Волк и Феникс

Слэш
R
Завершён
1977
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1977 Нравится 114 Отзывы 257 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Жил-был в одном конкретном царстве, далеко не тридесятом, а четко обозначенном на карте государстве, в городе, название которого не имеет никакого значения для данной истории, Кирилл Александрович, согласно имени своему владыка мира и настоящий господин. Ну, ладно, не мира, всего лишь владелец и генеральный директор компании, но зато очень-очень крупной компании.       И было у этого Кирилла Александровича всё, что только душенька его пожелает. Ибо денег у него имелось на счетах столько, что душенька его желать могла чего угодно в любое время дня и ночи и в неограниченном количестве. Да еще ж собой пригож — глаз не отвести: любой добрый молодец позавидует, а красна девица в обморок грохнется при виде красоты такой, родителями и природой созданной.       Высокий, статный, знойный брюнет… Далее вписать по списку все необходимые достоинства и прочие кубики пресса, которые только придут в голову, вплоть до божественной красоты ступней. Я сегодня добрая — разрешаю. Правда, от себя добавлю, что особенно хороши у Кирилла Александровича глаза. На востоке такие поэтично называют глазами феникса из-за особенной формы — большие, выразительные, с вытянутыми уголками, в обрамлении черных, густых ресниц, которые обязательно откидывают на щеки тени. Ох, и скольких ж свели с ума глаза эти — хоть стихи складывай да в сеть выкладывай!       И про восток я не просто так упомянула: в родословной Кирилла Александровича явно азиатские предки отметились, так как нечто восточное прослеживалось во всей его внешности. Нечто остро-пряное, воинственное и страстное. Он таким и по жизни был: резким, дерзким и пылким. И в бизнесе, как на войне, и в любви, как на поле боя. Другое дело, что любил Кирилл Александрович только себя и воевал до поры, до времени, а потом расслабился, но это уже мелочи.       Добавим еще, что хоть Кирилл Александрович и отличался манерами элегантными, прославился он больше своими царскими замашками и несколько инфантильной, эгоистичной натурой. С которой многим и многим приходилось мириться, ибо… Деньги, да. И статус. И красивый, зараза. Аки феникс, но с павлиньим хвостом.       Вот такой у нас Кирюша. Но история про него не состоялась бы — жил бы он себе и жил, безмятежно купаясь в деньгах и самолюбовании, если бы не появился в нашем сказе второй герой.       Хотя, если честно, появился он давно. Лет эдак семь назад. В смысле, в жизни Александровича. На должности личного помощника. Весьма артистичный, смышленый и бойкий молодой человек по имени Артур. Единственный, кто не обращал внимания на характер и прочую придурь босса и ловко справлялся со всеми возложенными на него обязанностями. А их у него было ой как много! Да и самого начальника с его заморочками было в его жизни слегка чересчур.       А ведь Артур, можно смело сказать, блистательный и в высшей степени многообещающий молодой человек: живой ум, два высших образования, невероятная эрудированность, знание семи иностранных языков, феноменальная память, деловая хватка и… И так далее. Да еще характер — стойкий, нордический. И зачем, спросите вы, такому блистательному молодому человеку прозябать на должности какого-то там личного помощника у избалованного босса?       Ну, во-первых, Артур устроился в эту компанию сразу после университета — без связей и опыта работы с чего-то надо было начинать, а он неожиданно успешно прошел собеседование в крупную компанию, да еще в личные помощники боссу, у которого многому можно научиться. Во-вторых, зарплата. За свои прихоти Кирилл Александрович платил очень и очень щедро. В-третьих… За время работы на шефа Артур успешно превратил свой статус личного помощника в позицию серого кардинала, стоящего прямо за спиной генерального. Зачем ему карьера, если он прибрал к рукам всю компанию, пока босс капризничал, свалив на него свою работу, и с размахом развратничал, питая откровенную слабость к хорошеньким мальчикам-моделям?       Да-да, Кирилл Александрович также был известен своими нетрадиционными предпочтениями, и Артур, устраиваясь в компанию, об этом знал и заранее подготовился. Ибо в его планы входило найти именно работу, а не стать кратковременным любовником босса, на чем и погорели все прошлые личные помощники, мечтавшие охомутать такой лакомый кусок. Смешные, право слово. Почему Артур был так уверен в том, что Кирилл Александрович положит на него глаз?       Просто перестраховался — ему очень нужна была эта работа. Артур прекрасно знал цену себе и своей внешности. Помним, да, про артистичную натуру? Имея гибкие, как пластилин, внешние данные, он мог быть любым — и красавчиком, и серой мышью. Всё зависело от того, какую роль он собирался отыграть и насколько включал лампочку внутреннего обаяния. В общем, волк в овечьей шкуре.       