Огурчик

Слэш
PG-13
Завершён
961
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
10 страниц, 1 часть
Метки:
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
961 Нравится 36 Отзывы 83 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
НЕ БЕЧЕНО Игоря Огуречникова Егор Кравцов увидел, как только пришел на работу после двухнедельной командировки. Ни брат Ефим, ни дядя Женя не обмолвились ни словом о новом сотруднике, и некоторое время Егор недоумевал по этому поводу. Потом понял. Игорь Огуречников занимал в их фирме настолько низкую ступеньку, что ни директор и одновременно владелец фирмы, ни его первый зам по финансовым и юридическим вопросам даже не обращали на него внимание. Сам Егор заметил парня, потому что тот, спеша куда-то, едва не сбил его с ног, наткнувшись в узком «предбаннике» офиса. — Простите, — буркнул парень и выскочил на площадку у лифта. Егор посмотрел ему вслед и заметил, что лифт парнишка проигнорил, поскакав по лестнице. — Кто этот… угорелый? — кивнув себе за спину, уточнил Кравцов у флегматичного охранника. — Мальчик на побегушках, — отозвался тот. — Игорь Огуречников. Семнадцать лет, студент первого курса. Подработка на вторую половину дня. Живет рядом, в общаге. — Поняяятнооо, — протянул Егор, направляясь к своему отделу разработчиков. В любимом дурдоме было как-то… тихо. Кравцов даже слегка удивился, а потом понял, что на месте нет вечного балагура и шутника Юрчика. — Где Юрец? — спросил он, сгружая пакет с разного рода каталогами и папками. — В кризисе, — лаконично ответила выкрашенная в синее Бубочка (в миру — Любочка Бублова, смертной ненавистью «обожающая» свое имя). Егор поморщился. Юрец в кризисе — это загул на неделю. А он столько идей привез для новой разработки. — Ладно, пока справимся сами, — проворчал он, делая себе мысленную пометку — проведать Юрку и встряхнуть его. Арт-дизайнер им скоро нужен будет как воздух. Егор как раз вышел к своим «графьям», когда дверь в помещение распахнулась, словно ее открыли с ноги (так оно и было, потому что у вошедшего были заняты руки). — Еда, — лаконично объявил Огуречников, сгружая большую коробку на ближайший стол. Он мазнул взглядом по Егору и, чуть помедлив, удалился. Кравцов спохватился, но кричать свои вопросы вдогонку не стал. — Странный парень, — Бубочка открыла коробку и принюхалась. — Почти не говорит, не улыбается, смотрит так… страшно. Звереныш. Не понимаю, зачем его взяли к нам. — Нам давно нужен был человек для мелких поручений, — Егор помог Бубочке перенести еду в небольшую комнатку отдыха. — Сами же психуете, если приходится отвлекаться на всякую чепуху. Бубочка пожала плечами и покосилась на коллег, которые присоединились к ним: — Это понятно, но почему он? Нелюдимый и похожий на мелкого хулигана. — Я сегодня его первый раз увидел, — Кравцов накинулся на еду. — Если нареканий по работе нет, то пусть себе работает. Но интерес остался. Егор не сидел безвылазно в своем кабинете, а перемещался по офису то к брату, то к дяде, то в серверную или бухгалтерию. И мелкого Игорька встречал довольно часто. Парнишка действительно вызывал странные эмоции и непонятную реакцию. Не очень красивый, худой, бледный, хмурый и немногословный, Игорь не выказывал особого желания общаться. Но с работой справлялся отлично, выполняя самые разные поручения. Как оказалось, его пристроил в фирму один из техников, когда узнал, что должность открыта и не занята. Егор и сам не понимал, зачем выяснял все эти нюансы. Наверное, хотелось больше узнать о том, кого пустили в «дом». Все же промышленный шпионаж еще никто не отменял. Но Игорь оказался довольно скучной и серой личностью. По крайней мере, ничего предосудительного Кравцову на него не накопали. Кроме того, что парень живет один и общежитие получил не как студент, а как арендатор. Да-да, он был студентом, но ему, как местному, место в общаге не полагалось. — У него сложные отношения с родственниками, — сказал все тот же техник. — Я его знаю уже лет пять — нормальный пацан. Не ворует, не наркоманит, учится. А от его тетки я бы и сам сбежал — гадкая бабища. Так интерес к «бледной моли» утих бы сам собой, потому что хилая, тщедушная фигура уже прилично примелькалась, а черная, чуть встрепанная макушка, проплывающая мимо стеклянных стен кабинета, не мешала глубокой задумчивости, но тут Егора угораздило заболеть. Сам виноват: при его слабом горле выпить ледяной воды — это надо было еще додуматься. Сначала он хрипел, потом потерял голос, потом обвесился соплями и затемпературил. Брат выставил его домой еще на моменте потери голоса, и Егор общался с миром с помощью букв. Но, если большинство рабочих моментов можно было решить онлайн, то находилось и такое, что требовало «реала». Один раз с документами заехал брат, дважды прибегала Бубочка, а потом к нему прислали Огуречникова. Было уже около семи вечера, и Егор ждал брата, чтобы вместе все обсудить и поесть. Охранник сообщил, что к нему поднимается сотрудник, но Кравцов прослушал детали, пытаясь справиться с приступом кашля. Простуда почти ушла, но кашель никак не покидал. — Здрасте, Егор Григорич, — Огуречников замер на пороге, сжимая сумку с бумагами в руках. — Привет. А Ефим Григорьевич?.. Впрочем, я ему позвоню, — Егор протянул руку, но Огуречников вдруг потупил взгляд и замялся. — Что? Ты не с договорами приехал? Игорь бросил на него странный взгляд и кивнул, все так же стоя на пороге. — И? — Можно я… — Громче, — Егор вздохнул и покашлял, прикрываясь локтем. — …в туалет. Мне еще ехать… Огуречников не поднимал взгляда, но вся его напряженная фигура говорила о крайней нужде. — Беги, конечно, — Егор отступил назад, впуская парня в квартиру. — Туда… Игорь отдал ему сумку и порысил к заветной дверце. Егор пожал плечами и поплелся на кухню, чувствуя нарастающую к вечеру слабость. Есть не хотелось, но нужно было впихнуть в себя хоть что-то. Едой запахло довольно вкусно, Егор с удовольствием принюхался, радуясь уже тому, что вообще ощущает запахи. О своем госте он вспомнил, когда уже выключил чайник. Удивившись и даже немного разволновавшись (нет, воровать парнишка вряд ли будет, но все же), Егор вышел в коридор и замер. Игорь сидел в прихожей на пуфике, закрыв глаза и неудобно облокотившись головой на стенку шкафа. Руки его обвисли, хотя пальцы еще слабо сжимали шнурок от кроссовки. Плохо стало? Егор быстро приблизился и наклонился к парню. Игорь спал, едва слышно посапывая, а его лицо, утратив некую мрачность, выглядело даже привлекательно. — Эй! Игорь, проснись. Огуречников слабо застонал и с трудом приоткрыл глаза. Шумно вздохнул, принюхался и, расплывшись в широкой улыбке, пробормотал: — Едаааа… Егор слегка отпрянул, глядя на парнишку во все глаза. Улыбка преобразила его худое лицо, сделав мягче и еще моложе. И эти ямочки на щеках… Откуда они на этих впадинах? Игорь осознал, где и с кем находится, потому что сразу же «закрылся», убрав улыбку и ямочки. Егору даже стало не по себе от этой перемены, поэтому он брякнул, не подумав: — Есть хочешь? У меня на двоих… Судя по быстрому и немного нервному сокращению горла, есть Игорь очень хотел. Но Егор видел, чувствовал, что парнишка сейчас откажется… — Очень. Я голоден. Но вы можете дать мне с собой? У меня еще работа не закончена, — Игорь с трудом поднялся и слегка пошатнулся. — Что тебе еще нужно сделать? — Егор нахмурился. — Мне надо вернуться в офис и разобрать коробки с канцелярией. Утром в бухгалтерию нужна бумага, а в ваш отдел… — Поешь и езжай домой. Разберут без тебя. Мне не нужно, чтобы сотрудники выматывались до голодного обморока и полного истощения, — Егор кивнул в сторону кухни. — Руки мыл? Вперед, жрать. Игорь очень старался не спешить, но все же еда с его тарелок улетала быстро. Егор подлил ему чаю и с интересом посмотрел на слегка разрумянившееся лицо. Наевшись, Игорь расслабился, убрал свои «колючки», засверкал чуть раскосыми желто-карими глазами и слабо улыбнулся при виде мелкого печенья. Таким он был больше похож на человека. После того вечера Егор стал замечать, что Огуречников начал чаще мелькать возле его отдела. Иногда он даже спиной чувствовал, как лисьи глаза замирают на нем, смотрят, почти не мигая. Особенно странно это выглядело, когда парень останавливался возле стеклянной стены кабинета и смотрел на него поверх плаката. Хищные лисьи глаза немного… напрягали. Будоражили, вызывая пупырышные мурашки по всему телу. Огуречников почему-то очень не нравился Юрчику, вышедшему из кризиса (запоя), и арт-дизайнер всячески это демонстрировал. До откровенных оскорблений Юрец не опускался, но говорил с Игорем всегда с апломбом графа и гонял по всяким разным мелочам — надо и не надо. Пару раз Егор ловил злые взгляды Огуречникова, направленные на Юрку и думал, нужно ли вмешиваться. Игорь терпеливо сносил все выгибоны Юрца, уходя, чтобы вернуться побыстрее. Бубочку все это знатно веселило, но и она помалкивала. Один раз только пробормотала что-то про Юркины ревновашки, но тут уже Егор не решился переспрашивать. Не то чтобы у него были предубеждения против геев (учеба в толерантной Европе хорошо промыла мозги в этом плане), но на себя эту роль он не примерял. Почти, потому что внешность некоторых мужчин вызывала у него некую щекотную реакцию в органах плодородия. Да и с женщинами он встречался лишь от случая к случаю (уже и забылся крайний из них), но Юрчик? Нее… — Где этот? Мне нужны чернила в принтер, — голос арт-дизайнера отвлек Егора от просмотра нового сценария игры. — Кто? — уточнила Бубочка. Кравцов поднялся с места и встал в дверях, никем не замеченный. — Огурец этот, — недовольно проворчал Юра, не отвлекаясь от экрана. — Какой же он Огурец? — неспешно проговорил Егор, глядя на входящего Игоря. — Огурчик. Парень притормозил и пристально, без улыбки уставился на Егора. Потемневший от эмоций лисий взгляд вынудил Егора немного виновато усмехнуться. Мелькнувшие ямочки на щеках парня заставили его улыбнуться шире. — Я еду принес, — Игорь действительно держал коробку с логотипом ресторана. Он убежал раньше, чем Егор додумался предложить ему поесть… Всю следующую неделю Кравцов натыкался на Огурчика везде, где можно и нельзя. Сначала парнишка смотрел на него настороженно, а потом начал слабо улыбаться. И эта едва заметная улыбка преображала Игоря, делая привлекательнее и интереснее. Даже брат это заметил, подойдя в этот немного неловкий момент. Игорь сразу же ушмыгнул подальше, а Ефим покачал головой: — Такой странный парень. Первый раз видел его улыбающимся. Он даже симпатичный, оказывается. А потом Огурчик не вышел на работу. Егор не сразу понял, что чего-то не хватает, а потом даже прошелся до охранника, чтобы посмотреть, отметился ли Игорь при входе в офис. Не приходил. Не звонил. Трубку не брал. — Это на него непохоже. Игоряша — парень ответственный. Если бы что-то случилось, то предупредил бы, — все тот же техник (знаток Огуречниковых) пожал плечами в ответ на вопрос Егора. — Может, на учебе застрял? Не пришел Игорь и на следующий день. Немного встревоженный и досадующий на себя за странные порывы, Егор попросил водителя завернуть к обшарпанной общаге, где жил Огурчик. Номер комнаты им сдал вахтер, и пришлось подниматься на четвертый этаж без лифта. Водитель косился удивленно, а Егор морщился при виде неприглядного антуража. Да и запахи витали… разные. Как и контингент, бродивший по длинным коридорам. — Что это за общага? — уточнил Егор. — Вроде местного педа, — пожал плечами водитель. — Ага, педики мы, — вмешался в их диалог какой-то парнишка. — Вы к кому? — К Огуречниковому. Где его комната? — Там, — парнишка махнул рукой и быстренько ретировался, передернув плечами. Дверь в комнатушку была немного приоткрыта, и это еще больше встревожило Егора. Он толкнул ее носком ботинка и встал на пороге. Это было больше похоже на тесный шкаф-купе. Узкое, прямоугольное помещение, где стояла койка, крохотный стол с драным пуфом и сбитая из разного цвета ДСП тумба. Одежда висела на плечиках, которые крепились на гвозди, вбитые в стену. И все. Нет, не все. Хозяин комнатушки тоже находился в ней, почти незаметный под тонким одеялом. Игорь лежал, не шелохнувшись, скрутившись креветкой. — Эй, Огуречников! — водитель первым нарушил тишину. Игорь слабо застонал, но голову не поднял. Егор прошел в комнатку и прикоснулся к плечу парня. — Игорь, проснись. Он перегнулся через него немного и откинул одеяло с лица. И едва не отшатнулся, увидев сине-красное месиво. — Огурчик… Кто тебя так? — Кравцов откинул одеяло дальше и прикоснулся к плечу, виднеющемуся в прорехе тонкого свитерка. — Игорь? Огуречников слабо зашевелился, застонал и с трудом лег на спину. Он поднял опухшие веки, посмотрел своими подбитыми глазами и вдруг ярко улыбнулся: — Ты пришел… Улыбка, окрашенная засохшей кровью, ямочки на фоне синяков… У Егора защемило в груди. — Поехали в больницу. Он попытался поднять Игоря, но тот воспротивился. — Мне уже хорошо! Ты — лучшая анестезия… Судя по расширенным зрачкам и немного заплетающейся речи, Игорь явно был не в порядке. — Найди его документы, ключ от этой конуры и запри дверь, — Егор скомандовал водителю и, аккуратно завернув Огурчика в одеяло, поднял его с кровати. Парнишка казался невесомым и даже через слои ткани — костлявым. — Да что тут искать, — проворчал водитель. — Здесь и таракану негде спрятаться. Кстати, тут явно должна быть дорогая техника, я вижу кучу документации. — Украли, — вдруг всхлипнул Огурчик и посмотрел на Егора. — Пришел… тут эти… Забрали все. — Помолчи, потом разберемся, — Егор отреагировал на кивок водителя и вышел из комнатки. Несли Огурчика по очереди, потому что даже при всей своей невесомости, пребывая в беспамятстве, Игорь так и норовил вывернуться из рук. Вахтер проводил их взглядом, но даже не муркнул. Кравцов подумал, что вот так можно вынести не только дорогую технику, но и живого человека. На органы. В больнице Игоря привели в порядок, осмотрели и уложили под капельницу. Раны, в принципе, были поверхностные, но левая рука оказалась с вывихом, а голова — с легким сотрясением. — Он просто очень изможденный, — врач быстро писала список рекомендаций. — Голодание, физическая нагрузка, умственная… Стрессы… Ему бы нормально питаться и отлежаться пару недель. Егор кивнул и, забрав список, заглянул в палату, где оставил Огурчика. Тот, оправдывая свое прозвище, был зеленоватого цвета. В тех местах, конечно, где не было синяков. Он не спал, но больше и не улыбался. Егору это не понравилось, но он понимал, что Игорю сейчас не до улыбок. — Не вздумай убежать отсюда, — Кравцов сел на табурет. — И за деньги не переживай, я оплачу лечение. Завтра заеду, привезу одежду, и ты мне все нормально расскажешь. Спи. — Хорошо. То, что Игорь не возражал и не отнекивался, тревожило Егора. Но обо всем этом он подумает позже. Сейчас нужно было решить пару вопросов. Связавшись со службой безопасности, Кравцов натравил их на общагу и ее жильцов. Утром украденную технику (телефон, ноут, принтер и довольно дорогой графический планшет) привезли Егору домой. От нечего делать Кравцов включил ноут и замер, когда загрузилась заставка, и на него взглянуло его собственное лицо. Это не была фотография, но и рисунок получился своеобразным. Кравцов был в образе паладина, сражающегося с демонами. Порывшись в папках, Егор отыскал еще добрых полсотни своих изображений, а также — огромное количество весьма оригинальных монстров (некоторые были даже плохонько, но анимированные). Парочку он даже прикинул для новой игрушки… — На кого Игорь учится? — даже не поздоровавшись, спросил он в трубку. Разбуженный ни свет, ни заря техник пробормотал: — Игорь? Учитель ИЗО. — Спасибо, — Егор бросил трубку и засмеялся. — Учитель? Учитель?! Отзвонившись брату, Кравцов поехал с ноутом в больницу, по дороге завернув в магазин, чтобы прикупить парню какой-то одежонки. Огурчик при виде него разулыбался, засветился, приподнялся на локте. — Это твои рисунки тут? — Кравцов похлопал по крышке ноута. Игорь с усилием сел на кровати и настороженно кивнул. — Срисовывал или придумывал? — Придумывал, — хрипло пробормотал Огурчик. — Почему не пошел учиться на арт-дизайнера или что-то подобное? — Бюджетные места были только в педе, — Игорь спрятал свои глаза и ссутулился. — Я… работал… Купил планшет. Хотел на курсы, но дорого. — Я помогу тебе с переводом в нормальный универ, — Егор сел на вертящуюся табуретку. — Оплачу тебе учебу. Согласен? Кравцов ожидал отказа, но Огурчик вдруг сполз на пол и почти упал ему на колени: — Согласен! Потом хоть почку вырезайте, хоть раком ставьте, но я согласен! Егор немного смущенно прокашлялся и потрепал Игоря по голове. Тот смотрел с такой твердой решимостью, что стало даже немного не по себе. — Отработаешь потом. На фирме, — прокашлявшись, проворчал Кравцов. — И найди себе жилье получше, я попрошу пересмотреть твою зарплату. — Хорошо, — покивал Огурчик. — А сейчас мне куда? В общагу? — Туда тебе опасно возвращаться… А родственники?.. Понятно, — Егор правильно понял гримаску на худом лице. — Поехали. Начав делать доброе дело, нельзя бросать на полпути, — так думал себе Егор, впуская парня в квартиру. Игорь забился в выделенную комнату и пропал до самого ужина. Наевшись до отвала, Огурчик перемыл посуду без напоминаний, выпил лекарства и ушел спать. Егор думал, что будет чувствовать дискомфорт, зная, что в квартире есть посторонний, но присутствие Игоря его не напрягало. Как ни странно… Огурчик умел быть незаметным, но Егор часто (чаще, чем нужно) сам искал его, чтобы просто проверить. Чтобы увидеть, как сосредоточенное лицо расцветает сияющей улыбкой. Через две недели (довольно насыщенных работой и делами) Егор увидел парня, входящего в его кабинет с самым решительным выражением лица. Выглядел он гораздо лучше, чем сразу после больницы, но именно сейчас — очень бледно. — Понимаю, что это странно выглядит после всего, что произошло, и после того, как я уже согласился и наобещал всякого… Я решил, что надо сказать это сейчас, пока вы не потратили на меня деньги, — Огурчик смотрел прямо и без привычной уже улыбки (эксклюзивной для Егора). — Потому что мне придется уйти отсюда. И… из вашей квартиры тоже. — Почему? — удивился Кравцов, поднимаясь с места и обходя стол. — Что-то случилось? Проблемы? — Я вас люблю, Егор Григорич, — с суровой миной на лице выпалил Игорь. — Это не шутка и не каприз. Я… давно уже… Когда вы… увидели меня. До этого я думал, что так и буду… офисной серостью. А вы… меня видели. Но я понимаю, что мне нельзя теперь тут оставаться. Если бы я просто отрабатывал помощь — это одно. Но я знаю, что не смогу удержать в себе чувства. И вы вышвырнете меня сами. Тогда я останусь вообще без всего. Кравцов пристально посмотрел в решительные лисьи глаза и хмыкнул: — Ты хочешь уйти? Или должен? — Я не хочу уходить, но должен. — Огурчик, — Кравцов подошел к парню и осторожно положил руки ему на плечи, легко сжимая пальцы. — Если ты не хочешь уходить, то оставайся. И мое предложение по поводу перевода остается в силе. — Но я… Я же сказал вам… — карамельные глаза слегка расширились. — Ладно, тут вы меня еще потерпите… немного. Но дома… «Дома». Это слово Огурчик произнес с каким-то трепетом, и Егор понял, что он имеет в виду его квартиру, где жил эти две недели. — Давай сделаем так, — Кравцов легко встряхнул парня. — На работе целоваться ко мне не лезь и не кричи о своей любви на весь офис. — Я и не планировал, — Огурчик хоть и смутился, но взгляд не опустил. — Дома… пока ты не нашел другое жилье, я тебя выгонять не буду, — Егор едва удержался от очень глупого поступка (сам же запретил целоваться в офисе), когда Огурчик широко, счастливо и очень открыто улыбнулся. — Иди, работай. И дорисуй уже того зверя, мне он весьма интересен. Кравцов повернулся, чтобы сесть за стол, и замер, когда Игорь негромко спросил: — А дома? — Что? — Дома я могу лезь с поцелуями и говорить о любви? Егор бросил взгляд на него через плечо, секунду помедлил и хмыкнул: — Хочешь так отработать свою учебу? Игорь подошел ближе, посмотрел с каким-то голодным нетерпением и сказал: — Если вы возьмете эту оплату. Но учтите, что в один прекрасный момент вы рискуете увидеть меня на вашем члене, — щеки Огурчика были красными, но лисий взгляд полыхал решимостью и чем-то таким, от чего у Егора внутри все сладко сжалось. — Пожалуй… Рискну. Следующие несколько дней Кравцов занимался переводом Огуречникова в другой вуз: раздал взятки и договорился о зачислении без закрытия академической разницы. Брат немного насмешничал, спрашивая, не собирается ли Егор усыновить Игоря, но Кравцов лишь посмеивался. Вряд ли у них с Огурчиком что-то получится, хотя парнишка был Егору весьма интересен со всех сторон, но… Спустя два года Игорь все так же жил в квартире Егора, но теперь на правах второго хозяина. Спустя три года создал персонажей игры, поднявшей рейтинг их фирмы на десяток пунктов вверх. Спустя три с половиной года Огурчик довольно жестко выжил перешедшего все границы и рамки Юрца. Спустя пять лет Игоря Огуречникова признал даже разочарованный в племяннике Евгений Федорович. Спустя шесть лет они едва не расстались, проявляя характеры. Спустя шесть с половиной лет Егор основал свою отдельную фирму, как того хотел Огурчик. Спустя десять лет Кравцов все еще был уверен, что влюбился в своего лисенка-дьяволенка первым. С первой улыбки)
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты