Восход Тёмной Луны

Гет
NC-17
В процессе
6222
автор
Rakot соавтор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 519 страниц, 26 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6222 Нравится 6675 Отзывы 1447 В сборник Скачать

Глава 7

Настройки текста
Те же время и место. Лян Ю.       Сердце бешено колотилось, а солнечная составляющая моей Ци широким потоком утекала с рук, спеша вымыть из неподвижных тел девочек поразившую их стужу. Ещё бы десяток минут — жалкий десяток минут, — и Сюен я бы не откачал. У неё уже кровь просто замерзала в жилах, да и Ю Нин обморозила себе всё, что только могла. И винить в случившемся было некого. Вернее, был один конкретный дебил, которому мозги явно отшибло на почве желания распушить хвост перед девчонками. Всё продумал, всё просчитал, буквально закрыл квест «Не убиться об террористов» в первый же день — молодец, красавчик. А то, что ты просто взял и запретил девушке-подростку что-то делать… Будучи, по сути, таким же подростком… Ну кто бы мог подумать, что что-то может пойти не так?! Особенно если учитывать, что запрещал ты это принцессе, что стоит рангом повыше даже главы твоего клана!       Боги… как можно было так протупить? Пусть я знаю, что они обе умницы и разумницы, но они же ещё дети! И плевать, что на год старше моего тела, восемнадцать лет — это тоже ещё ребёнок, у которого гормоны в попе играют и жажда приключений напрочь отбивает инстинкт самосохранения!       – Дурочки маленькие… – полностью пропитав Ци их тела, осторожно подтаскиваю Ан Сюен к своим коленям, на которые рухнул у их покрытых коркой льда тел, спеша оказать помощь.       Контролировать циркуляцию Ци в своём теле, отделять от неё нужный спектр энергии и посылать тот в два разных направления, запуская циркулировать по чужим меридианам, в две независимые друг от друга петли, было чертовски сложно и само по себе, а уж не потерять концентрацию, одной рукой двигая безвольное тело девушки одного со мной роста… Но… надо. Хотя бы голову её положить на колени, а не на пропитанный ледяной Ци камень. Уберечь мозг — самое важное! Только бы она его уже не переохладила…       – На кой чёрт вы вообще так далеко залезли-то? – кое-как устроив Сюен, кладу руку ей на голову, закрывая посиневшее, хоть и начавшее уже принимать более нормальный цвет ушко. – Тут же всё ещё на полпути ясно… – перевожу взгляд на Ю Нин, что сама вцепилась в меня, как обезьянка, обхватив торс руками, едва я начал вливать в неё силу.       Встревоженно-беспомощное личико, полуприкрытое сбившейся платинового цвета чёлкой, не ответило, продолжая вжиматься щекой мне чуть выше живота, заодно вынуждая придерживать тело девушки за бок, чтобы хоть как-то компенсировать неудобство её позы.       Выглядела в этот момент девочка настолько мило и трогательно, что у меня даже заставить себя мыслить о ней плохо не получалось. Я и так-то не мог на неё злиться за эту авантюру — и слишком испугался за них, когда узнал у Джао Нин и Джао Сю, куда те направились, и слишком хорошо понимал, что сам во всём виноват, но… Вот так вот, когда она прижалась ко мне во сне всем телом, как маленький ребёнок, ищущий заботы и защиты…       Боги, как же хорошо, что те две девицы из клана Джао, едва я показался из лесу, сразу же просветили, куда направились эти горе-искательницы приключений, а не начали светскую беседу или новую попытку меня заарканить! А то ведь я мог бы посчитать, что им до кустиков приспичило или ещё чего, и беспокоиться бы начал, лишь когда стало бы слишком поздно.       Вот как? Как они могли не заметить такую концентрацию ледяной Ци, особенно зная, что надо искать?!       Даже думать не хочу о том, что бы случилось, опоздай я сюда… Не хочу! Но перед глазами всё равно встают образы возможных последствий, один отвратительнее другого. Это ведь я бы их тогда убил. Пусть формально я был бы не виноват, но по факту нёс бы полную ответственность, как тот, кто показал им эту пещеру, привёл сюда, а сам бросил в самый ответственный момент.       Только вот… Только вот мысли о том, как меня после этого казнят по приказу Лорда Северной Стражи, вообще ничего в душе не задевали. Ни одной струнки. Зато вид двух обнявшихся тел, на которые намерзает корка льда… Вид, что я застал в пещере, едва вбежал сюда на всей скорости… от него сердце до сих пор ходило ходуном, живот сводило от ужаса, а кровь буквально горела от сходящей с ума Ци.       Ледяная энергия пещеры втягивалась в кожу со скоростью, порождающей даже небольшой ветер, но не могла унять изливающийся из даньтяня жар. От волнения меня колотило и бросало в пот, но наружу всё равно текла только солнечная Ци, остальная же… переплавлялась до нужного спектра и тоже спешила занять своё место в исцелении девочек. Мир для меня сузился до двух точек — двух лиц, что я видел перед собой, и ничего не имело сейчас значения, кроме того, чтобы исторгнуть ледяную Ци, восстановить обмороженные ткани, вернуть в норму кровоток, нормализовать дыхание, закрыть от окружающей среды…       Не знаю, как долго это продолжалось — равно как первые судорожные самобичевания перешли на невозможность даже пожелать отшлёпать Ан Сюен и Ся Ю Нин за недальновидность, а те скользнули на возможные последствия, закончив возвращением к страху за их жизнь и страху их потерять, так и здесь сознание само собой погрузилось в глубокое медитативное состояние, занятое лишь тем, чтобы повторять одни и те же действия по управлению магической энергией. Меня не беспокоил холод пещеры — мороз, вцепившийся в моё нутро, был от нервов, а не ледяной Ци. Камень пола, впившийся в колени, вообще выпал из восприятия. Полумрак и тишина — ничего из этого не доставляло дискомфорта. Я потерял счёт времени, вернувшись в реальность, лишь когда моего слуха коснулся слабый звук чужого голоса.       – Ух… – слабо простонала Ю Нин, слегка ослабляя железную хватку вокруг моего торса. – Уа-а… – сладкий зевок со слёзками в уголках глаз перетёк в попытку эти глазки протереть, для чего правая рука девушки перекочевала с моей спины ближе к животу, и только после этого Вайсс вяло проморгалась, растирая щёчку кулачком. – Уже утро? Я что, заснула? – голубые глаза попытались сонно обозреть окружающий мир, но закономерно наткнулись на вид моих груди и лица, к которым и были повёрнуты.       – Привет, – да, знаю, что титул «Мистер Оригинальность» мне не светит, но что-то же я должен был сказать?       – … Йяа-а! – «Шлёп!», «шурх-шурх-шурх». – Ты!.. Ты!.. Ты что со мной делал?! – принцесса сдавленно взвизгнула, залепила мне пощёчину и спиной вперёд отползла подальше, панически закрывая руками грудь.       – Эм… – я невольно потёр слегка саднящую челюсть освободившейся от поддержания девушки рукой. Даже нанося удар из такого неудобного положения, принцесса заставила ту онеметь. – Полагаю, спасал от смерти.       – А? – лазурные очи красавицы округлились, и в них начало отражаться подключение логов о предшествующих пробуждению событиях, после чего растерянная блондинка опустила взгляд на Ан Сюен, продолжавшую сладко сопеть в две дырочки, лёжа щекой у меня на коленях.       – Не стоит благодарности, – сконцентрировавшись на собственном исцелении, я убрал дискомфорт из пострадавшей части лица.       – Ты заслужил эту пощёчину! – заметив мои действия, вспыхнула румянцем смущения девушка, разумеется, тут же перейдя в атаку. – Я была удивлена, проснувшись в такой близости к парню! В том, что, находясь на грани обморока, я тебя обняла, нет твоей вины, но вот не делай из себя невинного — когда я проснулась, ты обнимал меня!       Вот надо ей по заднице надавать, надо! Но… это вот её смущённо-негодующее выражение лица девушки, отстаивающей свою честь… Тут даже возразить не получается. Эх… Поздравляю, Лян Ю, ты — подкаблучник.       – Раз уж ты очнулась, давай выбираться отсюда, – делаю вид, что мне вообще ничего только что не сказали и я весь такой начинаю разговор с чистого листа.       – Что, даже отрицать не будешь? – удивилась девушка, после чего пришла к «гениальному» выводу: – Ты… Ты сделал что-то непристойное, не так ли?! – на личике Вайсс отразился истинный ужас, и от меня вновь попытались спрятать грудь и всё-всё-всё.       – Когда бы я успел? – уже просто не зная, как реагировать, с тоской в глазах поймал я её взгляд.       – Не знаю! Но ты точно делал что-то нехорошее! Ты трогал нас, лапал! Ты, возможно, хорошо провёл время с нами! Ты думал, что не заплатишь за это? У тебя нет совести! Ты должен столкнуться с последствиями своих действий!       – Ты фантазируешь или осуждаешь? – я серьёзно не знал! Она так потешно раскраснелась и паниковала, а ещё явно понимала, что несёт какую-то пургу, но не могла остановиться, ибо стыдно-неловко, что огромными буквами читалось на её лице… В общем… В общем, я совершенно не знал, что делать.       – Ах ты… Хам! – ещё сильнее приблизилась цветом лица к цвету своего халата Ю Нин, возмущённо сжимая кулачки, но не спеша переходить к новому раунду рукоприкладства.       – Сестрица Ся, – улыбка вновь появилась на моём лице, но я постарался её задавить, – я ничего такого не делал. Я нашёл вас уже начавшими покрываться коркой льда и сразу приступил к лечению. Ты сама меня обняла, когда я присел рядом и начал вливать в тебя солнечную Ци. Всё, что я себе позволил — это придержать тебя за левый бок той же рукой, которой вливал целебную Ци, чтобы ты не напрягала позвоночник. Прости меня за это неразрешённое прикосновение, если пожелаешь, можешь ещё раз меня за него ударить, но сейчас, пожалуйста, давай выберемся отсюда.       – Кмхмп! – издав невнятный звук, надулась Вайсс, но возражать не спешила.       Какому-нибудь жителю Земли из двадцать первого века могло показаться, что я слишком прогнулся под истерику девчонки, но это было не так. Во-первых, прикосновения к благородной леди — в местном обществе вопрос довольно специфический и реально важный. По-хорошему, даже отец не должен касаться дочери старше определённого возраста без её разрешения, а уж посторонние мужчины — тем более. Причём чем выше положение семьи, тем острее воспринимается эта тема, ибо светская жизнь и слежка за каждым жестом, из которых делаются далекоидущие выводы и рождаются самые замысловатые слухи, способные очень быстро распространиться и хорошенько отравить жизнь. Конечно, боевые искусства вносят свои коррективы, и личные отношения тоже много значат, но вот так, в мирной обстановке, взять за талию девушку, а то и потрогать её, когда она спит — это очень бестактное поведение, воспринимаемое обществом буквально как сексуальное домогательство. Собственно, даже взять девушку за руку не каждому жениху и брату позволительно, отчего Сюен в той нашей тренировке с солнечной Ци и краснела до ушей. И хотя у нас тут была далеко не мирная обстановка, само острое отношение девушки к этому вопросу вполне естественно и понятно — её так воспитывали всю жизнь. Ну а во-вторых, Ся Ю Нин — это, на секундочку, настоящая принцесса, один из титулов её отца — буквально «Король Севера», а у нас тут восточный деспотизм, помноженный на средневековые нравы, а ни разу не толерантная Европа конца двадцатого века, и простого человека за попытку её коснуться зарежут на месте вообще без вопросов. Так что даже наследнику Тёмной Луны тут лучше не выпендриваться и не эскалировать конфликт, тем более в той ситуации, когда и самой девушке он не нужен, и она просто сбрасывает стресс после пребывания на грани жизни и смерти.       – Уф… – прерывая наш и без того затихший диалог, подала признак возвращения в сознание и Ан Сюен, шевельнувшись у меня на коленях.       – Забудь о том, что случилось только что! – сделав «страшные» глаза, зашипела на меня Вайсс, подаваясь ближе. – Только попробуй рассказать об этом Ан Сюен, и, поверь, ты заплатишь сполна! – свирепый дракончик изобразил угрожающий взгляд… Хотя кого я обманываю? Дракон был на грани паники от смущения перспективой предстать в таком неловком виде перед подругой, и мольбы в его взгляде не заметил бы только слепой.       – Уа-а!.. – зевнула моя младшая сестрёнка, всё ещё окутанная золотистой плёнкой солнечной Ци. – О чём вы вдвоём говорили, что мне рассказать нельзя? – вяло приняла она сидячее положение, неосознанно скидывая мою руку с головы, отчего мне пришлось оперативно опускать ту ей на ладошку, чтобы не прекращать подпитку.       – Ой… – пискнула Ю Нин, поняв, что её попытку спалили. – Эм… Я… Ничего такого! – в судорожной попытке спастись отгородилась она ладошками.       – Сестрица Ся просто не хотела признаваться, как сильно за тебя испугалась и переживала во время лечения. Это было очень трогательно, но раз она просит, я не могу тебе рассказать подробностей, – как самый джентльмен, спешу разрешить «недоразумение».       – Что, правда? – доверчиво взглянув мне в глаза, переспросила русоволосая девушка.       – Конечно, разве я стал бы врать своей любимой сестрёнке? – затылком чувствуя сверлящий взгляд платиновой блондинки, заверил я.       – Ну раз так… – тут кареглазая дочь семьи Ан заметила, что я держу её за руку. – Д-даже не знаю, что сказать… с-спасибо вам огромное!       – Ты можешь встать? – демонстративно не замечаю, как её щёки наливаются краской.       – Да, я… – Сюен более осознанно взглянула на сияние покрова моей солнечной Ци вокруг своего тела, а потом обежала глазами пещеру с ледяными кристаллами на стенах. – Кажется, я в порядке… – почему-то разом погрустнела она.       – Лян Ю, как ты смог нас спасти? – заметив это изменение в подруге, стала серьёзней и Ю Нин, заодно зябко взявшись ладонями за плечи. Видно, стоило накалу страстей схлынуть, как холод этого места вновь начал пронимать даже Пятый Небесный Уровень.       – Что? – уже начав помогать своей кареглазой однокласснице встать, оборачиваюсь к блондинке.       – Мы почти околели, только дойдя сюда, а ты не только пришёл, но и смог помочь нам. И сейчас ты делишься своей Ци с Сюен, но твоё тело ей не закрыто, – указала на отсутствие золотистой ауры вокруг меня принцесса. – И я хочу знать, как это возможно? Ты точно только на Четвёртом Небесном Уровне? – лазурные глаза смотрели на меня с подозрением и требованием, а ещё капелькой опаски и искреннего непонимания. И во взгляде моей названной младшей сестрёнки тоже читались похожие чувства, хотя и совсем без требования отвечать.       – Да, я на Четвёртом Небесном Уровне, – пожимаю плечами, разрывая зрительный контакт с девушкой. – Просто солнечная Ци — не единственная, которую я смог слить со своим даньтянем, – моя свободная рука поднялась, и под ошарашенными взглядами красавиц вокруг её ладони сгустилась холодная синяя аура. – Это было сложно. Я чуть не умер. Но теперь ледяная Ци для меня — это просто сила, которую я могу использовать.       – Но ты же практик Боевых Искусств Огня! Я видела! Ты использовал огонь! Сюен, он же использовал огонь?! – не на шутку возбудилась Вайсс. И-и-и… как бы да, она была права, ибо нормальный практик огня ничего так не боится, как ледяной Ци, так как это буквально антипод его силе.       – Да, я практик Боевых Искусств Огня, – синяя аура сменилась языками алого пламени. – Просто у меня… много идей. И мечта — освоить все техники мира, – да, я очень скромный… завидный жених. Самый завидный жених этой страны! Ну же, принцесса, осознай это!       Ответом мне была тишина.       Вязкая такая тишина, концентрированная. Моськи девочек, с которыми они смотрели на пламя над моей рукой, если что и отражали, то исключительно процесс загрузки процессора.       Но вот Вайсс чуть ёжится от всё сильнее и сильнее одолевающего её холода, и происходит сбой загрузки, после чего девушка делает «бр-р-р!» и ёжится уже основательней, начиная растирать озябшие руки.       – Пойдёмте, – гашу пламя на руке и уверенней сжимаю второй ладошку Сюен. – Чем быстрее мы вернёмся к костру и поедим, тем лучше.       Возражений не последовало, и обе красавицы всё так же молча согласились, без вопросов и возражений направившись к выходу вместе со мной, едва я сделал первый шаг. По-хорошему, надо было бы мне поделиться солнечной Ци и с Ю Нин, но гордая дракоша, как специально, с самого начала движения, во-первых, шла чуть впереди, а во-вторых, смотрела исключительно в другую сторону, не давая возможности даже жестами ей что-то предложить, а звать голосом и вслух предлагать дочери хозяина Тяньцзуна и всей северной провинции Империи Чжоу подержаться за ручки… Что-то мне подсказывало, что это не лучшая идея. Ну… в ракурсе её поведения сразу после пробуждения. Особенно в ракурсе этого поведения… Которое было не так уж давно… совсем недавно, если начистоту.       – Лян Ю! – прервал мои мысли решительный оклик девушки, о которой и были мои мысли. – Ты не должен выделять только одну из нас! – не терпящим возражения тоном потребовала Вайсс, замирая чуть впереди со сложенными на груди руками.       – Что? – признаюсь, возможно, я слишком задумался, но вот совсем не уловил полёта её мысли.       – Я очнулась первой, – развернулась к нам Ю Нин, являя лицом эталон суровой и неприступной принцессы, – так что, пока мы разговаривали, я замёрзла. Боюсь, я скоро превращусь в ледышку! Поспеши и дай мне немного силы солнца!       – Эм… – кажется, теперь пришла очередь мне прогружать процессор. – Хорошо, – окутываю свободную руку золотистой Ци и протягиваю красавице.       – Хм, – при взгляде на мою ладонь маска неприступности на лице Вайсс треснула, наглядно доказывая, что мои опасения были небеспочвенны и кабы предложил это я, ещё не факт, что предложение бы приняли. Вот без шуток — она так на мою ладонь смотрела, словно я ей пачку презервативов протягивал… или ещё чего… из специальных… женских… игрушек. – Вот и хорошо! – решительно сжав губки, всё же схватилась за мои пальцы Ю Нин, тут же пытаясь показать всем видом, какая она независимая и вообще…       Боги, она такая милашка… Лян Ю, держи, держи лицо! Нельзя трескаться рожей в такие моменты! Терпи! Терпи, мужик! Ты сможешь! Вспомни о китайской поэзии! О силе воли! Да, точно! Духовность! Культивация! У тебя нет времени на чувства, ты должен культивировать! Ну хотя бы силу воли…       В самовнушении подобной мантрой прошёл практически весь обратный путь. Возможно, девочки тоже внушали себе что-то, так как слишком уж подозрительно притихли, но мне было не до того — я пытался не думать о белом драконе, в смысле, о выражении лица Ю Нин. Получалось… ну, как обычно получается, когда ты стараешься о чём-то специально не думать, хотя и ладошка девушки у меня в руке тоже, скорее всего, сыграла некую роль… Двух девушек. Ладошки… Они ведь то сожмут посильнее пальчики, то расслабят, вынуждая уже меня их держать, то елозить начнут, устраивая конечность поудобнее, но при этом как бы поглаживая мою кожу… А у меня, замечу, в этой жизни ещё никого не было, да и вокруг весь такой тёмный коридор, а кое-кто ещё и мысли недавно разбередил на тему хорошего проведения времени… В общем, мантра была востребована.       Правда, когда впереди начало светлеть и потянуло запахом леса и травы, принцесса Ся резко вспомнила, что она тут не абы кто, а вообще-то старшая, крутая и аж Пятый Небесный Уровень, а впереди — свидетели! Так что ладошку у меня отобрали, да. А ещё заставили так же поступить Сюен. Одним взглядом заставили, хочу заметить. Этаким выразительным-выразительным, от которого моя сестрица Ан мигом превратилась в помидорчик и поспешила тут же отдёрнуть руку, а ещё встать у меня за спиной, чтобы я её не видел.       – Если что, вы просто увлеклись тренировкой, а я позвал вас к костру, – закладываю руки за спину, понимающе улыбнувшись Вайсс.       – Хмф! – гордо вздёрнула та носик, отворачиваясь к выходу.       Ну а дальше… В общем, ничего особенного уже не было. Вышли, увидели встревоженных красавиц из клана Джао, показали, что волноваться не о чем, и приступили к приготовлению припозднившегося завтрака. Ну как приступили? Я приступил. Можно было, конечно, свалить эту работу на Джао Нин и Джао Сю, благо разница в статусе это не только позволяла, но и почти требовала, однако было два момента. Во-первых, готовить мясо на углях — это обязанность мужчины! И нет, дело не в том, что я — дебил, который не понимает, что попал в средневековье, где всё готовится на огне и углях, в результате чего данное дело ни разу не экзотика и форма отдыха. Всё проще — девочки сейчас голодные, уставшие, морально измотанные, время ближе к обеду, завтрака не было, короче, сейчас у них на любую засохшую корочку слюнки потекут. А это значит, что у меня есть прекрасная возможность запасть им в душу, как тот, кто их вкусно-вкусно накормил, когда им этого очень-очень хотелось, то есть — спаситель, благодетель, обаяшка и всякое прочее из той же оперы. Очевидно, что отказываться от такого шанса я не имел ни малейшего права. Ну а во-вторых… готовить предполагалось трёх пойманных мной Духовных кроликов. И я не мог позволить никому другому освежевать и разделать этих подлых тварей! Их плоть должна рваться под моими руками, кровь течь по моему ножу, и вообще я должен выместить на кого-то весь свой стресс от недавнего испуга! А значит — расчленёнка, живодёрство, маньячизм!.. под благовидным предлогом.       Правда, как и любой уважающий себя маньяк, я очень старательно маскировался под приличного и порядочного человека, так что внешне всё выглядело цивильно и благолепно. Ну, насколько может выглядеть цивильно и благолепно процесс потрошения дичи, со снятием шкур, сливанием крови и последующей разделкой тушек на части, которые можно нормально приготовить без закрытых крышками сковородок, котлов и духовки.       К сожалению, моя котомка с прихваченными в поход мелочами осталась в палатке. Не то чтобы я о ней забыл, но надевать на плечо походную сумку, когда тебя зовут к трупу двоюродного брата — это привлекать к себе слишком много внимания и настораживать противника, а отвлекаться на неё, когда мы уже «бежали» — это тратить время и лишний раз рисковать. Так что запасов чая, посуды и всяких перцев с пряностями у нас не было. Зато был дикий чеснок, в обилии растущий на местных горных склонах и вполне подходящий для того, чтобы им нафаршировать кусочки мяса, дабы те во время обжарки пропитывались соком.       Заметка на будущее: помимо ножа и противоядий, под поясом и с внутренней стороны рубашки-халата надо взять за привычку носить соль и перец, благо расфасовать их можно в такие же маленькие керамические сосуды, что и походные лекарства с мазями.       В общем, к моменту, когда в костре остались лишь замечательные алые угли, мясо было успешно нарезано, нафаршировано чесноком и нанизано на веточки чего-то вроде ольхи — с дивным приятным ароматом, слабо напоминающим орешник. И хотя сие блюдо было далеко от совершенства, аромат от него во время жарки исходил такой, что я сам начинал давиться слюной, а уж девушки…       – Как вкусно пахнет… – нетерпеливо переминалась рядом Ан Сюен, посекундно засасывая в ротик верхнюю губку, чтобы её облизать и прикусить от томительного ожидания.       – Ням! По-моему, оно уже готово! – ёрзала рядом Ю Нин, что как присела к костру «отогреваться», так и прилипла к месту, не сдвинувшись с него, даже когда я начал колдовать с размещением импровизированных шампуров.       – Выглядит замечательно, мастер Лян! – не отставала от них Джао Нин.       – Это настоящая пытка, господин! – вторила ей Джао Сю.       – Сколько бы вы меня ни подгоняли, мясо ещё не готово, – непреклонно проявлял мужественный стоицизм я, следя за тем, чтобы крольчатина румянилась равномерно.       – Но оно так вкусно па-а-ахнет. И выглядит аппетитным… – жалобно протянула наследница дома Безграничных Небес, от избытка чувств даже привстав на носочки, и это в сидячем положении.       – Прояви терпение, сестрёнка Сюен, твой братик Ю никогда бы не стал тебя так обманывать, чтобы просто помучить, – и в самом деле испытывая некое извращённое (а может, и нет) удовольствие от их мучений, заверяю девушку.       – Молодец, Лян Ю, скажи это с ещё более довольным видом, и я окончательно поверю, что ты над нами издеваешься! – сама не особо пытаясь задавить улыбку, продолжила дружескую пикировку о еде Ю Нин. – Гр-р-р… Глоть… – нарушили момент бурчание её живота и сглатываемая слюна. – И начну действовать соразмерно! – на меня решительно зыркнули то ли с жалобно-просительным, то ли с негодующе-укоряющим выражением лица… По-моему, она сама не очень понимала, какую эмоцию хочет донести.       – Сестрица Ся, ну потерпи ещё хотя бы минутку!       – Ты говорил это уже минимум трижды!       – Всё верно, просто минутка ещё не прошла. Я — повар, я так чувствую! – продолжил я развлекать красавиц, но внимания не ослаблял и за мясом смотрел, а то знаю я этих нежных и хрупких созданий — глазом моргнуть не успеешь, а уже всё сожрали и тебе только косточки и останутся.       Вообще, три кроля на пятерых делились не так чтобы сильно поровну и хорошо. Разумеется, представительницы клана Джао были куда ниже нас, и я мог не утруждаться на их счёт, тем более что и поймал добычу, и приготовил её я, но тут сыграли рефлексы более «цивилизованной» моей части, и я даже мысли не допустил не накормить голодных девушек из-за сословных соображений. В итоге, каждому досталось примерно по половине кроля, а мне, бонусом, полные благодарности взгляды. Молодёжь активно заработала челюстями, уминая мягкое мясо и вообще морально отдыхая, а я принялся думать, как быть дальше, ну и всё в таком плане. Правда, задуматься я толком не успел — из леса донёсся шум. К нашей пещерке кто-то продвигался. Незваный гость шёл не таясь и явно целенаправленно, впрочем, нельзя было сказать, что он топал или шумел, ни в коем случае! Его шаг был лёгок и тих, но для «заточенного» на восприятие пользователя Ци оставался слышен. Правда, мои спутницы ничего не заметили до последнего момента, но, к счастью, неизвестный не был врагом. Ещё минута — и на полянку перед пещерой вышел мощного телосложения старик с пышными усами и бородой, застывший и чуть выпучивший глаза при виде картины «младший наследник Тёмной Луны изволит отдыхать в кругу благородных леди».       – Мастер Сюэ, – я встал, кланяясь учителю, – я безмерно рад, что вы добрались.       – Лян Ю, – тот кивнул, – Ан Сюен, Ся Ю Нин, девушки, – младшие именований не удостоились, что тоже было вполне логично — не факт, что проректор вообще знал их имена, – вижу, вы в полном порядке. Этот старик начал было беспокоиться, когда увидел разрушения на мосту.       – Мастер! – пискнула Сюен и принялась суетиться, словно почтенный мастер застал её не за поеданием кролика, а как минимум прямо в середине разнузданной оргии.       – Мы — да. А вот моему троюродному брату Лян Цзяню повезло куда как меньше.       – Рассказывай, – нахмурился наставник, присаживаясь к костру. Я с готовностью кивнул и начал рассказывать, не собираясь что-либо утаивать или приукрашивать… Некоторое время спустя.       – Хм-м-м… – хмурость с лица пожилого мастера никуда не делась, скорее наоборот, по мере продвижения рассказа настроение его становилось всё более и более мрачным, – да… пусть прямых доказательств и нет, но даже тех фактов, что ты просто перечислил, хватит, чтобы задать Чу Сяню вопросы. Много вопросов, – вот мы и пришли к самой скользкой теме.       – Да, но основная проблема в том, что Чу Сянь никак не мог, да и не решился бы действовать один, слишком это рискованно. К тому же хоть он и преподаватель Академии Небесной Звезды, но он — простолюдин, а Ю Нин мало того что личная ученица ректора, так ещё и дочь Лорда Северной Стражи, а значит, изучила множество высокоуровневых техник. Чу Сянь не может этого не понимать, а значит, никогда бы не придумал плана, в котором справиться с ней предполагалось исключительно его силами.       – Я понимаю твои измышления, Лян Ю, – огладил бороду проректор, – но если допустить проникновение в Академию одного шпиона я могу, пусть это и не доставляет мне удовольствия, то чтобы сразу несколько предателей смогли внедриться к нам и занять высокие посты преподавателей… – мужчина поджал губы, качая головой. – В это сложно поверить. Ты, возможно, этого не знаешь, но Академия очень тщательно проверяет своих работников. Человек с сомнительным прошлым не сможет попасть даже в число слуг, а малейшие сомнения в прошлом соискателя должности учителя могут и вовсе привести к очень печальным последствиям для мошенника.       – Его сообщниками могут быть не только преподаватели, но и ученики, скрывшие свой настоящий уровень силы при поступлении, – начинаю излагать своё послезнание под видом логических рассуждений. – Особенно подозрительным мне кажется парень по имени Линь Хон, он ещё на распределении бросился заводить дружбу с Е Синхэ, едва узнал, что тот четырёхкристальный, да и в последних событиях он слишком часто мелькал. Именно он спровоцировал бои учеников друг с другом во время охоты на Демонических зверей, а ведь это отличный способ под благовидным предлогом посмотреть, кто и на что способен, и он же стал привлекать внимание к ранам Цзяня, когда сам Чу Сянь начал путаться в версии произошедшего.       – Даже если так, вряд ли только поступивший в Академию ученик является кем-то осведомлённым и ценным, – возразил Сюэ.       – И я знаю Линь Хона, он хороший человек, который верен моей семье, – вступилась за блондинчика и моя названная сестрёнка.       – Уверена? – ловлю взгляд карих глаз. – Как близко ты с ним общалась, чтобы точно утверждать, что это не маска? Чу Сянь ведь тоже хорошо изображает доброго парня. А насчёт ценности… – вновь смотрю на учителя. – Я бы не стал недооценивать молодость — присутствующие здесь леди, несмотря на неё, вполне способны одолеть младшего преподавателя, поэтому нельзя исключать, что и среди заговорщиков найдётся кто-то соразмерный.       – Хорошо, я понял тебя, Лян Ю, но что ты предлагаешь?       – Нам нужно выяснить, кто участвует в заговоре и есть ли у них какая-либо цель, кроме самой очевидной, – я бросил взгляд на наследницу хозяина Тяньцзуна, из-за чего та начала «недовольно вибрировать». Я бы не сказал, что это был «рык», но что-то такое… драконье ворчание, что ли? Вот ей богу, если бы я не знал, что Ю Нин — человек, реально бы заподозрил её в принадлежности к сородичам моего лентяя из татуировки.       – Но как мы это сделаем? – непонимающе спросила Ан Сюен.       – Если с нами будет проректор Академии, то, увы, никак, – констатировал я. – Однако если уважаемый Мастер прикроет нас, двигаясь скрытно и страхуя… я могу попробовать спровоцировать заговорщиков.       – И как ты это сделаешь? – приподняла точёную бровку Ю Нин.       – Разумеется, знатно поиздевавшись и доведя до истерики и желания поведать, какие они великие и какой я ничтожный, – бесхитростно пожимаю плечами с самым естественным видом. Девушки на меня странно посмотрели. – Что? Я могу быть безукоризненно вежливым и при этом прекрасно втоптать своего визави в грязь… – выпускаю на лицо скромную улыбку из серии «ну вы же знаете».       – Мы знаем, – ответила Вайсс, закатив глаза. Будто мысли прочитала, хотя было бы что читать.       – Бедный Цзянь, – кивнула Сюен.       – … – я отвёл взгляд в сторону. – Вот его я как раз не втаптывал, а позволял сохранить лицо до последнего.       – Тем самым выставляя на посмешище в глазах тех, кто это понимал, – припечатала принцесса Севера. – Но хорошо, допустим. Что это нам даст?       – Во-первых, так мы не позволим сообщникам Чу Сяня ускользнуть, притворившись ни в чём не замешанными и тем самым получив возможность ударить в следующий раз в другом месте, ещё лучше подготовившись. Во-вторых, мы получим шанс узнать, с кем имеем дело, а это — уже немало. Конечно, вряд ли они будут с готовностью кричать о своих целях, планах и том, кто за ними стоит, но даже крупица информации — это много больше, чем её отсутствие. Ну и в-третьих, мы всё равно не сможем покинуть плато ещё почти неделю, а значит, или заставим противника действовать в наших интересах, или отдадим ему инициативу.       – Хм-м… – вновь задумался и принялся оглаживать бороду Сюэ.       Колебания его были понятны. Узнать о возможном заговоре против правителя провинции (а в то, что целью является не Ся Ю Нин, старый Мастер не верил) — это очень весомая услуга в глазах «Короля Севера», но и риски велики — придётся продолжать игру и подвергать опасности жизнь принцессы. За это по голове не погладят, но тут ведь можно будет и отболтаться, что никакого риска не было и всё было под контролем — главное, чтобы сама девушка не пострадала. Почему нельзя было просто захватить подозреваемого и как следует допросить, возможно, применяя такие «аргументы», как раскалённые клещи, бамбуковые иглы и прочие радости? Потому что бесполезно. Начиная с Третьего Небесного Уровня, любой практик достаточно владеет своим телом, чтобы просто остановить сердце. Про всякие откушенные языки я и вовсе молчу. Разумеется, практики ценят свои жизни и вот так вот сразу по малейшему поводу не самоубиваются, но тут повод будет крайне весомый. Конечно, как знал Лян Ю, есть методы не допустить подобных «вольностей» и таки заняться вдумчивой пыткой пленника, но все они требовали подготовки и очень специфических навыков, то есть Чу Сяня мало было поймать, его ещё надо было доставить в застенки к специалистам. А тут возникало сразу две проблемы. Если Мастер Сюэ берёт его за шкирку и тащит передавать людям Лорда Северной Стражи, то тем самым оставляет нас наедине с возможными сообщниками, которые не будут сидеть сложа руки и ждать, пока их подельник их всех сдаст под пытками, а очень даже воспользуются удачной возможностью ударить, когда рядом нет проректора. Если же Мастер никуда не уходит и сторожит пленного здесь, то тем самым тоже даёт нераскрытым врагам время для реакции и ответных действий по спасению или отравлению Чу Сяня, с каким-нибудь отвлекающим манёвром, а то и ещё чего похуже. Короче, дело это возможное, но настолько сложное, что проще было действительно принять мой план, ибо он нёс меньше рисков.       – Что скажешь ты, Ся Ю Нин? – вышел из размышлений мой наставник.       – Я… согласна с Лян Ю, – поддержала меня красотка, заставив наполниться грудь теплом и любовью к этому миру, – если мы можем что-то узнать об этих заговорщиках, то должны это узнать.       – Ну что же, – вздохнул мужчина, – хорошо. Лян Ю, я буду полагаться на твой план. Что именно должен делать этот старик?       – Ничего сложного или задевающего вашу честь, мастер, – поспешил я начать ковать железо, пока горячо. – А предлагаю я следующее…       Собственно, план был довольно прост: мы с девочками возвращаемся в лагерь, тем самым приковывая к себе внимание противника и в очередной раз заставляя его перестраивать планы на ходу, а значит, совершать ошибки, заодно узнаём, что тот же Чу Сянь начал делать, когда обнаружил нашу пропажу, и если он собирался лично отправиться на поиски, да ещё и собрав себе отряд из разных групп, на которые сам же до этого делил народ, то сразу сужаем число подозреваемых. В это время уважаемый проректор прикрывает нас со стороны, не показываясь никому на глаза, и, пользуясь тем, что в лагере на нас точно никто сразу не нападёт, проверяет окрестности на предмет возможных сообщников, не входящих в число учеников и наставников академии. Если таковые есть, то при нашем неожиданном возвращении заговорщики внутри лагеря обязаны будут связаться с сообщниками за его пределами, то есть вывести на них. Далее по результатам, но приготовленную кем-то другим пищу мы не трогаем и воду не пьём, а выскользнуть из лагеря ради обсуждения собранной информации и дальнейших действий будет несложно. Ну и главное — мы в любой момент сможем заставить врага действовать, если сестрёнка Ся заявит, что желает пойти поохотиться на Демонических зверей, и, не слушая наставников, потащит нашу группу из лагеря. Запретить ей в лагере такого никто не сможет, а значит, что бы ни придумали террористы, им опять придётся свои планы ломать и, скорее всего, опрометчиво нападать на нашу группу за пределами лагеря, где мы их и накроем при помощи проректора.       – Хорошо, я согласна, – выслушав объяснения, первой поддержала намечающийся кипиш сама принцесса Севера, всё время изложения моих идей то и дело косившаяся в сторону Сюен, что, в свою очередь, слушала меня очень внимательно.       – Ну что ж, этот план и правда выглядит убедительно, – согласился с ней Сюэ, пряча руки в широкие рукава.       – Прекрасно, – я поднялся на ноги, – тогда, если все отдохнули, нам стоит отправляться в обратный путь, пока, чего доброго, какая-нибудь поисковая партия не вышла на эту пещеру. У кого-нибудь есть возражения или ещё какие-нибудь идеи? – обвожу взглядом лица собравшихся.       Мастер Сюэ в ответ лишь покачал головой, с отеческой гордостью глядя на меня и собравшийся вокруг меня «цветник». Девочки из клана Джао тоже только замотали головами, всем видом демонстрируя, что они — люди маленькие, тут оказались случайно и вообще на всё согласны, только бы большое начальство не велело им первыми бросаться в бой на террористов. Вайсс свою позицию уже высказала, а вот Сюен, стоило нашим взглядам встретиться, внезапно покраснела и потупилась, пролепетав себе под нос что-то вроде «я согласная с твоим планом, братик Ю», но как-то очень тихо и неразборчиво. Пантомима сия не укрылась и от Ся Ю Нин.       – Хорошо, – задумчиво разглядывая подругу, обронила принцесса, также поднимаясь от костра, – раз с этим решили… – теперь меня одарили сложным, но однозначно тяжёлым взглядом голубых глаз, – Лян Ю, прежде чем мы пойдём в лагерь, я хотела кое-что с тобой обсудить… С вашего позволения, мастер Сюэ, – кивок в сторону наставника.       – Да-да, конечно, – важно кивнул старик, с видом глубокого понимания и отсутствия возражений. После чего…       – Братец Ю, пойдём-ка прогуляемся, – сообщила девушка и чуть ли не за шкирку потащила меня в сторону деревьев. Самое удивительное было в том, что руки она вот совсем не распускала, но зашагала столь выразительно, что я прям натурально ощутил, будто меня волокут на привязи…       Так или иначе, Её Драконье Высочество изволила отконвоировать меня достаточно далеко, чтобы нас точно никто от костра не услышал и не увидел, и только после этого развернулась в готовности сообщить цель такой приватности.       – Догадываешься, о чём я хочу поговорить? – сложив ручки на груди, без намёка на шутливый тон спросила наследница Лорда Северной Стражи.       – Боюсь, возможных вариантов слишком много, чтобы уверенно предсказывать какой-то один, – с вежливой полуулыбкой отвечаю я, действительно гадая, что она задумала. Не спарринг же мне предложить? Пусть это было бы и в её характере, но для этого не надо так уединяться, скорее, подобное даже вредно.       – Ты умный парень — ни за что не поверю, что ты не замечаешь взглядов Ан Сюен, – щёлкнула пальчиками правой руки Ю Нин, отведя ту чуть в сторону, как бы отсекая все возможные возражения. – В связи с чем, как её самая близкая подруга, я хочу знать, что ты к ней испытываешь и что планируешь делать с её ситуацией?       – Тебе… – вот это было внезапно… То есть я не то чтобы совсем вероятности такого разговора не допускал, но точно не так и не здесь, – не кажется, что это немного личный вопрос? – попытался я деликатно донести щекотливость поднятой темы до девушки.       – Когда речь идёт о благополучии моей любимой младшей сестрёнки Ан, нет личных тем! – решительно притопнула ножкой Вайсс, этак сурово надув щёчки, словно пересиливает смущение и убеждает саму себя, но делает это не смущённо, нет, а очень… прям очень решительно! – Я не могу позволить какому-то подозрительному парню вскружить ей голову, воспользоваться ей и растоптать её чувства, так что отвечай правду! – ох… этот угрожающий взгляд, эти свирепо надутые щёчки… держите меня семеро, я сейчас помру!       – Ладно, – тяжело вздыхаю, буквально заставляя себя оторвать взгляд от её лица и закрыться в темноте опущенных век. – Ты права, я замечаю и понимаю её взгляды, но…       – Но? – поторопила меня принцесса.       – Я не собираюсь ей пользоваться, – ещё один тяжёлый вздох, под аккомпанемент чувств, будто должен объясняться с родителем девушки, усугублённых тем фактом, кто мне на самом деле нравится. – Если у меня будет возможность помочь ей с её нежелательным браком, я сделаю всё от меня зависящее, чтобы её мечта о свободе исполнилась, и всегда протяну руку помощи, чтобы защитить и уберечь. Вот только… пусть это и можно назвать любовью, но лишь любовью брата к сестре. Она прекрасная девушка, которой я искренне желаю счастья, однако… моё сердце принадлежит другой.       – Ты… Ты… Ты, как ты смеешь такое говорить?! – непонятно с чего вспыхнула негодованием Ю Нин. – Как у тебя язык вообще повернулся так закончить свою речь?!       – Ты сама просила говорить правду… – боги, как это неловко…       – Кто эта девка?! – не слушая меня, начала выбрасывать из своего тела Ци платиновая блондинка, создавая довольно ощутимо давящую ауру. – Что ты ей обещал?!       – Эй, подожди! – поднимаю руки в защитном жесте. – Успокойся, сейчас же речь не о ней…       – Говори, кто эта мерзкая гадина, или пожалеешь! – раздухарившийся дракон начал бить хвостом и вести себя так, словно ищет козла отпущения.       – Не говори о ней так! – повысил голос уже я. – Она замечательная и ни в чём не виновата, она даже не знает о моих чувствах!       – Не ври! Назови мне имя этой мерзавки! Кто вообще может быть лучше Ан Сюен?! Немедленно признавайся, что за распутная стерва тебя соблазнила?!       – Она не распутная! И не стерва! – чувствую себя идиотом на минном поле… – Она прекрасная, добрая и заботливая девушка!       – Как зовут эту уродину, что посмела наплести тебе гадостей о моей младшей сестрёнке?!       – Она не уродина! И она никогда не говорила мне ничего плохого про Ан Сюен! Я её совершенно не интересую! Говорю же — она даже не знает о моих чувствах! Я никогда ей не признавался!       – Это почему, интересно знать?! Как ты можешь говорить, что твоё сердце принадлежит ей, если ты ей даже не признался?! – аки заправский инквизитор, пытающийся поймать нераскрытого еретика на слове, воинственно подобралась Вайсс.       – Я стесняюсь ей сказать! Я знаю, что я ей безразличен, и не хочу позориться в её глазах! – как? Вот как до такого дошло?! Как мне вообще выкручиваться теперь?!       – Думаешь, я так просто в это поверю?! Ты — и стесняешься?! Да ты самый наглый, дерзкий и бесстыдный человек, которого я знаю! – сопровождая каждый новый эпитет ударом пятки в землю, под упёртые в бока руки, уличила меня принцесса Ся. – Хватит ходить вокруг да около! Признавайся, кто она, или решу, что ты её только что выдумал!       – Я не могу! Ты просишь, чтобы я поставил девушку, которую люблю, в неудобное положение, так нельзя! – а ещё, если я скажу, ты меня убьёшь, а я хочу жить.       – Я дочь Лорда Северной Стражи, я тебе приказываю! Немедленно отвечай!       – Но Ю Нин!..       – Если не ответишь, решу, что ты мне врёшь и задумал сделать с Ан Сюен что-то ужасное! Надругаться над её чувствами! Телом! Будущим! Тебе не жить, если я такое решу! Быстро говори! – нависла надо мной раскрасневшаяся Немезида, в чьих лазурных очах пылала жуткая смесь из смущения и решимости меня прям здесь закопать, если я посмею заметить первый пункт. Ну и да, угроза тоже была нешуточной, по крайней мере, готовность пойти на принцип в её глазах тоже читалась.       – Ладно! Хорошо! – ох уж эти драконы… Жизнь меня к такому не готовила… – Я признаюсь… – глубокий вдох… выдох… – Девушка, которую я люблю… – не верю, что я это делаю… – это ты.       – … Что? – глупо хлопнула лазурными очами Вайсс, когда признание камнем упало из моих уст.       – Я влюбился в тебя с первого взгляда… – развожу руками, как бы оправдываясь. – Сердце просто защемило — и всё, я понял, что пропал. Но я же не слепой и прекрасно видел твоё отношение — для тебя я был очередным идиотом, которому интересна не ты, а твоё положение и власть твоего отца. Поэтому я молчал.       – … – Ю Нин несколько секунд ошарашенно таращилась на меня и, кажется, даже забыла дышать. – Ты… Ты всё врёшь! – девушка отмерла и обвинительно ткнула в мою сторону указательным пальцем, сама, правда, отскочив на полтора шага назад. – Ты это только что придумал, чтобы сбить меня с толку и уйти от вопроса! Не верю тебе! Я просто припёрла тебя к стенке, и ты теперь пытаешься меня ошеломить, чтобы избежать ответственности!       – Какой ответственности? – глупо хлопаю глазами.       – За Ан Сюен! Ты подлый трус, вот ты кто! Тебе должно быть стыдно! Как тебя земля-то носит?! – продолжила накручивать себя девушка, непонятно с чего так раздухарившаяся. Серьёзно, ей же, небось, каждый год по десятку признаний делают…       – Но я сказал правду.       – Ложь! – обвинительный приговор и скрип плахи в указующем на меня пальце начали ощущаться куда более вещественно. Очень… своеобразное чувство, надо сказать. – Твоё заявление недоказуемо! Так любой мог бы сказать, чтобы сбить меня с толку!       – Да с чего ты взяла?! – к чёрту всё! Если она уже настроилась подвести меня под статью из-за каких-то своих заморочек, я не собираюсь молча это принимать!       – Это очевидно! – вновь начала притопывать девушка, надуваясь грозовой тучкой. – Ты — хитрый! Наглый! Дерзкий! У тебя нет совести! Только ты и мог так играть с женскими чувствами! Но у тебя нет доказательств, поэтому я тебе не верю! Ты задумал меня обмануть и сделать с Сюен что-то непристойное, а потом бросить её! Я так и знала! Тебе не отвертеться!       – Какие доказательства тебе нужны ещё, кроме прямого признания?! – её поведение выглядело… я не понимал! Её раздражение и негодование я буквально кожей чувствовал, словно пресловутое желание убивать, но при этом чисто внешне это выглядело так… так мило! Так смущённо и потешно, что… что её хотелось схватить и затискать, но… Но она реально на меня сейчас была готова броситься!       – Не знаю, но у тебя их нет! Ты ничем не докажешь, что имеешь чувства ко мне! Значит, никакой девушки, в которую ты влюблён, не существует, а ты подло что-то задумал, пытаясь заморочить мне голову!       – То есть тебе нужны доказательства, что я давно в тебя влюблён и мои чувства — это не враньё? – это превращалось в какое-то безумие, и я уже чувствовал, что моя крыша начинает прогревать движки, дабы в ближайшие секунды улететь куда-то за горизонт.       – Да! – решительно качнула шикарной платиновой гривой девушка, независимо прикрыв глаза. – Но так как ты не можешь этого доказать, то я тебе не поверю!       – Хорошо, я докажу! – быстро шагаю вперёд, хватаю её в объятья, пока Вайсс не успела открыть глазки, и накрываю уста своими губами.       – М-м-м?!! – ошарашенная таким поворотом событий красавица полностью растерялась, даже не пытаясь вырваться, только изумлённо вытаращившись на меня. Ну а я, понимая, что это, возможно, последний поцелуй в моей жизни, делал буквально всё, чтобы урвать из него максимум.       Розовые губки Ю Нин оказались нежными и податливыми, совершенно расслабившись от неожиданности, и секунд десять я самозабвенно наслаждался ими, не отказывая себе в удовольствии щекотливо лизнуть или чуть прикусить, пока со стороны принцессы не начала проявляться осознанная реакция.       – Ч-что ты делаешь?! – очухавшись, подалась назад девушка, разрывая поцелуй.       – Привожу доказательства.       – Ты поцеловал меня! – воскликнула красная, как рак, принцесса Севера, однако до сих пор не пытаясь применить силу, чтобы полностью вырваться из кольца моих рук.       – Именно.       – Да ты знаешь, что с тобой сделает мой папа, если узнает об этом?! Он обезглавит тебя! Точно обезглавит! Ты понимаешь это?! – куда делось желание превратить меня в отбивную с полутора десятками тяжких телесных? Откуда в ней внезапно возник этот страх за мою жизнь? Что тут вообще происходит?! Разве после неразрешённого поцелуя не должно происходить наоборот — симпатия превращаться в «я тебя убью!»???       – Да, и это лучше всего доказывает, что я не врал, – надо вести свою партию до конца, несмотря ни на что! – Никто не станет так рисковать ради обычного вранья! – только полный идиот, каковым я себя сейчас чувствую, но нельзя показывать вида! Уверенный тон! Меня сейчас спасёт только методика работы всех жуликов и мошенников — напор и уверенный тон! Жертву необходимо ошеломить и не дать времени на критическое мышление! Пусть даже я сказал чистую правду… но тем более!       – А? А-а-ао-о-о-а?!! – пациент потерян и, кажется, в панике…       Но… Собственно… А почему? Я имею в виду, ничего ведь заслуживающего паники не произошло. Да, ситуация немного неудобная и довольно щекотливая, голову мне действительно могут снять, но паники-то именно от девушки она не заслуживает. Да и вообще столь сильной реакции, если на то пошло…       Погодите…       Секундочку!..       Буквально, стоп!       Я… То есть… вы же не хотите сказать, что?..       – Ты… Ты негодяй! – прерывая мою смелую догадку, отмерла дракоша.       – Эм… Почему? – усилием воли переключаюсь на реальность, пытаясь уловить её новый поворот.       – Ты поставил меня в ужасно неловкое положение! – всё ещё с видом «спасите-паника-боюсь» предъявила обвинение Вайсс.       – Эй! Я не хотел! Я тебя предупреждал, что так и будет! Но ты меня заставила! – возмутился я попранию истины.       – Ты делал это недостаточно убедительно! Ты виноват! Признай это!       – Но… – не успел я оформить возражение, как то застряло в горле, ибо на меня посмотрели тем самым взглядом, каким «угрожали» в пещере, когда речь шла о молчании перед Ан Сюен. Алые надутые щёчки, сведённые вместе бровки, «свирепо» поджатые губки… – Ладно, хорошо, я виноват… – сущность подкаблучника взяла мою мужскую гордыню за горло и жестоко зарезала, попутно избив ногами до полусмерти манию величия. – Что дальше? – робко шевельнулось из уголка забившееся туда во время «расправы» самоуважение.       – …       – …       – … – стоим, молчим, смотрим друг другу в глаза.       – Развратник! – вновь пришла в себя Вайсс.       – Почему?       – Ты держишь меня! Ты похотливый, гнусный негодяй!       – Эй, я не похотливый! – на самом деле «не гнусный», но лучше отрицать именно это. Я прям интуичил, как сумасшедший, что это будет более безопасный ход.       – Тогда почему ты до сих пор меня держишь?!       – Да не держу я тебя! – проклятые руки, да отцепитесь вы от неё! Слушайтесь мозга, я вам говорю! – Ты сама не отходишь! – чувствуя, что реально иду ко дну, ибо руки натурально отказывались уходить с её спины, продолжил я барахтаться.       – Держишь-держишь! И про гнусного негодяя ты не отрицал! Ага! Считай, ты признался в этом! – а вот она, кажется, всё больше и больше чувствовала твёрдую землю под ногами.       – К чему ты ведёшь?!       – Не знаю ещё! Но ты виноват! Так и знай, тебе не отвертеться!       – Я и не хочу отверчиваться, – всё-таки первым разрываю дистанцию, буквально отрывая себя от вида её глаз и близости тела. – Я понимаю, что тебе всё это неприятно, и я не хотел этого, но случилось что случилось, и теперь ты знаешь. Но не переживай — я не буду тебе докучать или рассказывать о случившемся кому-либо. Я знаю, что ты совершенно не заинтересована в каком-то младшем наследнике Тёмной Луны, который не факт, что вообще доживёт до смены главы клана. Поэтому, если я останусь жив в конце этой истории, я исчезну из твоей жизни и постараюсь больше никогда не попадаться на глаза.       – Постой! – повысила голос Ю Нин на мою попытку развернуться к ней спиной и направиться обратно. – Но… ты не можешь! Как же Ан Сюен?!       – Ан Сюен, – я замер, непритворно обдумывая вопрос девушки, – всегда будет для меня любимой младшей сестрёнкой, которую я буду оберегать и защищать. Но не беспокойся, я буду делать это, не докучая тебе и Дворцу Лорда Северной Стражи.       – Хва… Хватит решать за меня! – допустив заминку в начале, ударил мне в спину новый крик. – Кто тебе сказал, что я не захочу больше тебя видеть?! Мало ли в чём ты признался?! Это ничего для меня не меняет, так и знай!       – Я понимаю… – хочу верить, что понимаю, но и боюсь верить тому, что понимаю… Боги, как всё сложно. – Но в тебе сейчас говорят эмоции и чувство противоречия. Когда ты всё обдумаешь, ты поймёшь, что вычеркнуть меня из своей жизни — это самый удобный и логичный ход. Так будет лучше для всех.       – А ну… Хватит! – вновь сбившись в самом начале, возмутилась принцесса. – Слышишь меня?! Я говорю — хватит! Мне не важно! Лян Ю, посмотри на меня! – повинуясь напору, я обернулся, чтобы увидеть обиженно-свирепый взгляд платиновой блондинки. – Пусть ты и дерзкий, и наглый, и воспользовался мной, украв первый поцелуй, но это не значит, что я тебя ненавижу! И только попробуй мне сейчас что-то сказать — прибью тебя за это! – на глазах наливаясь краской до ушей, пригрозила девушка. – И не смей говорить, что станешь мне чужим, когда мы вернёмся! Ты не можешь мне такого сказать! Ты взял за меня ответственность!       – Когда я успел такое сказать? – искренне изумился я подобному повороту истории, даже скорее тому, почему я до сих пор жив и с целой челюстью, если реально умудрился такое раньше ляпнуть.       – Мне всё равно! Ты сказал это! Я слышала, сказал! – обвинительно-указующий перст — акт третий.       – Но… подожди… Что?! – она сама поняла, что она сейчас сказала и как это можно интерпретировать?       – Лян Ю, пусть я из дома Лорда Северной Стражи, я не смотрю на тебя свысока, – полностью убрав из своего тона суетливость и смущение, заявила Вайсс. – Признаю, раньше так было… – она отвела взгляд и сжала кулаки. – Это была моя ошибка — мне не стоило быть такой высокомерной. Я не знаю, как относиться к твоему признанию и как быть с Ан Сюен, но не думай, что я такая испорченная женщина, что ради репутации буду отказываться от друзей. Меня не волнует, что думают другие, мне важно, чтобы ты понимал.       – Я… понял, – стараясь сохранить в голосе нейтрально-вежливые интонации, а на лице — выражение мыслящего кирпича, я прикрыл глаза и кивнул. Хотя видят боги, как же мне хотелось схватить эту прелесть, что сейчас сказала мне «почти да», и таки приложить все силы, чтобы исчезло это самое «почти». Вот только я понимал, что по местным традициям и так нарушил все мыслимые и немыслимые, писанные и неписанные правила и традиции и судьбу лучше дальше не искушать.       – Вот и хорошо! А теперь мне нужно подготовиться к возвращению в лагерь, – и Ся Ю Нин стремительно направилась… ну ладно, будем считать, что в сторону лагеря. Просто… с некоторым крюком. Кто сказал «сбежала из смущающей ситуации»? Я бы сейчас и сам не отказался так прогуляться, а ещё лучше — засунуть голову под водопад. О! Точно! Озеро с ледяной водой! Пофиг, что из-за ледяной Ци я вряд ли почувствую холод. Но сначала… я в сянсе, потому нужно проверить одну штуку.       – Наставник, неужели вам доставляет удовольствие следить за неприятностями этого ученика?       – Хо… – донеслось из кустов, где, я был готов поспорить, вот вообще никого не было. – Ты смог меня заметить… А я просто освежал свои навыки в скрытности, всё-таки давно я ничем подобным не занимался, утратил форму, да… – мастер Сюэ говорил в нарочито-забавной манере, позволяя мне дальше «наседать на пойманного с поличным».       – И, конечно, совершенно случайно слышали, как моя попытка признаться Ю Нин полностью провалилась?       – Ох, Лян Ю, – старик улыбнулся в бороду, – я бы не брался утверждать, что попытка «провалилась», скорее уж наоборот… и всё-таки, как ты смог меня обнаружить? Это довольно важно.       – Ну, – я с долей конфуза почесал бровь, – я вас не обнаруживал.       – Тогда как?       – Просто… на вашем месте я сделал бы то же самое…       – Хах, ты — действительно мой ученик! Но ладно, мы увлеклись, приводи себя в порядок и начнём.       – Хорошо, Мастер, – я кивнул и быстрым шагом направился в пещерку. Умыться и настроиться на боевой мотив мне было действительно необходимо. Уже за спиной я услышал что-то вроде «эх, молодёжь», но… да нет, просто показалось.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования