Восход Тёмной Луны

Гет
NC-17
В процессе
5931
автор
Rakot соавтор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 444 страницы, 22 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5931 Нравится 5982 Отзывы 1363 В сборник Скачать

Глава 5

Настройки текста
      Очередное занятие началось с того, что Ан Сюен сообщила о том, что прорвалась на Четвёртый Небесный Уровень, и буквально сразу после неё о прорыве на Второй поведал Синхэ. Ох, каких же сил мне стоило не подарить в этот день лимон… проректору Сюэ, потому как вот реально, он уже что-то там себе под нос мурлыкать начал.       Ну да ладно, пускай старик радуется и гордится — имеет полное право, потому как что Е Синхэ, что Ан Сюен развивались в таком темпе исключительно благодаря его инструкциям и помощи. Да и я ему обязан немало, пусть не столько в плане методик тренировки, сколько в общей поддержке и помощи в решении проблем и усилении иными методами. Понятно, что и мои заслуги в успехах одноклассников сбрасывать со счетов не стоило, но базис всё же давал им Мастер, я же дал только объём Ци и пару советов. Конечно, Экстракт Холодного Снега — полезная и ценная штука, а то, что я дал Сюен, полезней и ценнее вдвойне, но само по себе это ничего не решало, зато в сочетании с усилиями наставника сумело раскрыться и сыграть. В общем, дедушка рад — и хорошо! Дедушка молодец, дедушке можно порадоваться.       Особенно в свете новости, которую он нам сообщил, а именно — что поход для получения боевой практики назначен на завтра. Мне, кстати, Сюэ предложил не ходить, обосновывая этот факт тем, что я там уже был и ничего нового не узнаю. Но у меня на этот счёт были иные мысли. Бросать на растерзание террористам учеников я не желал, а с Алебардой Ледяного Дракона у меня были очень неплохие шансы ушатать как учителя-предателя, так и его группу поддержки. Но и так… была ещё одна мысль, которую я поспешил осуществить. Ведь если проканало один раз, то почему бы не пройти и во второй?       – Мастер Сюэ, – проводив взглядом спины удаляющихся Ан Сюен и Е Синхэ, обратился я к старику, – я хотел кое о чём с вами поговорить.       – Неужели ещё одно видение? – не то чтобы с тех пор мы не перекидывались словом-другим тет-а-тет, всё-таки освоение Ци — процесс, считающийся в некоторой степени интимным, и то, что можно обсудить с учителем, по местным канонам приравненным, а то и превосходящим позицию родного отца, в присутствии посторонних не пообсуждаешь. Все к этому относились совершенно нормально, и порой Сюэ уделял день-два исключительно Ан Сюен или Синхэ, помогая и наставляя в отдельном порядке. Так что разговор наедине был вполне себе нормальным явлением. Другое дело, с какой интонацией я о нём попросил. Точно такая же была в начале истории с Алебардой. С учётом того, куда нам предстояло отправиться завтра… неудивительно, что старый наставник подумал, будто у меня случился новый «приход» или мой компаньон из татуировки чем поделился.       – К сожалению, нет, – покачал я головой. – Просто… у меня дурное предчувствие. Очень.       – Хм-м-м… – нахмурился Сюэ. – Ты не ошибаешься, Лян Ю? Возможно, это просто волнение перед боевой практикой?       – Не думаю. Я уверен в своих силах и уже проходил эту практику под вашим руководством, потому причин волноваться у меня нет. Здесь что-то иное, и оно не даёт мне покоя уже который день.       – Иное, говоришь… – проректор задумался, о чём именно, мне оставалось только гадать. Тут навести его на нужные мне мысли будет куда труднее. Это вам не о видениях с приходами вещать, тут думать надо, да и то, скорее всего, придётся идти в лоб… ну, почти.       – Да, я не могу сформулировать это более ясно и чётко, но меня не отпускает ощущение, что на этой практике должно произойти что-то плохое. Оно началось где-то через пару дней после нашего возвращения и с тех пор только усиливается. Возможно, вы подскажете, к чему у меня могут быть такие чувства? – может быть, он сейчас сам выдаст теорию, на которую я потом смогу опереться в случае, если потребуется отмазаться.       – Хм-м-м… – уже привычное оглаживание бороды. – Ты развиваешься удивительно быстро и уже сейчас почти вышел на пик Четвёртого Небесного Уровня, хоть и использовал для этого массу ценных реагентов… – словно рассуждая вслух, перечислил учитель. – К тому же активно изучаешь владение оружием. Ней Фэн очень хорошо отзывался о тебе… Возможно… ты заметил что-то, что не смог осознать, но что вызвало твоё беспокойство?       – Я думал об этом, – озабоченно киваю, воскрешая в памяти лица террористов для нужного настроя, – но за последний месяц я не так уж часто куда-то выбирался из своего дома между тренировками. Если я что-то и мог заметить, то только на территории Академии, когда ходил в столовую и обратно. Тем не менее чем ближе было время отбытия, которое вы назвали мне ещё тогда, тем сильнее становилось моё беспокойство, а после вашего объявления сейчас интуиция вообще взбесилась. Потому… Я понимаю, что это будет безмерно нагло с моей стороны, но…       – Лян Ю, – учитель чуть удручённо покачал головой, – этот выход нужен, в первую очередь, тем ученикам, кому требуется почувствовать опасность. Пусть небольшую, пусть самую ничтожную, но могущую вызвать чувство тревоги, риска. А какие могут быть риск и тревога, если вас будет сопровождать проректор? – вполне просчитал направление моей мысли седовласый мужчина.       – Я это понимаю, Учитель, – для наглядности почтительно склоняю голову, упирая кулак правой руки в ладонь левой. Его сопровождение мне и не требовалось — мне нужно заставить террористов действовать, а потом накрыть и вычистить из Академии, а лучше — и из жизни. Но сопровождай нас проректор лично, там никто и крякнуть в сторону причинения вреда ученикам не подумает. И разработает новый план по возвращении, о котором я уже не буду знать вообще ничего. Узнавать же в тот момент, когда мои кишки будут плотно знакомиться с мечами заговорщиков или там особо замороченным ядом, коли они всё-таки решатся на такой шаг, мне ну совсем не хочется… – но этот ученик и не просит ни о чём таком. Я понимаю, что для того, чтобы расправить крылья и научиться летать, требуется покинуть гнездо, но… почему бы уважаемому проректору не проверить ту пещеру, что мы нашли тогда? Возможно, её следует обустроить для зала медитации.       – И при этом присмотреть за группой, не обозначая своего присутствия, – продолжил мою мысль наставник.       Вариант был интересным — он позволял и приглядеть за группой, и «сохранить лицо», на любые вопросы по поводу чрезмерной опеки учеников отвечая, что уважаемый Мастер, воспользовавшись тем, что ученики его заняты, решил поработать во благо Академии и подумать, как благоустроить найденную пещеру с таким хорошим потенциалом. Не щадя живота своего, можно сказать, работал, пока всякие несознательные личности бух… праздновали и отдыхали от трудов праведных по воспитанию поколения юного. Во всяком случае, сдаётся мне, что-то такое у него сейчас в голове пронеслось. Правда, если бы не моё привилегированное положение, хрен бы он согласился на подобное, предпочтя присоединиться к пьян… э-э-э… Отдохновению, да.       – Да, именно так, учитель.       – … – молчаливые размышления длились где-то минуту. Как всегда, нужно было внести воспитательный момент… – Хорошо, Лян Ю, – тяжело роняя слова, согласилось моё прикрытие, – но только лишь потому, что ты — лучший мой ученик, чьи прилежность в учёбе и разумность в поступках не подлежат сомнению, а забота о товарищах по учёбе достойна всяческого восхищения. Признаться, увидеть сегодня золотое пламя у Ан Сюен, а потом и услышать от неё о твоей помощи в Прорыве было отрадой для сердца этого старика. Я горд, что талант и сила не привели к охлаждению твоего сердца. Надеюсь, это продолжится и в дальнейшем.       – Благодарю вас, Мастер Сюэ, я не подведу ваших ожиданий, – согнулся я в традиционном поклоне. Хорошая эта штука — поклон, позволяет скрыть выползшую на лицо ухмылку от предчувствия, что очень скоро кто-то крупно огребёт. И этот «кто-то» точно буду не я.       – Мне потребуется день, чтобы закончить дела и направиться к пещере, – а вот это уже не так хорошо, но большего я не добьюсь. К тому же… терпимо, террористы тоже далеко не сразу начнут всех хватать и резать.       – Этот ученик не смеет просить большего…       На этом беседа была окончена, и я направился к себе домой — собираться к завтрашнему походу. Пусть основную часть вещей уже должны были притащить на место слуги, но… небольшая котомка с парой мелочей, вроде целебных мазей, универсальных и не очень противоядий, перевязочного материала и кое-чего ещё, с учётом возможных рисков и степени разборок, может сильно пригодиться.       На следующее утро, как следует отдохнув и прихватив котомку с припасами, я выдвинулся на площадь перед главным входом в Академию — именно там собирались новички, дабы отправиться в свой первый поход. И народу, доложу я вам, было немало. Навскидку — толпа человек в сорок, а то и все полсотни. Все крайне взбудоражены и возбуждены. Всё как положено: гвалт, шум, все носятся, ищут знакомцев… Лично мне пришлось по-быстрому спроваживать пяток своих «вассалов»-лизоблюдов, что попытались «прилипнуть» к моей скромной персоне, едва я показался на площади. Как есть ждали, сволочи!       Отделавшись от этих «младших братьев», я стал высматривать своих коллег по обучению и буквально через полминуты неспешного поиска услышал знакомый смех. Нет, в этот раз в нём отсутствовало стремление изобразить из себя приступ кашля или иным образом замаскироваться, но не узнать его я не мог. Ну и вышел на звук, где застал картину, как Ан Сюен заливисто смеётся вместе с… Сердце пропустило удар.       Да, в этом мире девушки красивы, а уж девушки-практики боевых искусств и подавно, но то, что я видел перед своими глазами, иначе, чем совершенством, было назвать нельзя. Тонкая талия, подтянутая попка и шикарная грудь, которые не смогли скрыть даже весьма плотные одежды, милое личико с поистине совершенными чертами лица, начиная от полных губок, заканчивая чуть вздёрнутым носиком, хитро блестящими лазурными глазами и чуть выступающим клычком, придающим её лицу выражение мордочки хитрой лисы. Завершали картину сложенные в высокий хвост волосы платинового оттенка. И это было… было… Ох, она просто повергала, брала в плен и заставляла выбросить белый флаг одним своим присутствием. И захлебнуться слюнями. И помереть от умиления…       Ся Ю Нин была восхитительна.       Воспоминания прошлого Лян Ю, что был с ней лично знаком, конечно же позволяли понять, что дочка Лорда Северной Стражи была красавицей, память о манге тоже рисовала её замечательной девушкой, но… Ни то, ни другое не подготовило меня морально к реальной встрече. Да что там, они вообще оказались не способны передать и десятой доли очарования этой прекрасной принцессы. Причём в прямом смысле слова прекрасной. И в прямом смысле принцессы.       Если до этого я вспоминал о ней весьма абстрактно и отстранённо, как о некой картинке и, буквально, персонаже сказки, то, увидев её вживую, я как под дых получил. И понял, что пропал… Конкретно иду ко дну с тринадцатью пробоинами ниже ватерлинии. И все от термоядерных торпед имени Купидона!       А ещё в памяти ярко вспыхнул образ ещё одной девушки, с таким же платиновым отливом волос, и её имя:       Вайсс.       У Ся Ю Нин не было маленького шрамика через левый глаз, хвост, в который она собирала волосы, был повязан прямо на затылке, а не со смещением вправо, её фигура была куда более сформированной, да и в одежде она явно предпочитала красный и чёрный, а не белый, о чём наглядно свидетельствовал расшитый цветами и листьями алый плащ-халат, но… Боги, я готов поклясться, что если она попробует спеть, это будет волшебно.       А ещё — что в этой жизни у меня только что появилась настоящая Цель. Кхм… Как-то слишком уж собственнически и нагло звучит, но не могу с собой ничего поделать… и вообще, чего стесняться тому, кто внаглую использует проректора Академии Боевых Искусств в качестве своего прикрытия и источника ништяков? Потому вперёд, только вперёд!       – Доброе утро, сестрица Сюен, – вежливо поздоровался я с «более знакомой» дамой, подойдя к девушкам. С Ю Нин мы тоже были, как бы, знакомы, но то знакомство было насквозь формальным и откровенно шапочным, так что моя одноклассница тут безусловно была в приоритете по всем правилам вежливости.       – А… – на меня обратили внимание, – Л-лян Ю… – после чего налились румянцем и спешно отвернулись.       – Что за реакция? Неужели Синхэ опять сделал что-то, из-за чего мне нужно чувствовать себя крайне неловко? Что это было? Давай же, не щади меня!       – Н-нет-нет! – замахала ладошками леди Ан, не на шутку перепугавшись непонятно чего, возможно, неловкой ситуации. – Я просто задумалась!       – Ох, значит, я не так понял. Прости своего глупого братика, сестрица Сюен, он стал таким нервным в последнее время… А ещё неловким, – как бы поражаясь своей глупости, закатил я глаза. – Рад тебя видеть, Ся Ю Нин, – улыбаюсь с любопытством наблюдающей за нами платиновой блондинке. – Извини, что не поздоровался сразу. Ваша с сестрёнкой Сюен красота, собранная в одном месте, совершенно меня оглушила и дезориентировала. Надеюсь, ты не обиделась?       – Привет, Лян Ю, – мне величественно кивнули, продолжая коситься на красную, как помидор, подругу. – Всё в порядке. Давно вы с Ан Сюен друзья?       – Мы вместе учимся у Мастера Сюэ, разумеется, я забочусь о своей сестрёнке, как и должен поступать брат, – с вежливым достоинством и капелькой доверительной улыбки ответил я. – Правда, она постоянно надо мной потешается… – и вздохнуть с как бы понимающей и беззлобной, но всё равно печалькой.       – Ан Сюен, – повернулась и вскинула точёную бровку Вай… в смысле Ю Нин, – оказывается, моя подруга сильно изменилась за время нашего расставания, кто бы мог подумать!       – Нет-нет! Брат Ю! Сестрица Ся! – паника-паника-паника-возмущение-стыд, о, снова паника!       – Пхи-хи, – глядя на эту картину, прыснула в кулачок её подруга, а мой внутренний тролль довольно потирал лапки, встретив предполагаемого собрата. А уж каких усилий мне стоило сдержать собственную улыбку. Но я смог, да! Превозмог! Моё лицо было воплощением самой непричастной невинности! Правда, судя по виду Ся Ю Нин, та на эту пантомиму не повелась. – Сдаётся мне, всё не совсем так…       – О чём ты? – улыбаемся и машем, господа, улыбаемся и машем.       – Хм-м-м… не важно. Лян Ю, была рада тебя увидеть, но сейчас мне нужно кое-что срочно уточнить, – далее последовали «хвать» и утаскивание одной кареглазой милашки едва ли не за шкирку в отдалённый уголок двора. Н-да, кого-то сейчас начнут пытать… Какой я негодяй. Это может войти в привычку…       А процесс сборов меж тем набирал обороты, в том смысле, что подваливал всё новый народ, включая и откровенно неприятные и крайне «ненужные» мне кадры, вроде дорогого троюродного братика Лян Цзяня.       При виде последнего я мысленно поморщился. «Говнюк сферический в вакууме» — это было самое точное и полное его определение. Или, если быть до конца откровенным, просто эталонный представитель культуры данного мира. Все, кто ниже и слабее — рабы, которых можно чморить как угодно и делать с ними что пожелаешь. Все, кто выше — уважаемые господа, перед которыми нужно лебезить, подлизываться и быть готовым к тому факту, что они могут с тобой сделать всё, что им заблагорассудится. Относительно «равные» же — это конкуренты, с которыми вроде бы и можно держаться в одной стае, но при случае было бы неплохо опрокинуть и сожрать. Особенно если этого никто не увидит и ничего тебе за это не сделает. Отношения Лян Ю с этим ушлёпком как раз были на «конкурентном» уровне (впрочем, как и между всеми остальными наследниками Тёмной Луны), что означало, что на публике мы — лучшие друзья, единый клан, семья и всё такое, а по факту, стоит только отвернуться… эх. Впрочем, чего душой кривить, возникни у меня такая возможность и уверенность в собственной безнаказанности, я пришибу его не задумываясь, просто хотя бы из инстинкта самосохранения, не говоря уже о выгоде. Что касалось иерархии в клане… Пусть он и был старше по возрасту и ближе по крови к текущему главе клана, считался он моим младшим братом, потому как, поступив в Академию на два года раньше, оказался талантом всего двух кристаллов и до сих пор достиг лишь Третьего Небесного Уровня, обучаясь у одного из старших преподавателей только в силу происхождения. В общем, он не то чтобы совсем мусор — до Пятого Уровня его вполне раскачают, тут не стоило и сомневаться, — но достаточно «не элита», чтобы младший троюродный брат считался выше по перспективам ещё до поступления. Его максимум — это основать очередную младшую семью, да и то — сомнительно и маловероятно, скорее просто будет служить на какой-нибудь административной должности. Если, конечно, доживёт. Впрочем, был ещё один вариант — выгодный брак. Так что я ничуть не удивился, когда он, изображая ледокол, попёрся в сторону Ан Сюен и Ся Ю Нин. Я даже подумал над тем, чтобы подойти ближе и погреть уши, дабы насладиться тем, как его размажут… или проигнорят, но… лучше заложиться от другой проблемы, которая может возникнуть вследствие того, что отшитый придурок захочет скинуть раздражение на окружающих. А если при этом получится подгадить ещё и «конкуренту»…       – Привет, Синхэ, – обратился я к пареньку, что высматривал кого-то в толпе, видимо, своего приятеля-террориста. Но тот что-то не спешил появиться, то ли ещё кого пытался вербануть, то ли не хотел мне на глаза попадаться. В любом случае, найти моего одноклассника было проще, чем его.       – О! Старший брат! Доброе утро, – будто только меня заметил, оживился парень.       – Доброе. Видишь парня, что сейчас направляется к Ан Сюен? – стоя к своему родственнику спиной, глазами подсказал я нужное направление. – Это Лян Цзянь. Как и я, он является младшим наследником Тёмной Луны… и всё плохое, что ты слышал о членах моего клана, это про него. Так что держись от него подальше. Он знает, что ты — мой младший брат, и может попытаться задеть меня через тебя.       – Почему… – мгновенно потяжелевший взгляд парня прикипел к точке за моей спиной, а на его лбу пролегла складка.       – Что? – вскидываю бровь.       – Почему ты всегда помогаешь мне, брат Ю? – теперь коричневые глаза представителя Лазурного Пера прямо смотрели мне в лицо, пытаясь на нём что-то найти.       – Что за глупый вопрос? – наклоняю голову, разглядывая подростка в ответ. – Если я могу сделать хорошее дело — я сделаю его, если я могу обойтись без плохого — я обойдусь. Это тот жизненный принцип, который я для себя определил. Тебе была нужна поддержка на вступлении — и я оказал её, тебе можно было помочь в учёбе — и я помог, тебя можно предупредить о неприятностях — и я предупреждаю. В этом нет ничего феноменального.       – Но… – я прям почувствовал, что он захотел сказать что-то о своём клане и моём происхождении.       – Человек сам определяет, кем он хочет быть и к чему стремиться, – не дал я ему этого сделать. – А я не хочу быть гнилым человеком.       – … Понял, – серьёзно кивнул Синхэ, отведя тяжёлый взгляд.       – Поговорим о делах твоей семьи ближе к каникулам, – мысленно вздохнув, решил приободрить его я. – Ты, главное, не подставься за это время, а там уже посмотрим, что я могу сделать.       И, оставив ошарашенного главного героя, я поспешил утечь к своим вассалам. Пусть они лизоблюды, но они хотя бы мои лизоблюды, а не двоюродных и троюродных братьев, и пока мы идём, с них можно будет стрясти немного информации. Например, по остальным наставникам — мне надо представлять, кто на что способен, до того, как начнётся горячая фаза, а то там может стать некогда.       Ожидаемо отшитый Цзянь свалил, испепеляя всех недовольно-раздражённым взглядом. Даже меня немного им побуравил, но, получив в ответ мою добрую и обаятельную улыбку, решил одним взглядом и ограничиться, хотя судя по тому, как заходили желваки… Н-да, тот самый момент, когда ты понимаешь, что бесишь кого-то просто самим фактом своего существования. На удивление приятное чувство! Синхэ тем временем решил не искушать судьбу и затеряться в толпе за моей спиной — подальше от взглядов Цзяня, кажется, рядом с ним мелькнула белобрысая макушка подсадного террориста. Процесс обработки и вербовки парня продолжался. Даже захотелось улыбнуться на эту картину. В каноне, как я помнил, весь из себя гнобимый и находящийся на ножах с Тёмной Луной Е Синхэ не поддался, здесь же он вообще только что получил от меня обещание скорой помощи. В общем, ничего Линь Хону не светит. Оно и к лучшему, пусть бьётся головой о стенку — пока он делает это, он не может делать ничего другого, куда более опасного для меня и окружающих.       Пока Ву Лон — один из моих вассалов, коротко стриженный блондин невысокого роста в зелёном плаще-халате — пересказывал мне последние новости и что знал о наставниках, которые будут нас сопровождать, ничего нового не случилось. Ю Нин нежно тиранила леди Ан, но та, насколько я мог видеть со своего ракурса, пока трепыхалась и позиций не сдавала, чем только разжигала любопытство подруги. Синхэ, нежданно-негаданно для себя, тоже стал жертвой женской активности и теперь то ли отбивался, то ли поражённо трепетал перед некой рыжей девицей с длинными волосами, которую так и тянуло назвать электровеником, настолько активно она двигалась и выражала эмоции. Блондинчик-террорист был рядом и, похоже, знал этот ураганчик, чем невольно вынудил меня вспомнить о медовых ловушках вообще и том соображении, что противников может быть и больше двух известных мне личностей.       Но вот подошло искомое время, и к нам подкатил учитель Чу Сянь, он же Штирлиц. Хотя не, на легендарного разведчика он не тянет, так что будет просто засланным казачком. Подошедший на площадь сенсей велел выдвигаться, правда, как внезапно выяснилось, в поход мы идём по частям. Всего пять групп, и в нашей шестнадцать учеников, каждая группа выходит в своё время и, добравшись до места, направляется на свой участок горного плато, собираясь вместе только к вечеру — в общем лагере.       И вот я вновь шагаю по знакомому маршруту из ворот академии. Сперва до гор, потом по тропе и, наконец, по огромному деревянному мосту, прилаженному правым краем к отвесной скале над пропастью. Пара часов подъёма по нему — и мы на плато.       – Хорошо, мы достигли плато, где будет проходить испытание! – повернувшись к нам, повысил голос Чу Сянь. – Этот деревянный мост — единственная связь с миром. Сейчас я отведу вас на место первого этапа испытания. Там полно низкоуровневых демонических тварей — Огненных птиц. Это послужит отличным упражнением!       Невольно бросив взгляд назад — на мост, я представил, как он будет разрушен и, признаюсь, не испытал удовольствия. Тот и без того поднимался по горе тем ещё серпантином, порождая некую слабость в животе от взгляда с края вниз, а уж если его хорошенько раскурочить… Шестой Небесный Уровень и выше тут, конечно, и без всякого моста пройти сможет, но вот мне выбраться с плато будет тяжко.       Остальная молодёжь, впрочем, никакого беспокойства от слов учителя не проявила. Она, молодёжь, впервые за месяц покинула стены Академии! Горы! Природа! В пределах видимости — один занятый наставник, остальные или в разбитом где-то впереди лагере, или приведут другие группы чуть позже. Словом, юные культиваторы и будущие великие эксперты боевых искусств принялись отдыхать душой и раскрепощаться, не тратя времени на переживания о всяких мелочах жизни, вроде возможных оной жизни угроз. В том смысле, что едва мы вошли под сень деревьев за показывающим дорогу наставником, как девочки начали строить глазки мальчикам, а мальчики — девочкам. Пока что это было на уровне всяких шепотков да постреливания глазками по сторонам с одной стороны и задумчивого внимания и попыток вычленить, о чём прелестницы шепчутся — с другой. Цзянь, телодвижения которого я отслеживал краем глаза, например, не придумал ничего умнее, чем пытаться подслушать за перешёптываниями Ан Сюен и Ю Нин. Будучи на Третьем Небесном Уровне пытаться незаметно подслушать за Четвёртым и Пятым? Ой, дура-а-ак. Ну вот, судя по тем взглядам, которыми в него «стрельнули» подслушиваемые девушки, он теперь это и сам понял. Да, макайте! Макайте его полностью!       Видимо, мои мысли слишком выразительно отразились на лице, так что случайно пересёкшаяся со мной взглядом Ан Сюен резко оборвала очередную фразу и живейшим образом заинтересовалась узорами коры ближайшего дерева, в очередной раз алея щёчками от смущения.       Пришлось срочно брать себя в руки и тоже заняться прикладной ботаникой, ну, в смысле, пока моя довольная рожа не привлекла внимания кого другого, в частности — носящего фамилию «Лян». Всё же злорадствовать на публике над собственным ближайшим родственником — это не то, что можно назвать приличным поведением.       Как бы там ни было, первую полоску леса мы миновали достаточно быстро и вышли к уже знакомой мне Звёздной колонне, которая тут же привлекла множество взглядов.       – Вау, какая высокая! Что за колонна? Почему она здесь? – совершенно бесхитростный голос рыжей девицы, что крутилась вокруг Синхэ, выразил общий вопрос многих учеников, хоть и куда громче, чем они бы, вероятно, решились сами. Девчонка действительно была какой-то очень гиперактивной и чувства совершенно не маскировала и не сдерживала. Прям Нора Валькери какая-то…       Кхм…       Навеянная мыслями о Вайсс новая идея заставила меня с подозрением и куда большим вниманием к деталям, нежели раньше, покоситься на рыжую. Но… нет. Совсем нет. Ничего общего. Даже учитывая «восторги» от вида «башни», тут совершенно разные причёски, рост, предпочтения в цвете одежды… Хотя если её подстричь, одеть в розовую мини-юбочку, дать в руки молот…       О чём я, чёрт подери, думаю?!       – Это «Звёздная колонна», – обернувшись, дал, между тем, ответ Чу Сянь, – первобытная древность. В полнолуние бесконечная сила звёзд скапливается на этих руинах. Пока что никто не знает, как она действует.       Бросив это объяснение, наставник с бирюзовыми волосами возобновил движение, явно не намереваясь задерживаться на поляне, где мы с Мастером Сюэ ночевали в прошлый раз. Студенты Академии цепочкой потянулись за ним, я же неторопливо сместился к компании, в которой топал Синхэ, в очередной раз невольно отмечая разницу в воспитании между ним и моими «правильными китайскими вассалами». Те хоть и не блистали талантами, да и происходили из далеко не самых перспективных младших семей, что служили в первую очередь моей ветви клана Тёмной Луны, а не ветви моего дяди Лянь Сяня, но мгновенно уловили, что я направился куда-то один и меня не надо сопровождать. Буквально прочитали это по мельчайшим невербальным признакам и даже виду не подали, что удивлены или что-то ещё — так, минимально взглядами проводили, но и всё на этом. И на их фоне Е Синхэ — эталонно-стереотипный деревенский паренёк, которому вообще всё надо прямым текстом, иначе не заметит или не поймёт. Правда, если уж совсем честно, я до сих пор иногда сомневался, что он это не специально, однако не видел для него никакой выгоды в ношении маски провинциального дурачка. Разве что это был некий Хитрый План, аля огрести поначалу пару раз по морде, но добиться того, что из-за такой беспросветной провинциальности все высокородные на него просто забьют, начав игнорировать, как что-то безнадёжное и неловкое. Но это был бы какой-то очень тупой план, ведь пока тот игнор активируется, его ведь и натурально десять раз убить могли бы, ибо мало ли на кого нарвёшься? В общем, резонов притворяться валенком я у него в упор не видел, а потому предпочитал считать, что он такой по жизни.       – Синхэ, прерви на минутку свой флирт с прекрасной незнакомкой. Понимаю — тебя повергли напором и обаянием, но твоему старшему брату нужно перемолвиться с тобой парой слов, – поравнявшись с компанией "скрытый террорист/рыжий ураганчик/главный герой сянси", поспешил я ошеломить и заставить чувствовать себя не в своей тарелке всех троих.       – Что?.. – округлил глаза представитель Лазурного Пера.       – Мы с братцем Синхэ совсем не флиртуем! Это совсем не то, как выглядит! То есть я хотела сказать, это вообще так не выглядит! Ведь не выглядит же?! Линь Хон, Синхэ, скажите, что нет! – куда выразительнее проявила обескураженность и смущение девушка, насев на собственных кавалеров. Глаза у неё, кстати, настолько карие, что почти красные.       – Ладно-ладно, я же не осуждаю, – изображаю мордой лица океан понимающей снисходительности. – Ну же, младший брат, – фамильярно приобнимаю его за плечо и решительно веду в сторону, – оставь на минутку свою леди и приятеля, уверяю тебя, наше дело займёт совсем немного времени.       – Почему ты не веришь, что мы не флиртовали?! – возмущённой паникой донеслось мне в спину. – Линь Хон, почему он не верит?! Я же ничего не делала! Или делала?!… – теперь там были реальный страх и отказ верить.       – Спокойно, Мо Ю, успокойся! Уверен, это была просто шутка, – вторил ей второй голос, с нотками уговаривания и просьбы.       – Но ведь что-то его на эти мысли навело! – и не думала утихать рыжая. – Будь со мной честен, Линь Хон! Что я сделала? Или это Синхэ сделал?! Что… что он сделал?!       – Да, Синхэ, как ты мог? – не удержался я, из последних сил сдерживая рвущийся наружу хохот.       – Я ничего не делал! – сдавленно просипел натурально придавленный к земле криками со спины парень.       – Ну ты вообще, младший брат… – картинно прикрываю лицо свободной рукой. – Такая девушка, с таким темпераментом, а ты ничего не делаешь… Тебе должно быть стыдно за себя!       – Старший брат, прошу, не издевайся, – совсем поник несчастный, уже даже не сипя, а жалобно постанывая.       – Ну уж и пошутить нельзя, – пожимаю плечами, предварительно отпустив его плечо. Отошли мы уже достаточно, чтобы разборки сзади больше не напрягали. Остальные ученики хоть на нас и покосились, заметив повышенную активность и шум, но тоже держались на расстоянии. Опять же, мы уже вновь вошли под кроны деревьев, а значит, спрятаться за парой стволов можно было без проблем.       – И зачем ты меня позвал? – быстро пришёл в себя подросток.       – Будет возможность, помедитируй на вершине той Звёздной колонны, – без обиняков ответил я. – Даже если не поглощать её Ци, она должна облегчить тебе установку связи со второй звездой и прорывом на Третий Небесный Уровень.       – Ты так думаешь?       – Разумеется, иначе бы не советовал. Эта колонна — большой накопитель звёздной Ци, что может выступать медиатором. Учитывая, что и Академия у нас носит имя «Небесной Звезды», я не удивлюсь, если вся эта местность имеет некое особое значение для звёздных практиков и такие колонны, если их несколько, являются элементом некоего механизма, помогающего в развитии данного искусства. Возможно, сам механизм уже давно пришёл в негодность, но эту колонну однозначно ещё можно использовать. Уверен, у тебя получится, – хлопаю его по плечу, намереваясь закончить разговор. – У меня всё. Можешь бежать обратно к своей зазнобе, она уже вся извелась, небось, – пожимаю плечами и начинаю отступать, повернувшись к парню боком.       И пока он соображал, какой из десятка тезисов, вопросов и просто восклицаний, рвущихся наружу, что отразилось даже на лице, озвучить, я благополучно, а также красиво и таинственно смешался с толпой. После чего вновь принялся слоняться в нашем отряде студентов, точнее, опять оказался в окружении собственных вассалов, что порой бросали на Е Синхэ задумчивые взгляды, явно прикидывая: то ли попробовать как-то тихонько удавить конкурента за внимание наследника, то ли, наоборот, примазаться к новому «фавориту». С учётом того, что у паренька был талант четырёх кристаллов, вариант «примазаться», кажется, был более приоритетным. И всё это на одних взглядах, кивках, выражениях лиц… что тут сказать — азиаты, пусть и фэнтезийные. Они явно не знали, куда девать лишнее время, разрабатывая всё вот это вот. Ай, хрен с ними. Пока погуляем и поплюём в потолок, да поприглядываем за всеми присутствующими краем глаза. Вряд ли эти террористы-диверсанты начнут действовать сейчас, но хрен их знает — мало ли что может перемкнуть в башке у фанатика? Е Синхэ вот тоже почему-то не нагибаторствует ни разу, хотя должен поражать, восхищать, унижать и доминировать согласно всем канонам главного героя сянси.       Вскоре мы добрались до первой поляны, где кучковались, что-то выискивая в траве, несколько Огненных птиц, и, толкнув ободряющую речь общим смыслом: «Демонических зверей по миру много, они опасны, учитесь им противостоять», Чу Сянь объявил начало практики. Часа три всё было относительно спокойно. Господа и дамы студенты стукали горящих куриц и, реже, демонических кабанчиков. С учётом насыщенности мира красками, кстати, получалось как в лучших традициях какой-нибудь корейской MMORPG на лоу-левельной локации. Я через это всё уже проходил, но для многих охота стала серьёзным испытанием. Чу Сянь за учениками приглядывал, но он же следил и за тем, чтобы те не били одного зверя толпой, в результате чего тем, кто сидел на Первом-Втором Небесных Уровнях, приходилось действительно жарко. Твари всё-таки были далеко не простыми животными, и что птичка могла плюнуть пламенем, что кабан боднуть под бустом собственной Ци, да и без пламени с разбегом на магическом ускорении у тех имелись очень острые когти, клювы и клыки.       И, конечно же, это не преминуло сказаться на наших «потерях». Сильных травм не было, но ожоги и рассечения, где чисто символические, а где и посильнее, начали находить своих жертв. И, по иронии судьбы, одной из таких жертв стала даже Ан Сюен, очень неудачно поскользнувшаяся мягкими сапожками на каком-то древесном корне, когда уклонялась от кабана. Нет, кабана она поджарила и ничего страшного, по сути, не случилось, но неприятный порез на икре леди заработала.       – Вот и ты преподаёшь мне уроки, сестрёнка Сюен, – подошёл я к девушкам, когда учитель отошёл к другому ученику, нашедшему себе противника, а рядом с деревом, где присела осматривающая ногу леди Ан, осталась только сетующая на её неуклюжесть Ся Ю Нин.       – Брат Ю? – удивлённо хлопнула глазами дочь дома Безграничных Небес, заметившая моё приближение, только когда я подал голос. – О чём ты говоришь?       – Никогда не стоит забывать, что от случайности не застрахован даже самый сильный и талантливый человек, – объясняю свою мысль, чуть смежив веки в намёке на улыбку. – Позволь я посмотрю, – начинаю присаживаться на корточки возле повреждённой конечности, с таким прицелом, чтобы закрыть всё своей спиной от лишних глаз.       – Эй, Лян Ю, что ты задумал? Ты же не хочешь облапать ей ногу, пользуясь предлогом нанесения целебной мази? – предостерегающе одёрнула меня Ю Нин, но в то же время было видно, что она не столько негодует, сколько недоумевает. Мол, не настолько же я дебил, в конце концов?       – Сестрица Ся, не надо так громко думать о том, как дашь мне пинка за наглость, разумеется, я не собираюсь делать ничего такого, – примирительно улыбаюсь, осматривая рассечение глубиной примерно полпальца, хоть и без особого кровотечения.       – А почему же я вижу, что ты уже тянешь руки к её ноге? – саркастично осведомилась дочка Лорда Северной Стражи, упирая руки в боки.       – О, это просто небольшой фокус. Сейчас я проведу рукой в воздухе над ножкой нашей Сюен, и ранка исчезнет, верите?       – Чего? – с недоумением хлопнула лазурными глазами Вайсс… Эм, в смысле, Ю Нин. Конечно же Ю Нин!       – Сестрёнка Сюен, возможно, ты почувствуешь небольшой зуд, не бойся, – предупреждаю девушку и выпускаю с ладони целительную солнечную Ци.       – Что это? – подалась ближе платиновая блондинка, нависая у меня над плечом, пока моя одноклассница поражённо таращилась на то, как её царапина на глазах становится меньше.       – Солнечное Исцеление. Я скопировал этот приём из техник Боевых Искусств Звезды и подогнал под свою Ци. Уверен, сестрица Сюен тоже так сможет, если немного потренируется.       Ответом мне были двойное молчание и предельно внимательное наблюдение за тем, как окончательно исчезает царапина на ноге девушки.       – Вот и всё, – закончив лечение, я немедля потушил свет вокруг руки и поднялся на ноги. – Попробуй встать, – протягиваю Сюен руку, предлагая свою помощь.       – М-м-м… – на мою ладонь посмотрели так, словно я ей протягивал… даже не знаю, но, в общем, что-то дико пошлое и постыдное, да ещё на глазах у всех. Короче, девушка налилась краской со стремительностью светофора, после чего одним движением вспорхнула на ноги, как будто с муравейника подорвалась, и, разумеется, без всякой моей помощи. – Спасибо, Лян Ю, ты очень помог, но дальше я сама! Нам нужно быстрее догнать учителя и возвращаться к тренировке! – выпалила она на одном дыхании, глядя в сторону и уже знакомым мне жестом вытянув ручки вдоль тела кулачками в стороны.       – Конечно, как скажешь, сестрица Ан, – понимающе улыбнулся я. – Не буду вам мешать, – и, обозначив вежливый поклон дамам, поспешил удалиться, кожей чувствуя на спине бурлящий любопытством взгляд Ю Нин.       Если она ещё не расколола эту кареглазую очаровашку, то теперь ту явно ждут воистину жестокий приступ и допрос с тремя степенями устрашения. Было ли мне стыдно за такую подставу? Немножко. Но во-первых, я благородно лечил свою подругу, попавшую в беду, а значит, по определению был прав, и это не обсуждается, а во-вторых, когда ты девушке интересен и она о тебе думает — это первый шаг к чему-то куда большему. Чем больше Вайсс будет думать обо мне, тем меньше у неё останется времени думать о других мужчинах, да, таков мой коварный план! И я, кажется, опять назвал Ся Ю Нин в своих мыслях именем Вайсс… С этим надо что-то делать… Или нет?       После случившегося моё настроение было прекрасно и замечательно. Что называется, ничто не предвещало беды. И конечно же, как только я подумал, что день удался, эти засранцы решили всё испортить. Да и время подобрали, уроды, очень удачно — народ, с одной стороны, уже достаточно заколебался бить недофениксов и уберпоросят, чтобы принять на «ура» любое предложение по смене деятельности, но, с другой, ещё недостаточно для того, чтобы в голове крутилось только: «Да ну его на, хочу в лагерь! Кушать и спать». А дело было так:       – Учитель Чу Сянь! – подсадной блондин обратился к подсадному наставнику.       С этого мига я скинул умиротворённую пелену и напрягся, ибо голос Линь Хона звучал подозрительно громко и выразительно для рядового обращения к наставнику. Может быть, для остальных в этом и не было ничего подозрительного, но когда один известный тебе шпион-террорист подходит к другому и явно пытается привлечь всеобщее внимание к тому, что они будут обсуждать, то ничего хорошего от этого точно ждать не приходится. И тот факт, что ничего подобного в воспоминаниях о той истории я не помнил, заставлял нервничать и говорил о том, что… А вот о чём — это уже хороший вопрос. Обычная книжка с картинками по-любому не может охватить весь спектр событий… В любом случае, я прислушался.       – Линь Хон? Ты что-то хотел? – прекрасно изобразил отвлекаемого от дела человека наставник.       – Да, учитель. Мы уже убили много огненных птиц и демонических кабанов. Простите мои слова, но вряд ли мы сможем получить с их помощью ещё хоть сколько-то опыта…       – Хм… – сделал вид, что задумался, бирюзовоголовый. – Но что ты предлагаешь, ученик? Отправиться в лагерь? – с чётко очерченными нотками неудовольствия оттого, что кто-то «запросился домой», поинтересовался террорист.       – Нет-нет, – замотал головой его коллега, – но… раз здесь собралось столько адептов боевых искусств разных годов обучения и разных наставников, возможно, мы сможем почерпнуть мастерства друг у друга в дружеских поединках?       – Интересное предложение, – наставник окинул подобравшуюся на звуки беседы толпу задумчивым взором. Толпа, в большинстве своём, выражала молчаливое, но горячее одобрение идее блондина. – Ладно, – махнул он рукой, – в этом действительно есть резон, юные таланты смогут показать себя, – короткий мимолётный взгляд в мою сторону, – а более опытные ученики — продемонстрировать, на что способен хорошо обученный пользователь боевых искусств, – теперь такой же взгляд скользнул по Лян Цзяню, а до меня дошёл смысл их затеи.       И нет, не потому, что я весь такой из себя гений и стратег, всё проще. Местный язык весьма богат на специфические выражения, плюс контекст, плюс интонации… Ай, да чего там, если тут смысл иероглифа может меняться на противоположный, в зависимости от места в тексте, на котором он располагается, то устная речь — это вообще поле непаханое для «словесной дуэли». Так вот, Чу Сянь сказал всё предельно вежливо, нейтрально, и вообще к нему никаких вопросов, вот только с учётом того состояния, в котором должны пребывать задолбавшиеся от монотонного гринда подростки, это могло восприниматься и как «покажите свою крутизну» с одной стороны, и как «ушатайте этих зарвавшихся выскочек» с другой. Добавим взгляды и то, что Цзяня две красивейшие и родовитейшие девушки Академии сегодня просто с говном смешали едва ли не прямым текстом да перед кучей свидетелей, а со мной обе очень даже мило и доброжелательно общались, пусть и не очень долго, но тем не менее. Плюс вряд ли этот ушлёпок знал, что я уже на Четвёртом Небесном Уровне. Наставники — да, без сомнения были в теме, тут и Сюэ не сдержался бы от того, чтобы похвастаться, да и с точки зрения здравого смысла — сопровождающим и контролирующим органам нужно знать, что примерно ожидать от подопечных. Разумеется, есть нюансы и свои секреты, даже уже на наших уровнях, но ранг и без этого сообщить можно. Однако одно дело — наставники, и совсем другое — ученики. Докладывать о моих прорывах Цзяню никто не обязан, хоть он там десять раз моим братом будет. И на этом фоне столкнуть лбами двух наследников Тёмной Луны и уже лично оценить, что те могут, — идея не только соблазнительная, но и легко реализуемая. А под неё, глядишь, получится посмотреть и уровень остальных сильнейших студентов из здесь присутствующих. И, главное, сделано всё красиво — хрен подкопаешься.       – Брат Ю, – ну вот, этот недоумок Цзянь уже здесь, и я не сомневаюсь, что будет дальше, – не сразишься ли со мной, дабы продемонстрировать всем силу клана Тёмной Луны? – хитрая жопа, ещё и сформулировал своё предложение так, что отказаться, не наведя тень на имя семьи, я не смогу.       Настолько уверен в себе? Похоже, и впрямь не знает о моём прорыве на Четвёртый Небесный Уровень, иначе бы не лез. А так… даже если я, по его прикидкам, вышел на Третий Небесный Уровень, то уж точно не на Пик, потому как месяц назад был ещё Вторым, он же сидит на этом уровне больше года, а потому всё, что можно было отточить в плане навыков и их применения, у него отточено. Но вот что делать мне? Понятное дело, что соглашаться, тут без вариантов. Но вот дальше? Сливать? Не смешно. Это будет позор, к тому же, как только вскроется тот факт, что я, будучи Четвёртым, проиграл Третьему… репутации придёт кирдык. Полный и безоговорочный. Не говоря уже о том, что террористы почуять могут подвох, они-то про мой уровень в теме. Словом, не пойдёт. Демонстративно вбивать в гумус? Ну, это будет нетрудно. Однако раскрывать что-то этой парочке агентов местной Аль-Каиды у меня желания ещё меньше, чем сливаться. Но и вообще ничего не раскрыть не выйдет. Хотя… да, о «Золотой Ци» и так все, кому надо, прекрасно знают, так что её можно. Ну и с её помощью постукать придурка… хотя нет, сначала дадим ему выложиться. Демонстративно. Дабы он показал «силу клана», а потом просто ушатать одним ударом, но ни в коем случае не светить ледяную Ци и тем паче алебарду.       – Конечно, младший брат, – радушно улыбнулся я идиоту. – Учитель Чу Сянь, проведёте судейство?       – Конечно, Лян Ю! – кивнул «наставник». – А дружеский бой между членами одного клана полностью исключит намёки, что это вражда! – э-э-э… вот сейчас не по…       А-а-а, это что-то вроде ритуальной фразы, мол, «мы махаемся от чистого сердца, а не выясняем под шумок отношения», восходит она ещё ко временам, когда только начинали проводить более-менее цивилизованные «мирные соревнования», а на турнирах, как известно, встречаются представители из разных кланов, порой конкурирующих или просто недружелюбно друг к другу настроенных. Ну а на турнирах боевых магов бывает всякое, и вот, чтобы не плодить кровной мести и полноценной вендетты за всяческие случайности, насколько бы случайны на самом деле они ни были, ввели такое правило. Разумеется, панацеей оно не было, но… хоть что-то. Плюс от боя всегда можно отказаться, пусть и потеряв лицо, и… Ох, там столько нюансов, что хватит на пятитомник. А мы тут пришли драться, а не в дебри традиции и юриспруденции погружаться!       – Начали! – отдал команду наставник, и Цзянь сразу же устремился ко мне в ближний бой.       Я же… просто «включил» свои глазки и легко ушёл от удара. «Рассекретить» эту способность я не боялся — свечение глаз и даже вытягивание зрачка сами по себе не дадут никому никакой информации о том, что же именно происходит. Разумеется, те, у кого есть мозги, поймут, что я использую некую технику, но не более. Во-первых, экспертов Боевого Искусства Звезды тут банально одна штука, и зовут эту штуку Е Синхэ, который точно ничем подобным ещё не овладел. Во-вторых, практики вообще редко разбираются в возможностях других направлений искусства за границами конкретных боевых приёмов, то есть «Звёздные Глаза» банально не опознают, тем паче что этот навык — редкость, коли судить по содержимому полутора десятков Техник развития, что выдал мне проректор Сюэ. Ну и в-третьих, мне на руку играла косность мышления местных жителей, которым даже в голову не придёт, что можно взять приём из другой школы, то есть думать они будут в направлении огненных техник и искать аналоги в них, даже не думая про «лузерское» искусство Звезды. Ну и наконец, даже если кто-то узнает, что это вот именно прям точно «Звёздные Глаза», то это ему ничего не даст, ибо что данные глаза делают, никто, кроме их обладателей, тупо не знает, потому как описание в книгах — полный отстой и мракобесие.       Тем не менее вид того, что я использую нечто ему неизвестное и играючи ухожу от любых атак, заставил Цзяня только раздухариться и даже немного ускориться. Разумеется, без всякого эффекта. Мало того, что я был на Небесный Уровень выше, что априори делало меня быстрее и сильнее, так ещё и моя Ци была далеко не чисто огненной, а от этого тоже многое зависит. Те же звёздные практики, при всех недостатках мощи своих атак, славятся скоростью, при прочих равных заметно превосходящей Огневиков и Драконов. Моя же Ци несла в себе силу Солнца, а то, как ни посмотри, тоже звезда, а потому скорость движений у нас была несопоставима. Ну и, наконец, я просто видел все его токи Ци и за счёт разогнанного восприятия понимал, куда и как он будет бить, ещё до того, как сам удар, собственно, наносился.       И, надо сказать, для меня это был довольно занимательный опыт. Потренироваться в боевом применении «звёздного шарингана» у меня возможности до этого момента не было — после выхода на Четвёртый Небесный Уровень Ан Сюен от меня сбежала, а на уроках у нас спарринги не проводились — Мастер Сюэ нас развивал как практиков Ци, а не натаскивал на поединки, да и урок тот был всего один с момента, как я эти глаза получил. В то же время мы с этим гадёнышем являлись близкими родственниками, были одного пола и почти одного возраста, а главное — практиковали одни стили. Сама техника развития, задавшая весь вектор роста системы меридиан при вступлении на путь Огня, у нас была одной и той же — всех наследников Тёмной Луны учат чувствовать Ци и приобщаться к силе Огня по одной методике. И дальше к услугам Лян Цзяня были всё те же «Небесная Техника Огненного Опустошения», «Техника Божественного Пути Драконьего Пламени» и «Секретная Техника Дробящего Камни Огня», как самые лучшие стили, имеющиеся в распоряжении клана, за вычетом, конечно, совсем эксклюзивных вещей, что положено знать лишь Старшему Наследнику. Так что система Ци у него крайне походила на мою, что было очень полезно с точки зрения собираемой информации. Плюс к тому его стиль боя был выверен долгой практикой и доведён до предела возможного на Третьем Небесном Уровне. Одним словом, сам бог велел мне предельно внимательно изучить все его действия и приёмы, как для понимания механик и принципов работы классической огненной Ци, так и для банального перенимания в свой арсенал каких-то хитростей.       – Думаешь, только убегая, сможешь победить меня?! – явно начал терять голову Лян Цзянь, хотя объективного времени с начала поединка прошло от силы секунд двадцать.       – Я лишь смиренно позволяю брату поделиться со мной опытом, – разорвав дистанцию, ответил я чистую правду, с трудом удерживая улыбку на лице, с тем, чтобы она из понятия «скромная» не перешла в нечто большее. – В этом весь смысл товарищеского поединка, разве нет? – отпускаю мелкую подначку, жестом правой руки как бы предлагая посмотреть на зрителей и спросить у них, если сам не уверен.       Цзянь был выше меня почти на голову, его руки были длиннее, шаг дальше и учился в Академии он дольше, но именно я выглядел свежим и беззаботным, в то время как он выкладывался на полную, что было очевидно любому наблюдателю. И, конечно же, при таком раскладе подначка попала в цель.       – Смеяться надо мной вздумал?! Рано радуешься! – он одним прыжком отскочил назад и резко вбил ладони друг в друга, формируя хорошо знакомую мне ручную печать. – Ты вынудил меня это сделать, брат Ю! Не вини меня за то, что сейчас будет! – его Ци взбурлила, высвобождаясь из тела мощным огненным покровом, скручиваясь в клубок наибольшей концентрации именно в районе ладоней, в которые сейчас и нагнеталась, создавая две давящие друг на друга плоскости. – Огненный клинок Адского Пламени! – выкрикнул он на выдохе, тем самым подстёгивая эмоциональный пик, когда с его правой руки в мою сторону уже рвался огненный таран из собранной для удара Ци.       Ревущий багряно-рыжий поток с футбольный мяч шириной преодолел разделяющее нас расстояние за долю секунды. Я мог бы уклониться — и скорость Четвёртого Небесного Уровня, и «Звёздные Глаза» это позволяли без проблем, но за моей спиной находились зрители, к тому же… Я видел качество и количество Ци в этой атаке. Настоящий Пик Третьего Небесного Уровня. Хороший, заслуженный, эталонный, с прекрасным исполнением приёма.       Но против моей гибридной Ци он совершенно не играл.       Капля лунного холода и морозной стужи под покровом солнечного света — и атака бессильно разбивается о мою окутавшуюся золотым пламенем ладонь, стекая по ней безвредными и чуть тёплыми ручейками, неспособными даже подпалить белый рукав.       – Что?!… – как выразительны в Китае фейсила… В смысле, выдумывая столь выразительную мимику в своих фэнтезийных мирах, настоящие китайцы явно тешили какой-то комплекс неполноценности.       – Прекрасная атака, младший брат, – и самой малой интонацией не позволяя себе издёвки, но при этом откровенно макая его гордость носом в гумус, похвалил я. – Могу я надеяться, что ты преподашь мне ещё несколько уроков в управлении Ци?       – Это невозможно! – даже не услышал меня этот идиот. – Почему на тебе ни царапины?!       – Просто хоть я и холоден снаружи, но очень горяч внутри, – как же стыдно, но, глядя на его лицо, я не могу прекратить над ним издеваться. – Можно сказать, во мне горит вулкан страстей, – как бы говоря: «у каждого есть недостатки», повёл я в воздухе кистью, с которой уже пропал покров энергии.       – Тебе просто повезло! – нашёл для себя оправдание горячий тёмнолунный парень. – Не смотри на меня свысока, Лян Ю! Я старше тебя и покажу, что значит опыт в боевых искусствах!       – Мне кажется, ты слишком близко принимаешь это к сердцу, младший брат. Но я с удовольствием почерпну твоей мудрости, – чувствую, что я уже перегибаю палку и он от моей показательной вежливости сейчас выйдет в стратосферу на жопно-взрывной тяге, но ничего не могу с собой поделать. Не начинать же мне на него тоже рычать или входить в режим сферического китайского антагониста в вакууме, способного унижать только по шаблону: «спесь, помноженная на грубость в степени борзота»?       – Ар-р!!! – выдохнул сквозь сжатые зубы он и бросился в новую атаку, на ходу концентрируя в руках Ци.       И-и-и… ничего особо не изменилось. Ну да, он теперь не скрывая бил на поражение, с целью меня убить, и пытался достать не только физической силой или огненной техникой, но и комбинируя это всё, не скупясь на «Огненные клинки» в упор, широкие потоки пламени с ног и прочий базовый арсенал практика Боевых Искусств Огня. Но там, где он рекой тратил свою Ци, я, в худшем случае, мягко отводил удар, расходуя на каждый его черпак энергии лишь каплю своей. При разнице в целый Небесный Уровень это было не назвать даже игрой в одни ворота. Тем более что чем дольше он меня атаковал, тем больше я подсматривал интересных деталей, как в обычных атаках, так и в движениях его Ци, потихоньку начиная использовать показанный арсенал реально отработанных до идеала приёмов.       Однако долго такой благостный порядок вещей продолжаться не мог — мой противник начал выдыхаться, а вместе с этим ошибаться, часто повторяться и уже ничего мне не давать. Пора было заканчивать.       – Вижу, ты тяжело дышишь, младший брат. Возможно, нам стоит закончить эту тренировку и поберечь силы для других поединков? – участливо поинтересовался я, разорвав дистанцию.       Я в любом случае уже победил, и это для всех очевидно, в том числе и для него. Вбить его показательно в землю можно, но мне от этого никакой выгоды уже не будет. Да, его унижение станет ещё капельку сильнее, но краем заденет уже престиж Тёмной Луны, мол, один наследник избил до полусмерти другого на глазах кучи посторонних — пересуды пойдут, всякие слухи на тему «не всё ладно в Датском королевстве», и хотя все всё понимают, но давать такой повод для разговоров — это не очень хорошо с политической точки зрения, и за это «не очень хорошо» мне уже могут предъявить и в клане. Или запомнить, сделать выводы и затаить, что ещё хуже. Вызывать же в свою сторону негативные мысли со стороны главы клана мне пока и рано, и совсем не охота. Понятно, что вот только за эту ситуацию мне ничего не будет, но жизнь состоит из деталей, а детали могут накопиться, так зачем же добавлять себе отрицательные эпизоды?       Опять же, пока защищался, я ничего толком никому не показал, а если атакую — я покажу свой атакующий потенциал, а нафига мне облегчать жизнь уродам, что хотят меня убить и специально подставили, чтобы на этот потенциал посмотреть?       – … – скрипнув зубами, Лян Цзянь не спешил ответить. По его лицу хорошо было видно, что идея ему категорически не нравится, ведь это будет выглядеть так, словно он принимает мою милость и окончательно признаёт себя младшим, но… Но он всё-таки был не до конца конченным кретином и уже понял, что со мной не справится, а вариант «разойтись мирно» давал хоть какую-то возможность «сохранить лицо», в отличие от варианта, когда я ему это лицо начищу. – Хорошо, брат Ю, ты прав, эта тренировка затянулась, – пересиливая себя, выдавил брюнет, пытаясь изобразить светскую вежливость.       – В таком случае благодарю за бой, младший брат, – учтиво наклонил голову я. И да, не забываем улыбаться — это раздражает.       В общем, всё закончилось хорошо, всё закончилось замечательно — я проверил в деле свой звёздный шаринган, подсмотрел массу интересного, поднял себе настроение и испортил его нескольким уродам, что называется — жизнь удалась. Однако стоило нам только разойтись, покидая поляну, где шёл поединок, в противоположных направлениях, как я оказался в самом настоящем окружении! В том смысле, что…       – Молодой Мастер, это был потрясающий бой! – милая, постриженная под каре с забавными «помпончиками» блондиночка приветливо мне улыбнулась.       Хм-м… Клан Джао, судя по меткам на одежде. Тоже вассал Тёмной Луны, причём земляк Лазурного Пера, но вассал «нейтральный», скажем так, без железной привязки к кому-либо из наследников. Слишком далеко город Синего Карпа — их место обитания — от центральных земель Тёмной Луны, чтобы быть втянутым во внутренние политические разборки. Во всяком случае, до этого момента.       – Да, вы были великолепны, – поддержала её худощавая брюнетка с интересного цвета, отдающими в алый, глазами. А вот фигуркой она своей подруге уступала, хотя и не так чтобы сильно.       – Вы так наглядно и решительно победили Лян Цзяня, – а это уже третья — шатенка. Как и у всех девушек этого мира, личико милое, а по формам… промежуточный вариант между блондинкой и брюнеткой. Прямо на любой вкус, честное слово!       – Вы мне льстите, леди, – улыбнулся я всем трём, что начали едва ли не притираться вокруг меня.       Нет, реально тереться или там хватать за руки никто не думал — всё-таки наше положение в обществе сильно разнится, а столь «вольные» действия позволить себе может только кто-то равный… или безбашенный. Но вот ощущение, что три кошки начали ритуал обозначения «данного столба» своей собственностью, никуда не девался.       Вообще, я не устаю удивляться, если говорить вежливо, местной культуре. С одной стороны, вассал по отношению к сюзерену — это «низшее существо», бесправный раб. Да, есть нюансы, и выйди такой вассал на Шестой-Седьмой Небесный Уровень, с ним уже вполне будут общаться как с человеком, а не вещью, да и от людей многое зависит, но общая тенденция такова. Однако… у местных женщин всё не совсем так. С одной стороны, прав у них ещё меньше, чем у вассалов-мужчин — продать, выдав замуж по политическим мотивам, тут могут и принцессу. Мужчина может ещё как-то отбрехаться или ещё что, а вот женщина… ну, пример Ан Сюен — это стандартная практика. Насколько я помню, Ю Нин тоже светило нечто подобное, но она поступила радикально — приставила себе нож к горлу и наглядно объяснила отцу, что если тот в ту сторону шевельнётся, то останется без дочери. Разумеется, местные аристократические круги и лично Лян Ю таких подробностей не ведали, но из воспоминаний о другом мире я этот факт знал. Полагаю, в ходе прений мог быть озвучен и вариант «вскрыть счастливого мужа», с Ю Нин бы сталось. Ну и да, как и Ан Сюен, Вайсс тоже очень хочет выйти на как можно более высокий уровень, чтобы уж точно никто ничего с ней сделать в этом плане не мог… Кхм, опять меня уносит. В общем, возвращаясь к иерархическому отношению к женщинам. С одной стороны — да, у них всё плохо и печально, вплоть до того, что вот конкретно эту девочку из клана Джао я могу забросить на плечо и уволочь в спальню хоть прямо из её родного дома, и даже её отец не посмеет пикнуть, но вот с другой… всегда остаётся шанс стать официальной наложницей, а то и, чем чёрт не шутит, полноценной женой кого-то более высокого и тем самым самой подняться в иерархии. Пусть и за счёт раздвигания ног. К тому же если дети от такой наложницы получатся одарёнными и сильными, то её влияние и значимость вырастут ещё больше. Потому женщин из благородных семей не то чтобы совсем не третируют, но и не чморят почём зря — вдруг через год на неё обратит внимание тот, кто и тебя может с говном смешать походя? Случай, безусловно, редкий, но не сказать чтобы исключительный. Взять за пример меня — равных Тёмной Луне семей в провинции раз-два и обчёлся, наследников у Тёмной Луны при этом аж десяток штук, это включая сыновей, племянников и внуков Старейшин. Половина этих Старейшин, кстати, — единокровные братья текущего Главы, то есть частью как раз от наложниц его отца, а другие ему дяди. И не факт, что больше наследников не появится, Лян Сян — дядька ещё молодой, здоровый, в любой момент может хоть десяток наложниц обрюхатить, и такое положение дел хоть до императорской семьи экстраполируй. Вот и получается, что если ничего не срастётся с девушками уровня Ан Сюен и Ся Ю Нин (а как с ними сложно — описано выше), то или начинай бегать по другим провинциям в поисках невесты своего круга, или бери симпатяжку из младшей семьи. Кто-то, конечно, побегает, но кто-то ведь и возьмёт. А потом напоёт такая «ночная кукушка» своему принцу, какой ты нехороший и как её обижал, и вот ты уже в полной жопе. Никому такая радость не нужна.       Разумеется, как и везде, тут была масса нюансов, наличие сисек не давало иммунитета на все действия, но, скажем так, девушки из разных сословных слоёв могли общаться куда как более свободно и дружелюбно, чем парни, причём не только между собой, но и с этими самыми парнями тоже.       И сейчас, судя по всему, в их глазах я стал достаточно ценным и интересным вариантом, чтобы попробовать не ждать, обращу ли я на кого-то из них благосклонное внимание, а таки самим это внимание привлечь, причём даже с учётом того, что я, как это должно выглядеть со стороны, ищу внимания Ан Сюен и Ся Ю Нин. М-да, интриги мадридского двора. Версия китайско-культивационная.       – Ах, быть может, старший брат не откажется взглянуть на наше мастерство и подсказать, как нам лучше заниматься? – провокационно осведомилась брюнетка, едва ли не мурлыкая и всем своим видом показывая, что будет очень не против «подсказок», а то и «наставлений» и в других областях.       И… признаться, я действительно задумался. В том смысле, что эта девушка тоже из клана Джао — вассалов Тёмной Луны, пусть и явно пониже рангом внутри этой семьи, нежели блондинка, о чём свидетельствовала более простая одежда, без вышивки и дорогих красителей. Иными словами, я для неё — билет в будущее, и грохнуть меня она точно не попытается… скорее всего. Может ли быть так, что её хотят подложить и выведать какие-то тайны? Возможно, но немного параноидально, слишком уж мало времени прошло с момента, как я что-то начал из себя представлять, да и следить за тем, что говорю, я умею. А стресс и напряжение скидывать нужно. Не то чтобы это сильно давило на мозги, тем более всегда можно просто пойти культивировать, но всё-таки… Ход моих размышлений был прерван резким вторжением в личное пространство.       – Братец Ю! – «хвать». – У меня возник один вопрос по той технике, что ты мне показывал… – ох, судя по несколько вытянувшимся лицам девушек, фраза Ан Сюен, которая меня и схватила, точно была понята превратно, – не мог бы ты помочь мне с этим?       – Да, конечно, сестрица Ан, – рассеянно киваем и даём себя утащить. И нет, я не потерялся и не забыл о своих мыслях насчёт брюнеточки… да и всех трёх прелестниц, если честно, но этот приступ собственнической ревности был донельзя умилителен. И вообще, как я мог взять и не пойти со своей сестрёнкой? Она же может обидеться!       Когда меня отволокли чуть дальше и, кажется, таким темпом реально вознамерились дотащить едва ли не до Академии, я решил всё же продолжить общение, а то как-то неуютно стало, да-да, именно так!       – Так о какой технике шла речь, сестрица Ан? Твой братик знает их довольно много и всегда готов помочь, – я вновь улыбался. А уж когда бедная девочка застыла на середине шага и начала панически смотреть, куда бежать… продолжая держать меня за руку, но это так, к слову.       – Ам… мэ-э-э… может, технике Солнечного Исцеления? – это было скорее вопросительно-жалостливо, чем утвердительно-серьёзно.       Забавно, когда она пришла просить о подсказках по Ци Солнца, там было столько решимости, самоотверженности, напряжения, а тут… Даже интересно, а она вообще осознаёт, что только что, де-факто, попросила обучить точно «родовому» приёму? Ведь стойкость — это основной бич всех адептов боевых искусств Огня. Драконы живучи, бронированы, да и что-то вроде естественной регенерации имеют, пусть и не сказать что ультимативного уровня. Адепты Звёзд — поддержка, усиление и исцеление — вообще их специализация, но «Огневики» — это чистые ДД, если говорить терминами игр, то есть те, кто специализируются на нанесении урона, но не способны его же принять на себя в больших количествах. Да, у нас есть заклинания-щиты и даже некоторые усиливающие фишки, но это всё довольно сложные техники, которые далеко не каждый освоит и не у каждого есть к ним доступ, да и по сравнению с «естественным» уровнем живучести других это слёзы. Многие считают, что оно и не надо — зачем думать о защите, когда противника после первой твоей атаки можно упаковать в спичечный коробок? Вот только люди, у которых извилин больше, чем одна, прекрасно понимают, что ситуации бывают разные, а уметь вытянуть с того света в чистом поле, без всяких реагентов, артефактов и зелий, хотя бы себя — это действительно мощно. Пожалуй, принеси я эту технику Главе, вполне смогу рассчитывать на «титул» Старшего Наследника.       – Хм… – делаю вид, что задумался, а девушка, осознавшая, насколько наглой, с точки зрения местных порядков, была её просьба, аж присела. А этот панически-беспомощный взгляд, эти глазки, в уголках которых начали скапливаться слёзы отчаяния. Ох, какая всё-таки милаха. Нет, точно назначу её на должность моей почётной младшей сестрёнки! – Хорошо, что именно тебе не ясно?       – Ав… ама… э-э-э… – Шок. Трепет. Полное охере… удивление, – ыть? – а глазки-то как забегали, и дрожь в плечах, и вообще…       – Что, неужели совсем непонятно? Ладно, давай тогда я сейчас объясню тебе основы. А как вернёмся в Академию, попробую организовать практику, – и, немного отвернувшись, бурчу себе под нос. – В конце концов, не могу же я помочь Е Синхэ и не потерпеть ради сестрёнки…       – Синхэ? – удивилась девушка. – Помочь?       – Я это сейчас вслух сказал, да? – выдаю неловкий смех. – Ну, я эту технику изобрёл, когда отходил от тренировок с оружием. Наставник Ней — настоящий монстр, так что я попросил брата Синхэ отрабатывать его навыки исцеления на мне — и он опыта набирается, и мне польза. Вот только на все мои травмы бедняги не хватало, так что я просто посмотрел, как он меня лечит, и переработал технику под солнечную Ци.       – … – нечитаемое выражение лица. Кажется, я её сломал…       – Что?       – Нет… ничего. Ты и в самом деле научишь меня этой технике?       – Конечно, я же уже пообещал, – тут я не смог сдержать улыбки… и рук. В том смысле, что положил свою руку на макушку Ан Сюен и начал её гладить. М-м-м, ка-айф, – а Лян Ю никогда не нарушит своего обещания, данного любимой младшей сестрёнке.       – Сес…трёнке?       – Что-то не так? – приподнимаю бровь в удивлении. Да, понимаю, что, может быть, играть с чувствами девочки таким образом несколько жестоко, но… я ведь не перехожу черту, верно? Пусть она сейчас и смущается, но ничего плохого в моих действиях нету. Они её не позорят и никак не повредят в будущем. Пользоваться её неопытностью и совершать что-то аморальное я тоже не собираюсь, а потому лучше избегать намёков в ту сторону.       – Н-нет, всё верно… – отвернувшись, она начала неловко бормотать себе под нос: – Братик Ю такой добрый и отзывчивый… – и тут она словно встрепенулась. – Братик, будь осторожнее!       – Хм? – вернув руки по швам, приподнимаю бровь.       – Ты… ты очень добрый! И всегда помогаешь! А тут… тут есть те, кто… кто играют грязно! И захотят использовать твою доброту!       – Не понимаю, к чему ты… – да-да, я — валенок, который только в культивацию может.       – Эта Джао Нин, она может… Ой, с каких пор я начала обсуждать других за их спинами? – в ужасе зажала ротик ладошкой девушка. – В общем, Лян Ю, не важно! Забудь об этом, хорошо? – от лица Ан Сюен реально стало можно прикуривать. А ещё рядом в кустах сидел источник просто Чудовищного любопытства, азарта и чего-то ещё, сложноопределимого.       Да, обычно практик Пятого Небесного Уровня вполне может спрятаться от Четвёртого, но тут Пятый имел неосторожность сидеть в зелёных кустах в ярко-красном плаще-пальто, был заведомо ожидаем Четвёртым, как нечто обязательно долженствующее крутиться где-то рядом, а ещё этот Четвёртый обладал расширенным спектром восприятия и просто кожей ощущал направленный на него поток Любопытства с большой буквы.       – Ну, не важно так не важно, – покладисто пожимаю плечами, пряча руки за спину, дабы не тянулись вновь погладить эту невинную домашнюю девочку. – Так ты готова слушать теорию?       – Да, конечно! – истово закивала кареглазка и неосознанно пробубнила себе под нос на три тона тише: – Я защищу братика… – так, кажется, «мысли вслух» тут — явление нередкое.       – Кхм, ну ладно, начнём с того, как «взять» нужные свойства Ци. Ты уже на Четвёртом Небесном Уровне, а потому для тебя это будет несложно… – то, что я умиляюсь от няшки и немного её тереблю, не значит, что я буду безответственно относиться к обучению, тем более коли обещал.       Правда, от всех этих треволнений у меня невольно наклюнулся вопрос, который, по-хорошему, нужно было задать давно: а что там у них с Е Синхэ? В смысле, я совершенно не помню, как они в каноне дошли до взаимной любви, но как-то же это происходило? Какие-то движения вроде бы должны были быть ещё до всей этой ситуации с выездной практикой? Только я вот сейчас внезапно осознал, что не могу вспомнить ни одного случая, когда бы Ан Сюен общалась с Е Синхэ напрямую. Ну, кроме, разве что, первого нашего общего разговора. То есть мы вроде бы все и общаемся перед уроками и после, но… но… Но как-то так получается, что, если мне не врёт моя память, они оба постоянно говорят только со мной, но не друг с другом. И-и-и… Что это для нас значит? Я имею в виду, а она вообще в сторону Е Синхэ в «этом» плане смотрит, нет? И если нет, что мне с этим делать? Ан Сюен, безусловно, милаха и няшка, но вот видеть её в роли своей пассии, даже с учётом того, что за кадром остаётся весь связанный с её помолвкой геморрой… Нет, так-то, в принципе, вариант не худший, ибо девочка она в самом соку, да и женой может стать прекрасной, которая и уют создаст, и морально поддержит, но… Но блин. У меня от взгляда Ю Нин глаза в глаза сердце заходится и дыхание спирает, а не от Ан Сюен. Я уже настроился на местную Вайсс и просто не вижу свою сестрёнку по учёбе кем-то кроме любимой младшей сестрёнки.       Это всё надо обдумать в более спокойной обстановке… Хорошенько обдумать.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.