Так вот, на памятное собеседование семь лет назад Артур пришел, успешно спрятав свою волчью натуру под серую мышь интеллигентного вида. В очочках. Но в хорошем костюме и отглаженный, как салфетка. Пропорции должны быть верными. И за тридцать минут приватной беседы с будущим боссом впечатлил его своими способностями и навыками.       Кирилл Александрович, до сего момента страдавший от собственной безалаберности по отношению к личным помощникам, которых выбирал по принципу внешней привлекательности, аж воспрянул духом. Это ж надо как повезло! Столько полезных качеств и при этом невзрачный до такой степени, что не встанет, даже если совсем припрет! Как ни крути, а без помощника он уже на грани нервного срыва пребывал.       — Артур, надеюсь, вы понимаете, что я ищу не просто секретаря. Мне нужен именно личный помощник. Моментами… Очень личный, — уточнил Кирилл Александрович, намекая на то, что список обязанностей включает в себя еще и услуги персональной няньки. Некоторые от него сбегали вприпрыжку сразу, как понимали, что им придется не только составлять расписание, курировать встречи и отвечать за документооборот, но еще и разбираться с любовниками босса, покупать ему трусы и петь колыбельные на ночь, если он того пожелает. На то он и владыка с царскими замашками!       — Смотря насколько личный, — вежливо улыбнулся Артур. — Спать я с вами не буду, — прямо заявил он, не скрывая, что наслышан о репутации будущего босса.       — Я с тобой тоже спать не буду, — ответил Кирилл Александрович медовой улыбочкой. — Я в принципе предпочитаю спать один. И секс я тебе тоже не предлагаю, если ты об этом, — добавил он, ухмыльнувшись.       — Я об этом, — невозмутимо кивнул Артур. — Рад, что он в список обязанностей не входит. Всё остальное мне по силам.       «Особенно за такую зарплату», — добавил он про себя, глядя на циферки, нарисованные кривоватым почерком Кирилла Александровича.       — Тогда можешь прямо сейчас приступать к работе, — просиял босс, которому очень хотелось уехать за город — поиграть в гольф, а не томиться в офисе, перебирая бумажки.— Всё, что нужно, узнаешь… У кого-нибудь узнаешь, — отмахнулся он. — И всё, что узнаешь, конфиденциально и не подлежит разглашению, — вспомнил важную фразу.       — Испытательный срок? — уточнил Артур.       — А? — Кирилл Александрович уже полез в шкаф за клюшками.       — Какой испытательный срок? — терпеливо повторил Артур, помогая ему, не дрогнув на лице и мускулом, переодеться в форму для гольфа. Попутно приготовил спортивную сумку, сунул в руки клюшки и кружку-непроливайку с водой.       — Ты уже принят, — радостно выдохнул Кирилл Александрович, которому еще и носовой платочек в кармашек вложили.       — Хорошо проведите время, босс, — с широкой улыбкой пожелал Артур.       Так и началась его трудовая и во многом личная жизнь в этой компании под руководством Кирилла Александровича. Хотя кто кем руководил — вопрос спорный. Но номинально Александрович.       И сложился у этой пары просто замечательный тандем! Кирилл Александрович жил в свое удовольствие, Артур же…       Артур же крутился, как белка в колесе, выполняя все прихоти босса, при этом еще попутно успевая руководить компанией. И если ему в какой-то момент всё это надоедало — он тоже был живым человеком и тоже уставал, то собирал накопившиеся офферы из других компаний, а их было много — его постоянно хотели сманить к себе конкуренты Александровича — и шел с ними к боссу. Тот не глядя подписывал ведомости на прибавку к зарплате, премию и бонусы, с кровавыми слезами на глазах разрешал недельный отпуск и еще месяц спустя прилежно ходил на работу как шелковый, сдувая с Артурчика пылинки.       А потом всё возвращалось на круги своя. Босс крутил громкие романы, тусил на самых тусовочных тусовках, шопился на самом расшопистом шопинге, катался по заграницам и на лыжах. Артур сидел в его кабинете, занимался его домашним хозяйством и по ночам срывался из дома, чтобы вытащить босса из очередной скандальной неприятности.       Иногда Артуру казалось, что более крепких и правдивых отношений в его жизни уже не будет. Ибо так, как он знал Кирилла Александровича, его не знала даже родная мать. При этом не только знал, но и помнил всё до малейших нюансов, вплоть до марки презервативов и зубной нити. И хранил все данные по папочкам на своем личном ноуте. Чтобы в нужный момент достать нужный файл, распечатать и передать нужным людям, так как, естественно, у него была уже команда помощников, отвечающих каждый за свое направление. Один Артур не справился бы.       