Скидки

I Got You

Слэш
NC-17
В процессе
4
Размер:
планируется Мини, написано 6 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 4 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Миша не помнит, как досиживает последние часы до конца дежурства. Он давно не спермотоксикозный шкет, но искренне охуел и ещё не до конца выхуел с себя и с возможностей своего тела с началом этого гона. Естественно, вся схожесть с самым первым гоном и вместе с тем- всё отличие от предыдущих легко объяснялось: этот- первый, проводимый совместно со своим истинным. И Мишу такая новизна и сила чувств впечатляла до лёгкой дрожи. Запахи и остальные ощущения обострились настолько, что поначалу он даже слегка растерялся- так нелегко оказалось вывозить эти прелести в новой рабочей обстановке. Сердечная благодарочка старине-Субботе, что не штрафанул за опоздание; если не считать его долгие мотивирующие до отупения нотации «о долге доблестной службы» как таковые. Вспомнив, что христианин, Родионов не забыл наспех, но от души помолиться за такое неожиданное и приятное сегодня отсутствие срочных вызовов на другой конец Питера, и, тем более, томительных- для обеих сторон- допросов. Всё началось накануне. Всё началось с Влада. В общем, как обычно. Миша ловил особенно игривые взгляды Влада, флиртовал всё распаленней, а отлипал от него всё с большим трудом- запах, исходящий от его избранной пассии, примагничивал раз в десять сильнее обыкновенного. И самое интересное- Мишу Родионова, во всех смыслах привыкшего к свободе, такой расклад как нельзя конкретно устраивал. Вернувшийся вчера со службы Миша обнимал Вихрова за талию, пока тот готовил им на ужин какую-то вермишель-со-специальным-иностранным-названием и с таким же хитровыебанным соусом, и привычно утыкался носом ему между лопаток. Запах Влада давно действовал на Родионова как успокоительное и афродизиак одновременно. Но сейчас он дышал им и буквально не мог остановиться, всё больше раздувая ноздри и сводя брови. Рот стремительно наполнился слюной, а ширинка так же стремительно натянулась. - Миш, ты чего там с ума сходишь, такой голодный?- захихикал Влад, слегка выворачиваясь от щекотного влажного дыхания на спине. Тут же ощутил крепкий, упирающийся в него стояк, и ослабленно замер, не в силах отстраниться. - Это духи?..- хриплым пониженным тоном лаконично уточнил Родионов, ладонями сжимая мягкие ягодицы, пахом вжимаясь всё сильнее. - Ты мне льстишь опять..а-ах,- Влад попытался обернуться через плечо, но Миша, всё так же крепко держа за задницу, вдруг сдвинул его от плиты, попутно сдёргивая джоггеры, и властно, с нажимом согнул над столом. Дыхание Влада участилось, зрачки сначала растерянно сузились, а потом расширились, затопляя небесную радужку, пока самого его затопило жаром, исходящим от Миши. Вихров подставил шею и плечи под череду хаотичных мишиных поцелуев и одобрительно застонал. Деревянная лопатка тихо шлёпнулась куда-то под ноги. Миша вошёл наспех, словно у него полчаса до расстрела, и принялся драть Влада так же отчаянно. Не успел он вставить, как приятно обнаружил, что Вихров обильно тёк, от чего уже с первых толчков раздалось заветное и такое непристойное хлюпанье. Больше, чем тёк, Вихров только пах. Миша покрывал его везде, стараясь оставить след своего ДНК на каждом сантиметре мягкой светлой кожи. Влад ахал, скулил, задыхался и поощрительно подмахивал бёдрами, насаживаясь поглубже. Сжимал его в себе так усердно, словно боясь невозможного- словно Миша из него выйдет. Миша, не ослабляя ритма, метил избранного, как мог: кусал и мял мягкую кожу- плечи, бока, бёдра, тискал нежные вставшие соски, и всё тёрся носом о Влада, который весь насквозь пах так тягуче, так правильно, так необходимо, что оторвись Миша от него - совершит самый страшный криминал за всю свою нехилую карьеру. - Миша! Миша! Муж!..Мой!..в меня!- так очаровательно и так требовательно выкрикивал Влад в такт с каждым мишиным резким толчком. И тот, естественно, ни секунды не думал отказать своей ненаглядной Галатее. Миша в очередной раз стиснул бёдра Влада, уже исполосованные следами своих жёстких пальцев, и начал бурно сливать в горячую, жаждущую дырку всё до последней капли. Влад сладко взвизнул, затрепетал и прогнулся в пояснице; поток его бесконечных слов стал совсем нечленораздельным, но тон- по-прежнему восторженным. На секунду заложило уши; даже показалось, что воздух между их телами наэлектризовался настолько, что заискрился и зашипел. Как выяснилось, показалось не совсем. Миша нехотя вышел из Влада, безучастно разглядывая булькающие остатки выпаренной из кастрюли воды. А когда обернулся- столкнулся со взглядом Вихрова, облокотившегося о кухонную стойку и утирающего запястьем слюну в уголке губ. Взглядом- не то слово. С цунами из убийственной похоти и бесконечного обожания. Свою стряпню- вернее, то, что от неё осталось- Влад и не подумал удостоить своим взглядом, посвятив его весь- Мише. И Мише понравилось, как они друг друга поняли. Остатка мозгов и самообладания хватило только, чтобы выключить плиту. О еде, естественно, никто уже не думал. Даже Влад. И Мише несказанно понравилось это. Родионов давно привык, что в его режиме ночь- не для сна. Тем более, рядом со Владом. И тем не менее они умудрились в какой-то момент вырубиться, не сговариваясь, обессиленно зарывшись в мокрые насквозь подушки под дребезжащий из окна серый питерский рассвет. Может, Родионову удалось урвать даже пару часов сна, по ощущениям пронёсшихся в пару секунд. Но тем не менее он вовсе не жаловался и чувствовал себя прекрасно и полным сил. Учитывая, что проснулся он от влажного горячего языка на своём члене. - Ты ж моя сученька ебливая,- вкладывая в эту реплику всю нежность, любовь, обожание и ещё пожелание "доброго утра", ухмыльнулся Родионов, на шару запуская пятерню в растрёпанные тёмные кудри. Влад снизу одобрительно замычал, неосознанно посылая вибрацию по всему члену. Миша блаженно выдыхает сквозь зубы, откидывая голову и убирая со лба отсрошую чёлку. Вновь прикрывает глаза, но думает не о жалком сне, а о мягких пухлых губах, так умело и так деловито обрабатывающих его истекающий ствол, и о глубине горячей глотки, в которой его всегда принимают с такой заботой и гостеприимством. Ствол стоял так крепко и, видимо, давно, что ныл, требуя разрядки. Неустанно подтекая новыми толчками смазки, которую Влад тут же с громким причмокиванием слизывал и не менее громко сглатывал. Миша прикладывал все усилия, чтобы как можно дольше продлить сознательное удовольствие. Как давно Владик старается? Мише казалось, он так и уснул со стояком- дар и проклятие гона в разгаре. Но блять, прости Господи, рот Влада будто создан для божественного- ох, черт- отсоса. Влад, словно считав довольно предсказуемые мысли своего избранного, втягивает свои восхитительные неебические щеки и пропихивает каменный ствол совсем глубоко, стискивает горячими стенками, доводя Мишу до пика на непереводимой смеси блата и мата. Подкидыша подбрасывает на простынях, он крепко вжимает кудрявую макушку в свой пах, сливая протяжными толчками как можно глубже. Влад принимает полностью, не отдёргивается; наоборот, благостно дрожит и растекается по простыни. А как только хватка ослабевает- отнимает голову скорее из инстинкта самосохранения, чем по личному желанию, судорожно, всхлипами ловя воздух, но продолжая вылизывать свой обожаемый член. Миша чувствует, что ему больше ничего не нужно от этой жизни. Вернее, ему больше никого не нужно в этой жизни. Всё, что ему нужно- Влад рядом. Влад на нём, Влад- под ним. Влад с его членом во рту или в жадной дырочке; Влад с его семенем в себе и на себе. Влад с его ребёнком. У них же будут дети? Вопрос риторический, Мише просто нравится это предвкушение. Сегодня у них такой долгожданный совместный медовый месяц. ..а ещё сегодня будни, да? Миша сначала подумал, что опоздает. А потом почти решил, что вообще не придёт. Сделки совести длились до тех пор, пока Суббота, словно предчувствуя, не догадался позвонить, с места в карьер интересуясь о самочувствии. Тут начался новый этап внутренней борьбы: сказать, как есть- «восхитительно, товарищ начальник!», как надо- «порядок, товарищ начальник!», иди как хочется- «идите нахуй! я очень занят сексом, товарищ начальник». Пока он думал, Влад действовал- с тихим неразборчивым шипением перехватил трубку и принялся щебетать своим фирменным тоном, что «Максим давно убежал на службу, видимо, встал в пробке; очень переживал, что опоздает; будильник- будь он неладен!- сломался», и далее в репертуаре истинного выпускника театрального училища. Параллельно строя Мише такую хаотичную смену пантомим, что в итоге, не выдержав, сам начал зашвыривать того вещами, разбросанными у кровати. - Да ну нахуй..- шёпотом выдохнул Родионов, натягивая прилетевшие в него первыми штаны и отрешённо пялясь в потолок. В кои-то веки за всю их совместную жизнь утренний секс заканчивается не тем, что Влад канючит у него на груди, пытаясь удержать Родионова в постели и пуская в ход все свои запрещённые приёмы за раз- и жалобные глазки, и соблазнительные обещания, и нехилый вес. А наоборот- с таким добросовестным остервенением торопит в ненавидимое им (куда похлеще самого Родионова) УГРО. - Да-да! Скоро будет!- отрапортовывает Влад и бросает трубку. Поворачивается на Мишу, запутавшегося в галстуке. - Дай помогу,- бросается к нему, сплетая длинные пальцы на полоске ткани. Тут же шумно выдыхает через нос: - Ох, Миша.. - Ты чего Владик? Чё так взвился?..- Миша наслаждается возможностью разглядывать вблизи его красивое лицо с опущенными подрагивающими ресницами, влажными дорожками от пота у висков, румяными щеками и, конечно, неизбежно залипая на обнаженное и не менее красивое тело. Особенно сейчас- полностью покрытое, как распустившимися цветами, следами его, мишиной любви. - Я? Взвился, говоришь?!- ещё сильнее взвивается Влад. Миша слышит этот тон и тут же облегчённо выдыхает- Вихров в норме, не заболел и не сошел с ума (по крайней мере, больше обычного),- Я вообще-то о нас двоих думаю! Если бы не я, тебя б уволили уже!! И всё! Нет у нас больше денег на заграницу!.. - Ляль, а с какого перепугу "сразу уволили"..?- заинтересованным тоном аккуратно уточняет для себя Миша. - Как- "почему"?!- Влад рывком отстраняется, поправляя на нём галстук с таким азартом, что по привычке едва не придушивает. И потерянно распахивает свои кукольно-стеклянные глаза прямо на Мишу, кривя алые больше обычного губы. - ..Потому что я бы тебя ещё неделю никуда не отпустил! - наконец, страдальчески выдает Влад, выдержав драматичную паузу,- Месяц!! Миша тепло ухмыляется и прижимает его к себе. Влад тут же всхлипывает, утыкается губами в мишину шею, то целуя, то шепча какие-то причитания. И по-прежнему пахнет и течёт так, что отпускать его от себя- преступление, требующее всё более тяжёлого штрафа. Но Миша успел выровнять дыхание достаточно, чтобы хотя бы внешне вернуться в норму. - Я всё давно понял, ляль. Жди сёдня с отгулом на месяц. Тебе ответственное задание- не скучать. И ещё еду себе заказать, где моя нычка- знаешь получше меня. Влад опускается на их раздербаненную кровать позади себя, становясь ниже; но глаз с мишиной фигуры по-прежнему преданно не сводит. - Так точно, мой начальник,- и, то ли от упоминания еды, то ли от привычно резкого перепада эмоций, в один момент становится воодушевленным донельзя: - Я пока гнёздышко нам соружу!

***

«Да ну нахуй.» И вот сейчас Подкидыш сидит в пропахшем порохом и нафталином кабинете главштаба, играя в гляделки с зелёной суконной стеной. А лучше бы Влад сейчас сидел на его лице, пока он вдыхал его сладкий, нежный, похожий на сливочный пломбир, и такой же густой, запах. Дабы избежать дереализации, проще списать одно из двух на сон. Либо волшебный, либо кошмарный. Выбор очевиден. Миша вздыхает и жмурит глаза. - Товарищ Антонов! Всё понимаю, но у нас в милиции принято спать с открытым глазами,- бодро задребезжал над самым ухом голос Субботы. Миша едва заметно поморщился и вытянулся стрункой в своём капитанском вконец остоебевшем кресле. - Прошу пр-щения, товар-щ н-чальник,- скороговоркой отреливает "Антонов", тут же сымитировав бурную кипучую мозговую деятельность бессмысленным постукиванием ручки по столу. Пантелей Иннокентьевич бегло оглядел его и обречённо выдохнул в усы. - Не заболел, голубчик? Ты у нас ценный кадр- всё понимаю, заработался. Главное, чтобы в доме ничего не стряслось, а то у тебя с самого утра видок неважный. Весь встрёпанный, взмокший, шальной даже какой-то. Стёпку перепугал не на шутку. Главное, конечно, здоровье беречь. На нашей службе это, понятное дело, миссия невыполнима. Ха! Но мы хоть и герои, а всё же люди. И отдых нам иногда необходим, чтобы механизм исправно работал. Что думаешь? Ничего, путёвка не за горами. Кстати, о путёвке... Миша навострил уши, но поток слов начотдела уже было не так-то просто остановить. -...Представляешь, я для нашего санатория в том сезоне удостоился чести сочинить, так сказать, приветственное четверостишие. Ну, те самые, которые на входных дверях печатают. Ты, конечно, вправе сам прочесть- как съездишь... О! «Честь- прочесть», надо записать. Рифма! Так вот, это ещё неизвестно когда будет, давай я чтоб тебя не томить, прямо тут продекламиру.. - Так точно, товарищ начальник,- Подкидыш с самых первых дней научился "правильно слушать" Субботу и уже успел благополучно задремать по методике советов милостивого начальства. Но внезапно выуженная полезная лафа заставила проснуться, от чего он аж случайно стукнул кулаком по столу, спешно, однако эффективно прерывая бесконечный монолог Субботы на самом нужном месте. - ..Это вы очень верно подметили. Про непрухи..то есть, происшествия на работе и дома. И ещё про отпуск. И тут же облизнул губы, честно и непрошибаемо смотря прямо в лицо начальника: - Мне прям понравился ваш ход мыслей.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "МосГаз"

Ещё по фэндому "Максим Матвеев"

Ещё по фэндому "Антон Шагин"

Ещё по фэндому "Подкидыш"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования