Чудо для израненного сердца.

Гет
NC-17
В процессе
144
Размер:
планируется Миди, написано 65 страниц, 15 частей
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
144 Нравится 135 Отзывы 47 В сборник Скачать

Часть 12💜

Настройки текста
Примечания:
— Уснул. — тихо прошептал Чонгук, заходя на кухню. Он долго укладывал маленького Тани, который сразу почувствовал присутствие Чона и проснулся. Мальчик был так счастлив увидеть любимого дядю Чонгука, что не смог уснуть. Долго сидел на коленях мужчины пока не стал клевать носом и Чон решил уложить его в кровать. — Ещё бы уже почти утро? — Хмыкнула Ким, подняв глаза на Чонгука. И о боже, опять это неловкое молчание. Молчание, которое наводило тоску и отдаляло два сердца друг от друга. — Эм, Чонгук, зачем ты приехал? — Начала Элли— Не пойми меня неправильно, просто это как-то странно — отводя взгляд, проговорила девушка. С каждой секундой Элли, становилось всё неуютней. Она безумно хотела сбежать и спрятаться в соседней комнате, лишь бы не видеть эти глаза, ибо темный шоколад прожигал и плавил медовый взгляд девушки. — Да… Элли, прости, что без звонка… Просто я обещал Тани привезти фигурку Железного человека из своей коллекции, но днем не смог, а малыш наверно ждал вот я и подумал, что можно тебе передать…Да, именно так— сам себе кивнул Чон. «Боже Чонгук, ты полный псих, что за бредовое оправдание?»— ругался на себя мужчина. На его бред Элли лишь улыбнулась. — А фигурку я полагаю ты в машине оставил— Заговорщицки прошептала Ким. Чонгук выглядел таким по-детски милым, в жалких попытках оправдать своё позднее появление. Сам не замечая, мужчина, будто испуганный ребёнок закусил нижнюю губу и выпучив свои огромные глаза растерянно смотрел на Элли. — Да именно, так. Ты мне не веришь? — смотря аля кот из Шрека, жалобно простонал парень. — Та-ак, будем считать, что поверила. Не хочешь говорить не надо. Давай кофе что ли попьем, все равно уже не уснуть. На этом и решили. И за стаканчиком кофе разговор впервые пошел. Какой-то непринуждённый и ничего не значащий, но они уже говорили, а не прятали глаза друг от друга. Сначала говорили о фильме, что будто шёл фоном, потом о Сокджне и Ёри, вспомнили студенческие годы и то, как эта парочка не давала никому заскучать вечно препираясь, потом разговор плавно перешёл на Тани и его детство. Элли поведала Чонгуку о том, как она узнала, что беременна, как Тани рос, что любил и в какие нелепые ситуации они с сыном попадали из-за любознательности малыша. Чонгук впитывал каждое слово, каждую смешную историю о сыне, в миллионный раз жалея, что его не было рядом. Девушку было приятно слушать, её голос успокаивал и убаюкивал, постепенно неловкость уже куда-то улетучилась, оставив место для нежности и теплоты. — Элли, почему ты мне не сообщила через Джина, о том, что беременна, ведь ты могла? — Набравшись смелости, задал колющий сердце вопрос— Нет я не в коем случае не обвиняю, ты не обязана была, я во всём виноват, просто — Чонгук на мгновение прикрыл глаза и запустил длинные пальцы в копну чёрных волос—Просто я часто задумываюсь, что бы с нами было узнай я раньше о Тани и я уверен мы бы были отличной семьёй, мечтательно прошептал брюнет. — А я думаю ни к чему бы это не привело — холодно ответила девушка — Чонгук, ты уехал за своей мечтой. Уехал с той, которую любишь, и я не видела смысла привязывать себя и Тани к тебе как балласт. Я думала, что мы не нужны тебе, ведь— девушка сглотнула едкий ком в горле— ведь ты даже не попрощался. — Элли, я хотел очень хотел попрощаться. Я был уже у твоего подъезда, когда позвонила мать Хани и сообщила, что её увезли на скорой. Я помчался сразу в больницу, а когда приехал снова тебя уже не было, вы с Ёри уехали, а потом все так быстро завертелось, столько суматохи с перелётом и документами, я ничего не соображал. Но я с точностью могу сказать вы не были бы для меня балластом и не будете никогда. Ты мне веришь? Чонгук смотрел с такой надеждой и болью в глазах, что сердце Ким защемило. — Верю, Чонгук, верю. И знаешь, последнее время я думаю, что совершила ошибку, вовремя не сообщив тебе о сыне. Я тоже фантазирую довольно часто о том, как бы сложилась наша жизнь, если бы я тогда не струсила. — Смахнув слезы зашептала девушка. Не выдержав этих горьких слёз, Чон вмиг прижал Элли к себе. Она и не сопротивлялась, рыдая в тёплых объятиях еще сильней. Как же давно она не позволяла себе такой слабости. — Прости меня, прости меня пожалуйста, я клянусь больше не оставлю вас— поглаживая по голове шептал Чон. —Скажи, что прощаешь, прошу. — Уже давно простила, Чонгук. И от этих слов сердце Чона совершило кульбит и будто сбросило тяжелый груз, давящий на него. Больше не нужно было слов, говорить было не о чем. Чонгук получил долгожданное прощение, а Элли убедилась, что они с Тани нужны ему, всегда были нужны. Мужчина продолжал успокаивающе поглаживать девушку пока та не засопела у него в руках, а позже и сам провалился в сон, крепко прижав к себе Ким. *** Утро встретило Чонгука ярким солнечным светом, что слепил глаза и счастливым Тани, который полный восторга прыгал на Чоне, будто тот батут. — Дядя Чонгук! Ну дядя Чонгук просыпайся же! — Господи, Тани, ты же мне ребра сломаешь, — счастливо причитал Чон— встаю встаю— закрыл глаза, намереваясь еще немного вздремнуть, но не тут-то было, резко набрав силы Тани прыгнул на грудь к отцу, от чего Чон широко открыл глаза и быстро поднялся с места. — Всё встал. Тани с недоверием посмотрел на заспанного Чона и убедившись, что старший проснулся широко улыбнулся тут же крепко обнимая. — Дядя Чонгук, мама сказала, что у нас сегодня с тобой «день мальчиков.» Это когда мы весь день гуляем вдвоём и играем. — пояснил малыш. — Вдвоём? — удивленно переспросил Чон. Ой как ему не нравилось это вдвоем. Чону хотелось втроём и только втроём. — А где мама? — Она уехала с Тэтэ еще утром на работу. От услышанного Чона бросило в жар, опять этот Тэхён. Злость и старая добрая ревность, которые были его спутниками на протяжении вот уже нескольких месяцев, заключили мужчину в свои объятия. Тяжело вздохнув, Чон попытался успокоиться и переключил внимание на сына. — Тани, пойдем умываться и завтракать, ты голодный? —Нет, мамочка приготовила смородиновый пирог, я съел кусочек. А еще шоколадку совсем чуть-чуть— лукаво прошептал малыш. Чонгук лишь улыбнулся и заключив сына в крепкие объятия, направился в ванну. Пока Тани приводил себя в порядок, ибо со слов малыша он уже взрослый, сам чистит зубы и умывается, Чонгук решил набрать Элли. В том, что Ким сбежала утром от него Чон был уверен, но вопрос зачем, оставался для мужчины загадкой. Элли долго не брала трубку, и он уже готов был разозлиться, как услышал на том конце спокойный голос Элли. — Да Чонгук? — Привет. Я проснулся, а тебя нет— Впервые ему было страшно, а вдруг его пошлют. Мужчина на миг подумал, что вчерашний разговор был плодом его воображения. — Да, Чонгук, извини, что вчера не сказала, но я точно помню, пару недель назад я предупреждала тебя, что мы с Тэхёном поедим на Чеджу по делам, и ты согласился побыть с Тани. Да, Чон припоминал этот разговор, но совсем забыл, что именно сегодня Ким должна была уехать. Но после вчерашнего ему совсем не хотелось отпускать её не то, что с Тэхёном, даже одной. Но поделать ничего Чонгук не мог. Мужчина понимал, что Элли ещё не до конца доверилась, да он ещё и сам не мог поверить в то, что они стали открываться друг другу. Даже во время их недоотношений ребята столько не говорили. Все у них было как-то молча. Чонгук приходил, брал и молча уходил. От воспоминай того каким он был уродом, Чону хочется врезать себе так, чтобы и на лице было видно какой он безобразный внутри. — Да да, я, конечно, помню, отдыхай я позабочусь о Тани— Тихо прошептал Чонгук и отключился, а сердце стало стучать непозволительно быстро, внутри образовалась пустота. Боже, как ему хотелось поехать и забрать Элли и никуда не отпускать, но не имел Чонгук на это права. Решив дать ей еще время отправился проверять сына, ибо в ванне было подозрительно тихо. *** Берег моря был пуст и безлюден и лишь звуки волн нарушали эту пустоту. Элли грустно вздохнула и посмотрела вдаль, где сверкала вода в море. Казалось, оно разделяло с ней все её чувства. Ким любила море, с ним отдыхала душой, а его звуки успокаивали и наполняли новой жизненной силой. Зарывшись босыми ногами в песок, девушка пыталась успокоить быстро колотящееся сердце. Голос Чона во время их последнего разговора был пропитан такой грустью и болью, что Элли будто сама ощутила эти чувства на себе. Утром, проснувшись в объятиях Чонгука, девушка не могла поверить своим глазам. Ей казалось, что Чонгук, так мирно сопевший и крепко обнимающий её— галлюцинация. Ким была напугана. А разум снова вел негласную войну с сердцем. Глупый орган кричал о том, что нужно вернуться в такие желанные объятия, в то время как разум говорил, что нужно опомнится и не пытаться ждать от Чонгука взаимности. Он просто не верил Чону. А сердце? Сердце верило, и просило свою хозяйку дать мужчине шанс. Вчера, пленённая близостью с Чоном, Элли дала волю сердцу и разрешила ему поверить Чонгуку, а сегодня утром разум взял верх. И Ким просто сбежала в спасительную командировку с Тэхеном. Поэтому быстро собравшись девушка уехала, разрешая разуму править чувствами, ибо Ким боялась вновь повторения истории. Ведь Чонгук не говорил ни о каких чувствах, лишь извинялся и просил поверить, а Элли не нужны были его извинения, она простила, уже давно простила, о чём и сообщила ему вчера. Ким нужна была всего лишь любовь, которую она никогда от Чона не получала и не знала получит ли вообще. Сколько Ким не пыталась забыть, ничего не помогло: ни долгие годы, ни забота Тэхена, ни самовнушение о том, что ей уже не нужен парень со вселенной в глазах. Стоило Чонгуку снова появиться в её жизни, и все хрупкие стены рухнули в один миг. За это Ким ненавидела себя и Чонгука тоже. *** — Тани, тебе весело со мной— развалившись на полу и, играя с машинками поинтересовался Чон. — Конечно, дядя Чонгук— воскликнул мальчик. — А ты бы хотел, что бы мама была с нами? Услышав вопрос, малыш подполз к отцу и заглянув в его глаза тихо -тихо прошептал. — Очень… Я скучаю по ней. Чонгук крепко обнял и поцеловал сына в макушку. «День мальчиков проходил прекрасно.» Отец и сын успели погулять в парке аттракционов, пройтись по магазинам и накупить кучу вещей, побывали в любимой Чоновой пиццерии и даже ужин приготовили сами. День был веселым теплым и насыщенным. Но несмотря на присутствие сына, Чонгук не мог выкинуть из головы навязчивую мысль о том, что Элли сейчас наедине с Тэхёном. Чонгук ревновал. Ревновал каждую минуту, каждую секунду. Ему очень очень хотелось, что бы Ким была с ними сейчас. С ними гуляла, ходила по магазинам и готовила ужин. Ему не хватало Элли безумно. Неужели Тэхён победил и она останется с ним навсегда, не дав Чону даже шанса побороться.? И от этой мысли хотелось выть. Но Чонгук не был бы Чонгуком, если бы смирился со своим проигрышем. Поэтому еще пару часов назад Чон взял градусник и нагрел его в горячей воде, пока цифры на термометре не показали 38,7. Сфотографировал и отправил Элли с просьбой срочно приехать, ведь у Тани жар. Сообщение от Элли не заставило себя ждать, девушка написала, что уже выезжает в аэропорт и через несколько часов будет дома. Да, Чонгук поступал нечестно. Но на войне, как говорится, все средства хороши. Положив градусник на место, Чон отправился в комнату к сыну играть в машинки и ждать возвращения к ним Элли. — Она скоро придет малыш, продолжая обнимать сына прошептал Чон.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования