The Wilbur Van (Hitting on 16)

Джен
Перевод
PG-13
Завершён
55
переводчик
Cinegriv сопереводчик
kkouwel сопереводчик
addict.with.a.pen сопереводчик
versee сопереводчик
стайн виллс сопереводчик
StrangeGuyBi бета
Автор оригинала: Оригинал:
Пэйринг и персонажи:
Размер:
18 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
55 Нравится 13 Отзывы 5 В сборник Скачать

The Wilbur Van

Настройки текста
Примечания:
The Wilbur Van: Act 2 Stream 1: The view from the bottom of the ladder — Нет, нет, нет, это хороший план, Уилбур, - сказал Томми, бездельно пиная песчаную грязь около фургона с бургерами, - Просто ты выглядишь как тупица, строя дорогу, которую никто даже использовать не будет. – он поднял глаза и ждал реакции. Полдень был довольно жарким, а буйное солнце искрилось где-то высоко в небе. Уилбур чуть ли не рыдал от усталости, один за одним помещая чёрный и пузырящийся бетонный порошок в пески. Термостат был его врагом, а город идиллически мерцал вдалеке, словно мираж. У него был простой план в голове - подальше от Квакити построить «обьезд» что будет вести прямо к фургону Уилла с бургерами, ведь там, как никак, находится более аппетитная еда для уставшего в пустынях странника, чем в Лас-Невадас. Люди были бы в восторге, стекаясь отовсюду, чтобы попробовать сочный стейк, поджаренный с американским сыром, хрустящим красным луком, салатом и парочкой ломтиков помидора. По крайней мере, он на это надеялся. Уилбуру доводилось пробовать бургеры в Лас-Невадасе, и они были хороши. Очень даже хороши. Ранбу, конечно, был бы в состоянии конкурировать, но ему нужен правильный маркетинг и умение распределять свою энергию. Он бы показал Квакити, кто по-настоящему лидер в этом деле, однако большой проблемой, с которой он столкнулся, была недоступность и инфраструктура. — Заткнись, Томми, - Он сплюнул, стоя на коленях, во время сглаживания еще одного пузыря воздуха с дороги, - Люди определенно будут ею пользоваться. Я поспрашивал, все говорили, что с радостью пришли бы в Уилбургер, если бы только знали, где он. — Это потому, что они опасаются очередного подрыва их города, - пробормотал Томми. — Потому что они не хотят, чтобы у Квакити была монополия, Томми, - Уилбур был явно истощен, несмотря на незначительный прогресс в работе, - Они понимают всю опасность неконкурентоспособной экономики. — Сам ты неконкурентоспособная экономика, придурок. - ответил с гордостью Томми, улыбка парня быстро расплылась по лицу. Уилбур же в ответ на это лишь обернулся и глянул на собеседника, его глаза заметно горели яростью. — Что? - протянул Томми, - Господи, мне так скучно. Ты ведь не подал еще ни одного бургера за все то время, которое ты занимался этой херней с фургоном. Уилбур приостановил работу, перенеся вес тела на обе ладони, вдавленные в песок. — Принеси побольше бетона, Томми. – буркнул Уилл. Томми не ответил. Первый резко повернул голову, слегка прищурился из-за солнца за силуэтом Томми и молча вглядывался, ожидая ответных действий. Силуэт кивнул и смылся вниз по холму, обратно в палатку снабжения. Прошло 4 часа, но казалось, что 10. Уилбура успела потревожить целая дюжина скорпионов, а королевская кобра чуть не положила конец всем усилиям, но Уилбур все же упорствовал. Дорога должна быть и будет феноменальной. Куртка и носки Уилбура валялись мокрой потной кучей на перекрестке, пока он разглаживал неподатливую выпуклость на краю дороги. Томми принес ему бетон и стакан воды. Уилбур смиренно взял обе вещи, наблюдая за уходящим к фургону другом. Через пески города Квакити наблюдал за Уилбуром с вершины своего ресторана. Он был в костюме, без галстука и лениво возился с покерной фишкой, которую отхватил себе во время строительства казино. Он не видел угрозы в действиях Уилбура. Так почему же он все ещё чувствовал столь сильное напряжение в висках всякий раз, когда тот собирался организовать свое новое предприятие? Квакити не мог определить, было ли это чувством вины, ревностью или просто раздражением по поводу этой пресловутой мухи, жужжащей «вокруг его супа». Он принял решение - нужен план. Видите ли, у разума есть странная манера заставлять человека реагировать даже в ситуациях, когда бездействие принесло бы ему пользу. Разум всегда хочет полить водой горящий жир, подъехать к аэродинамическому стойлу, либо поковыряться в струпьях. Квакити же всегда чувствовал желание отреагировать на своего врага. Уилбур получил предложение Квакити о встрече сразу после того, как проложил половину пути. Ирония судьбы в том, что Уилбура пригласили в прохладный ресторан Лас-Невадаса, как раз в тот момент, когда палящее солнце опустилось к холму и постепенно начало исчезать за горизонтом. Уилл улыбнулся и закашлялся, позже поднявшись на ноги и направившись к поблескивающим огням города. Парень даже подумал, что линия горизонта Лас-Невадаса абсолютно пуста. Беспорядочно подпертая посреди пустыни и скрепленная бетоном и лентой: мало что может быть потеряно, если торнадо пронесется через все это место. Он даже успел написать об этом стихотворение, игнорируя занудную болтовню Ранбу: Я - золотой перелив, Я - картина лилии, Я - дробление песков, Я - яростный поток нежности, Я - дразнящий серебряный свет, проникающий в небо и оставляющий шрамы, Я - остаток надежд и мечтаний всех хороших людей, приходящих умирать, Я - хромированный кинжал хирурга, Я - напыщенный Лас-Невадас. По прибытии Уилла, дискуссия его и Квакити быстро переросла в спор. — А для чего? – Уилбур психопатично закричал, вскочив на ноги и широко раскинув руки, - Ты снова меня свергнешь? Что, хочешь забрать мой фургон? Так бери! - он хлопнул ключом по столу, что отдалось неприятным и громким эхом по пустому ресторану. — Уилбур, мне не нужен твой фургон, — спокойно выдал Квакити. — Забери его! — Уилбур, он мне не нужен. Воцарилась тишина, Уилл осторожно дышал сквозь стиснутые зубы. Никто из них этого не знал, но игла ресторана только что повернулась в 5000-й раз. Квакити просто спросил Уилла его мнение о здешней еде, что моментально переросло в спор о компетентности шеф-повара, затем о компетентности Квакити, а затем о аморальном поведении Уилбура. Все, что Квакити хотел спросить - может ли он забрать свою куртку у собеседника. — Тогда что тебе нужно? - вопрошал парень, неопределенно жестикулируя в сторону несуществующих посетителей ресторана, - У тебя есть мои деньги, мое время. Черт, я бы даже сказал, что ты привлек мое внимание, - Квакити бросил недоуменный взгляд на собеседника и тот остановился, - ...что для меня слишком. Уилл откинулся на спинку стула. Случайный прохожий, вероятно, подумал бы, что Квакити угощает грязного бездомного роскошной едой. Тарелки были пусты, но только Уилбур подавал признаки того, что поел. Пятна от пюре упрямо остались на уголках его губ и рубашке. Квакити же посиживал с чистой салфеткой у горла, которую он использовал в качестве слюнявчика. — О, я понял, тебе нужно мое достоинство, так? — предположил Уилбур. — Мне не нужно твое достоинство, Уилл, —Квакити выдохнул, теперь лаконично, устав от наглости оппонента. Он натянуто улыбнулся: — Кроме твоей куртки, мне нужна еще и твоя мудрость. — Ох! Моя мудрость? - Уилбур вновь вскочил со стула, - Заинтересовался, да? А как насчет того, чтобы перерубить мне голову мясорубкой и выскрести мой мозг? - Уилбур криво усмехнулся. — ...или может лучше киркой? — Садись, Уилбур. – рявкнул Квакити, после чего Уилл фыркнул и послушно уселся обратно. — Дело в том, что управлять нацией трудно, - начал Квакити. Уилл лишь апатично закатил глаза, — От тебя зависят множество людей, они доверяют тебе свои жизни, свое время, будущее... Это клише, но они расплачиваются кровью, а потом и слезами. — И я не думаю, что смогу подарить своим людям лучшую жизнь в одиночку. – продолжил парень, — Как ты уже, вероятнее всего, догадался, я хочу предложить тебе работу. - Эта фраза взбудоражила Уилбура, и у него, наконец, появилось желание слушать болтовню Квакити, которую до этого он считал бессмысленной. — Ты доказал, что больше не такой непостоянный, каким был раньше. Ты не представляешь для меня угрозы, и я думаю, что ты готов вернуться в правительство. — Вернуться в правительство? — спросил Уилбур. — Что... но в чем подвох? Если я… — Никакого подвоха, - Квакити прервал его, положив контракт на стол. Рукописный пергамент проверен, разрешен и проверен вновь таким тщательным образом, каким лишь Квакити мог его выполнить. Вилбур недоуменно сделал паузу и впервые за долгое время почувствовал себя униженным. — Я не думаю, что смогу управлять твоей страной, Квакити. — мягко сказал он, – Я ценю уважение, которое ты должен иметь ко мне, чтобы поставить меня во власть, но я не думаю, что моя репутация даст кому-либо то душевное спокойствие, о котором ты так мечтаешь. — Я так и останусь президентом, – ответил Квакити. — Но тогда я должен быть за кулисами, верно? Как люди будут доверять своему правительству, если в один день закулисье распахнется? — Ты не останешься за кулисами, Уилл. —Тогда что ты имеешь в виду? – парень выдохнул, эти слова сорвались с его губ и застыли в краткосрочной тишине. — Ты был бы таким же подставным лицом, в точности, как и я. – отметил Квакити, — Мы будем работать вместе. — Ты хотел бы стать частью еще одной коалиции, так? – поинтересовался Уилбур, — Сложный вопрос, я... я думаю, что, если бы я был во власти какой-либо страны, я бы хотел править ею один. — Править? – Последовала еще одна пауза, Квакити на мгновение казался таким же сбитым с толку, как и Уилбур, прежде чем его глаза загорелись. Первый усмехнулся: – Боже, нет, Уилбур. Ты бы не стал управлять Лас-Невадасом. Униженное выражение лица Уилбура постепенно начало спадать. — Ты будешь моим вице-президентом! Внезапно мир рухнул перед обоими. Слова упали, как топор, делящий весь SMP на две идеальные половины. Какое совпадение: смертоносная гильотина, казалось, попала точно в центр черепа Уилбура, и какое совпадение, только Уилбур почувствовал, что это действительно произошло. — Ты ради этого меня сюда притащил? –ответил Уилбур дрожащим голосом, пытаясь сдержать подступающий гнев, – Ты считаешь меня всего лишь вице-президентом? — Да, я считаю тебя квалифицированным лидером. – спокойно ответил Квакити. — Ты хоть понимаешь, насколько оскорбительна твоя попытка благотворительности в мою сторону? — Напротив, я не думаю, что это оскорбительно. Не забывай, что когда-то я тоже был вице-президентом. – Квакити усмехнулся. — Вот именно, я не могу так низко опуститься, – Уилбур стукнул кулаком по столу и приподнялся. — Уилбур, ты бредишь. — Ха, – ответил Уилл, насмехаясь над интонацией Квакити, – «Уилбур, ты бредишь!» Квакити, ты забываешь, что стоишь рядом со мной. Ты в моей тени. Так действуй как подобается. Уилбур продолжил: — Может быть, это и не совпадение, что каждая идея под твоим руководством, потерпела неудачу, – Следующее предложение он проговаривал медленно, выделяя каждое произнесенное слово, – Ты - ходячая медаль за второе место. — Тем не менее, именно ты проиграл выборы, даже в тот момент, когда их пытались сфальсифицировать. – Недовольно рявкнул Квакити, словно хлыст, почти сразу после того, как Уилл закончил предложение, — Убирайся прочь. — Ты меня выгоняешь? – ярость Уилбура сменилась беспокойством. — Именно, проваливай. Последовала недолгая пауза. Уилбур оглядел ресторан, попутно собирая все, что мог, прежде чем его выгонят. — Квакити, как насчет того, чтобы организовать для меня возможность возглавить одну из ветвей твоего правительства? – Уилбур, казалось, умолял. Однако Квакити был непоколебим: — Любые другие слова, использованные в твою защиту, будут лишь пустой тратой времени для нас обоих. — Слушай, Квакити, ты же умный человек... - Парень отрезал, — Если бы ты действительно ценил мой интеллект, тебе не пришлось бы напоминать мне об этом. — Ты же понимаешь, что если я сойду с ума, тебе больше никогда не придется обо мне думать, я... — Я вообще о тебе не думаю, – Бросил твердо Квакити. Лицо Уилла резко помрачнело. В ресторане повисла глухая тишина, которую кроило лишь тихое поскрипывание вращающихся шестеренок. Пара секунд, и Квакити расколол нависшее безмолвие: — О, Уилбур. Как приятно, небось, иметь разум, не обремененный отвращением. Лифт противно звякнул и открылся прямо перед ним. Сквозь кажущийся онемевшим красный туман Уилбур каким-то образом сумел провести указательным пальцем по кнопке на первом этаже и, удерживая ее в течение десятка секунд, что сторонний наблюдатель счел бы «сомнительно долгим», отпустил его. Томми уже ждал его внизу ресторана, лениво пересыпая песок между двумя руками. — Уилбур! Ну как оно? — интересовался он, вставая и направляясь к ошеломленному Уиллу, — Ты отвлек его? Я бы с удовольствием сделал это самостоятельно, однако у меня непригодное для этого телосложение. Уилбур промолчал, глядя мимо Томми на опрокинутый стул в патио, покрытый песком. Он улыбнулся, покачал головой и изрек: — Некуда идти, кроме как наверх. The Wilbur Van: Act 2 Stream 2: Horseplay Ранбу скучал по множеству вещей дома. Нахождение на окраине — это еще не все, на что он пошёл из-за уговоров Уилбура. Он скучал по дому, скучал по Таббо и скучал по Майклу. И все же Ранбу что-то видел в Уилбуре. Он видел человека, изо всех сил пытающегося сохранить своё наследие, и человека в самом низшем положении, пытающегося добиться искупления своих грехов. Но, к сожалению, он также видел человека с ненасытной гордостью, человека, который был живой бомбой, готовой взорваться в любой момент, и, что самое страшное, он видел в нем частичку себя. Таббо вышел из задней части бургер-бара в Лас-Невадас и наткнулся на Ранбу, сидевшего на холме. — Ой! Привет, Ранбу, - прощебетал Таббо, выбрасывая мешок для мусора, полный старой еды, в мусорный бак. — Хэй, Таббо! - Ранбу помахал ему в ответ. — Снова тусуешься у мусорных баков, да? — Ты меня знаешь, - Ранбу почесал щеку, и между ними повисла неловкая тишина. Ранбу хотел сказать Таббо, что скучает по их встречам. Наверняка Уилбур не возражал бы, если бы они просто прогулялись между сменами? — Эй, я хотел спросить… - сказали они оба в унисон и рассмеялись. — Ты первый, - настаивал Ранбу. — Хорошо! Я хотел знать, не хочешь ли ты зайти в ресторан поесть? Большой Кью сказал, что после окончания моей смены я могу приглашать кого угодно, если они купят что-нибудь не менее чем на 20 долларов, - Таббо улыбнулся, и Ранбу почувствовал волну облегчения. — Я собирался спросить тебя почти о том же, - сказал Ранбу. — Действительно? - Таббо недоверчиво закричал. — Да, я бы… мне нужно спросить Уилбура, я не думаю, что он заинтересован в том, чтобы я болтался в городе. — Я могу принести тебе еду! Мы можем есть за границей! - предложил Таббо. — Смотри! Я даже могу принести стол и стулья, и мы можем столкнуть их с холма в конце нашей трапезы и посмотреть, какой из них катится дальше всех! У меня есть теория, что стулья будут двигаться дальше просто потому, что у них высокая закругленная спинка, а столы могут двигаться только до тех пор, пока не приземлятся на свою верхнюю сторону. Это значит, что на самом деле у них обоих шансы 50/50, - Таббо расстегнул кухонный фартук и скомкал его в руках. — Тогда давай, - сказал Ранбу, и все его заботы смылись в одно мгновение. Еда в итоге получилась превосходной. Ранбу, который, казалось, был не в состоянии отказаться от предложений Таббо взять ещё больше еды во время трапезы, которую он и так назвал «очень-очень-много-еды», медленно, раздраженно побрел вниз по холму обратно к фургону с гамбургерами, где он мог только разглядеть очертания Уилбура, дымящего сигаретой. Ранбу робко подошел к нему. Уилбур стоял перед дверью фургона, а он делал это только тогда, когда собирался попросить Ранбу сделать что-то пугающее. Ранбу был прав. У Уилбура были планы ограбления на этот вечер. План состоял в том, чтобы под покровом темноты украсть призового коня Квакити по кличке Бонер. Бонер был назван так в довольно причудливое время в жизни Квакити, когда он меньше страдал от ответственности. Уилбур хорошо знал его как одну из немногих вещей, которые Квакити привез с собой из старого Л'манберга в Лас-Невадас. Очевидно, это означало для него целый мир. У Ранбу были свои оговорки, и он обсуждал возможность отклонения предложения Уилбура, но Уилбур упорствовал, играя на концепции высшего блага. Ибо как иначе они могли бы свергнуть обелиск тирании, если бы не начали с основания? В конце концов, это было ручное ограбление, учитывая все обстоятельства, и Ранбу было бы лучше, если бы он в этом поучаствовал. Следуя из этих фактов, Ранбу снова оказался соучастником. Можно было бы ожидать, что преступник облачится в угольно-черные шелка или камуфляжный комбинезон, но Уилбур просто носил бордовый цвет. Ранбу попытался хотя бы в первую очередь облачиться в что-то черное из своего гардероба, но Уилбур поддразнивал его даже за саму мысль о том, что его поймают на месте преступления. — Даже без черного пальто? - спросил Ранбу. — Нужно как-то заставлять сердце биться, Ранбус, - ответил Уилбур, запихивая в рот горсть картофеля фри. Когда часы пробили полночь, пара начала подниматься по холму к городу. Единственными источниками света, указывающими им путь, были отражения от светящегося камня в фонтане, рассыпая шипучий узор по стенам городских зданий. Уличные фонари были полностью лишены света. Лас-Невада не нуждался в уличных фонарях в ранние утренние часы, поэтому Квакити выключил их, чтобы немногие жители городка могли спокойно спать без лишнего освещения. Эти двое тихонько прокрались в угол бургерной Таббо, и Уилбур поднял кулак, давая Ранбу знак остановиться. Он проверил окрестности, прежде чем раскрыть ладонь и выйти на улицу. Ранбу испугался. Может быть, он был взволнован. Ранбу иногда изо всех сил пытался понять разницу между ним и Уилбуром. Пробираясь мимо ресторана, проползая за стриптиз-клубом и проходя между двумя строительными площадками, можно было увидеть небольшой загон. Он был построен из деревянных заборов высотой до плеч, оставшихся там после строительных работ. Там, на песке, безмолвно стоял Бонер. — Возьми это, - сказал Уилбур, передавая Ранбу грубую веревку, переделанную в поводок. Ранбу взял поводок, а Уилбур забрался в поле и аккуратно привязал другой конец к шее Бонера. — Уилбур, я не думаю, что хочу держать лошадь… - запротестовал Ранбу, безвольно сжимая в руках конец поводка. Уилбур схватил его, как разрывной шнур. — Если ты боишься, мы сделаем это вместе, - он подмигнул Ранбу, прежде чем подвести Бонера к краю загона. Ранбу снял две деревянные панели с ограждения, позволив Уилбуру и лошади выйти с поля на улицу. Все трое пошли обратно к фургону. Это было незадолго до того, как они были замечены. — Что ты делаешь? - тихо спросил Таббо, моя окна, пока они подходили к его бургерной. — Не твое дело, Таббо, - ответил Уилбур, — За собой следи. — Это лошадь Квакити, - заговорил Таббо, на этот раз громче. — О боже. Ранбу, у меня нет на это времени, разберись с ним, - Уилбур карабкался вниз по склону, быстро утаскивая Бонер с места происшествия. Ранбу сделал несколько маленьких шагов к Таббо: — Эй, чувак, может, тебе стоит вернуться внутрь... — Большой Кью сказал мне позаботиться об этой лошади, - ответил Таббо, — Я кормил его каждый день. — Что-ж, он в надежных руках. — солгал Ранбу, — Мы возьмем за него выкуп, но ты же знаешь, что Уилбур никогда бы лошадке не навредил. Он слишком мягкотелый для этого. — Нет, он не такой, - выпалил Таббо с дрожью в голосе, — Верните лошадь. Сейчас же. — Нет, Таббо, - сказал Ранбу, пытаясь быть твердым. Таббо, невозмутимый от того факта, что Ранбу возвышается над ним, уронил тряпку для уборки. — В конце концов ты причинишь ему боль. Даже если ты не собираешься делать этого сейчас, ты навредишь ему. Уилбур всегда причиняет боль невинным вещам, и это несправедливо. Лошадь не сделала ничего плохого. Ранбу не ответил. Он просто стоял там, слегка сгорбившись, глядя на мальчика. — Ранбу, заставь его вернуть лошадь, - тихо умолял Таббо, его голос звучал дрожащим, ослабленным и усталым. — Нет, Таббо. — Я должен сказать Большому Кью. — Не говори Большому Кью, Таббо, это для нашего же блага. Таббо почувствовал, как внутри него нарастает гнев: — Уилбур ничего не делает для общего блага! Он берет и берет, и все это и есть его маленькая мстительная миссия. Разве ты не видишь? Он заставил тебя думать, что ты и он похожи, но это не так. Ранбу, ты лучше него, я… — Ранбу почувствовал, как бомба внутри него наконец достигла своего предела. — Таббо! - рявкнул он, — Ради бога, просто дай ему шанс! Я знаю, что не всегда принимал лучшие решения насчёт тех, кому я доверяю, но на этот раз я клянусь вам, что все может быть не так плохо, как вы думаете! Я имею в виду, что люди меняются, люди становятся лучше, и если вы никогда не дадите им шанс доказать это, вы застрянете, ненавидя всех, кто когда-либо причинял вам зло, и у вас не останется никого… Между ними повисла тишина. Глаза Таббо начали увлажняться, он быстро развернулся и ушел. Внизу склона Уилбур радостно закурил еще одну сигарету. — Молодец, Ранбус! - он злорадствовал. Ранбу стало плохо. На следующий день, вернувшись на окраину Лас-Невадаса, под дубами у озера, штаб-квартира Уилбура и Томми сверкала яркими огнями. Сварочная горелка пылала искрами, словно светлячки на темном вечернем свету в то время, когда крайне уставший Томми последовательно выравнивал редстоун на жестком каменистом полу. Квакити несомненно бы стал свидетелем этого, однако он спал, готовясь к несвычному с реальностью подъемом ранним утром. Томми действительно сосредоточился на своей работе, стараясь, по возможности, свести на нет свое истощение, лишь время от времени позволяя себе подшучивать над Уилбуром. Уилбур же наслаждался компанией и откровенно смеялся, беспокоившись лишь о том, насколько правильно Томми исполнил проводку, ибо даже один неправильно подсоединенный конец красного порошка мог обернутся обоим разрывом целой цепи. — Уилбур? — завел Томми с ноющей интонацией. — Да, Томми? — отозвался Уилбур, приглушенный сварочной маской. Томми фыркнул, утирая нос предплечьем. — А ты уверен, что план сработает? — Неважно, какой план я придумаю, – Уилбур ответил, – Ведь все, что Квакити хочет - убедиться, что я не выиграю. Разум Уилбура работал в точности, как фейерверк. У него были бы яркие вспышки идей и неуемной энергии в сочетании, если бы не тягость в поддержании баланса этой самой энергии во время работы. Это работает, словно две персоны сидят в его черепной коробке: один из них дремлет в бездельном кресле, тонко потягивая лимонад и наблюдая за творящимся беспорядком через два близоруких окна, а другая напугано, с ноткой невежества, но все же уверенно сидит у руля. Время от времени разленившаяся заговаривает и одаряет второго гениальными идеями, тотчас впадая обратно в томление, складывая всю работу на вторую. Тем не менее, он чувствовал, что зашел так далеко в жизни лишь благодаря своей интуиции и преследуя те бури, что он взращивал в себе, настолько привыкший к настойчивости, что в следующий раз, когда фейерверк все же загорится, он не побоится встретить его как старого друга. В итоге этот фейерверк занялся в форме мести. Уилбур организовал чудесную ловушку. К взрывному устройству была прикреплена нажимная плита, изгибающая провода таким образом, чтобы они срабатывали только во время разжатая нажимной плиты. Это означает, что TNT сдетонирует не тогда, когда кто-то стоит на ней, а тогда, когда они с неё сойдут. Эта нажимная плита была каменной, что означало лишь одно: любой человек или существо без исключения могло заставить взрывчатку взорваться. — Так почему ты выбрал лошадь Квакити? - спросил Томми. — Легкая добыча, – Уилбур усмехнулся, – На самом деле, Квакити плевать на эту лошадь, так что я просто показываю ему часть того, что могу. Лошадь Квакити по прозвищу Бонер, не замечая этого, жевала старый ковер на другом конце комнаты, совершенно не подозревая, что её вот-вот взорвут, потому что она лошадь, что не говорит по-английски. — Но откуда ты знаешь это наверняка? – Спросил Томми. — Я просто знаю, – Уилбур ответил немного резче, чем обычно. — Но ты уже говорил подобные вещи раньше, и это было неправдой. У тебя есть некоторый рекордный список лжи, – протянул Томми. — Я никогда не лгал тебе, – Уилбур говорил твердо, атмосфера веселья и шалостей быстро испарилась из комнаты. — Я имею в виду… - начал Томми, — Это неправда. Было так много людей, которые лгали мне, включая тебя. Уилбур покачал головой. — Я никогда тебе не лгал. — А как же яма? А как насчет того, что ты сказал о том, что Таббо предал нас во времена Л'Манбурга? А как насчет того, когда ты сказал, что никто не причинит ему вреда? Уилбур поднял маску. — Если я действительно верил что это правда, значит ли это, что я лжец? Томми на мгновение задумался. — Ну, не совсем, но… — В этом разница между мной и Шлаттом. В этом разница между мной и Филом. В этом разница между мной и Квакити. Искры перестали летать в воздухе, поэтому было невозможно разобрать выражение лица Уилбура, когда он говорил. – Я никогда не лгал тебе. Я ошибался, но никогда не лгал тебе, Томми. Я не буду лгать тебе. Ты доверяешь мне, Томми? Потому что сейчас я чувствую, что ты мне не доверяешь. Эти слова, произнесенные Уилбуром, эти слова, успокоившие самых сильных людей и сотворившие целые нации, больше не действовали на Томми. Они просто заставили его немного испугаться. Томми много раз слышал, как Уилбур говорит так, но легче не становилось. Он чувствовал, что сделал что-то не так, просто изложив свою точку зрения, и чувствовал себя злодеем, когда все, чего он хотел, это лишь ответ. — Я доверяю тебе, Уилбур, - тихо сказал он. Уилбур снова опустил маску и продолжил свою работу. После долгой ночи они наконец расставили ловушку. Оба легли спать. Уилбур дремал крепко, а Томми не спал вообще. The Wilbur Van: Act 2 Stream 3: Hitting on 16 В день исполнения плана Уилбура, Томми ушёл домой ранним утром. Было холодно, но летнее солнце уже начало испарять росу, оставляя после себя влажный туман. Томми шёл по наполовину законченной дороге к лесам, ведущим к ДримСМП. Таббо тоже рано встрепенулся. Имея проблемы со сном прошлой ночью, он решил использовать это время и постараться закончить работу. Он надел фартук, очистил фритюрницы и начал свою смену. Таббо забыл перевернуть табличку с «Закрыто» на «Открыто», но это не имело значения, так как мимо не проходило ни одного клиента. Наверняка в его работе было что-то большее, чем это? Таббо был ценным коллегой Квакити, и, почти назло, Таббо чувствовал, что ему надо что-то доказать. Если не Квакити, то Ранбу. Ранбу не спал. Он вышел на прогулку, проходясь по окраинам города и посещая интерпретацию Эйфелевой башни в Лас Невадас. Как бы он ни старался, он, казалось, не мог включить свой мозг, как будто утренняя влажность проникла в его череп, и каждая из его мыслей исчезала в тумане только появившись. Уилбур проснулся очень бодрым. Под озером у фургона-бургерной, прямо под песчаником, удерживающим верхний слой почвы, расположилось хитроумное изобретение Уилбура, пока ещё не подготовленное к исполнению. Провода были перенаправлены от динамита к простой редстоуновской лампе. Уилбур лежал на животе на каменном полу, осторожно нажимая на каменную плиту и отпуская её, довольный тем, что загоралась лампа. Улыбка становилась всё шире, когда он повторял это действие для себя снова и снова. Бонер, лошадь Квакити, перемещенная, теперь привязанная в этой пещере, была обезвожена и голодна. У Уилбура были более важные вещи на уме. С одной стороны пещеры был построен стеклянный отсек, находящийся вне досягаемости взрыва динамита и доступный из штаб-квартиры Томми и Уилбура, где был запрограммирован редстоун. На этой платформе, за армированный стеклом, рядом с которым сидел Уилбур, Квакити должен был наблюдать за смертью своей лошади. Когда Уилбур стал подниматься на ноги, люк на смотровую площадку распахнулся, рассеивая естественный свет по тускло освещённой пещере. Уилбур прищурился от утреннего солнца, когда Ранбу начал спускаться по лестнице. — Ранбу! - Радостно воскликнул Уилбур, - Ты готов к важному дню? Я знаю, что ты не большой поклонник лошадиных внутренностей, так что тебе не придётся сидеть в смотровом отсеке во время взрыва. Смотри, я сделал небольшой люк для тебя, - он указал пальцем на другой люк, находящийся на потолке комнаты с динамитом. — Когда случится взрыв, ты можешь спуститься вниз и посмотреть с нами на реакцию Биг Кью. Тебе не захочется пропускать это. Лестница на смотровую площадку здесь. — Я не хочу использовать тот люк, - ответил Ранбу, с мешками под глазами и усталой хрипотцой в голосе. — Я поклялся никогда не входить в ту часть пещеры. Там слишком много динамита. — Ну, когда ты будешь использовать его, Ранбу, я надеюсь, что динамита там уже не останется, - Уилбур усмехнулся и закашлялся, — Если ты не будешь использовать второй люк, я его уберу. Ничего страшного. Смотровой отсек был укаршен декорациями, надпись на табличке - «Спасибо! Счастливого дня!» - была нацарапана детским почерком прямо напротив фальшивого выхода. И такой же детский рисунок, висящий на стене, изображал Уилбура и Квакити как человечков из палочек, где Уилбур стоял на подиуме #1, а Квакити – на подиуме #3 c тучей над головой. Ранбу был нарисован более детально, держаим большие пальцы вверх и стоящим на подиуме #2. — Я могу тебе чем-то помочь, Уилбур? – спросил Ранбу ровным тоном. — О, Ранбус! Лимонад и Уилбургер первой версии! – ответил Уилбур опуская взгляд вниз и видя, чо его руки были испачканы в грязи и сажи со стен пещеры. — Я пойду с тобой, чтобы помыть руки. Потом нам нужно будет привести Биг Кью, это ведь его важный день как-никак! Ранбу кивнул и покинул смотровую площадку через люк. Уилбур выключил свет и последовал за ним. Квакити тихо сидел в своём кабинете, слушая методичный стук дедовских часов, висящих у двери. Его работа была уже окончена к восьми, он медленно глотнул бренди и откинул спинку стула так, чтобы напиток не пролился. Вздохнув и оттолкнувшись ступнями, он придвинул свой стул к окну и стал рассматривать горизонт. Песок на холме, казалось, танцевал, когда от него исходило тепло. Квакити направил траекторию своего настольного вентилятора на себя и зевнул. Больше нечего было делать. Если бы в этой комнате был другой человек, Квакити бы получше постарался скрыть радость, когда Уилбур пересёк границу Лас Невадас. — Мы приводим Квакити на смотровую площадку, включаем свет и показываем ему его лошадь, стоящую на плите, - начал объяснять Уилбур Ранбу, когда они тащились вверх по очередному песчаному холму. — Потом объясняем, как работает система. Когда Квакити понимает хитроумную задумку изобретения, я достаю морковку из инвентаря, и мы наблюдаем, как его тупая лошадь идёт к нам и взрывает себя и всю пещеру. Квакити плачет, мы смеёмся. Квакити больше не связывается со мной. — И всё потому, что ты не хотел быть вице-президентом, - вмешивается Ранбу. — Всё потому, что я не должен пасть так низко, чтобы быть вице-президентом, Ранбус, мой мальчик, - сказал Уилбур, поправляя его и умещая ладонь на его плече. — И кроме того, я президент лучшего чёртового бургерного фургона с лучшим чёртовым шефом под рукой. Ранбу улыбнулся. Пара прошла мимо бургерной Таббо (закрытой и без Таббо внутри), потом они подошли к грандиозному зданию казино и постучали в дверь, ведущей в офис администрации. Можно было бы ожидать, по крайней мере, охрану Квакити, но, увы, Уилбур и Ранбу смогли беспрепятственно перемещаться по административному зданию, не встречая запертых дверей. Стопки и стопки документации выстроились в коридорах, так как, по всей видимости, картотечных шкафов не хватало. Каждый документ был столь же запутанным, сколь детально продуманным, тщательно подписанным Биг Кью. Он был бюрократом в конце концов. Пара приблизилась к большой двери из красного дерева с украшенной золотой эмблемой Q спереди. Запах старых книг, одеколона и казино в кабинете был настолько сильным, что проникал в коридор, где они стояли. Уилбур постучал в дверь трижды мягкой стороной кулака, и голос, еле слышный, пригласил их внутрь. Уилбур повернул ручку двери и распахнул дверь, увидев Квакити, сидящим за столом с тремя стаканами напротив. Он лениво перекинул между пальцами покерную фишку и сел в такую позу, будто готовился к фото. Уилбур нарушил эту сцену, немедленно откашлявшись. — Квакити! Как дела? – спросил Уилбур, оглядывая комнату. — Прекрасно справляюсь, Уилбур. Как сам? — Лучше и быть не может, - воцарилась неловкая тишина, и Квакити чуть не уронил покерную фишку. — Садись, пожалуйста, - настоял Квакити, вставая и наливая двоим напиток, — Не думал, что так скоро вас увижу. — Нет, я как бы тоже. Но я должен был встретиться с тобой лично. — Это насчёт моего предложения? Оно всё ещё в силе. Думаю, ты был бы великолепным вице-президентом, Уилбур, - предложил Квакити с улыбкой на лице. Вена вздулась на лбу Уилбура. — Я здесь не за этим, Квакити, и я думаю, что ты это понимаешь, - сказал Уилбур, выдавливая из себя самый реалистичный смех, на который был способен. — У меня, на самом деле, есть для тебя подарок. — Подарок? – Квакити распахнул глаза. — Ну, и где он? Я был бы не против подарка. — Это в нашем райском уголке. В бургерном фургоне. — В бургерном фургоне? Было так тяжело принести его сюда? — Ох, очень даже, - ответил Уилбур с улыбкой. — Пошли, - продолжил он. — Мы приведём тебя туда. Всё в Квакити твердило, что это была самая простая ловушка, которую он только видел. Уилбур, скорее всего, больше чем был в курсе, насколько подозрительно он выглядел, сколь не заботился об этом. — Хорошо, я клюнул, - сказал Квакити, садясь обратно, —В чём подвох? Ты уведёшь меня и оставишь Ранбу здесь, чтобы разрисовать мой офис граффити? Я видел твои граффити, Уилбур, они не очень. Тебе следует использовать грунтовку, когда рисуешь члены на стенах нашего города, которые мы потом можем смыть. Уборщикам требуется всего пять минут, чтобы… — Это не граффити, - прервал Уилбур. — Это реально существующий подарок. Я хотел извиниться за то, что на днях набросился на тебя в ресторане. – Уилбур звучал практически искренне, и в мгновении Квакити был заинтригован. Уилбуру только это и было нужно, поэтому пять минут спустя трое направлялись к фургону-бургерной. — Квакити окружён с обеих сторон. Ранбу молчит. Воздух был тих. Птицы, казалось, покинули область вокруг фургона в предвкушении грядущего, а солнце скрылось за полосой серых облаков как раз в тот момент, когда день был в самом разгаре. Уилбур, несмотря на предусмотренное избавление его и Квакити от травм во время взрыва, провалился в измерении дистанции между динамитом и фургоном. Вместо этого он надеялся, что его грубый дизайн под водой озера обеспечит защиту от всех повреждений поверхности. Он также провалился в проверке соединения редстоуновой линии с динамитом, так как он боялся начать слишком рано. Когда они подошли к фургону, все эти мысли танцевали в голове Уилбура, и единственная капля пота скатилась по лбу Уилбура. Его сердце застучало в груди, и он почувствовал себя живым. — Квакити, - Уилбур положил ладонь на плечо Биг Кью, — Лезь вниз. Квакити посмотрел на люк в штаб-квартире, а потом снова на Уилбура. Слегка колеблясь, Квакити аккуратно поднял крышку люка и увидел полностью тёмную комнату, покрытую пылью и пахнущую серой. Он повернулся к Уилбуру, который с нетерпением ждал, стоя ровно и улыбаясь от предвкушения. Квакити, который никогда никого не подводил, спустился по лестнице в темноту. Уилбур и Ранбу последовали за ним, закрывая люк. — Итак, Квакити, - начал Уилбур, — Тебе, должно быть, интересно, зачем я привёл тебя сюда. — Никак не могу догадаться, Уилбур, - ответил Квакити. Трое не видели абсолютно ничего в темноте. — Что ж, я должен прояснить, - продолжил Уилбур, — Нет никакого подарка. По крайней мере, для тебя. Квакити закатил глаза, притворяясь удивлённым. — Никогда бы и не подумал, - ответил он. — Знаешь свою лошадь? Бонер? – задал вопрос Уилбур со зловещей улыбкой на лице. — Моя… моя лошадь? – забеспокоился Квакити, — Да, я знаю свою лошадь. Что ты с ней сделал? — Я рад, что ты не забыл о ней. Не то что со всеми из твоей прошлой жизни. — Уилбур, что ты сделал с моей лошадью? — Не волнуйся, Квакити. Не то чтобы я что-то сделал! Нет! Скорее, что твоя лошадь сама с собой сделает! – воскликнул Уилбур, маниакально засмеявшись. Он подошёл к стене и нажал на рычаг, отчего неожиданно вся комната наполнилась светом. Тихий гул перекрыл фоновый шум, когда глаза троих начали привыкать к новому окружению. Лошади не было. Там, на загрунтованной прижимной пластине, испуганный до чертиков стоял Таббо. — Я нашел твою лошадь, Большой Кью! – Сказал Таббо дрожащим голосом, – Я думаю, она сейчас на поверхности. — Уилбур, что это за хрень? — спросил Квакити, в нем нарастала ярость, и его руки дрожали, сжимаясь в кулаки, — Для чего нужен весь этот ТНТ? Лицо Уилбура резко помрачнело, когда он понял, что натворил. — О нет. Нет-нет-нет-нет-нет, – Уилбур покачал головой. — Таббо, как ты туда попал? Таббо, не двигайся! – крикнул Уилбур с огромной долей ужаса в голосе в пещеру. — Я пошел искать лошадь Квакити, – крикнул Таббо в ответ, – Я увидел, что она стояла там и могла взорваться, и после этого как бы поменялся с ней местами. Если я буду оставаться на месте, механизм все еще сработает? Я не хочу умирать, Уилбур. Ранбу взобрался по лестнице, чтобы помочь. — Ты не умрешь, Таббо, все в порядке, просто оставайся на месте, я иду за тобой, - сказал Уилбур, приложив ладонь к стеклу. — Уилбур, что ты наделал? - Прошипел Квакити, пихая Уилбура в стекло смотровой площадки. Оно тихо скрипело под их тяжестью. — Ты хочешь убить Таббо, чтобы доказать свою правоту? Ты знал, что он придет мне на помощь. — Квакити, это… я не хотел этого, я… я… я собирался взорвать только твою лошадь. Реплика Уилбура был прервана, когда Квакити ударил его в живот. Уилбур охнул, отшатнулся и рухнул на колени. — Квакити, пожалуйста, я могу это исправить! – Он заикался. — Ты сделал достаточно, - выплюнул Квакити, прежде чем перевести свое внимание на Таббо, — Таббо, как мы можем вытащить тебя оттуда? Уилбур метнулся между колен Квакити, схватил фальшивую дверь для выхода и швырнул ее в стекло, оставив на его поверхности небольшую трещину. — Таббо, я иду спасти тебя! – Крикнул тот. — Спасибо, Уилбур, – пробормотал Таббо. Уилбур снова поднял дверь для еще одного броска, но, прежде чем он успел ее поднять, Квакити повалил его на землю. — Я сказал, что ты сделал достаточно, Уилбур, — сказал Квакити, пересиливая его и отчаянно пытаясь снова поднять дверь. Кровь струилась из его носа. Квакити снова обратил внимание на Таббо: – Таббо, не двигайся! Чем я могу помочь? — Не знаю, Большой Кью, – начал Таббо, – Думаю, ты мог бы капнуть водой на TNT? – Нет! – Уилбур воскликнул, – ТНТ просто взорвется, как только цепь редстоуна разорвется. — Ты больной ублюдок, Уилбур, — сказал Квакити, снова обращая внимание на террориста, которого он прижимал к поверхности, — Ты жалкий, бесхребетный ублюдок! — Заткнись тогда и помоги мне! – Уилбур закричал, – Попытайся разбить стекло! Квакити проигнорировал его. – Таббо, как ты попал внутрь? Мы можем просто пойти и вытащить тебя тем же путем, которым ты пришел! — Не помню, Большой Кью! – ответил Таббо, – Я… я прорыл себе путь, я думаю, что Бонер выбралась именно таким способом. Квакити что-то пробормотал себе под нос, прежде чем высвободить Уилбура из своей хватки и схватиться за дверь, чтобы еще раз ударить по стеклу. Уилбур вскочил на ноги и тоже вцепился в дверь, пытаясь вырвать ее из рук Квакити. — Просто позволь мне сделать это, Квакити. Я втянул Таббо в эту передрягу, я его и вытащу! — воскликнул Уилбур, пытаясь вырвать дверь из рук Квакити. – Он мой гражданин! Я не позволю гражданину под моей властью умереть из-за террориста! – крикнул Квакити в ответ, отказываясь уступать дверь. После нескольких секунд борьбы Квакити попытался пнуть Уилбура. Шквал из четырех быстрых ударов ногой пронесся мимо, не достигнув цели, прежде чем один из них приземлился прямо на корпус двери, разбив ее на две половины. Уилбур немедленно швырнул свою половину двери в стекло, нанеся очень небольшой урон из-за потери её массы. Он вскрикнул от ярости и начал карабкаться по каменному полу. Эти двое, слишком запыхавшиеся, чтобы говорить, начали лихорадочно искать предмет, чтобы швырнуть его в стекло, пока Уилбур не обнаружил на границе комнаты крупный камень. Он держал его над головой, будучи готовым бросить, прежде чем Квакити снова схватил Уилбура и попытался вырвать камень из его хватки. Таббо наблюдал, как эти двое боролись, казалось, целый час, пытаясь отобрать камень друг у друга, прежде чем Уилбур, наконец, ударил Квакити по челюсти, отбросив его в сторону и высвобождаясь из захвата. Тут же Уилбур швырнул камень в стекло, заставив его отскочить через всю комнату. Квакити, лежавший ничком, поймал камень руками и швырнул его через свое тело прямо в центр стеклянного окна, разбив его, казалось, на тысячи осколков. Уилбур отшатнулся от взрыва частиц стекла и упал на спину, дав Квакити время прийти в себя. — Таббо, просто… - начал Квакити, тяжело дыша, прежде чем Уилбур снова бросился на его колени, сбивая на пол. — Тебя никогда не заботил Таббо, ты заботился только о своем имидже, маньяк, - закричал Уилбур, харкая кровью и параллельно пытаясь прижать руки Квакити к земле, — Ты просто не хочешь, чтобы кто-нибудь узнал о том, что ты не смог защитить единственного человека, который все еще заботится о тебе. — Таббо мой друг в той же мере, в какой он - мой гражданин! Я защищу его любой ценой, - ответил Квакити, прежде чем сильно укусить Уилбура за руку. Уилбур ослабил хватку, Квакити подскочил и начал лупить кулаком по голове Уилбура. Смотровая площадка затряслась, при виде кулачной драки, когда эти двое яростно атаковали друг друга. Казалось, что ни одна из сторон не могла одержать верх. Именно в этот момент, Ранбу прорвался сквозь скалу над пещерой, рассеяв серый свет в комнате. Ни Квакити, ни Уилбур, не видели, как Ранбу рухнул в комнату и подошёл к Таббо, который становился всё более испуганнее. Ранбу поставил одну ногу на нажимную плиту, положил руку на плечо Таббо и сказал: — Таббо, тебе нужно уходить, у меня есть план! Таббо без раздумий вскарабкался по лестнице, соединяющей пещеру со смотровой площадкой, и взобрался на неё. Он обернулся посмотреть на Ранбу, тот улыбался ему добрыми глазами, которые Таббо помнил. Он улыбнулся в ответ. Как только Таббо поднялся по лестнице и свернулся калачиком в углу, Ранбу начал кричать: — Уилбур! Квакити! Двое тут же прекратили борьбу и обратили внимание на новый голос. Ранбу твёрдо стоял на нажимной плите. — Ранбу? - Сказал Квакити, по его спине пробежал холодок. — Где? - Квакити посмотрел налево и увидел Таббо, свернувшегося калачиком в углу и крепко зажмурившего глаза. — Всё хорошо, ребята, - Начал Ранбу. Уилбур сразу же бросился в пещеру, прежде чем Ранбу поднял руку: — Стой! - крикнул он, – Не подходи ближе, оставайся на смотровой площадке! — Ранбу, я пойду поищу что-нибудь тяжелое, оставайся там! - Начал Уилбур, но Ранбу прервал его, качая головой. — У меня есть идея, - начал он, его слова раздавались эхом по пещере. – Я знаю, что делать. Знаю, как обезвредить бомбу, как заставить вас понять, насколько это всё несерьезно, – Он улыбался. — Но… скажите мне, Уилбур и Квакити, бургеры были вкусными, да? — Да! – мгновенно отреагировав, ответил Уилбур, – Они были лучшими, и продолжат ими быть! Позволь мне вытащить тебя. — Нет, Уилбур, я просто хотел знать, вот и всё. — Но дело никогда не было в бургерах, не так ли? — Ранбу сказал. Ранбу улыбнулся. Ранбу подпрыгнул. Обжигающее пламя и сильный порыв воздуха - всё, что осталось. Ради перемен, наступил конец света. Уилбур почувствовал себя живым.
Примечания:

Ещё по фэндому "Видеоблогеры"

Ещё по фэндому "Minecraft"

Ещё по фэндому "Летсплейщики"

Ещё по фэндому "Twitch"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.