Fort - Duquesne ( часть 1)

Джен
PG-13
Завершён
89
Горячая работа! 10
Размер:
159 страниц, 30 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
89 Нравится 10 Отзывы 25 В сборник Скачать

Никогда, ты же знаешь

Настройки текста
(День откупа) « Собравшиеся в большом зале люди ждали уже около двух часов. Они активно обсуждали свои дела, делились идеями и предположениями на этот счет. Наконец, железная дверь отъехала в сторону, являя собою довольного Смоука. Он подтолкнул Мэйсона в спину, заставляя пройти в зал. На нем была огромная бордовая рубашка Смоука, доходившая едва ли не до колен и кеды. - Это случилось! - Заликовал Смоук и ему громко поаплодировали, одобряя случившееся. Гул собравшихся был невыносим. От него болела голова, а перед глазами все перемешалось. Они что-то кричали, свистели и хлопали в ладоши, радовались. - Все вы помните Мэйсона Хэмерсона? - Спросил он, на что получил одобрительные ответы и злые фразы в сторону жертвы. - Ну что, котенок, добегался! Сейчас мы тебя наказывать будем. Готовься. - Отозвался кто-то. Мэйсону захотелось рассмеяться в лицо каждому. Он помнил заговорившего, кажется вторая или третья сделка. Точнее не сказать. - Развлекайтесь, он ваш. - Сказал Смоук, закрывая дверь и оставляя его зверской толпе. На душе было скверно. Да, он получил его, долго ждал, и он был великолепен, на столько, что плохо становилось. Вопреки всему, его чувства к этому человеку стали только сильнее и болезненнее. Унижение, которое он совершил, не сломало парня, не оскорбило. Напротив, таковым себя чувствовал Смоук, и хотелось застрелиться. Он ненавидел его за это. Надеялся, что остальные смогут наказать его в полной мере. Сам он потерял голову сразу, как только прикоснулся к нему, и Мэйсон вынес эту пытку достойнейшим образом, даже постаравшись поймать удовольствие от своего морального превосходства. Они мучили его весь следующий день, пытаясь втоптать в грязь его достоинство и сломить волю. Пытались заставить умолять о пощаде и просить прощения. Это была жестокая и грубая месть с орудиями пыток, но все тщетно. Он был горд собой, потому что никто из этих людей не смог перед ним устоять. А смысл его игры заключался в том, чтобы не поддаться на его провокацию. Они все проиграли. И этим актом насилия они унизили не его, а себя. Боль была адской, принятые ранее таблетки помогали лишь первое время. Но он улыбался даже тогда, когда они решили завернуть его в ковер и отправить Паркеру. Он был выше всех этих морально искалеченных людей» - Однако травмы были слишком серьезными. - Продолжил Дасти. - Дин, по твоей прихоти его изнасиловало шестнадцать человек. Ты сломал ему жизнь! - Дин молчал. Услышанное было сумасшествием, если бы он знал, к чему все это приведет, отказался бы вступать в дела еще с самого начала. - Ты продал его Смоуку с этим поганым списком! - Свифти мгновенно ожил, подорвавшись с места. - Это неправда. Я не знал, к чему была эта информация! Я лишь попросил взять на себя последнее дело, а он взамен попросил что-то из личных вещей Мэйсона и любую информацию на мое усмотрение. Я сделал это не специально … не специально. - Он снова сел, поникнув. Дасти с недоумением смотрел на него, потому что видел, что Дин не врал. Вот только у него была другая версия событий. - Ты сообщил им так же адрес этой квартиры, по которому его и доставили. - Дин кивнул, подтверждая сказанное. - Паркеру только и оставалось смотреть, как он умирает. Его было уже не спасти. - Нет. - Дин потер лицо ладонями, замотав головой. - Нет. Нет, этого не могло случиться. Дасти, нет, не говори мне этого. Он не погиб. Скажи, что он выжил. Дасти, это неправда. Я в это просто не верю. Он не мог. Нет-нет-нет. Нет. Этого не может быть. Не может. Слышишь? Не может. - Дасти сочувствующе на него посмотрел, продолжая рассказ. - Он попросил Паркера убить его, и Паркер … - Нет. - Взял подушку … - Нет. - Ты мне дашь договорить?! - У Дина заблестели глаза от подступающих слез. Он налил полный стакан виски, выпивая взахлеб, руки тряслись, и он больше пролил. - Он так и не смог… « Паркер накрыл его лицо подушкой, несильно надавив. Перед глазами промелькнули все годы совместной жизни и работы от первой встречи в грязном переулке до сегодняшнего дня. Слезы падали на ладони, давившие на подушку, а потом его руки вмиг ослабли, и он стянул ее в сторону. - Нет. Нет, ты не погибнешь. Ты все, что у меня есть, весь мой гребаный мир, вся моя чертова жизнь! Я не потеряю тебя. - Он немедленно принялся снимать ремень со своих джинсов, нужно было перетянуть руку выше локтя. У него оставалась при себе доза героина на всякий случай, но это было опасно, сердце, с трудом бившееся, могло не справиться с такой нагрузкой, но зато мгновенно облегчило бы боль. Ложка, зажигалка, шприц, все делалось максимально быстро трясущимися руками. Он вздернул рукав рубашки вверх, стараясь не заострять внимание на оставленных следах, перетянул руку и ударил ладонью по венам. - Держись. - Во избежание летального исхода и последующей зависимости он уменьшил дозу на треть. Пол крепко спал у себя дома, когда сквозь сон услышал настойчивый звонок. Пошарив по тумбочке рукой, он взял мобильник, зевнул и сонно ответил. - Слушаю. - Он умирает! - Этого хватило, чтобы он подорвался с постели и бросился к рабочей сумке, а затем побежал в ванную, сметая в нее все, что лежало в домашней аптечке. Он выбежал на улицу в пижаме и тапках, пытаясь поймать любую машину. Такси ждать было долго и рискованно. С третьей попытки ему удалось затормозить красный автомобиль. - Парень, тебе куда так поздно и в таком виде? - Усмехнулся водитель, окинув его насмешливым взглядом. - Я не сумасшедший. Я врач. Человек умирает. - Он бесцеремонно залез на переднее сидение, называя адрес. Он примчался так быстро, как смог, врываясь в квартиру и прямиком на второй этаж через две ступеньки. Паркер сидел на полу, прижимая к груди безвольную руку. - Пол … - Бросив все на пол, он опустился рядом, проверяя пульс. - Что произошло? Я должен знать. - Он осмотрел видимые повреждения, и посиневший след на горле от рук. - Изнасилование … - Пол бросил на него резкий острый взгляд. - В количестве шестнадцати … - Что добавлять было не обязательно. - Я тебя ненавижу. - Прошипел он, осматривая горло. - Дышит плохо и учащенно. Мы можем его потерять, Паркер, будь готов. - Он обратил внимание на шприц, валяющийся рядом. - Что ты ему вколол? - Героин. - Хорошо. А то я, кажется, не захватил обезболивающего. Я не отоларинголог и не ортопед. Я блять всего лишь фармацевт. - Он наклонился, положив ладонь на горло, прощупывая повреждения. - Выраженный отек, возможно, смещение хрящей. Я могу сделать хуже. - Сделай все, что возможно! Пол надавил, сделав не сильное, но резкое движение, послышался хруст, и Мэйсон вздохнул глубже, но еще более рвано. - Полегче, приятель, не торопись. - Попросил его Пол. - Нет, что-то не то. Что-то не то. Это уже агония. - После которой обычно наступала кома и смерть, но он не стал этого говорить, лишь аккуратно прошелся ладонями по телу, находя нужное повреждение. - Ну конечно. Ребро сломано, давит на легкое. Господи, кто ж тебя так. Нужно зафиксировать. Помоги мне, Паркер. - Расстегнув рубашку на груди, он обнаружил множество ран и гематом, но высказаться по этому поводу еще будет время. - Приподними его немного. Вот так, верно. - Он поспешил крепко обмотать его эластичным бинтом, чтобы снизить давление на легкое. Едва ли Паркер догадался бы сам. Удивительным образом это помогло. Мэйсон задышал чуть свободнее, но так и не открыл глаза, он не слышал ничего, о чем говорили ребята, перед глазами была темнота, заполняющая собой все его сознание, и боль. Как только кислород начал стабильно поступать в мозг, синева кожи начала спадать, сердце немного успокоилось, прошли болезненные судороги. - Оставь нас. Понадобится помощь, позову. Есть риск потери сознания и комы. Я должен его осмотреть. - Отрезал Пол. Паркер погладил Мэйсона по голове, поцеловав в лоб, и покинул комнату на негнущихся ногах. Еще была надежда. Он не стал уходить далеко, сел под закрытой дверью, прислонившись к стене. Он слышал голос Пола, его торопливые шаги до ванной и обратно. Почему только сейчас он нашел нужные слова? Неужели Мэй не заслужил этого раньше? Он должен был каждый день говорить ему, какой он особенный и как важен ему на самом деле. Но он только и делал, что упрекал, держал в строгости и под бдительным контролем. А сейчас было слишком больно. И слишком поздно. Из мыслей его выдернула резко открывшаяся дверь комнаты. Пол, пошатываясь, вышел на лестничный пролет, по лицу текли слезы, а глаза были опухшими и покрасневшими. Паркер подскочил на ноги, хватая его за плечи. - Пол! Прошу тебя! Он не погиб! - Пол медленно стер влагу с щек и шмыгнул носом. - Да нет. Просто спирт в глаза попал. Пришлось промывать. - После услышанного Паркер едва снова не съехал по стене вниз. Сердце грозилось вырваться наружу. - Состояние пока не меняется. Я позвонил одному своему знакомому врачу. Он уже помогал бандитам раньше, так что согласился приехать, посмотреть. За хорошие деньги, разумеется. - Сколько потребуется. - Вот и славно. Не все я могу знать. Будет лучше, если посмотрит специалист. А пока не трогай его, нельзя менять положение. Просто последи, чтобы все оставалось так же. - Спасибо … спасибо … спасибо тебе. - Хорошо, что позвонил. Боюсь, несколькими минутами позже его было бы уже не спасти. - Паркер крепко обнял его, как самого настоящего спасителя и профессионала. - Ну, ладно - ладно. Иди к нему. Я еще собираюсь отчитать тебя за то, что допустил все это. Непростительно, Паркер, непростительно. Я мог сегодня друга потерять. Самого лучшего, что б ты знал. - Пол и сам до сих пор прибывал в шоке, он не планировал посреди ночи вытаскивать кого-то с того света. А страх, что он сделает что-то не так, что из-за недостаточных знаний он допустит смерть важного для себя человека, был несравним ни с чем, что он испытывал когда-либо в жизни. Врач прибыл через двадцать минут, после звонка Пола. Он покачал головой, глядя на пострадавшего, и принялся делать осмотр. Сказал, что после такого рода кинутой угрозы они долго не протянут в живых. За своевременную правильную помощь похвалил. Однако все равно пришлось делать капельницу с каким-то известным только ему раствором и заклеивать наиболее опасные раны хирургическим пластырем. Сломанное ребро зафиксировал более крепко, прописал постельный режим, обезболивающее и лекарства для снятия отека и восстановления голосовых связок, предупредил, что голоса может не быть долгое время. Посоветовал профессиональную психологическую поддержку. Но Паркер, нервно наматывающий круги, отказался, сообщив, что такое уже было однажды. На что врач укоризненно на него посмотрел. - Парнишка выживет. Не из робких. Воли к жизни не занимать. - Сказал он уверенно. - Но постарайтесь больше не допускать такого. Не редки случаи, когда пострадавшие от насилия заканчивали жизнь самостоятельно, а бывало наоборот, вставали на этот порочный путь, не отдавая себе в этот отчета. Берегите, если дорог. - Получив расчет, мужчина еще раз переговорил с Полом с глазу на глаз, после чего покинул дом» - Он выжил. - Сказал Дасти, и Дин с облегчением выдохнул. - Выжил. Но Паркер неотвратимо загорелся идеей мести. Первой озвученной мыслью стала расправа над тобой, Дин, если бы ты посмел вернуться. Но он не предпринимал попыток, пока Мэйсон восстанавливался. Я заходил к ним каждый день после работы. И был счастлив видеть их живыми и … Через две недели Мэйсон снова был на ногах, улыбался на свою несамостоятельность, спускаться по ступенькам ему помогал Паркер. Он всячески старался ограничить прикосновения к нему, боясь вызвать отрицательную реакцию после пережитого. Все же они стали еще ближе в духовном плане. Но и это судьба постаралась отнять. У Смоука начались проблемы. Его бизнес начал рушиться на глазах, доходы утекали налево, и он заподозрил неладное. Стал пытать и допрашивать своих людей, откуда и узнал о сделке с Миллером. Боже. Его гнев был страшен. Его банда стала терроризировать город, в попытках выйти на все точки, где власть принадлежала Миллеру. Бедолага кстати тяжелее всех перенес случившееся. Изначально до него дошла информация о смерти Мэйсона. И так некстати выехать за пределы Калифорнии не представлялось возможности. Уж не знаю, какие проблемы возникли. Информация была опровергнута одним из его людей, прибывшим неделей позже. Миллер чуть с ума не сошел, собираясь уже пешком пересекать штаты. Он отдал приказ об обстреле вражеских лагерей. Тогда и началась шумиха с перестрелками банд. Все силы полиции были брошены на ликвидацию картелей. Кого-то удалось повязать, были изъяты партии товара. Начались рейды по проверкам портовых точек. И лидерам, включая Миллера, пришлось залечь на дно до поры до времени, пока не утихла облава. Однако Смоук был занят другим. Он приказал найти и доставить участников Компании живыми или мертвыми. Отправил своих людей на поиски. Они и сюда наведывались, допрашивали, но, сам понимаешь, с бармена спрос не велик. Тогда-то из тени и вышел Роберт Грин, приехав за ребятами. Он снял для них небольшую квартирку и помог бесследно исчезнуть в пределах города, посеяв панику у бывшего Босса. Только Смоук не учел того, что Компания - не шайка бродячих торчков, это группировка настоящих пиратов своего дела. И он готов был на самые радикальные меры ради их уничтожения. Дасти прервался, чтобы выпить еще немного. В два глотка он опустошил бокал, продолжая тихо рассказывать. - На фоне всего этого, Боже … У Паркера и Хэмерсона возник непримиримый и сложный конфликт. Это было общим помешательством, не имеющим выхода. Паркер вовсю обсуждал план мести с Грином, ведя серьезную подготовку к массовому убийству. Хэмерсон, уже твердо стоявший на ногах, ни в какую не отпускал его из убежища. На этой почве они ругались. « Утопая в ненависти, Паркер стал бескомпромиссным и жестким. Он с серьезным видом день ото дня садился за стол и прорабатывал план отмщения. Причиной затянувшегося исполнения стал не менее бескомпромиссный Хэмерсон. Он просто вставал на пути, перегораживал собою дверь, бросался по первому порыву уйти. И задавался лишь одним вопросом. - Почему? - Всякий раз он подходил к столу совершенно недовольный, стараясь отговорить его от задуманного. Паркер всячески игнорировал его присутствие рядом, продолжая работу. - Все верно. Продолжай, ты и раньше не особо-то обращал на меня внимания. Все в порядке, меня здесь нет. - Все сказал? - Мэйсон обнимал себя руками, с момента случившегося это стало чем-то вроде привычки, которую он не замечал за собой. - Если да, тогда не мешай, я занят. - Почему? - Повторил Мэй вопрос с мольбой в голосе. - Почему ты не можешь выбросить эту затею из своей головы? Зачем? Паркер вздохнул, откидываясь на спинку стула. Он смотрел исподлобья темным пустым взглядом. Ручка полетела на пол, когда он подскочил на ноги, ударяя ладонями по столу. - Потому что я не успокоюсь, пока они все не сдохнут! Ты не понимаешь … - Он вышел из-за стола, сделав пару шагов в направлении двери, и Мэйсон инстинктивно бросился к ней, закрывая собой. - Но поверь. - Заговорил он низким уверенным голосом. - Умоется кровью каждая причастная к делу тварь, захлебнется в боли и мучениях. Каждая мразь, участвующая в этом преступлении. Я устрою им ад. - Я тебя не потеряю. Нанимай, кого хочешь, проси Роберта, но тебя я не выпущу. Ты идешь на верную смерть. Их слишком много, Смоук в ярости! - Мэйсон, я не жду, что ты поймешь! Это дело чести. - Почему тебе не достаточно того, что я жив!? Ты не думаешь о том, что будет со мной, если ты погибнешь!? - Так же, как и ты. - Мягко напомнил он. - Ты знал, на что шел, и знал, что мог не выжить. Ты подумал в тот момент о нашем уговоре? Нет. Конечно же, нет. Ты просто безрассудный мальчишка. А мне потом жить с этим? Увольте. - Он прикурил сигарету, открыв форточку. - Это моя вина, я знал изначально, что Дин не хотел вступать в дело, но было поздно, и я не выдал его тебе. В итоге случилось все это. - Выдохнув дым, Паркер усмехнулся, посмотрев в потолок. - Да все об этом знали. Но я настоял на сделке со Смоуком, погнался за прибылью, я выбрал Свифти, потому что время поджимало, сделку могли перехватить, а я не хотел упускать такой шанс. Так что не рассказывай мне о чувстве вины» - Они сообщили мне адрес. Бывало, я заходил. Смотреть на это эмоциональное самосожжение было тяжело. Я не мог занять чью-либо сторону, оба были по-своему правы. Но Паркер был непреклонен. Жажда мести разгоралась в нем все сильнее, а Мэйсон, понимая, что едва ли мог его остановить, в отчаянии был готов пойти на все, лишь бы он остался. « У него всегда была готова сумка с оружием. Грин, при всем уважении к дружбе с Мэем, тем не менее, твердо занял позицию Паркера. Ублюдков нужно было наказать. Он приносил им продукты и сигареты. Паркер до смешного не мог покинуть квартиру, единственный ключ Хэмерсон забрал себе. Он мог бы попросить Роберта задержать Хэмерсона и просто уйти, но не мог поступить с ним так. Не после всего. Однажды, твердо решив, он воспользовался моментом, пока Мэйсон умывался, в конце концов, что ему стоило просто взломать замок. Но тот, видимо услышав подозрительную тишину, мгновенно выбежал в привычном направлении, к двери, едва застегнув широкую рубашку Паркера. Так и не перестал таскать его вещи. - Не смей! - Он смотрел на него уставшими покрасневшими глазами, им обоим осточертело происходящее, чудом не разнявшее их. Перепалки и ссоры в перерывах между мирными буднями становились все эмоциональнее. - Посмею. - Сказал Паркер на выдохе, подходя ближе. Ладони легли не поверх, забрались под рубашку, ложась на плечи. От легкого движения ткань плавно спустилась вниз, повиснув на руках. Он был красив, не смотря на зарубцевавшиеся раны на бледной коже и не сошедшие до конца следы от рук. Паркер ожидал реакции, ожидал хотя бы взгляда осуждения на свои действия, но столкнулся с несвойственной и самоотверженной покорностью. Мэйсон лишь на миг взглянул на него, соглашаясь со всем, чего бы он ни потребовал, закрыл глаза, смирившись и разрешая. Но теплые ладони сжались крепче, встряхивая и приводя в чувство. - Посмотри на себя! - Закричал Паркер. - Посмотри, что они с тобой сделали! Ты уже и сам ждешь, что с тобой обойдутся так же! Очнись! - За словами последовал хлесткий удар ладони по лицу. - Я должен наказать их всех, понимаешь!? Они сломали тебя, лишили воли! Ты не такой! Верни мне свою непокорность! Вернись! - Но лишь когда на щеке появилась царапина от его руки, он понял, что сейчас поступил ничуть не лучше других. - Можешь ударить меня еще раз, только останься. Пожалуйста. - По его лицу побежали слезы бессилия. Каждое слово болью отдавалось в груди. Накинув на него рубашку, Паркер очень бережно обнял его, впервые за все время. Ответное объятие было сильнее, отчаяннее. Мэйсон цеплялся за него, как утопающий за единственную возможность выживания. - Я бы никогда не поступил так же, как они. Никогда, ты же знаешь. И ты не прав. Я всегда обращал внимание на твое присутствие в своей жизни. - Он обнял крепче, защищая от всего мира, подавляя все плохое, что могло прийти в голову. Он спасал самого себя. - Хватит с нас переживаний, давай как-нибудь выберемся отсюда вместе, клянусь, никуда не убегу. - На что Мэйсон лишь кивнул»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: