини, написано 5 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Paragraph 1. Remember everything will be alright /Joel Hokka

Настройки текста

Мы слишком мало разговариваем. Нам нужно открыться друг другу, Пока не стало слишком поздно. Поймём ли мы когда-нибудь, Что уже проходили через это? Ведь это всё, что мы знаем

Йоэль робко коснулся прохладной руки Софии, сидевшей всего в нескольких сантиметрах от него. Его взгляд изначально рассматривающий бездонное тёмное небо теперь устремился на возлюбленную. Она подобно парню сидела на чёрных слегка изогнутых в разные стороны поручнях и медленно раскачивала ногами из стороны в сторону. Спина и плечи её согнулась настолько сильно, что блондину на мгновение показалось, что вот-вот и она сломается под неизвестной ему тяжестью. Или всё же он понимал, что с ней происходит? Да даже если и знал, то это были лишь догадки, не подкреплённые никакими фактами. Хотя… Когда Хокка в последний раз принимал во внимание разум, а не мимолётные чувства? Сколько уже было ситуаций в их отношениях, когда он трактовал дружеские объятия или смешки между своей любимой и лучшими друзьями, как открытый флирт? Бесчисленное множество. За этим всегда следовало раздражение, которое Йоэль долгое время никак не мог приручить. В начале их отношений он мог просто сорваться на крик и стукнуть кулаком по стене или любой другой поверхности, встречающейся у него на пути. В такие моменты разговоры были излишни, поэтому Софа часто пряталась в их спальне и безудержно плакала. Каждое слово, срывающееся с его губ, причиняло невыносимую боль. Казалось, парень хочет разрушить всё то, что они так кропотливо строили. Им нужно было время, чтобы разобраться во всех неурядицах и просто напросто привыкнуть друг к другу. Девушка с самого начала знала, что отношения с рок-вокалистом будут непростыми. Об этом ей не раз напоминали его лучшие друзья, а в особенности Нико. Он любил Йоэля, как родного брата и желал ему всего самого лучшего. И если до этого он просто наблюдал за отношениями своего друга, то сейчас решил немного помочь. В его планы не входило прогнать или напугать девушку. Нет, он просто хотел рассказать о товарище чуть больше, чем то делал сам Хокка. Нико хотел предупредить Софи о взбалмошном характере её парня, чтобы в дальнейшем в их отношениях не было бредовых ссор или приводящих к плохому концу конфликтов. Ему хотелось, чтобы Йоэль наконец-таки нашёл понимающего и самое главное — любящего человека. И София была безумно благодарна Моиланену, ведь не узнай она своего любимого чуть ближе, всё закончилось бы ещё при первой ссоре. Тогда, когда в порыве злости Хокка назвал её «просто невыносимой девчонкой, которая круглосуточно ебёт ему мозги по разным мелочам». Со временем блондин понял, что поступать так с самым дорогим для тебя человеком нельзя. Слёзы и всхлипы, всегда звучащие на всю квартиру, заставляют сердце изнывать от боли. Говоря Софи паршивые слова, внезапно возникшие в его голове, он причиняет боль не только ей, но и самому себе. Тогда Йоэль решил, что пора положить всему этому конец, но как именно — неизвестно. Для начала он решил заменить своё раздражение на другое действие — побег. Теперь, когда девушка, по мнению парня, слишком долго обнималась или случайно касалась плеча кого-то из ребят, Хокка просто вставал и выходил из помещения, не забыв напоследок хлопнуть дверью. Он быстро проходил длинный коридор и разъярённо распахивал главные двери, выходя на улицу. В следующую минуту он дрожащими руками доставал из заднего кармана зажигалку и пачку сигарет. Никотин стал его любимым успокоительным. С каждой новой затяжкой блондин чувствовал, как его тело расслаблялось и впускало в себя горьковатый белый дым. Обсессия мгновенно пропадала и всё снова вставало на свои места. В такие моменты на его лице появлялась счастливая улыбка. Йоэль был безумно благодарен своей девушке за то, что она никогда не кричала и не выясняла отношения после подобных случаев. Если что-то происходило во время совместных посиделок с парнями она просто подсаживалась поближе к блондину и ласково гладила его по коленке. В такие моменты Хокка накрывал её руку своей большой ладонью и понимал, что работает над отношениями не один и что все его старания не проходят напрасно. Он понимал, что наконец-таки нашёл причину жить. Наконец-то нашёл то, что всё это время искал — понимание, спокойствие и любовь. И теперь у него есть смысл бороться со всеми трудностями, стоящими на его пути. А сейчас его всегда весёлая возлюбленная сидит и задумчиво смотрит на спешащих по вечерней Виктории стрит людей. Такое настроение в последние пару дней стало посещать её все чаще и чаще, поэтому парнем было принято решение купить билеты и поехать на несколько дней в Эдинбург. Он подумал, что таким образом сможет избавить её от навязчивых мыслей, если таковые вообще имелись, но ничего ровным счётом не изменилось. Она продолжала делать всё тоже самое, что и в Хельсинки, тем самым мучая не только себя, но и Йоэля. — Хочешь поговорить? — вполголоса произнёс парень, посматривая на дрожащие то ли от холода, то ли от волнения руки Софы. Девушка продолжала смотреть на вымощенную мелкой брусчаткой дорогу и делать вид, что ничего не услышала. Тогда Йоэль не на шутку испугался и решил, что немедленно должен заглянуть в её глаза. Подушечки его худых холодных пальцев коснулись сначала аккуратного мизинчика, после чего медленно накрыли тыльную сторону ладони. — Знаешь, сегодняшний день был настолько охуенный, что я точно запомню его надолго, — Хокка довольно покачал головой и, щёлкнув пальцами так, будто неожиданно вспомнил что-то важное, продолжил: — А ещё знаешь, что я решил сделать? Прожужжать все уши парням о том пиве, которое мы навернули утром, чтобы экскурсии не казались такими тошными, — повисло секундное молчание, после чего воздух вновь наполнился довольным голосом блондина. — Блять, расскажу ещё про суп из того ресторана… «Scotts Kitchen», вроде, он назывался. Боже, да Йоонас подохнет от зависти! — Определённо, — растерянно произнесла Софа, опустив голову и мимолётно взглянув на покрасневшие костяшки Йоэля. — Похоже, нам пора идти в отель, а то у тебя уже замёрзли руки. Того и гляди в ледышку превратятся. — Не хочу возвращаться в эту коморку. Давай лучше посидим здесь и посмотрим на вечерний Эдинбург, на его здания? У нас ведь осталось всего два дня на этот безумный отдых. Потом у меня опять начнутся туры, а у тебя работа. — Ты что, решил записаться в клуб любителей архитектуры? — спустя час посиделок на губах Софы заиграла долгожданная Йоэлем улыбка. Вот же она! — А допустим! — Хокка улыбнулся и, шмыгнув носом, продолжил: — Вообще, этот клуб занят кое-кем, но если этот кое-кто поделится одним местечком с самым лучшим парнем на этой планете, то я буду только рад. — С самым лучшим парнем на этой планете? Серьёзно? — аккуратно подкрашенные бровки девушки медленно поползли наверх. Они уже час сидели у какого-то небольшого ресторанчика куда заскочили на ужин. Официанты, изредка выбегавшие на улицу с подносом еды, быстро проходили мимо них к небольшим беленьким столикам, зонтики которых при резком ветре колыхались во все возможные стороны. Само заведение находилось на втором уровне Виктории стрит. Отсюда открывался прекрасный вид не только на всю улицу, но и на суровые здания города. Их чудесная архитектура заставляла почувствовать себя средневековой дамой, ради которой на поле боя сражается ни один рыцарь. Именно в такой атмосфере лучше читать Уильяма Шекспира или Вальтера Скотта. — Ты сама говоришь это после каждого нашего концерта, — Хокка поднял руки как бы сдаваясь. — Но ведь это не значит, что ты, Йоэль Ээрик Саломон Хокка, должен этим кичиться. — А вот и значит, — блондин машинально перекинул волосы на левую сторону и, накинув капюшон чёрной толстовки, взглянул в глаза возлюбленной. — Возможно, ты сейчас возненавидишь меня и вновь наорёшь, как тогда… в гостях у Йоонаса, но… мне правда важно знать, что с тобой происходит. — Господи, Йоэль я же… Не успела девушка договорить уже заученную наизусть фразу, как парень её перебил: — В последнее время наши разговоры перестали быть такими, какими были раньше, — пальцы Йоэля слегка дрогнули и стали искать несуществующие заусенцы. Он всегда боялся говорить на подобные темы, ведь на эмоциях сам мог выпалить какую-нибудь чушь, которая в последствие доведёт девушку до слёз. — Ты стала разговаривать со мной односложными предложениями, в то время, как с Нико, блять, хохочешь, как в последний раз. Ты перестала рассказывать мне истории про детей со своей работы, — Йоэль опустил голову и громко сглотнул застрявший в горле ком. — Ты холодна к моим объятьям, поцелуям, а иногда можешь накричать. Мне… мне обидно. — В воздухе повисла звенящая тишина. София и Йоэль смотрели куда угодно, лишь бы не на друг друга. Им было безумно страшно встретиться взглядом. — Да, я тоже могу периодически накричать на тебя, но всегда возвращаюсь, чтобы извиниться, а ты… Блять, может я сделал что-то не так…? Я думаю, нам нужно полностью открыться и довериться друг другу, хотя это и сложно… вспоминая все наши опыты в отношениях. — Я всё это понимаю, Йоэль, но не могу… — Почему? Разве мы не любим друг друга так, чтобы быть честными? Чтобы побороть это дерьмо? Или может… — Хокка сжал руку в кулак и взглянул на девушку, которую любил настолько сильно, что согласился поступиться со своими принципами. — Может что? — Может ты уже не любишь меня, — вновь повисла тишина. — Скажи хоть что-нибудь, блять, иначе у меня взорвется голова! — Люблю, очень люблю… — руки девушки начали вырисовывать незамысловатые узоры на своём бедре. — Тогда что случилось? Ты ведь знаешь, что я могу намутить кучу дерьма в своей коробке, — Йоэль ткнул указательным пальцем в висок. — Давай поговорим пока не стало поздно. — Да блять, если бы я сама понимала, что происходит у меня внутри, то уже давно бы поделилась с тобой… Пойми наконец, что не у тебя одного в голове каша! — послышался звон тарелок, а за ним причитания официантки. Похоже, она не смогла удержать поднос и, выронив его из рук, умудрилась разбить абсолютно всю посуду. Но на разговор пары этот инцидент никак не повлиял. — Я просто хотела самостоятельно разобраться со всеми своими мыслями и только потом прийти, и обсудить всё с тобой. — Почему ты стала такой отстранённой? — Йоэль решил задать вопрос в лоб, поскольку уже не мог держать язык за зубами. Он понимал, что с минуты на минуту может взорваться, подобно той бомбе замедленного действия, про которую они поют с парнями на сцене. — Потому, что не могла разобраться со своими мыслями, — девушка затихла, после чего продолжила: — А ещё я услышала от Йоонаса различные истории с ваших туров. Например, как ты переборщил с выпивкой и обнимался с какой-то «красивой стройной брюнеткой», а потом с другой не менее красивой и талантливой вокалисткой рок-группы, — на щеках Софы показались две мокрые дорожки. — И я стараюсь бороться со своей ревностью, ведь она никогда не приводит отношения к хорошему концу. Поэтому всё это копилось внутри меня, как… как снежный ком. И я думала, что смогу всё забыть, перешагнуть и пойти дальше, но что-то пошло не по плану, — девушка дрожащими руками провела тыльной стороной ладони по щекам, вытирая солёные дорожки. В следующую секунду она сжала руку в кулак и, набравшись смелости, выдала: — И в результате… я возненавидела себя и тебя за всё это. — Сонь, ты… — Каждый раз, когда ты уезжал в тур я вспоминала эти истории, услышанные от Порко. И даже, блять, не думала подвергать их сомнению, — Софи покачала головой, пряча заплаканное лицо в руках. — Надо было тогда просто спросить обо всем у Нико… — Пиздец, ты накрутила себя, как только могла и… — Ты думаешь, я этого не понимаю?! — девушка подняла голову и заглянула в любимые голубые глаза. Хотелось не просто плакать, а кричать от всего того, что сейчас вырвалось изо рта. Хотя Соне и стало легче, но боль всё равно никуда не делась. — Дослушай сначала! Да, в тот день я перепил и начал обниматься с теми девчонками в баре, но больше между нами ничего не было. Ты можешь спросить об этом у Олли, Алекси или Нико… да хоть у кого! И ты ведь прекрасно понимаешь, что они не наговорят всякого говна даже в пьяном угаре. Йоонас мастер приукрасить абсолютно любую ситуацию, поэтому тебе лучше бы не слушать его пьяного. — Блондин улыбнулся. — И если ты хочешь поехать с нами в тур, то просто скажи об этом, — холодная рука Йоэля накрыла замерзшие костяшки возлюбленной. — Парни будут только «за». Для них чем больше людей, тем веселей. И прекрати сомневаться в себе и своих силах. Раз я с тобой, значит ты куда охуеннее тех вокалисток рокерш, не находишь? Мне интересна ты и то, чем ты занимаешься. — Йоэль, — произнесла Софа, всхлипнув. — Ты тоже мне интересен, как и твои интересы. — Получается, мы наконец-таки разобрались со всеми проблемами? — Получается, что так… Хокка схватился руками за чёрные поручни и вплотную пододвинулся к покрасневшей от слёз девушке. Она тут же уткнулась лицом в его чёрную тёплую толстовку с неизвестным ей логотипом, а он в свою очередь, быстро чмокнув её в макушку, облегчённо вздохнул. — Я люблю тебя, — произнёс Йоэль, смотря на фотографирующуюся парочку в конце улицы. — И прекрати уже, блять, всё накручивать. Хотя да, кто бы говорил! — Вот именно. — Хочу такую же фотку, как у тех засранцев. Девушка проследила за взглядом парня и, перекинув ноги через поручень, побежала вниз. Сидеть и мерзнуть не входило в её планы. Она сразу поняла кого имел ввиду Хокка, поэтому подобно комете понеслась на то же место, где всего пару минут назад стояла парочка лет восемнадцати. — Ты что, пристыл к этим перилам? — Софа смастерила небольшой козырёк из рук и, подняв голову, улыбнулась. — А я говорила, что надо бы топать в отель! — Сейчас как спущусь! — довольно прокричал Хокка, уже собираясь перебраться через поручень. — И что тогда? — А вот и узнаешь!

Просто перестань плакать И наслаждайся своей жизнью

Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.