,Белоснежные Астры,

Слэш
PG-13
В процессе
6
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 5 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

❅·.⍣Зимняя Встреча`

Настройки текста
      

Зима, тлеющий повсюду мороз омывал тоскливый городок. Что от снега оставалось, то и в землю вновь впитывалось. Лишь огненные, тёплые фонари делали улицы малость ярче и чуть живее. Ветер оживленно игрался с облетевшими деревьями, на которых царствовало белое зазимье. Период постоянного мороза, кажись, никому не удавалось проживать с утехой. Но, иногда, людям не нужно тёплое одеяние для того что-бы согреться под давлением морозца. Ведь никто не в силах согреть свою собственную душу, будучи совершенно позабытым, ограждённым от самой своей сущности.

      

{☁}

      Одного такого зимнего вечера, по тихим, словно спящим улицам, шёл юнак. Его можно было спроста заметить не вооруженным оком, ведь он смотрелся будто уголёк на фоне белого, тающего снега. Худые, тонкие, уже посиневшие от холода руки юноши, будто обнимали хозяина в надежде хоть малость согреться. Видимо, он идёт уже достаточно долго. А ступал он, в гости к своему верному товарищу, от которого и получил приглашение, по имени Лючино. Работягой был тот, времени толком и не находилось что-бы навестить друг-друга. Это было неожиданной и волнительной новостью для юноши. Именно из-за этого, на его лице была незаметная, тёплая улыбка, которую он скрывал утыкаясь в бархатный, алый шарф. Мороз его не пугал, много чего он уже повидал.       За каждым шагом, он оставлял позади след от своих туфель, и незаметный, лёгкий дымок который мгновенно растворялся в воздухе. Вскоре, он добрался до скромного, не отличающихся от других 9-ти этажного дома, вокруг которого в тёплые сезоны всегда растут пушистые кусты, и мертво-бледные астры. Собравшись с духом, едва касаясь кнопок своими исхудалыми пальцами, он набрал номер в домофоне. Через несколько секунд, был слышен чуть строгий, но медленно превратившийся в нежный голос который промолвил «Поскорей входи, ты небось вновь замёрз.». Дверь открылась, и юноша со смешком зашёл внутрь.       Подъезд выглядел довольно уютно, тёплый свет охватывал помещение, а по краям стояли цветы. Добрые хлорофитумы, со своими долгими, припавшими вниз, а по краям светлыми листками. Маэстро встряхнул со своих тёмных туфель прилипший снег, и начал подниматься по ступенькам, охватывая замерзшими руками тёмные перила, на которых уже отходила краска. Дошевши до квартиры, прежде чем постучаться, он поправил своё старинное пальто, а одну из своих кудрявых прядей спрятал за ухо.       Дверь неожиданно открылась сама, на пороге стоял профессор. Он был одет в лёгкую желтоватую рубашку и его фирменные клетчатые бурые брюки. Его тепло-рыжие волосы были собраны в простую косу, а пах он ароматными нарциссами. Видно, что он готовился к встрече. Лючино нежно ухмыльнулся, и поприветствовал товарища объятием, после чего дал пройти в квартиру.              «-Антонио.. Рад тебя видеть. Чую, что на улице становится всё холоднее, не правда ли?»              Спросил профессор, пока закрывал квартиру и после помогал Антонио аккуратно снять пальто.       Юноша в свою очередь, покрылся мягким румянцем, и отвевши взгляд в сторону задумался над ответом.              «-Всё верно, друг мой. Морозы никак не утихают, тяжкая зима в этом году нам далась.»       «-Увы, никого не щадит. С каждым годом, она становится всё суровее и суровее.» — Лючино опустил свой уставший взгляд, и пару секунд подумав, спросил;       «Не сильно замёрз? Я заварил чаю.» Он взял одну из рук маэстро, проводя своим большим пальцем между его. Холод его полностью пронзил от одного лишь прикосновения.       «-Нет-нет, всё в порядке, мороз никогда на меня бурно не влиял.» со смешком ответил тот, заметнее покрывшись румянцем.       «Но, всё-таки не откажусь от лишней чашки чая, благодарю.»       «-Противоречив ты как обычно, друг, ведь так часто болеешь. Что-ж, прошу пройдём.»       Лючино, не опуская тёплой ухмылки, повесил пальто с шарфом на крючок, и аккуратно взяв Антонио за плечо, провёл в зал.              На столе стояли две прозрачные чашки, на которых были изображены яркие узоры с цветами. В одной из чашек находился чёрный, пряный фруктовый чай с лесными ягодами, а в другой ещё горячее, только заверенное кофе. Зал выглядел соответственно уютным и большим, во всех местах стояли растения, а полки были заполнены запыленными старинными книгами. Вечерние, тёплые лучи попадали через окна квартиры, солнце медленно заходило за спину тоскливых, старых домов.       

{☁}

      Юноши вдвоем сели на мягкий, скрипучий диван. Антонио с облегчением выдохнул, и скорбно опустив взгляд начал разглядывать свои руки.              «-Сколько же времени мы упустили.» Закрыв на пару секунд глаза, юнак вновь задумчиво вздохнул, и затем краем глаза взглянул на профессора.       «Как сам поживаешь?»       «-Гм.. Увы, работа, Тонио, в работе весь я. Тяжко в наше время содержать себя, даже за усердную работу не дают допустимого гроша, чёртовы гады!» Недовольно и строго фыркнул тот, скрестив руки. Улыбка на его лице переросла в озлобление.       «-Тише, тише..» Маэстро подвинулся чуть ближе к товарищу, и с неким испугом начал нежно поглаживать его плечи, стараясь утихомирить озлобленного друга.       «Эта постоянная работа и нагрузка до хорошего тебя не доведёт, Лючи.. Тебе нужен малый отдых. Ценителей такой гениальной работы как твоей множество, увы лишь в нашем городке никто не воспринимает тяжкий труд.»              Лючино чуть успокоился, немного расстроившись от безысходности он вздохнул закрыв лицо рукой.              «-Никому ничем не угодить, это суровое правило жизни. Увы, в каком-то смысле ты прав. Ох, как я же мечтаю об отдыхе от общества, от всех этих людей.»       Профессор расслабил свои плечи, и опустив руки загляделся на полку с драгоценными книгами, рядом с которыми на стене висели все его детские награды с грамотами. Маэстро, не спеша прижался к обеспокоенному товарищу, и облокотив свою голову об его тёплую руку продолжал уже гладить одно плечо, но медленнее.              «-Пока мы вместе.. Ты можешь позабыть о своих невзгодах. Всё-таки, мы на то и верные, близкие товарищи что-бы подавать помощь в трудную минуту.» Неуверенно сказал мастер, ухмыльнувшись.       «Жизнь тяжка, талантливых не любят, а гениев люди тем-более ненавидят. Но, сами гении ценят друг друга.»              Лючино покрылся тёплым румянцем, и в неком недоумении чуть нахмурился, но всё-таки размяк под влиянием маэстро. Краем глаза, он взглянул на юношу, пока тот витал в облаках и смотрел в одну точку. Какое-то странное чувство пронзало его с ног до самой груди, не любил профессор давать людям шансы, да и в целом остерегался их, но что-то заставило его задуматься о своих суровых взглядах. Несколько минут царила тишина, как вдруг своим тихим, мелодичным пением маэстро её прерывает. Его пение будто гипнотизировало профессора своей загадочностью и умиротворением, поэтому тот начал медленно прикрывать глаза, внимательно прислушиваясь к нему. Антонио взялся за уже остывшую чашку чая, и отпил половину, продолжая напевать мелодии, которые сам придумывает на ходу. Он с улыбкой взглянул на товарища, который уже так тихо, будто мышь сидел позади него, а тот уже по видимости почти что засыпал. С его носа нелепо упали очки, а сам он выглядел растрёпанным и достаточно уставшим, покоя ему никогда не было. Пение маэстро медленно затихло, и он со смешком начал пытаться будить своего собеседника.              «-Лючи.. Лючино! Очнись-ка, чего ты так задремал?»       Юнак поправил его спавшие золотые очки, нежно проводя рукой по его веснушно-покрытой щеке.       Профессор вдруг очнулся, ведь крепко уснуть точно не мог. Открыв глаза, он увидел перед собой своего тепло улыбающегося товарища. Ох, его тёмные, грустные глаза так и не давали вновь вспоминать о тех мировых проблемах что терзают его по сей день, а улыбка напоминала старое доброе благословение родной матери. Хотелось бы смотреть на него вечно, никакое успокоительное не могло так сильно подействовать на строгого профессора, как делает этот некий музыкант. Что же это за чувство? Гадал профессор в своём дневнике, и в записях с мыслями.       

{☁}

      Он вот-вот хотел приблизится к лицу своего маэстро, взявши его за обе щеки, периодически нежно гладя шею. Лючино совсем не понимал, что же с ним на самом деле происходит. Что за неведомая эйфория охватила его при обычной встречи с давним другом?       Антонио был в полном недоумении, профессор выглядел довольно подавленным буквально пару минут назад, а сейчас он будто наконец сумел-таки расслабится. Что, конечно, порадовало юношу, и он лишь тепло хихикнув переложил свои руки на те, которые гладили его.              «-Профессор.. Так почему же вы меня пригласили навестить вас спустя столь долгое время?»       Всё давно терзал этот вопрос юного маэстро, с того момента как получил приглашение.              Лючино продолжал тепло улыбаться, и спустя пару секунд опустил руку на тонкую, исхудалую талию товарища, а другой уже гладил его расслабленную руку.       «-Что-же.. Своих преданных друзей нельзя забывать, я и на самом деле скучал по тебе. Я давно хотел вновь поговорить с тобой, да и скоро вот-вот будет новый год, особенное событие. Эта работа никогда не даёт мне покоя, не мог же я упустить этот шанс. И.. пока у меня длится отпуск, я бы хотел провести этот праздник вместе, и рядом с тобой, Антонио.»              Профессор задумчиво опустил взгляд, и тщательно обдумав свои следующие слова, вздохнул и уверенно выпрямил спину.              «-Но.. самое главное для чего я пригласил тебя, это для того что-бы разъяснить кое-какое дело, которое терзало меня с самой нашей первой встречи, когда мы только познакомились. Как-бы странно это не звучало, прежде чем я скажу это, пообещай что ты не оставишь меня одного после услышанных слов.»              Антонио значительно удивился, уже поскорее желая узнать что на этот раз задумал профессор. Немного даже возмутившись, он твердо промолвил;       «-Нет-нет! Я ни в коем случае тебя не оставлю, что-бы то ни было. Прекращай так думать, это унизительно даже слышать. В чём же дело, друг мой?»              Лючино ещё пару секунд неуверенно оглядывал маэстро, начиная с его лица на котором присутствовали соблазнительные, четко выраженные скулы, алые губы и грустно опущенные печальные, тёмные ресницы. И опускаясь до тела, на котором выпирали грубые кости, скрываясь под чёрной, прозрачной блузкой. Вскоре, он решил, что уже нечего терять, и убежденно признался;              «-Как-бы ты отреагировал, если бы я признался в том, что без тебя я бы точно не выдержал и дня?»              Паганини покрылся сильным румянцем, приоткрыв рот, уже осознав что тот имел ввиду. Словно теряясь в тёмно-изумрудных глазах профессора, юнак не знал что сказать. Они оба смотрели друг другу прямиком в души, с одинаковым румянцем на замерзших от сквозняка щеках. Этот момент длился словно вечность, ни одного слова не было промолвлено, они лишь пристально заглядывались в чарующие глаза друг друга. Между ними будто проскочила некая искра, это чувство было завораживающим, и одновременно частично ласковым.       Товарищи начали неосознанно приближаться друг к другу всё ближе и ближе, отдаваясь своему окутанному неизвестным чувством подсознанию, медленно прикрывая глаза.       Они оба стеснительно тянулись к манящим губам друг друга, обстановка накалялась с каждой секундой, и сердце билось в тревожном ритме. И вот, их нежные губы соприкоснулись. Профессор отдал малость своего тепла к холодным губам маэстро, чуть грубо полностью прижав его к себе за талию, впустив в ход свою вторую руку, которая нежно гладила и прижимала к себе ещё и исхудалую спинку товарища. Антонио в это время вовсе не сопротивлялся, и полностью отдался другу, от волнения со стеснением сжав свои хрупкие ноги, чувствуя некий оргазм от происходящего, из-за чего они начинали чуть дрожать и покрылись неожиданными мурашками.       Эти чувства, они были совершенно новыми для столь близких друзей, чувствовалось совершенное блаженство во время неловкого, но настроенного поцелуя.              Спустя некоторое время, страсть начала затихать, и медленно расставаясь с нежными губами, профессор первый приоткрыл глаза взглянув на Тонио с ухмылкой, полностью покрасневший и счастливый от удовлетворения близости. Но, такой же взволнованности на лице товарища он не увидел, что привело его в ступор и некое тревожное волнение. Антонио сразу же неловко отвёл взгляд, будто его что-то вдруг затревожило, и маэстро, неуверенно опустив руки с плеч профессора, резко закрылся руками что-то бормоча под нос.              «-Ах, тэсоро.. В чём дело? Этот поцелуй..»       Уже обеспокоено спросил Лючино, ослабив свою руку на его талии, другой уже начав гладить товарища по макушке.              «-Это было так.. Странно. Чувствовалось так не правильно, неожиданно. Ах, но как же.. Приятно.»              

Антонио постепенно начал расслабляться. Вздохнув, он убрал руки, и расслабив ноги уткнулся лицом в плечо Лючино, тихо хихикая и внюхиваясь в сладкий аромат его парфюма. Даже если не брать во внимание то, что он не до конца понимал, что произошло, он всё-равно прочувствовал эту невероятную, сладкую любовь.

      

«На этой встрече они перешли в более важный этап отношений для друг друга.»

      

Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.