И видел он босса во всех возможных состояниях и ипостасях. Одетым с иголочки и голым, аки младенец; трезвым, в легком хмелю и пьяным, как скотина; здоровым, больным и придуривающимся болезным; бодрым, как жаворонок, и уставшим, что тот конь на пахоте; активным и сонным; увлеченным и равнодушным; страстным, как вулкан, и холодным, как айсберг в океане. Да что там — вообще во всех оттенках настроения: от веселья и радости до грусти и печали… Ну, вы поняли.       Видел даже в постели, занятым интимными игрищами с очередным любовником. И лучше бы не видел, потому что это не то, что должен видеть личный помощник, дорожащий своим местом и работой и упорно не желающий признавать, что…       Босс ему нравится.       В смысле… Кирилл Александрович не мог не нравиться — даже у натуральных натуралов от одного его томного взгляда из-под опущенных ресниц пробегали мурашки по телу. Чего уж говорить об Артуре, постоянно испытывающем на себе силу очарования своего босса. Которой тот умышленно пользовался, если Артур вдруг начинал прикручивать гайки и требовал от него вернуться в компанию и поработать.       Собственно, посмотрим правде в глаза, это и есть ключевая причина, по которой Артур ни за что не отказался бы от своей работы и должности личного помощника Кирилла Александровича.       Так банально — влюбиться в своего босса. Причем влюбиться не только в его выдающуюся красоту, но и во все его выдающиеся недостатки. И при этом прекрасно понимать, что твой босс настолько привык к тебе, что воспринимает как данность. И никогда не заметит в тебе кого-то, кто мог бы стать верным партнером и прекрасным супругом. Хотя бы потому, что Кирилла Александровича подобные отношения не интересовали. А на одноразовый шанс оказаться в его постели Артур не собирался размениваться.       У него тоже были амбиции — всё или ничего. Промежуточных вариантов быть не может. А на нет — и суда нет. Даже пробовать не станет. Поэтому прочь глупые мысли, надежды, чувства и эмоции.       На самом деле в компании Кирилла Александровича Артур приобрел немалый опыт и наработал ценную деловую репутацию, несмотря на вроде как незначительную должность личного помощника, и когда-нибудь он дозреет до мысли отпустить свою влюбленность, найти на свое место достойного преемника и покинуть босса. Когда-нибудь очень скоро. Чтобы начать новую жизнь. В которой работа станет всего лишь работой, а самого себя он посвятит крепким отношениям с каким-нибудь хорошим парнем, который ему обязательно встретится.       Именно такими мыслями утешал себя Артур, когда одним, оказавшимся не таким уж прекрасным утром выехал на фотосессию для рекламной кампании их бренда и попал в самую гущу разборок между фотографом и моделью. И ситуация была крайне щекотливой.       Дело в том, что на съемки путем долгих телефонных переговоров Артуру удалось привлечь очень именитого фотографа, который вообще-то не тратил свой талант на рекламу. Уступил он только благодаря хитрости и настойчивости Артура. И теперь скандалил, отказываясь приступать к работе, по той причине, что в качестве модели ему подсунули отвратительную бездарность.       «Отвратительная бездарность» же являлась племянником Кирилла Александровича и не меньше фотографа гнула пальцы, чувствуя себя в неоспоримом фаворе. Его звали Леон (по паспорту — Леонид), и он считал себя восходящей звездой модельного бизнеса. Хотя правда заключалась в том, что босс, будучи серьезно во хмелю, пообещал его маме, то есть своей сестре, обеспечить племяшке «модную» карьеру. И еще луну с неба. И звезды оттуда же. Да чего только не пообещал — Кирилл не жалел слов на ветер, когда желал побыстрее отделаться от вечно что-то требующей у него сестры. Тот же Леон уже попробовал себя на поприще поп-певца и актера. Безуспешно.       Только вот разгребаться с обещаниями Александровича приходилось Артуру. Чем он и занялся, сначала пытаясь приструнить Леона и затем успокоить фотографа.       — Ты! Вот ты! — неожиданно воскликнул фотограф, в упор уставившись на Артура, пытающегося угомонить истерящего Леона. Кто такой Артур — фотограф не знал, общались они только по телефону. — Сними очки!       — Что, простите? — Артур, опешив, обернулся и вопросительно посмотрел на фотографа.       — Сними очки! — потребовал фотограф. — И улыбнись.       Артур, не понимая, что происходит, но не желая еще больше раздражать фотографа, сделал то, что его просили.       — Восхитительно! Вот! Вот какой типаж нужен! Какие глаза! Живые, говорящие! Какая мягкая, хищная сексуальность, брутальная харизма! Какой потрясающий эротизм в каждом движении! — вопил пухленький фотограф в восторге, мячиком прыгая вокруг Артура. — Переоденьте его! И на площадку! — отдал он указание и поспешил настроить камеру.       — Артур, что делаем? — встревоженно спросила у него Лиза, куратор рекламной кампании.       — Я всё расскажу Киру! — вновь ударился в истерику Леон.       — Твою ж налево… — пробормотал Артур. — Работаем — вот что делаем. Загримируйте меня — я иду на площадку. А ты… — он обернулся к Леону, — рот закрыл и сел тихонько в уголок. Сорвешь мне съемки — я тебя живьем сожру. Без масла. Понял?       — Но я… Кир… — промямлил мгновенно притихший Леон — иногда этот дядин личный помощник, сдержанной и интеллигентной внешности молодой человек, его пугал.       — Я уговорю фотографа сделать два фотосета, — строго произнес Артур. — Один — со мной, раз уж он этого хочет. Второй — с тобой. Финальное слово — в любом случае за твоим дядей. Андестенд?       Леон хоть и туго соображал, но тут сообразил быстро и поспешно кивнул.       — Артур, но он и правда деревянный, — на ухо шепнула ему Лиза.       — Пусть Кир решает, — отмахнулся Артур. — Нравится ему, что его компанию будет представлять это, — он поморщился, — ради бога.       — Как скажешь, — пожала плечами Лиза. В компетенции Артура она не сомневалась ни на грамм. И если он дал согласие на Леона, значит и фотографа этого пригласил не просто так. Видимо, знал, что он вытянет снимки до удобоваримых. Ну а то, что фотограф немного раскапризничался, так Артур был асом в улаживании конфликтных ситуаций.       — К тому же, фотосетов изначально планировалось два, — незаметно хмыкнул Артур — Лиза удивленно на него посмотрела. — Через три часа приедет вторая модель. Парень, которого я выбрал для рекламы. Придержи его в стороне до тех пор, пока Леон не уедет со съемок. На сегодня хватит скандалов.       Лиза округлила глаза, а затем понимающе ухмыльнулась. Вот поэтому ей и нравилось работать с Артуром — он всегда знал, как перестраховаться, и при этом не нарушить указания босса. Особенно в таком щепетильном деле, где замешаны родственные связи.       — В любом случае, решение за Киром, — догадливо добавила она.       — Именно, — кивнул Артур, ныряя в гримерку.       Его не волновало, кого в итоге выберет Александрович — действительно профессиональную модель или своего племянника, главное — он сделал всё, что мог. Хотя Артур изначально мог бы завернуть кандидатуру Леона, еще на стадии требований босса, ибо оба понимали, что Леон — бездарность. Но Кир последнее время хандрил по непонятным причинам и пребывал в сложном настроении. У Артура не было никакого желания спорить с боссом и затруднять ему жизнь семейными разборками, когда он находился в таком состоянии. Себе дороже.       А хандрил Кир по-черному. Что утроило нагрузку обязанностей, возложенных на плечи Артура, ибо босс неожиданно перестал ходить на тусовки и вообще куда-либо выходить, по утрам исправно ездил на работу, послушно выполнял всё, что требовал от него личный помощник, а вечером, как примерный, возвращался домой. И никаких любовников! Вот уже третий месяц как! Нонсенс! Правда, Артуру приходилось ехать вместе с ним — Кирилл Александрович не желали оставаться в одиночестве.       То требовал совместный ужин при свечах, то сентиментально-слезливое кино на пару посмотреть, то поболтать по душам за бокальчиком вина на роскошной террасе его виллы, то поплавать с ним в бассейне и потереть спинку в джакузи. А однажды зачем-то потащил в дом его родителей, где крепко держал под локоток, внезапно нахваливая маме его превосходные деловые и личные качества, а затем долго шептался с ней, заперевшись в спальне.       И Артур, наверное, призадумался бы над тем, что стоит за таким странным поведением босса, если бы оно действительно было странным. Ибо до сего момента какие только капризы Кира он не выполнял, поэтому тот факт, что босс с какой-то стати проводит всё свое время с ним, то и дело тоскуя и бросая на него исполненные печали взгляды, а не развлекается с новыми любовниками, как мартышка на банановом поле, его не удивлял.       Скорее, немного беспокоил. Вдруг у босса кризис какой? Поэтому Артур осторожно предложил Кириллу посетить психолога. На что тот обиделся и дулся на него целый день. Но по истечении дня, видя, что Артур не особенно обращает внимание на его обидки, еще больше захандрил, превратившись едва ли не в идеальную версию себя, чутко прислушиваясь к каждому слову личного помощника и стремясь угодить каждому его желанию.       «Точно кризис», — сделал вывод Артур и решил, что ну и ладно, само пройдет.       Через полчаса Артур, загримированный и переодетый к съемке, вышел на площадку.       — Вау… Артур, да ты… — ахнула Лиза, улицезрев обычно скромно выглядящего личного помощника босса в необычном для него образе. С небрежно падающей на лоб челкой, нарочито выделенными легким мейк-апом глазами и губами, в расстегнутой белой рубашке, оголяющей рельефные мышцы груди и проработанный пресс, и узких брюках, кричаще подчеркивающих длинные, стройные ноги. — Да ты… Вау… — еще раз выдохнула девушка, растеряв все слова от шока. А тот всего лишь сбросил овечью шкуру и показал во всей красе свою хищную, волчью ипостась.       В ответ Артур лишь строго на нее зыркнул: мол, время — деньги, за работу. И с обворожительной улыбкой обернулся к фотографу — ему еще предстояло убедить его провести два дополнительных фотосета.       В тот момент Артур и представить не мог, какую роль сыграют его фотографии с этой фотосессии в отношениях с боссом. Всё или ничего, помните? Кто бы знал, что будет всё и сразу. Причем поначалу он и правда думал, что именно эти снимки и стали причиной, по которой его жизнь развернулась на сто восемьдесят градусов.       — Это контракт с итальянской компанией — подписать нужно здесь и здесь, — две недели спустя Артур стоял за спиной Александровича и ловко подсовывал ему документы, требующие подписи. Дивясь тому, как ему повезло: босс который месяц подряд исправно приезжает на работу. Да еще и как полагается — к девяти. И выполняет все свои обязанности гендира. Что серьезно облегчило жизнь Артуру.       — А ты слышал, что у Чернышева второй сын родился? — неожиданно спросил Кирилл, нехотя выписывая загогульки на договорах.       — Да. А это финансовые ведомости — я их проверил. Подпись нужно поставить здесь, — Артур продолжил подсовывать документы с невозмутимым видом.       — А знаешь, что Березовский женился? На своей однокласснице? Говорят, двадцать лет ждал ее, — тем временем с непонятными интонациями в голосе снова поинтересовался босс.       — Нет, не слышал, — Артур положил перед ним следующую партию документов. — Это счета, которые идут только за подписью генерального, — пояснил он.       — Кстати, Шаповалов расписался со своим партнером в Дании, прикинь? Тем парнем, что пришел к нему работать курьером, а потом… Никто не верил, что у них всерьез. А они… Купили дом в Тоскане и собираются там жить, — Кирилл Александрович тяжело вздохнул, зависнув рукой над документами. — Вот ты хотел бы жить в Тоскане? — и бросил странный взгляд на Артура.       — Кирилл, сосредоточься, — в ответ попросил его Артур, не обращая внимания на болтовню босса. Тот частенько заговаривал ему зубы светскими сплетнями, лишь бы не корпеть над бумажками.       — Да-да, конечно, — Кир послушно вывел очередную кривульку вместо подписи.       — Так, еще пришли фотографии для рекламной кампании. Тебе нужно выбрать несколько для баннеров, — Артур выложил перед боссом пачку сочных снимков.       — Угу, — Кирилл нахмурил лоб, перебирая фотографии. — А, это та фотосессия, в которой Ленька участвовал? — вспомнил он.       — Не только он, — пояснил Артур. — Я взял на себя смелость пригласить вторую модель. На всякий случай. Всё-таки кампания намечается серьезная.       — В общем, поступил как обычно. По-своему, — хмыкнул Кирилл Александрович. Но без недовольства. И принялся внимательно рассматривать фотографии.       Леон уже, слава макаронному богу, не жаждал быть моделью, решив, что его призвание — светский блогер, так что Артур не зря перестраховался.       Свои снимки Артур, конечно же, попросил изъять, не собираясь светить ими перед боссом. Хотя, по мнению фотографа и Лизы, они вышли превосходными и полностью отвечали концепту рекламной кампании.       — Камера тебя любит, — заявила Лиза. — Ты здесь такой… Фантастика просто!       Артур и без чужих комплиментов знал, что вышел превосходно, но светить своим лицом и голым торсом на рекламных баннерах не собирался. Да и, к тому же, тот, кто его интересовал, столько лет не замечал, каким обворожительным и сексуальным он может быть. В обычной жизни. В обычной одежде. Без профессионального макияжа и выгодно подчеркивающего черты его лица и стройность тела освещения. Поэтому какая разница, что там увидела Лиза на фотографиях.       — А это кто? — внезапно спросил босс, застряв жадным взглядом на последнем снимке.       — Эмм… — Артур глянул на фотографию и сошел с лица.       Черт! Почему здесь оказался его снимок? Да еще самый, скажем так, двусмысленный: фотограф в какой-то момент вошел в кураж, Артур поддался его настроению и позволил себе немного похулиганить. Почему бы и не заполучить себе в коллекцию классные фотки, не правда ли? Пригодятся. Поэтому на фотографии он в соблазнительно-откровенной позе, демонстрирующей все достоинства его тела, лежал на диване, и смотрел прямо на камеру прожигающим стены огненной страстью, хищным взглядом. Снимок, по его мнению, совершенно не соответствовал концепту рекламной кампании излишним эротизмом, но фотограф утверждал, что это самое настоящее произведение искусства. И попросил разрешения забрать его в свое портфолио. Не для демонстрации широкой массе, лишь — ценителям. Артур пожал плечами и дал согласие. Но что эта фотка делает…       В памяти всплыл лукавый Лизкин взгляд, когда она передавала ему конверт со снимками. И ее уверенность, что вот как раз эта фотография шикарно бы смотрелась на рекламных баннерах, освежив концепцию их бренда. Вот негодяйка! Ну, Лиза, ну погоди!       — Это же… — Кирилл резко вздернул голову и недоверчиво уставился на личного помощника. — Артур? — его глаза от удивления даже поменяли форму, став круглыми, как у совы.       — Н-да-а, — протянул Артур. — Это я. Не обращай внимания. Этой фотографии здесь не должно быть, — он попытался выдернуть снимок из рук босса. Безуспешно — тот вцепился в нее мертвой хваткой. — Фотограф просто тренировался на мне, пока искал вдохновение для фотосессии, — на ходу придумал он причину.       — Красивый? — спросил босс.       — Кто? — не понял Артур.       — Фотограф? — и уставился на него еще более странным взглядом, в котором проскакивали искорки гнева.       — Эм-м-м, — Артур сморгнул. — Обычный, — пожал он плечами.       — И долго он искал вдохновение? Вы были одни? Он к тебе прикасался? — засыпал его рядом диких вопросов Кирилл.       — Кир, ты нормально себя чувствуешь? — осторожно поинтересовался Артур. Потому что все эти вопросы, да и сам вид босса, как и его поведение, наталкивали на мысли о ревности. Что уже наталкивало на мысли, что сам Артур не в себе. С чего бы боссу его ревновать?       — Нормально. Я себя чувствую нормально, — процедил сквозь зубы Кирилл. — А вот ты!       — Что я? — с непробиваемым спокойствием уточнил Артур.       — Ничего, — пробубнил себе под нос босс и резко встал. — Мне надо прогуляться.       — Не забудь пообедать, — кивнул Артур, собирая в одну стопку подписанные бумаги со стола босса.       — Не забуду! — фыркнул Кир и ушел, хлопнув дверью.       Артур не сомневался, что в ближайшее время своего босса он не увидит. Тот частенько мог вот так уйти прогуляться, упорхнув яркой птицей, и пропасть на неделю. Неужели кризис закончился? Артур вздохнул. А жаль. Как было бы здорово, если бы он затянулся — ему нравился послушный и дисциплинированный Кир. Да и вечернее времяпрепровождение с ним Артуру, посмотрим правде в глаза, нравилось. Можно было немного помечтать, совсем немного, прям капельку, что они настоящая пара из фантазий Артура — вместе работают, вместе отдыхают. В любви и гармонии.       Эх, да только надо быть дураком, чтобы неожиданно уверовать в то, что Кирилл мог взять и резко измениться, остановившись в своем выборе на одном человеке.       Артур попутно сгреб фотографии и в недоумении замер — одного снимка не хватало. Того самого. С ним. Похоже, его забрал Кир. Зачем-то.       Да и черт с ним. Артур уселся за стол босса и погрузился в текучку рабочей жизни компании.       Кирилл пропал на два дня, объявившись вечером на третий. Артур как раз собирался после работы ехать домой, когда возле кабинета его подловил водитель босса и сообщил, что «Кирилл Александрович ждет вас внизу».       У входа здания компании его ждал не просто Кирилл Александрович, а целый лимузин с Кириллом Александровичем, разодетым в смокинг с красной розой в петлице. И уже разлитое по бокалам шампанское. И интимная музыка, вибрирующая басами.       — Что происходит? — настороженно спросил Артур, которому очень была знакома эта версия Александровича — соблазнителя, собравшегося на охоту. И кто бы ни стал объектом его охоты — спасения ждать не стоило. Жертва точно падет под воздействием чар глаз феникса. Но обычно в эти моменты Артур не сопровождал босса — с поиском любовников тот справлялся превосходно сам, без его помощи и подсказок. Это явно что-то новенькое.       — Мы едем на свидание, — с легкой улыбкой сообщил Кирилл и протянул ему бокал шампанского.       — В смысле мы? — Артур растерянно уставился на босса, стараясь не реагировать на его пристальный взгляд из-под опущенных ресниц. А не реагировать было сложно — Кирилл умел смотреть по-особенному. Так, что голова кругом шла.       — В смысле ты и я, — ответил Кир и, подхватив руку Артура, нежно и деликатно прикоснулся губами к костяшкам его пальцев.       — Почему? — Артур вжался в сиденье, но руку не отдернул. Точнее, не смог — Кирилл крепко удерживал его пальцы.       — Потому что я хочу тебя, — прошептал Кир и подался вперед — у Артура бахнули в голове фейерверки, и бешено заколотилось сердце. Не может быть! — Эта фотография… — низким, хрипловатым голосом добавил он и прикоснулся к губам Артура. Мягко подхватил их, сминая, и увлек в затяжной, нежный и в то же время напористый поцелуй.       Артур, захваченный врасплох, от неожиданности ответил и почти отключился разумом, поддавшись давнему желанию — узнать, каково это быть тем, кто может целовать Кира. Почти.       «Эта фотография…»       Фотография?! Распутный сукин сын! Значит, семь лет Артур мозолил ему глаза, выполнял всю его работу и исполнял все его прихоти, бегая за ним кудахтающей наседкой, — и как-то ни разу у Кира не возникло желания подкатить к нему, а тут, значит, увидел в полуобнаженном виде под светом софитов и на тебе! Разглядел!       Кого только разглядел? Очередного любовничка на ночь? А потом что? Как и со всеми остальными — свое получил, помидоры завяли, давай, до свиданья?       Ну уж фигушки! Не для того Артур семь лет своей жизни угробил на Кира и его компанию, чтобы вылететь из нее с подмоченной репутацией.       Артур резко отпрянул от Кирилла, уперевшись в его грудь руками.       — Нет, — четко и жестко произнес Артур и вышел из машины, позволив себе на этот раз громко хлопнуть дверью. Не всё ж Александровичу наслаждаться такой привилегией!       И, пыхтя от гнева, стремительно зашагал по направлению к дому, позабыв, что на парковке стоит машина, а до дома пешком идти не меньше часа. Всё, о чем он сейчас мог думать, так это о Кирилле, думающем исключительно членом. И о заявлении на увольнение, которое он завтра непременно напишет. Хватит с него. Он и так, и эдак собирался уходить — видимо, пришло время.       — Нет? Нет?! — Кир догнал его и, рванув за рукав пиджака, развернул к себе лицом. — Да что тебе еще нужно? — взвыл он в бешенстве, совершенно не обращая внимания на то, что они стоят посреди многолюдной улицы. — Чем я так плох?       — Вы всем хороши, Кирилл Александрович, — сухо произнес Артур, вернувшись к прежнему официальному обращению на «вы». — Но только не для меня.       — Врешь! Я видел, как ты на меня смотришь! — вспыхнул Кир. — Я не мог ошибиться!       — Тем не менее, вы ошиблись, — спокойно произнес Артур. — Понимаю, вам трудно принять отказ, но придется. Считайте новым опытом.       — Новым опытом? — Кирилл сузил глаза и сжал губы в тонкую линию. — К черту его! — на эмоциях продолжил он. — Что, скажи, что еще тебе надо — я на всё готов!       — Кирилл Александрович, — Артур покачал головой. — Не сходите с ума. Это всего лишь фотография. Красивая картинка. Настоящий я всегда был рядом с вами и…       — Я знаю! — оборвал его Кир. — Думаешь, я не знаю тебя? Думаешь, на фотку повелся?       — А что нет, что ли? — насмешливо хмыкнул Артур. — Что-то я раньше не замечал, чтобы вы проявляли ко мне интерес.       — Не замечал? — Кирилл, казалось, сейчас взорвется от злости — Артур даже на шаг отступил. — То есть, ты не замечал, что я четыре месяца ухаживаю за тобой? По всем гребаным правилам? Рук не распускал, ко всем твоим просьбам и желаниям прислушивался, ужины тебе готовил и при свечах кормил, в джакузи купал, массаж делал, кино с тобой смотрел, боясь лишний раз притронуться… Надышаться ж не мог! С мамой даже познакомил, и она тебя одобрила! Да я ни для кого такого не делал!       — Ч-что? — с ошалевшим видом, заикаясь, выдавил Артур.       Так всё это время… этот невозможный босс… не хандрил, а ухаживал за ним? И все эти вопросы про Тоскану и прочее — он всерьез? Артур прокрутил в голове события последних месяцев и замер глупо смаргивающим истуканом. Как такое может быть? Как он мог не заметить очевидного? Но разве после стольких лет безответной и преданной любви можно поверить в такое «очевидное»?       — Но… но… — пробормотал он, окончательно потерявшись в хаосе мыслей и эмоций.       — Что «но»? Я бы и дольше ждал! И продолжал ухаживать, потому что всё уже для себя решил! Но ты мне не оставил выбора! — бесился Кир. — Какие-то там фотографы ищут с ним вдохновения! Полуголым! А ты, Дездемона чертова, и рада стараться! Да я чуть с ума не сошел от ревности! Но разве я тебе сказал что-нибудь? Нет. Я ушел. Успокоился. И решил форсировать события, пока тебя не увели! И что я слышу? «Примите отказ, Кирилл Александрович!» Так вот… Не принимаю! — и он прихватил Артура за лацкан пиджака, притянув его к себе. Вгляделся в его лицо, жадно ощупывая его глазами. Помолчал, выравнивая дыхание. А затем мягко, проникновенным голосом добавил: — Я готов ждать. Столько, сколько скажешь. Но не отвергай меня.       — Почему? Почему я? — обессилев, прошептал Артур, обхватив ладонями удерживающую его руку Кира. — Почему после стольких лет ты только сейчас…       — Дурак? — Кирилл беспомощно улыбнулся, расцепил его руки и прижал к себе, обняв за талию. — Знаешь, я и сам не думал, что однажды замру посреди всего этого бесовского веселья, в которое превратил свою жизнь, и задумаюсь. А что в моей жизни есть настоящего? И как только я задал себе этот вопрос, ответ на него нашелся сразу… Ты. Тот, кто всегда рядом. Тот, кто никогда меня не подводил. Кому я доверяю. Безгранично. Ведь… Я тебя проверял. Не раз. Не мог же я просто так доверить компанию стороннему человеку. Да и жизнь научила, каковы на вкус человеческие подлость и предательство. Но ты ни разу… Ни разу не купился. И всегда оставался на моей стороне. Что бы я ни делал, как бы я себя ни вел. Артур, я устал жить так, как жил. Я хочу… Хочу того, чему так завидую…       — Что именно? — едва слышно, всё еще боясь поверить в услышанное, спросил Артур.       — Хочу семью. Хочу жить с человеком, которого люблю. Быть с ним каждый день. Любоваться его улыбкой, смотреть в его глаза, целовать, заниматься с ним любовью… Я хочу тебя, — тихо произнес Кирилл.       — Меня… — эхом откликнулся Артур. — Я согласен, — решившись, произнес он. И уже сам впечатался в губы Кира.       Чтобы уже в следующее мгновение оказаться в лимузине, который мчал их со скоростью света к Кириллу домой.       В ту ночь Артур узнал, каково это — заниматься любовью с человеком, которого так долго и без шанса на надежду любил. Которого хотел даже благородно отпустить… Как хорошо, что не успел. Ведь тогда бы он не прочувствовал на уровне ДНК, каким нежным и внимательным, и в то же время страстным и ненасытным может быть Кирилл.       И сколько таких ночей у них еще будет! Но эту, первую, Артур не забудет никогда.       Как Кир неторопливо раздевал его, выцеловывая каждый освободившийся от одежды миллиметр его кожи, как дразнил его, флиртуя губами, как трепетно касался и скользил руками по его телу, в восхищении замирая взглядом.       Как отдавался, вынимая из Артура всю душу взамен. Как шептал в исступлении его имя. Как забывался и без конца повторял: «Люблю тебя».       Какими важными и честными были эти слова, окутавшие Артура в теплое одеяло доселе неизвестных чувств и эмоций. Бесконечно приятных и пылких.       Суровый волк сдался, а прекрасный феникс, утратив павлиний хвост, открылся ему своим истинным ликом.       На следующий день Артур выписал Лизе премию, изъял у фотографа все свои снимки, вручив их сгоравшему от ревности Киру, и отдал распоряжение сдать собственную квартиру. Кирилл настаивал на его безотлагательном переезде. И талантливо убедил в этой острой необходимости прямо в кабинете, на директорском столе, куда его завалил Артур, воспламенившись с одного чарующего взгляда феникса.       Да и как устоять, когда Кир так смотрит? ***       Год спустя       — Он контролирует каждый мой шаг, постоянно звонит и пишет смски, — вещал с вдохновенным видом Кир, вольготно развалившись в кресле психолога.       — Кирилл Александрович, может, назовете все-таки истинную причину своего визита? — устало спросил Аркадий Петрович, снимая очки и протирая стеклышки.       — У меня проблема! Мой муж мне не доверяет! — возмутился Кир. — Этой причины недостаточно?       — Кирилл Александрович, для человека с проблемами в личной жизни у вас слишком счастливый вид, — вздохнул Аркадий Петрович.       — Вы плохо читаете лица людей, — фыркнул Кир. — За улыбкой я скрываю боль!       — Ладно. Хорошо. Муж вам не доверяет и постоянно контролирует потому, что в прошлом вы… — начал было психолог, но не договорил — дверь его кабинета распахнулась и на пороге появился тот самый муж. Он же Артур.       — Вот ты где! — воскликнул он гневно, стремительно вошел внутрь, сдернул разом поникшего Кира с кресла и потащил за собой.       — Но! — Аркадий Петрович подскочил из-за стола. — Подождите! Это неправильно. Вы не должны так обращаться со своим супругом!       — А как я должен? — нахмурился Артур. — Я третий день бегаю за этим инфантильным идиотом, притворяющимся взрослым человеком, чтобы отвести его к зубному!       — К зубному? — психолог растерянно сморгнул.       — А вы думали, он на консультацию пришел? — усмехнулся Артур, подталкивая неохотно топающего на выход Кира. — Да он у вас от меня прятался! Потому что до жути боится зубных врачей. Будет время, как-нибудь на эту тему с ним побеседуйте! — и пинком вытолкал супруга из кабинета. Обернулся и уже извиняющимся тоном бросил: — Простите за беспокойство, Аркадий Петрович. Заплачу по двойному тарифу.       — Не стоит. Всё-таки Кирилл Александрович — мой любимый клиент, — профессионально улыбнулся психолог, про себя выругавшись. Он уже давно подозревал, что этот клиент приходит к нему только для того, чтобы поболтать о всякой ерунде, отлынивая от работы. Или прячась от мужа, как сегодня, чтобы не идти к зубному. Или к маме на ужин. Или… Масса поводов.       — Если он будет вам слишком докучать — сообщите мне, — понимающе кивнул Артур.       — Обязательно, — бросил Аркадий Петрович и закрыл за этой парочкой дверь. Конечно же, он ни о чем не собирался сообщать Артуру — уж больно выгоден такой клиент.       Артур же прекрасно представлял себе, чем занимается его драгоценный избалованный супруг у психолога.       Бездельничает. И во всей красе проявляет свою избалованную натуру.       Артур незаметно улыбнулся — он бы соврал, если бы сказал, что подобные выходки Кира его раздражают. Наоборот. Разве его муж не прелесть?       Пусть валяет дурака сколько влезет. Лишь бы продолжал смотреть на него преданно этими волшебными глазами феникса, полными любви и обожания. А остальное не имеет значения.       Волк довольно рыкнул и, приобняв за талию виновато поглядывающего на него феникса, повел его к зубному.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты